Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив эпизодов » Невыученные уроки


Невыученные уроки

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

1. Название Флэшбека.
Невыученные уроки
2. Место и дата действий.
1996год. Август. Малфой-менор
3. Участники.
Драко Малфой, Беллатрикс Лестрейндж
4. Краткий сюжет
Наступили осенние каникулы, но не все отдыхают в это время. Драко приезжает домой, где ему придётся учить отнюдь не школьные предметы. А учить его будет его же тётя, у который проблемы с воспитательным процессом.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2012-09-28 14:06:52)

+2

2

Беллатрикс шла по полутёмному коридору освещённым лишь факелами. Окон в коридоре не было. Огонь слегка потрескивал и искрился. Тёмные тени плясали на стенах. Шаги отдавались эхом. Каблуки стучали по каменным плитам. Высокий потолок трудно было разглядеть подняв голову. Всё это создавало мрачное и пугающее впечатление. Но не для того, кто вырос в окружении таких коридоров, разумеется. Конечно, родовой дом Блеков уступал размерами Малфой-менору, но не великолепием. Вздохнув Беллатрикс отворила дверь из тёмного дерева. Сверкнула золотом тяжёлая ручка. Драко оказался здесь. Беллатрикс приехала только сегодня ночью. Вернувшись она кротко обменялась приветствиями с Нарциссой и попросила не беспокоить её до обеда. Потом она отсыпалась. Племянника она не видела уже долгое время. Да и до этого общение у них не было длинным, а теперь ей предстояло обучать его. Трансгрессия, по желанию Тёмного Лорда, оклюменция, по просьбе Нарциссы, основы тёмных искусств, непростительные, входящие в отделенную категорию... Интересно, он знает, как применяют непростительные? Ха, непростительные. А ведь "простительных" заклинаний не существует. Можно ещё рассказать как создавать патронуса. Сама Беллатрикс сильно сомневалась, что сможет создать даже неполноценного патронуса при появлении дементора. Да и без них появлялась только струйка серебристого дыма. Раньше это была кошка, но после Азкабана... При воспоминании о магической тюрьме у Беллатрикс пробежал холодок по спине. Она очнулась от воспоминаний. После длительных поисков продолжавшихся несколько часов она всё-таки догадалась зайти в библиотеку. Там она и нашла Драко. Интересно... он специально прятался или случайность? Ни в том не в другом Беллатрикс не могла быть уверена. Улыбнувшись племяннику она села в кресло напротив. За спиной уютно потрескивали дрова в камине. Посмотрев на Драко Беллатрикс в который раз почувствовала, как что-то щемит сердце. Она помнила его ещё совсем маленьким ребёнком, а потом он вырос. Стал взрослым парнем, почти мужчиной. Полное отсутствие воспоминаний из промежутка посередине сыграло плохую роль, а недостаток впечатлений вообще, только усугублял дело. Возможно, если бы она все эти годы была за границей и жила нормальной жизнью, такого бы не было. Авроры, будьте прокляты. Книгу лежащую на столе Беллатрикс проигнорировала. Она пришла не читать. Пожирательница начала разговор:
- Драко, - она попробовала привлечь внимание племянника.

+4

3

...
   Не то, чтобы он прятался специально. Просто обнаружил, что ни дядюшки, ни Темный Лорд, ни уж тем более вожак оборотней или прочие гости поместья не стремятся проводить время в библиотеке, предпочитая столовую, гостиные или парк. Поэтому Драко плотно обосновался среди книжного царства и с удовольствием бы ночевал там, если бы не пронырливые эльфы, тут же начинающие нудеть о том, что "молодому хозяину не нравится постельное белье, молодой хозяин недоволен, молодой хозяин... бум-бум-бум о пол или ножку стола".
   В общем, его исключительно устраивало его спокойное одиночество в домашней библиотеке и, кажется, мать отнеслась к этому с пониманием.
   Обложившись учебниками на случай непредвиденного появления Нарциссы, которая вычислила его местонахождение в первый же день, Малфой задумчиво крутил в пальцах запонку на левом манжете. Обстановка за пределами библиотеки была натянутой и Драко прекрасно понимал причину этого - Метка. Метка и он, он и Метка, как не назови, но надо было поторопиться с решением, пока Лорд чем-то занят и не зовет наследника Малфоев под ясные очи, иначе решать будет уже бессмысленно. Он не сможет отказаться от принятия Метки, это было ясно даже ему, но на данный момент у него все же была некая альтернатива: прийти самому за знаком милости или же ждать в углу, как крыса.
   И, кажется, пока он скорее пытался спрятаться в одном из помещений мэнора.
   Не решив беспокоить этим мать, которой вполне хватало того, что ее муж находился в Азкабане, Драко пытался принять решение самостоятельно - едва ли не впервые в жизни. И пока безрезультатно. Советоваться с кем-либо из наводнивших мэнор представителей Ближнего круга он не хотел, сохраняя, во-первых, остатки самоуважения, а во-вторых, имея представление об их реакции на его нерешительность.
   Он откинул голову на спинку кресла и пристально всмотрелся в огонь в камине, будто рассчитывая увидеть там ответ. От тепла, уюта и призрачного ощущения безопасности его разморило, и он задремал, оставив на столе раскрытую книгу для дополнительного чтения - предыдущей ночью уснуть так и не вышло, поэтому параграф об изменении свойств настойки арники при разных температурах никак не желал усваиваться, несмотря на двукратное прочтение...
    - Драко.
   Он резко раскрывает глаза, подавляя желание выхватить палочку из внутреннего кармана пиджака - инстинкт самосохранения останавливает его простым фактом, что навряд ли он сможет сделать это быстрее, чем большинство незванных гостей, а показаться пусть даже незначительной угрозой кому-либо из Пожирателей может быть весьма самоубийственным.
   Напротив него, довольно улыбаясь - возможно, даже оценив уют библиотеки - сидит Беллатриса Лестрейндж, вернувшаяся из деловой поездки этой ночью по словам матери. При виде тетки Драко расслабляется - немного, но все таки. Она кажется ему смутно знакомой, а потому отчего-то своей. Это странное чувство, и оно может его подвести, но он внимательно всматривается в темные блэковские глаза Беллатрисы и кивает приветственно.
    - Тетушка Беллатриса.
   Пауза. Что добавить, ему не приходит на ум. И вообще, что она здесь делает? Искала его?
   От этой мысли где-то под ложечкой начинает посасывать - он инстинктивно угадывает, что привлекать к себе внимание "гостей" опасно, а зная, чью волю его преступная тетушка исполняет непререкаемо, и вовсе смертельно.
    - Я слышал, вы вернулись. Поездка была удачной? - спрашивает он, следуя форватером ничего не значащей врожденной вежливости, гадая про себя, случайна ли их встреча в облюбованном им месте. Его пальцы вновь обхватывают запонку, начиная крутить ее - бездумно, неосознанно, выдавая его растерянность.

+4

4

Привлечь внимание племянника у Беллатрикс получилось. Драко вздрогнул и открыл глаза. Вообще-то эта ситуация могла оказаться любой, но комичной вряд ли, и всё же Беллатрикс улыбалась, её сердце чему-то радовалось. Чему она не знала, знала только то, что улыбку сдерживать бесполезно. Заметив, что у Драко выработался отличный инстинкт самосохранения, Блэк ,да-да именно Блэк, Лестрейндж - фамилия навязанная ей, но в сердце она всегда Блэк, с трудом подавила смешок. Всё-таки в Драко было что-то от Люциуса. Но об отце Драко сейчас говорить не следовало бы. Беллатрикс с досадой подумала о том, что следовало бы спросить Нарциссу о том, не считает ли Драко виновной её, Беллатрикс в том, что Люциус сел в тюрьму. Драко приветственно кивнул. Беллатрикс расслабилась.
   - Тетушка Беллатриса. - Непривычное обращение резало Беллатрикс ухо, но оно ей нравилось. Скорее всего она к нему привыкнет. И тогда... После победы Тёмного лорда... В повисшей паузе Беллатрикс отругала себя за то, что постоянно отвлекается и попробовала придумать, как плавно начать разговор в нужном русле, но ей не пришлось рассказывать любимому племяннику о планах Тёмного лорда после принятия метки, о планах Нарциссы относительно прошествии того же мероприятия и о планах самой Беллатрикс. В том что Драко может отказаться от принятия метки пожирательница, а теперь и тётя, не сомневалась, но после разговора с любимой сестрёнкой эта мысль засела где-то глубоко у неё в подсознании и теперь пускала круги на глади её спокойствия и невозмутимости духа. Всматриваясь в серо-голубые глаза Драко она пытается найти ответ на все свои вопросы и внимательно слушает реплику Драко.
    - Я слышал, вы вернулись. Поездка была удачной? - Разговор пошёл совсем не в то русло, чем ей бы хотелось, но она рада тому, что у неё появляется время.
-Вернулась, - кивнула Беллатрикс. Этот ответ был совсем не нужен, но она стала судрожно соображать посвящён ли Драко в подробности её поездки, и, если нет, можно ли ему это знать. Запоздалая и неуместная мысль о том, что она даже и не знает, не считает ли и Нарцисса виновной её в аресте Люциуса. Решив, что лишняя осторожность не помешает Беллатрикс продолжила:
- Очень удачной, наверное будь у меня даже больше времени я бы здорово отдохнула, но речь не об этом. - вздохнув Беллатрикс продолжила, ведь тянуть не имело смысла, а чем раньше начнёшь, тем скорее закончишь:
-Я слышала, что в моё отсутствие тебе было предложено принять метку. Так вот: ты ведь ещё не закончил школу, а некоторые вещи не проходят даже там. Все пожиратели перед началом каких-либо действий проходят небольшое обучение, подготовку. Что бы ты имел представление о легилименции и оклюменции, трансгрессии и ещё многих вещей, тебе нужно дополнительно заниматься. Создать патронуса или применить непростительное заклинание без предварительной подготовки не удавалось ещё никому. Твоим обучением займусь я. - выдала на одном дыхании Беллатрикс. Что бы не смотреть в глаза Драко она подозвала домовика и велела принести ему бутылку вина и два бокала.

+3

5

...
    - Очень удачной, наверное будь у меня даже больше времени я бы здорово отдохнула, но речь не об этом...
   Последние слова тетки заставляют его напрячься и надеяться, что это пройдет незамеченным. Думать о том, что именно имеет в виду его безумная и безумно-опасная тетушка под термином "здорово отдохнула", ему не хочется, но еще меньше ему хочется знать, что означают слова "речь не об этом".
   Впрочем, рок, и так весьма немилостивый последнее время к Малфоям, ничем не радует и их наследника. От дальнейших слов Беллатрисы Лестрейндж Драко хочется истерически расхохотаться - тетушка меньше всего на свете похожа на терпеливого учителя. Да и на нетерпеливого тоже, если быть честным. Драко мучительно сомневается в ее педагогических талантах и очень не хочет быть первоиспытателем этой неожиданной стороны деятельности мадам Лестрейндж - впрочем, выбора у него нет. У него вообще нет выбора, а сейчас он начинает это осознавать - потихоньку, осторожно, будто продвигаясь через болото, каждый шаг в котором чреват мгновенной гибелью.
   Он смакует про себя тот перечень, что озвучивает ему тетушка - озвучивает быстро, как будто тоже не в восторге от открывающихся перспектив.
   Легиллеменция, окклюменция, трансгрессия, непростительные... Патронус? Кажется, о спокойном месяце до школы можно забыть. И почему именно Беллатриса? Отец мог бы прекрасно...
   При мысли об отце ощутимо ударило где-то под лопаткой и тут же затихло, подчиняясь привычной маске, которую Драко предпочел не снимать даже дома. Он приказывает застывшим мышцам спины и шеи расслабиться, а когда отвлекается от этого занятия, обнаруживает у себя на ладони оторванную запонку.
   Докрутился.
   Все в мире больше не подчинялось Драко Малфою, а теперь из-под его воли стали выходить и части его собственного тела. Мир расползался, куски вселенной отламывались и пропадали, утрачивая импульс, привязывающий их к центру мироздания. Раньше Драко думал, что этим центром является он, теперь ему иногда приходила в голову мысль, что центром был отец.
   Так или иначе, мир выходил из подчинения, и с этим было ничего не поделать. По крайней мере, сейчас. Возможно, когда он станет более сильным, то сумеет вновь подчинить мир и восстановить его целостность, но сейчас ему оставалось только бессильно наблюдать за тем, как его жизнь скатывается куда-то в темноту, которую он даже не мог себе представить.
    - Но зачем? - глупо спрашивает он, хотя Беллатриса только что упомянула о важности подготвки для Пожирателя, каковым он скоро станет. - Трансгрессии мы будем обучаться осенью в Хогвартсе, и отец достаточно рассказывал мне о ее принципах, так что с теорией я знаком.
   Он инстинктивно из всего озвученного списка выбирает трансгрессию, потому что это самое невинное и нормальное с его точки зрения - этому учат в школе, что еще нужно. Про все остальное лучше не думать.
   Драко наклоняется и кладет оторванную запонку на страницы раскрытой книги, а затем поднимает голову и смотрит на Беллатрису.
   Не хочу, не хочу, не хочу! - бессильно думает он, покрепче сжимая губы.
   Если бы у него спросили, чего именно он не хочет, то Драко Малфой, обычно не имеющий проблем с изложением своих мыслей, был бы в затруднении - как описать то, чему нет и названия? Как коротко объяснить, что он не хочет больше жить этой странной и явно непредназначенной ему жизнью?
   Как описать свое собственное ощущение, что все однажды пошло не так, хотя он не имеет представление о том, что значит "не так", как не имеет представления и о том, что значит "так", когда это ощущение засело где-то глубоко и зудит под кожей. не давая сосредоточиться даже на свойствах арники, будь они неладны.
   Он только знает, что не хочет, и это "не хочу" пульсирует вязкой тьмой у него в горле и отражается в темных глазах Беллатрисы Лестрейндж, сидящей напротив.
  Беллатрисы Лестрейндж, которая будет учить его, что означает быть настоящим Пожирателем Смерти. Наверное, это к лучшему, ведь учи его отец - то где гарантия, что Драко не закончит так же, Азкабаном? Хотя, тут же поправляет он себя, опуская глаза, тетушка тоже была длительное время постоялицей этой милой гостиницы за счет Министерства.
   И почему ему вообще кажется, что ничем хорошим для него все это не закончится?
   Мысль записаться обратно на Прорицания в следующем году мелькает и тут же растворяется среди прочих.
    - Почему Лорд не освободит отца? - спрашивает он быстрее, чем успевает подумать, и тут же замолкает, напряженно ожидая реакции Беллатрисы. Он в курсе настроений среди Пожирателей, которые не стесняются хозяйки поместья и ее сына, обсуждая промахи люциуса Малфоя, и от этого еще неприятнее и хочется как можно скорее оказаться в тишине библиотеки, скрывшись с глаз неприятных гостей.
   И освободит ли он отца, если я приму Метку?
   Эту мысль - намек на условие, которое он мог бы поставить Темному Лорду - у Драко хватает ума не озвучивать, но лучше бы ему и не думать ни о чем подобном при ком-либо из Ближнего круга, особенно учитывая свое полное профанство в окклюменции.
   Домовик почти бесшумно появляется у стола и, опасливо прижимая уши и мелко дрожа, выставляет бутылку вина и два пузатых бокала. Драко бестолково смотрит на на второй бокал, размышляя, с кем Беллатриса собралась пить, а затем прогоняет эльфа и заученно-изящным движением - светские манеры Нарцисса прививала ему на славу - льет бордово-темную струю вина в один из бокалов.
   От жидкости в бокале чуть терпко пахнет летом и виноградом - так, как пахнет иногда в парке мэнора и от губ Паркинсон. Приятный, теплый запах, а бутылка прохладная из-за температуры в винном погребе поместья.

+4

6

Отвернувшись от домовика Беллатрикс стала следить за реакцией единственного, а поэтому и любимого племянника. Наблюдать за его действиями было забавно. Драко их совсем не контролировал. Вот он крутит пальцами запонку. Вот он её оторвал. Интересно, он совсем не контролирует свои действия? Драко уставился на запонку покоившуюся на его ладони. Судя по его виду - нет, не контролирует. Начало подступать раздражение. Беллатрикс с ещё большим раздражением попробовала успокоить это раздражение. По видимому новости, которые она рассказала Драко отнюдь не привели его в восторг. Проследив взглядом за запонкой, которая перекочевала на страницы книги, Беллатрикс перевела взгляд на огромную картину, висевшую где-то за спиной племянника. Через несколько мгновений Беллатрикс поняла, что быть педагогом труднее, чем она себе представляла. Приходилось отвечать на разные глупые вопросы. И приходилось начинать сейчас же.
- Но зачем? - вопрос глупый и неуместный. Беллатрикс думает, как на него ответить, но, кажется, Драко и не ждёт ответа. Он продолжает:
- Трансгрессии мы будем обучаться осенью в Хогвартсе, и отец достаточно рассказывал мне о ее принципах, так что с теорией я знаком. - вопрос тоже глупый, но чтобы Драко совсем не забыл о существовании своей тёти она отвечает на него:
- Действительно, если Тёмный лорд прикажет тебе участвовать в операции все с удовольствием подождут, пока ты научишься трансгрессировать и сдашь права. Драко, это элементарно. Если ты изучишь трансгрессию раньше вреда тебе от этого не будет. - она весело рассмеялась - И трансгрессию мы будем изучать в конце, если останется время, но если ты знаешь теорию, думаю мы сможем приступить сразу к практике! - она весело улыбнулась Драко хищной улыбкой. Она наклонилась вперёд так, что её лицо оказалось очень близко, почти вплотную с лицом Драко. Их носы разве что не соприкасались. Она напряжённо вглядывалась в серо-голубые Малфоевские глаза ища в них ответы на все свои вопросы. Пользуясь тем, что Драко пока не владеет окклюменцией она хочет проникнуть в его сознание, но резко передумывает. В конце концов у нас ещё будет много времени, чтобы получше узнать друг друга. Представляя себе, как именно они будут друг друга узнавать, Беллатрикс улыбается.
- Почему Лорд не освободит отца? - резко спрашивает Драко. Беллатрикс вздохнула. Как много глупых вопросов...
- Ну во первых, у Тёмного Лорда есть дела по важнее чем вытаскивать из тюрьмы сторонников, которые не оправдывают его надежд. Во-вторых, я сомневаюсь, что твоему отцу от этого лучше. Скорее всего, он сейчас сидит в Азкабане и радуется тому, что гнев Тёмного Лорда не обратился на него сразу после того, как он провалил задание, - внезапоно Беллатрикс сменила тон. Теперь это был тон маленькой девочки, которую мама несправедливо поставила в угол:
- его гнев обратился только на меня. Но тебя это вряд ли интересует. - голос Беллатрикс опять изменился.
-А в Азкабане сейчас даже нет дементоров. В-третьих, предположим, что первых двух пунктов не было. Как ты себе это представляешь? Всюду разыскиваемый Тёмный Лорд вдруг появится в месте, где его появления с минуты на минуту ожидают авроры? - Беллатрикс склонила голову слегка на бок и вопросительно изогнула брови. Драко налил ей вина. Она откинулась назад и сунула бокал в руку Драко. Налив себе второй она отпила чуть-чуть и спросила более мягким голосом:
- Есть ли у тебя ещё вопросы? Когда тебе будет удобнее приступить к занятиям?

+3

7

...
   Так как он все еще в шоке от предположений тетки о своем возможном участии в операциях Пожирателей Смерти, то почти и не реагирует, когда она наклоняется к нему так близко, что он почти может почувствовать исходящий от нее пряный запах безумия.
   И приходит в себя уже на ее словах об отце. При мысли, что Люциус не оправдал надежд Лорда, глубоко внутри Драко ощущает злость - в том числе, и злость на отца. Будучи избалованным ребенком, он действительно винит Люциуса в своих нынешних бедах. И ему до сих пор кажется, что если бы отец был дома, то всего этого с ним, с Драко, не случилось бы. Ему бы не пришлось едва ли не прятаться в семейой библиотеке. Не пришлось бы мучительно раздумывать о той чести, которой он вот-вот удостоится. Не пришлось бы представлять, каково это - видеть, как с твоей палочки срывается убивающее заклятие.
   Слишком много сложных впечатлений для одного Драко Малфоя.
   Конечно, когда они с матерью только вернулись из залов суда после того, как отцу объявили приговор и он был уведен аврорами прочь, едва ли не сразу в Азкабан, Драко был уверен, что только немедленное принятие Метки вернет ему чувство опоры под ногами. Однако по прошествию нескольких дней и несколько разговоров с Нарциссой спустя он уже вовсе не так был уверен в правильности своих поспешных желаний, но тут, будто издеваясь, подоспело и известие о том, что Темный Лорд весьма благодушно смотрит на то, чтобы младший Малфой вступил на путь своего отца и деда.
   И в тот момент Драко ощутил себя в ловушке. Вроде как ему надлежало гореть желанием отомстить за отца всем этим чванливым предателям крови и магглолюбцам, и с этим у него проблем не возникало. Проблемы возникли, когда Драко осознал, что ему нужно будет для этого сделать.
   Принять Метку, участвовать в операциях... Каким образом, он же даже школу не закончил...
   Ответ нашелся сам - Беллатриса Лестрейндж любезно взялась обучить его всему необходимому.
   Было, отчего чувствовать себя неуютно. Даже когда в комнате тепло из-за камина, а в руке бокал с неплохим вином из семейных погребов. Слишком уж многое поставлено на карту. и слишком многон он еще поставит сегодня - под цепким, таким не-малфоевским взглядом Беллатрисы.
    - Есть ли у тебя ещё вопросы? Когда тебе будет удобнее приступить к занятиям? - виноградная кровь не видна на темных губах тетушки, и он тоже опускает голову к своему бокалу, отпивая совсем немного - только чтобы ощутить на языке терпкость напитка.
   У него море вопросов. Столько, что можно утонуть, но как задать их, он не знает. И не знает, как далеко может зайти в разговорах с Беллатрисой. Пока она отвечает на его вопрос о Лорде и отце, отвечает спокойно, как ни в чем не бывало, будто вопрос вполне в порядке вещей, а не отличается самоубийственной наглостью. Как отвечает и на совершенно глупый вопрос о трансгрессии. Она вообще необычайно терпелива с ним. Терпелива настолько, что он набирается решимости и задает свой следующий вопрос - такой же глупый, как и предыдущие, но столь же необходимый.
    - Это обязательно? Я имею в виду, мне обязательно принимать Метку?
   С этого момента, он уверен, и начнется его обучение. Никому больше он не смог бы задать этот вопрос - и ничей ответ не произвел бы на него такого впечатления, он в этом уверен.
   Малфой делает еще один глоток - дольше предыдущего, почти жадный, но вкуса вина больше не чувствуется. Рот будто потерял чувствительность, как и все остальное тело. И это кстати. Так он сможет пережить то, что на сегодня приготовила для него тетка. И, возможно, останется еще и на завтра.
   Он отставляет бокал и захлопывает книгу, не заботясь о вложенной в нее запонке. Эти заботы остались в прошлом. В настоящем просто нет места для размышлений о деталях одежды или тому подобного.
   Если говорить начистоту, то Драко ясно ощущает, что он только что стал старше. Не повзрослел, но определенно стал старше. Это новое чувство и оно неожиданно, даром, что ему исполнилось шестнадцать два месяца назад. Он чувствует себя не на шестнадцать. Он чувствует себя наследником Малфоев, а это куда сложнее и не поддается исчислению в прожитых годах.
   Драко сжимает губы и прямо смотрит на собеседницу.
   Он жалеет о своих последних словах - разумеется, жалеет, не стоило спрашивать об этом, - но готов к последствиям. И готов к тому, что случится с ним далее, начиная с этого дня. Или думает, что готов.

+3

8

Беллатрикс медленно пила вино. Похоже, её реплики ввели её драгоценного племянника в ступор. Но время было, поэтому он не стала торопить его с ответом. В конце концов всем нам нужно время, и Беллатрикс в том числе. Наконец Драко ответил:
- Это обязательно? Я имею в виду, мне обязательно принимать Метку? - с этими словами он захлопывает книгу и убирает её. Первые три секунды Беллатрикс осмысливает сказанное. Потом она роняет бокал. Он разбивается о каменный пол на сотню кусочков. Красная жидкость похожая на кровь замочила подол её платья и ковёр, растеклась по полу. Красные брызги полетели во все стороны. Пара капель упала ей на лицо. Но Беллатрикс было не до этого. Реплика "любимого" племянника застала её врасплох. Она подавилась вином и теперь лежала на столе пытаясь откашляться. Секунд через тридцать всё прошло. Не обращая внимания на лужу на полу и мокрое платье Беллатрикс медленно вздыхает и поворачивается к племяннику. Зловещим голосом она интересуется у него:
- Что ты там сказал? Что-то про метку. Повтори, пожалуйста. - выпрямляясь и улыбаясь улыбкой, которая не предвещает её собеседнику ничего хорошего, - кажется, я услышала что-то не то. - не смотря на Драко Беллатриса отбирает у него бокал она наливает себе его до краёв. Когда она допила до половины её рука дрогнула и сильно сжалась. Бокал тоже треснул. Руку уколола боль. вино полилось на пол смешиваясь с кровью.
-Спокойно, Блэк, спокойно. Это вполне оправданный интерес, ты, конечно не ожидала такого, но зря, это тоже надо было предусмотреть... - пробормотала Беллатрикс залечивая порез на руке. Рассеянным и опустошённым голосом она продолжила, параллельно чиня разбитые бокалы и собирая жидкость с пола.
- Я не ожидала такого от тебя, Драко. Я думала ты понимаешь, это - большая честь для тебя. Для нас всех. Я разочарована. Я представляю, что ты думаешь, но ты, - в голосе Беллатрисы смешивалось много чувств. Там можно было различить боль, разочарование, обиду. Но ноток ярости в нём больше не было. Беллатриса вздохнула, - но ты мог бы набраться тактичности и хотя бы мне не задавать таких вопросов. - Беллатрикс запоздало подумала, что убирать всё не было смысла. Можно было позвать домовиков. Ковёр она чистить не стала, приказав домовику сделать это, а заодно и убрать всё остальное. Снова сев на диван и бессильно откинувшись на спинку кресла пожирательница стала смотреть куда-то далеко-далеко в окно.

+3

9

...
   Его слова... Они были лишними. Вовсе не обязательными. И даже в чем-то неправильными, он это уясняет сразу же, как только тетушка справляется с собой и может говорить. Просит повторить, а потом и улыбается.
   Драко молчит, потому что не уверен, что готов умереть прямо сейчас, как и не уверен, что не умрет.
   Он вообще так мало в чем уверен, что сам себе напоминает домашнего эльфа с их постоянным ужасом в глазам и нерешительным блеянием. Но он-то не станет хлопаться на пол и биться головой о шкафы, да ему и незачем - Беллатриса с удовольствием определит границы его провинности, поэтому пока он упрямо молчит и только еще сильнее сжимает зубы.
зато разжимает покорно руку и чуть вдрагивает, когда его пальцев касается ладонь тетки. Прикосновение случайно, она, наверно, и не заметила, забирая бокал, но он чуть расслабляется ровно до тех пор, пока она не сжимает в руке фамильный хрусталь.
   К горлу подкатывает ком, когда он видит, как на бледной коже худой руки ведьмы напротив расцветает кровавый зев. Кровь сочится медленно, невероятно яркая, и смешивается с темным вином. Он так поглощен этим гипнотическим зрелищем, что не вслушивается в то, что тетушка бормочет почти про себя, начиная уничтожать следы его неосторожной выходки.
   Если бы его жизнь тоже можно было так починить.
   Но он жив, жив, хотя серьезно разочаровал Беллатрису, это слышится в ее голосе, лишившимся и намека на прежнее воодушевление.
   И ему становится жаль, что он спросил о Метке, но не эгоистически жаль, как было сначала, а теперь он жалеет, что этим глупым вопросом, должно быть, воздвиг между собой и этой странной женщиной прочную стену. Почему он об этом жалеет, он не желает анализировать. Он ее почти не знает, видит в осознанном возрасте едва ли десятый раз, но как объяснить это чувство сопричастности, которое окутывает его при взгляде на ее странную улыбку - родственные узы?
   Родственные узы - это хорошо. От этого становится чуть менее страшно, ка кбудто в плотном тумане, в  котором он обитал все это время, замаячили очертания чего-то, что могло быть, конечно, погибелью, но могло, внимание, спасением.
   Он слегка расслабляется, даже поводя плечами едва заметно, оцепеневшими в напряжении последних минут, и внимательно слушает то, что говорит Беллатриса, явственно различая в ее голосе боль и даже обиду. Но не ярость, и ему становится стыдно за свою выходку, как будто он совершил нечто недостойное, специально дразнил ее или специально обидел.
   И почему ему на ум пришло сравнение с Паркинсон, которая иногда также уставала от его невыносимости и обижалась уже всерьез, тихо и болезненно, прекращая спектакль имени себя?
   Замечание тетки о тактичности действует как удар. Вероятно, для нее подобный вопрос - это как насмешки гриффиндорцев в поезде из школы, когда он не смог сдержаться и поплатился за это испорченным началом каникул... Хотя каким, к гриндилоу, испорченным, его начало каникул уже ничто не могло испортить с того момента, как он узнал об отце.
   Дурацкое сравнение с Паркинсон, на которую ее тетка была и вовсе не похожа ничем, кроме вот этого промелькнувшего в нем чувства вины, едва не заставляет его пересесть к Беллатрисе на диван и дотронуться до ее руки. Пожалуй, этого вот точно делать не стоит - мадам Лестрейндж едва ли допускает кго-то в свое личное пространство, да и для него это достаточно странно.
   Однако он встает и снова наливает вино во вновь целый бокал Беллатрисы и доливает себе.
    - Мне жаль, что я разочаровал тебя. Признаю, вопрос был... Некорректным. В оправдание могу сказать, что я слишком поражен известиями о необходимом обучении, ведь ни о чем таком не знал.
   Он припоминает, что вроде бы и правда не слышал, чтобы кто-то из новго пополнения армии Лорда удостаивался обучения, когда переходит к тетушке на диван и уже в свою очередь протягивает ей бокал.
    - В любом случае, мне очень лестно, что лично ты будешь руководить моей подготовкой.
   Хотелось бы еще знать, подготовкой к чему. Или с ним будет заниматься мадам Лестрейндж всеми этими утомительными вещами из своего списка, чтобы потом его пустить в расход на первом же рейде? Драко не слишком высоко оценивал себя в боевой магии, если уж говорить начистоту, поэтому свои шансы на долгую и относительно здоровую жизнь представлял себе в очень невпечатляющих процентах.
   Но ему на помощь приходит гордость. Видимо, он не просто один из многих. Он Малфой, поэтому его обучением будет руководить лично Беллатриса Лестрейндж по приказу Темного Лорда.
   С таким положением вещей можно смириться, с ним даже можно жить.
   Если забыть, что именно это будет означать.
   Он сумеет стать таким, как они. Как дядюшки, как Беллатриса, как все остальные из Ближнего круга. Он больше не ребенок и докажет, что достоин, что имя Малфоев заслуживает уважения, и тогда с лица матери исчезнет эта безжизненная маска, а отец вернется домой.
   Он даже поквитается с теми, кто отправил его отца на суд и в Азкабан.
   Он заставит их пожалеть о том, чо они перешли дорогу Малфоям, а начнет он, разумеется, с Поттера.
   Драко выдыхает сквозь зубы и решительно смотрит на Беллатрису.
    - Я готов.

+3

10

Пожирательница откинулась на диван. Она не понимала. Просто не понимала. Она не понимала всего. Начиная от того, почему Тёмный Лорд погиб и почему он восстал спустя такое долгое время, заканчивая причиной сомнений Драко в желании принять метку. От вопросов, на которые никто не знал ответа, от глупых вопросов вроде "зачем птицам крылья?" до намного серьёзнее и важнее, но на которые всё равно никто не знал ответа. Беллатриса закрыла глаза. Она испытывала странные чувства. Боль. Обида. Ощущение полной безвыходности. Тревога не понятно о чём. И ещё много чувств. Беллатриса почувствовала, что теряет самообладание. Она попыталась расслабится и дотянутся до маленького островка спокойствия и безмятежности, почти потонувшего в пучине бушующего океана её теперешнего состояния. Отчего-то захотелось плакать. Разревется. Прямо здесь и сейчас. Нельзя. Беллатриса собрала всю волю в кулак. Сквозь закрытые глаза и воздушную и толстую, но всё же пробиваемую пелену сознания Беллатриса слышала Драко. Его голос пробивался как будто сквозь толстый слой перины, пуха. ваты... как будто если Беллатриса завязала себе голову одеялом и положила сверху подушку.
   - Мне жаль, что я разочаровал тебя. Признаю, вопрос был... Некорректным. В оправдание могу сказать, что я слишком поражен известиями о необходимом обучении, ведь ни о чем таком не знал. - Драко выступил в традиционной манере Малфоев.  Для Беллатрисы это было очень обидно. Она-то надеялась, что в Малфое-младшем взыграет кровь Блэков. Она надеялась, что у Нарциссы её более чем предостаточно, чтобы Драко унаследовал лучшие черты рода, к которому Беллатриса принадлежала всем сердцем и душой. Она надеялась, что сын не будет похож на отца. Как глупо и наивно. Она открыла глаза. Отвечать на эту реплику Беллатриса не собиралась. Она взяла бокал, который преподнёс ей племянник, и в одну минуту осушила его. Взгляд упал на бутыль. Нет, надо быть трезвой. Она покачала головой, пытаясь настроится на разговор. Не получалось.
- В любом случае, мне очень лестно, что лично ты будешь руководить моей подготовкой. - Беллатриса только фыркнула. Очередное заблуждение, из которого ей придётся выводить племянника, тем более, что он становится пожирателем вместо отца, а значит сразу в ближний круг. именно поэтому Дракоо был назначен процесс ускоренной досрочной подготовки. Внезапно она поняла, что Драко не только Малфой. Ещё он Блэк. её надежды оправдались.
- Я готов. - Так решительно могут смотреть только Блэки. Беллатриса пытается скрыть радость. Чтобы не выдать своих чувств она выходит из библиотеки, напоследок дав Драко указания.
- Завтра я жду тебя тут рано утром. Не опаздывай. Выспись хорошо. И палочку не забудь. Мы будем заниматься две недели. Потом я уеду, а тебе надо будет готовиться к школе. Нам надо успеть. - Беллатриса вышла из библиотеки, прикрыв за собой дверь.

День первый.
Беллатриса встала очень рано. Выспаться у неё не получилось. Всю ночь ей снилась всякая билиберда, навеянная то ли событиями минувшего дня, то ли выпитым вином, то ли ещё чем то. Факт оставался фактом. Кошмары снились. Даже не кошмары, а просто непонятные сны. Беллатриса сидела в комнате. Она читала какую-то книгу про бегемотиков, учившихся применять непростительные заклинания, потом пришла Нарцисса и сказала, что так быть не должно. Книга должна быть не про бегемотиков, а про то, как правильно приготовить суп из дементора. Иначе вызволить Люциуса из Азкабана не получится, а если она этого не сделает, то на десерт не будет пирожков с повидлом. Когда Беллатриса сказала, что не любит пирожки с повидлом, Нарцисса пропала. Зато появился Драко, объясняющий что-то про неизвестных миру мозгошмыгов. А за всем этим наблюдал Тёмный Лорд. Когда Беллатриса привычно повернулась в его сторону и поклонилась Драко пропал. Выпрямившись Беллатриса заметила, что Тёмного Лорда нет тоже, а на его месте сидят Рудольфус и Рабастан, спорящие о курсе валют во Франции. Беллатриса проснулась. Из-за плотных штор пробивался лучик солнца. Беллатриса встала и раздвинула шторы. На несколько минут она ослепла. Всё было хорошо и замечательно. Потом Беллатриса вспомнила, что было вчера. Она помрачнела. Быстро одевшись и причесавшись (этот процесс подразумевал пройтись по всем волосам расчёской и помотать головой из стороны в сторону), она сделала лёгкий макияж, спрятавший круги под глазами. Тихо выскользнув из своей спальни она, стараясь не шуметь, дошла до библиотеки. Набрав воздуха в лёгкие она открыла дверь. Племянника ещё не было. Беллатриса села на диван. Сунув руку в карман и ощутив приятное и родное тепло палочки она немного успокоилась. Беллатриса побуждала взглядом по комнате и остановилась на книге, лежавшей на столе. Открыв её Беллатриса нашла там запонку. Она попыталась сосредоточится на чтении, поминутно поглядывая то на часы, то на дверь.

+1

11

...
   В отличие от тех длинных-длинных ночей, что прошли с того момента, как он узнал вернулся домой и узнал о планах на свой счет, у Малфоя получилось выспаться. Не то тому виной был бокал вина, выпитый за компанию с тетушкой, не то тот факт, что он наконец-то принял решение, и тем самым избавился от груза, давившего на него эти дни, а особенно ночи. Он заснул, едва его голова коснулась подушки - кажется, именно так пишут в дурацких сказках. И, тем не менее, это было правдой. Никогда еще с тех пор, как он прочел об аресте отца, он не спал так крепко, и никакие гнетущие ожидания ему не мешали, будто прогнанные уверенным тоном Беллатрисы, которая взяла на себя ответственность за дальнейшее будущее племянника.
   Или же ему просто хотелось так думать.
   Но, к лучшему или к худшему, он выспался и когда открыл утром глаза, впервые за долгое время не ощутил груза непринятого решения, почти ставшего привычным, но от того не менее тяжелым за последние пару месяцев.
   Утро за окном демонстрировало такую благостную умиротворенность, что Драко почти всерьез подумал, что чары, отвечающие за погоду вокруг мэнора настроены на его настроение, и пообещал себе выяснить это чуть позже, когда у него появится свободное время.
   И разумеется, забыл об этом уже через несколько минут, потому что времени до встречи с тетушкой оставалось до опасного мало, а злить Беллатрису Лестрейндж с утра пораньше было по меньшей мере недальновидно и подходило куда больше Блэкам, чем Малфоям...
   Домовой эльф, появившийся, чтобы разбудить "молодого хозяина", был немедленно отправлен на кухню за кофе и булочками, а потом и за более плотным завтраком. Домовик, обрадованный воскресшим аппетитом "молодого хзяина" даже чуть сильнее, чем сам молодой хозяин, не замедлил исполнить приказ, и уже через полчаса Малфой, который вновь вернул себе большую часть самоуверенности и ощущения, что мир крутится только ради него, чувствуя приятную тяжесть в желудке, вошел в библиотеку, полный похвального желания учиться.
     - Доброе утро, тетушка, - поприветствовал он Беллатрису излишне громко, но солнечные лучи, пробивающиеся даже через слегка раздвинутые шторы библиотеки, настраивали его на самый безоблачный лад. Осознание того, что именно ему предстоит и ради чего это обучение, которого он так внезано был удостоен, отошло на второй план, освободив место невнятному предчувствию волшебного изменения его жизни. Пожалуй, это утро для Драко могло было быть сравнимо с утром, когда он получил заветный конверт, украшенный хогвартским гербом.
   Разумеется, никто из окружающих не сомневался, что наследник Малфоев получит приглашение в Хогвартс, но одиннадцатилетний Драко тогда еще не воспринимал это как должное, хотя и тщился сделать такой вид. Так и это утро против его воли и желания сохранять спокойствие и взрослую невозмутимость вызывало на его губах тень предвкушающей улыбки, а в глазах  - нечто вроде азарта, с каким он иногда ожидал очередного урока Зелий.
   Драко уловил взгляд тетки, брошенный на часы, и чуть нахмурился, озираясь на циферблат. Серебряная минутная стрелка задрожала и переместилась на назначенное деление.
     - Я не опоздал, - констатировал Малфой таким тоном, как будто ожидал за это небольшое свершение вознаграждение, и тут же одернул себя, с опаской возвращаясь к созерцанию лица ведьмы, которая не выглядела сосредоточенной. Далее его внимание привлекла книга, которую она читала - дополнительная литература по Зельям, с которой он не расставался все лето, чувствуя себя попеременно то книжным червем, то Грейнджер, и выслушивая насмешливые комментарии от находившихся в доме "коллег" отца. На столе, на котором он вчера оставил книгу, сиротливо лежала его собственная запонка, поблескивающая в лучах раннего солнца.
   Эта потеря, вчера его так расстроившая и едва не выбившая из колеи, сегодня показалась незначительной. Оторвавшаяся от ножки запонка просто не могла ухудшить его настроение, так неожиданно изменившееся в лучшую сторону.
     - Я готов, - вновь повторяет он, кладя руку на палочку, заботливо припасенную в рукаве пиджака, в который он обрядился после недолгих раздумий. Мантия показалась Драко не лучшим выбором, да и тетка не оставляла никаких указаний насчет формы одежды, а школьный пиджак внушал уверенность в собственных силах. - С чего начнем? Две недели - совсем небольшой срок, и я хочу получить как можно больше от наших занятий, - самоуверенно заявляет Малфой, представляющий себе, как сможет поставить на место завравшегося Поттера и его мерзких дружков, владея навыками, полученными от Беллатрисы Лестрейндж.
   С такой мотивацией дело шло на лад, единственным минусом являлось то, что он полностью запретил себе размышлять о том, что получит в итоге. Почему-то ему казалось, что Нарцисса вовсе не была в восторге от открывающихся перспектив, о, в конце концов, если бы у них был выбор, Драко, возможно, сыграл бы другую партию. А пока оставалось лишь уповать, что ему понравится тот курс, который ему желает преподать Беллатриса.

+2

12

- Доброе утро, тетушка, - Беллатриса оторвалась от попеременного разглядывания циферблата часов, висевших на стене и первой строки книги. Она подняла голову и с удовлетворением оглядела племянника, зачем-то облачившегося в школьную форму. Что-то в его тоне успокоило Беллатрису, возвращая уверенность. Она приветственно улыбнулась племяннику и встала.
- Доброе. Я вижу ты совсем на учёбу настроился, - не удержалась Беллатриса от того, что бы не съязвить.
- Я не опоздал, - Беллатриса совсем пришла в себя. Она улыбнулась на реплику Малфоя. Она зашла ему за спину, положила руку на плечо и заглянула в лицо, отвечая не менее высокомерным, но немного рассеянным тоном:
- Я знаю.
- Я готов, - Драко кладёт руку на палочку. Беллатриса убрала руку. Какой ты стал взрослый. Она покивала головой, скорее для себя, чем для Драко.
- С чего начнем? две недели - совсем небольшой срок, и я хочу получить как можно больше от наших занятий, - с прежней самоуверенность продолжает Малфой. Беллатриса кивает. Её радует настрой Драко. С таким настроем им обоим будет проще, чем с тем, какой у него был сейчас. Осталось настроиться Беллатрисе. Она вернулась в кресло и жестом указала Драко на кресло напротив.
- Для начала сядь. Нам за эти две недели надо пройти много чего. Что-то я дам тебе только в теории, где-то мы наоборот сразу приступим к практике. Я предлагаю тебе выбрать самому, с чего ты хочешь начать. Вкратце, ты большинство предметов уже знаешь. Яды мы проходить не будем, думаю тебе если понадобиться, проще будет обратиться с этим к крёстному. Итак, у нас остаётся трансгрессия, ей мы будем заниматься мало - до конца наверстаешь в школе. окклюменция и легилименция. Мы будем проходить их вместе. Если ты не знаешь, легилименция - вид магии, с помощью которого ты можешь попытаться проникнуть в чужое сознание, а окклюменция, это раздел магии, который помогает тебе закрыть сознание от постороннего вторжения. Мы пройдём боевые виды магии, которые в школе вы не изучаете. Большинство из них тёмные заклинания. полный раздел мы не будем изучать, но часть я тебе дам, что бы если ты попал в какую-нибудь стычку, у тебя на руках было как можно больше козырей. Отдельно пройдём непростительные. Думаю, даже потренируемся. Понимаешь, о чём я? Проведём учебные поединки после изучения этих заклинаний. Этих и защитных. Во-первых, так ты не только научишься применять эти заклинания, но и узнаешь, как действуют многие из них, - Беллатриса серьёзно посмотрела на Драко, - Сейчас, когда я это говорю, я не шучу. Если потребуется, я тебя стукну круциатусом. И не раз. И не два. Я забуду, что я твоя тётя. Когда ты сможешь отражать мои удары, мы разработаем наилучшую стратегию ведения боя для тебя. Найдём заклинание, которое станет твоим козырем. Если останется время, я научу тебя вызывать патронус. Возможно, если ещё останется время, мы сможем поработать ещё над каким-нибудь разделом магии, который ты выберешь сам. - Беллатриса посмотрела на Драко, - Мы будем работать, круглые сутки, потому что времени мало. Итак, с какого раздела ты хочешь начать?

+1

13

...
   От того, что ему рассказывает дражайшая тетушка, у него начинает кружиться голова и желудок сжимается как от вчерашнего рыбного паштета. Спокойное выражение лица он удерживает лишь чудом.
   Окклюменция и легиллеменция... Боевая магия... Темные заклинания и стычки...
   А еще она обещает лупить его Круциатусом. Хорошо, что не сразу Авадой Кедаврой.
   Пока все это выглядит в высшей степени непривлекательно.
   Драко задумчиво изучает носки собственых туфель, переваривая услышанное, а затем подходит к креслу, на которое указывала тетушка в начале своего монолога и аккуратно опускается в него. Так, в кресле, он чувствует себя немного уверенее.
    - Я знаю, что такое Непростительные, - пытается отвести от себя неизбежное, как уже ясно, он, но просто не может не посопротивляться. - Я имею в виду, что на четвертом курсе у нас преподавал Защиту Аластор Грюм и рассказывал нам о Непростительных. Я прекрасно запомнил все.
   Ну еще бы - они все прекрасно все запомнили. И Драко, по которому прыгал огромный паук, и Лонгботтом, и Поттер, преодолевший Империо, и Дэвис, которую потом два часа тошнило в туалете.
    - Так что я курсе, как действует Круциатус. Нет необходимости демонстрировать его на мне самом, - упрямо озвучивает он свою мысль до конца.
   Чем бы отвлечь Беллатрису, которая уже смотрит на него, будто выбирая, куда направить палочку.
    - С легиллеменции и окклюменции хорошо бы начать, - тянет Малфой, про себя решая, что это полезные навыки - возможно, если он будет знать, что задумала тетка, то сможет спастись - притвориться больным, выпрыгнуть из окна. Ну и дополнительные бонусы в виде мыслей всех остальных однокурсников его тоже привлекают.
   Единственное, что ему по-настоящему не нравится - это азарт Беллатрисы. Он любит учиться, любит, когда у него получается нечто новое, но если она будет почем зря его мучить, то такая учеба встанет как снитч в горле.
   Осознание того, что время для игрушек закончилось, накрывает его с головой в это прекрасное августовское утро.
   Драко покрепче сжимает зубы, чтобы не наболтать еще чего-нибудь лишнего.
   Он все еще не хочет до конца признать, что все это, о чем ему толкует Беллатриса. ему действительно понадобиться - он домашний мальчик, которому никогда не приходилось думать о том, чтобы спасти свою жизнь... Не приходилось до этого года. А теперь в нагрузку к собственной жизни у него еще ответственность за семью. Он хотел повзрослеть по другому и, будем реалистами, намного позже, однако у него вообще никто не спрашивает.
   Жернова крутятся, перемалывая семейство Малфоев. Солнце за окном больше не обманывает его.
   И да, незачем скрывать - он готов научиться тому, чему хочет научить его Беллатриса. Хочет, чтобы его боялись. Уважали. Трепетали перед ним.
   Пока он еще колеблется, не зная, соответствует ли цена, которую он заплатил, тому, что в итоге получит, не понимая, что все уже предрешено. Пока он думает, что у него все получится, успокаивая сбившееся дыхание и поглядывая на яркую тетку, ослепляющую не хуже вспышки Люмос Максима на конце палочки.
   Пока он думает, что сможет все контролировать - излюбленное заблуждение всех Малфоев.
    - Я читал кое-что о ментальной магии, - Драко рад продемонстрировать эрудицию, пусть даже Беллатриса Лестрейндж не наградит его за это баллами. - Примерно представляю, что это такое и как в теории поставить блок, но никогда не пробовал. А ты хорошо владеешь этой магией? Это долго изучается?

Спойлер для Беллатрисы|Закрыть

Беллс, раз пошла такая пьянка, предлагаю в эпизоды перенести - нехай будет учитываться в основной игре. снейп же вроде говорил в шестой части, что Беллатриса научила Малфоя каким-то окклюментным блокам, да и Империо с Авадой Кедаврой он явно не по книжкам выучил.

+3

14

Беллатриса закончила свой монолог, и это придало ей немного уверенности. Не в завтрашнем дне, а вообще сейчас, в данное время. Как только она сформулировала стоящую перед ней задачу, сразу стало как-то легче, свободнее, как будто-то что-то уже не лежало на ней невыносимым грузом, а плавно поднималось вверх, наплевав на законы земного притяжения. Как будто магия, потому что только магия может безнаказанно наплевать на все законы физики.
Беллатриса внимательно наблюдает за племянником, стараясь уследить за малейшими изменениями в чертах его лица. Она старается заглянуть под маску, что наращивалась аристократами в течение многих поколений, что показывает одно лишь бесстрастное лицо, оставляя все эмоции глубоко внутри. Возможно, через много сотен лет, если чистокровные к этому времени не вымрут, они научаться управлять своими эмоциями уничтожив их в корне. Но пока ещё, если очень сильно постараться, можно было уловить малейшие следы изменения настроения на бесстрастных бледных лицах аристократов, окружавших Беллатрису с самого детства, являющихся её предками и потомками, просто родственниками или так или иначе теми, кто по праву может считаться её семьёй. Беллатриса слегка встряхивает головой, пытаясь отогнать внезапно прилетевшие посторонние мысли и со странной смесью чувств отмечает, что на её лице тоже застыла маска лёгкого безразличия, которую она тренировала с самого раннего детства. Лет с шести.
- Точнее не Аластор, а Барти, ведь так? - лёгкий шелест воспоминаний.
Юноша, ещё недавно переставший быть мальчиком, но страстно преданный Лорду. Беллатриса сомневается в его преданности. Скорее всего это лишь мимолётное увлечение. Он уверенно движется вверх по лестнице иерархии пожирателей смерти. Пожалуй, он заслуживает уважения, если, конечно, не встанет между ней и Лордом. Внезапно... Тёмный Лорд не мог погибнуть, она это точно знает. Она узнает, куда Он пропал. Они должны знать. Они всегда во всё лезут, даже куда не следует и знают. Авроры падают под её палочкой. Один за другим. И под палочкой её мужа. Они всегда ходят вместе, кроме тех случаев, когда Лорд не даёт обратных приказов, откуда это повелось... Но Его нет. Они ходят то вдвоём, то берут кого-то ещё. Но никто не говорит. Все говорят что не знают. Мальчишка просит взять его с собой. Лонгботтомы корчатся от боли. Это смешно. Только они всё равно не знают где Он. Авроры. Вспышки заклинаний. Суд. Дементоры. Азкабан. Бледное испуганное лицо Бартемиуса Крауча-младшего. Он умер, спустя немного времени. Так думала она.
А потом оказалось, что нет. Что он помог Ему вернуться. Барти ждала бы вечная слава. Наверное, всё-таки хорошо, что он погиб. Спасибо ему, за Лорда.
Да, он мог научить непростительным. Только применяли ли их ученики?
- С легиллеменции и окклюменции хорошо бы начать, - Беллатриса невпопад кивает.
- Прости, я немного отвлеклась. Воспоминания. Барти... Становлюсь старой и сентиментальной. Тебе будет легче пробить мою защиту. Но давай начнём с этого, раз ты хочешь. - Беллатриса замолчала, отбрасывая ненужные мысли. Что-то не так с её настроением сегодня. Это плохо.
- Прости, я отвлеклась. - Повторила Лестрейндж. Постараюсь больше не отвлекаться. Он мне чем-то напоминает Крауча... Спокойно. Сосредоточимся. Теперь стояла сложная задача - объяснить племяннику теорию. Но он сам её решил, а Беллатриса перевела дух.
  - Я читал кое-что о ментальной магии, Примерно представляю, что это такое и как в теории поставить блок, но никогда не пробовал. А ты хорошо владеешь этой магией? Это долго изучается? - Беллатриса кивнула. Слава Мерлину! Объяснять не придётся. Лестрейндж прониклась симпатией к Малфою на весь оставшийся день.
- Достаточно хорошо, чтобы авроры не узнали того, что знать полагается только мне. - Беллатриса улыбнулась и понизив слегка голос и отведя взгляд проговорила, уже адресовывая скорее воздуху, а не племяннику:
- И достаточно хорошо, чтобы муж не узнал где я пропадаю на самом деле. Хотя, у него тоже с этим всё в порядке... - Беллатриса снова перевела взгляд на Драко.
- Но тебя ведь интересует не совсем это? По правде я никогда не закрывала своё сознание от Тёмного Лорда, но я больше чем уверена, что у меня это не получилось бы. - Беллатриса достала палочку и направила её на Драко.
- Не вижу причин откладывать в долгий ящик, тем более, что времени у нас мало. Сейчас проверю твоё знание теории. Насчёт длительности изучения: это зависит только от тебя самого. Если будешь тренироваться в каждое свободное мгновение - научишься и не заметишь. Если будешь лентяйничать, то никогда не выучишь. Но будь уверен - я это замечу и тут же пресеку. Заклинания знаешь? Для начала попробуй протего. Если справишься, будем пробовать создавать мыслеблок. Сейчас я насчёт три буду пытаться проникнуть в твоё сознание, а ты будешь защищаться. Сомневаюсь, что у тебя получиться с первого раза. Потом, в идеале, ты сможешь не только отразить мою атаку, но и проникнуть в моё сознание. Но это позже. Готов?

+1

15

- Готов.
   Это слово что, теперь будет преследовать его?
   Малфой осел в кресле поудобнее, пялясь прямо на кончик теткиной палочки, как будто там находилось именно то, что ему и требовалось.
   Теорию он и правда знал, не соврал - нужно было мысленно постараться защититься от проникновения в сознание, выстроить стену, щит, преграду, а для этого нужно было действительно представить себе щит. Для начала - с помощью наколдованного самого настоящего Протего.
   Он знал, что иногда применяют и другие заклинания - например, выстраивания кирпичной стены, которое он не помнил за ненадобностью, зато с каждой тренировкой ставить мысленный лок должно быть все проще, пока, наконец, для этого не перестанет требоваться заклятье. Принцип схож с невербальной магией - и к сожалению, Драко был куда лучше знаком с теорией и в этом случае.
   Тетка считала, а Драко пытался изгнать из головы все лишнее и полностью сосредоточиться на своем нежелании раскрывать сознание. Беллатриса не была долгожданным гостем в его голове, однако любые другие кандидаты - например, тот же странный Долохов - казались еще хуже. Из нескольких зол нужно выбирать меньшее, и хотя Малфой предпочел бы совсем ничего не выбирать, деваться ему было некуда...
   "Три", заклинание, произнесенное в тишине библиотеки - и Малфой изо всех сил сжал зубы, стараясь не вскрикнуть из-за неприятного и почти болезненного ощущения, как будто нечто холодное касалось его виска, пробираясь под кожу...
    - Протего, - шепчет он, взмахивая палочкой.
   И это заклинание, с которым он был знаком с конца первого курса, не срабатывает. Ничего не происходит ровным счетом - ничего.
   Малфой сглатывает тягучий ком в горле, перебирает рукоятку палочки и поднимает ее снова - палочка неприятно скользит в пальцах.
    - Протего! - чуть громче говорит он.
   Бесполезно.

   ...Щека горела так, будто  Грейнджер по меньшей мере ударила его Инсендио. Малфой, которого в жизни никто пальцем не трогал, ошеломленно коснулся правой ладонью стремительно краснеющей кожи и воззрился на Грейнджер, покачнувшись - тонкая  кожаная подошва туфель скользила в сухой пыли двора.
    — Не смей так говорить о Хагриде, ты, злобная дрянь…
   Грязнокровка снова размахнулась, и Драко инстинктивно отступил  на шаг, все еще прижимая руку к пострадавшему лицу. Помощь подоспела с неожиданной стороны - Уизли перехватил руку гриффиндорки и  удержал ее от второго удара.
    - Не мешай, Рон! - взбешенно выкрикнула Грейнджер и вытащила палочку.
   Малфой даже не попытался достать свою - нападение было  таким неожиданным и таким... маггловским, что Драко от удивления и шока не пытался защититься. Ему казалось, что  происходящее здесь и сейчас - чей-то нелепый сон, и не может Грейнджер притронуться своими грязными руками к нему - к Драко Малфою.
   Они смотрели друг другу в глаза, а Малфой-младший все еще не мог осмыслить, что произошло. В карих глазах Грейнджер плескалась чистая незамутненная ярость, как будто она готова была действительно убить его.
   Сжавшийся рефлекторно левый кулак Драко в складках мантии расслабленно разжался, когда гриффиндорка опустила палочку, предлагая уйти. Малфой задержался лишь на мгновение,  уже слыша, как бросились прочь за его плечами Крэбб  и Гойл  - судя по всему, с неожиданной для их комплекции скоростью.
   Грейнджер резко развернулась и пошла в противоположную сторону, то ли не услышав, то  ли специально проигнорировав взволнованные оклики Поттера  и Уизела. Ее тонкая фигурка чрезвычайно решительно удалялась все дальше и дальше. Наверно, нужно было вытащить палочку и послать ей  вслед Аваду, наплевав на  последствия... Наверно, именно  этого ждали от него поколения его предков. Знать  бы еще, как Смертельное заклятье накладывать...
    Драко сглотнул, все еще чувствуя тяжесть руки Грейнджер. Надо было что-то сказать, но у него не было слов  - едва ли не в первый раз в жизни. Правильно сказанное язвительное замечание сейчас бы немного исправило создавшуюся ситуацию, но в голове было так пусто, будто удар лишил  его способности соображать.
   Он бы, может, и еще топтался  на месте, как стреноженный гиппогриф, не понимая, что произошло, а главное, что теперь делать, если бы не сомнительная  компания - видеть Поттера и Уизли не хотелось особенно остро. Драко в последний раз попытался что-то съязвить, восстанавливая свою пошатнувшуюся репутацию крутого парня, но не смог. Сердце колотилось где-то в горле так, что казалось, может выскочить в любой момент и опасть на тонких кровяных каналах, пачкая выплескивающейся кровью туфли, мантию, землю под ногами... Он опустил руку судорожным движением, зачем-то посмотрел вслед Грейнджер, развернулся и пошел в сторону Запретного леса, едва ли осознавая, куда идет...

    - Еще раз! - он почти выкрикнул это, когда смог разорвать зрительный контакт с теткой. Кровь полыхала в венах, как и в этом воспоминании, за отсутствие которого он отдал бы все на свете. Почему не квиддичные неудачи, не любой разговор с Поттером, не ссора с Паркинсон - почему именно это?
   Малфой чувствовал себя, будто его окунули в грязную лужу - и одновременно хотел поквитаться с теткой, заставить ее пережить что-нибудь, не менее неприятное, что он пережил минуту назад.
    - Давай еще раз! Снова! На этот раз у меня выйдет! - откуда у него эта ненормальная решительность, его не интересует. Он просто готов. На сей раз готов на самом деле.

+5

16

- Готов, - Беллатриса улыбнулась племяннику в ответ.
- Это хорошо. Я не буду нападать внезапно. Legilimens* - свист палочки, вспышка заклинания. Кажется, что порыв сильного ветра уносит Беллатрису куда-то. Конечно, её радует готовность племянника. Радует отсутствие необходимости что-то объяснять, хотя это немного напрягает. Больше Лестрейндж не успевает ни о чём подумать - она уноситься в воспоминания Драко.

Хогвартс, любимый Хогвартс... Она не видела его более тридцати лет? Но сердце чувствовало второй дом. Видела Запретный лес и хижину лесничьего. Воспоминания Драко.
Племянник стоял стоял посреди одного из двориков замка. Его лица Беллатрикс не видела. Зато она видела знакомую макушку. И Поттера, выглядевшего ещё более щуплым в свих остреньких очках. И долговязого рыжего парня, который на вид интеллектом не отличался. Хотя, если сравнивать его с двумя громилами в слизеринских галстуках, то можно было сказать, что рыжий - доктор наук. Порода Гойла и Крэбба в громилах узнавалась.
Внезапно, девушка сбелала резкий выброс кулаком в лицо. Беллатриса брезгиливо поморщила. Ох уж эти маггловские методы! Драко прореагировал слабо и неожиданно. Глядя на то, как племянник дёрнулся, едва девушка выхватила палочку, Беллатрикс с трудом удержалась, чтобы не обхватить себя за голову. Троица удалилась. Лестрейндж с непонятным чувством досматривала остальное.

- Достаточно, - Беллатрикс полностью освободилась из объятий воспоминания, глубоко дыша. На Драко было страшно смотреть. Зато сердце Беллатрисы загорелось, когда она увидела её решимость.
  - Давай еще раз! Снова! На этот раз у меня выйдет! - Беллатриса глубоко взодхнула, подходя к племяннику и кладя одну ладонь ему на грудь.
- Дыши. Тебе надо придти в тебя. Если я сейчас сломаю твоё сознание непрерывной чередой, то закончиться плохо. Легилименция, если она не нацелена на что-то конкретное, вызывает в памяти самые ужасные воспоминания, - Беллатриса прервалась, - может быть, попить? Сейчас попробуем ещё раз. Кто эта девушка? Я видела всю троицу в министерстве, - Беллатриса усмехнулась, - кожа да кости в очках, это наверное, Поттер. В рыжий и в обносках, имя меня даже не интересует, бесспорно Уизли, - в устах Лестрейндж фамилия осквернителей крови прозвучала с особым презрением, - а кто эта девушка? По её методам, ей даже полукровку не дашь... В следующий раз не теряйся и бей в живот. Это давно было?
Беллатриса отошла от племянника на прежнее расстояние.
- Снова? Мне кажется, у тебя недостаточно стимула. Давай, знаешь, как, сделаем? Я сниму защиту с сознания, уберу все окклюменционные блоки. Тебе сопротивляться будет легче и интереснее. Некоторые воспоминания мне придётся убрать - я слишком много знаю. Это принятие метки, особо секретные операции. Не для тебя эта информация. Тёмный Лорд будет очень недоволен, если ты узнаешь об этом, - Беллатриса усмехнулась, - ну, разумеется, я уберу ещё постельные сцены. В моей голове и без порнографии достаточно много интересного. Хотя бы и твои родители в молодости. А Нарцисса меня убьёт, если узнает, что ты видел хоть один из перечисленных выше кадров, - Лестрейндж поднесла палочку к виску, - согласен?
Женщина наколдовала стеклянную колбу и вытянула из виска длинную серебристую нить. Она некоторое время тянулась к палочке, а потом окончательно улеглась на дне. Искушение было велико, однако Беллатриса не стала убирать ничего, кроме уточнённого ею. Да и не хотелось чувствовать себя менее благородной, чем собственный племянник. Закончив своё дело она молча поставила колбу на стол.
- Legilimens* - Лестрейндж приготовилась к новому погружению в воспоминания.

_______
* - темномагическое заклинание чтения разума.

+3

17

К его удивлению, тетка не смеется презрительно и не злится, увидев эту отвратительную сцену. Даже не ругается, но и не сочувствует попусту.
Она деловито анализирует увиденное, комментирует не без ехидства, но не в его адрес. Под ее рукой Драко успокаивается, начинает дышать глубже и размереннее, кивая на ее остроумные догадки. Только на совете бить в живот чуть дергается, проливая воду, которую жадно пил из стакана.
- Не смог ее ударить, - негромко ворчит он, потому что теперь еще стыднее, чем было в ту самую первую секунду, когда он понял, что она видит. - Девчонка, хоть и грязнокровная...
- На третьем курсе еще было, давно, - цепляется он за возможность оправдаться возрастом, как будто Беллатриса тоже посчитает, что на третьем курсе он еще не мог ударить магглу. О том, как объяснить тетке, что он не смог бы и сейчас сделать это - точнее, он думает, что не смог бы - Малфою даже подумать страшно.
Деятельная Беллатриса, кинув на него странный взгляд после его пояснений, удаляется на прежнее расстояние, но, хвала Мерлину, не начинает воспитывать.
Следя за ее манипуляциями, он невольно задается вопросом, а сколько подобных воспоминаний у нее - тех, что причиняют вполне реальную боль? И есть ли они вообще, или она избавилась от них с помощью какого-нибудь интересного заклятия?
И это делает происходящее для него чуть более волнующим. Проникнуть в тайны Беллатрисы Лестрейндж, увидеть самое начало того, во что сейчас он вляпался по самые уши - это выглядит интересным.
Малфой поднимает палочку едва ли не быстрее, чем Беллатриса, и на этот раз чувствует, что у него получится...

... Он чувствует, как втягиваются пальцы на руках, удлиняется тело и становится странно гибким. В воздухе разливается миллион новых запахов, которые прежде он не чувствовал, и Драко втягивает все эти ароматы, вычленяя и цветочные духи Панси, и запах шоколадных кексов из кармана Гойла... А потом болезненый удар об землю и у него кружится голова из-за непривычного ракурса, с которого он обозревает мир, как будто он тал очень маленьким.
Маленьким и пушистым.

- Протего! - почти срывается на крик Малфой, потому что даже секунда в теле этого несчастного зверька подобна для него тысячи лет в аду.

И он оказывается в темной комнате, освещенной лишь единственным ночником у кровати. В этой комнате он не был ни разу  вжизни, но богатое убранство заставляет его чувствовать себя как дома. Однако это определенно спальня женщины - хотя, возможно, очень молодой женщины, потому что он видит туалетный столик, на котором в беспорядке разбросаны украшения. Кое-какие кажутся ему знакомыми... Это комната Беллатрисы?
А затем он слышит из-за двери громкие девичьи голоса, спорящие по неясной ему пока причине. Один голос определенно принадлежит тетушке, а второй - очень похож, но не ее.

+2

18

- Не смог ее ударить. Девчонка, хоть и грязнокровная... На третьем курсе еще было, давно, - Беллатриса заинтересованно склоняет голову на реплики племянника и слегка улыбается. Вот только улыбка выходит немного грустной.
- Не бьёшь женщин? - в её голосе сквозит лёгкая заинтересованность, - Молодец.
Беллатриса говорит без насмешки, вполне серьёзно. Похоже, её проникновенность симпатией к племяннику сильно возросла. И неудивительно: женщина знала мужчин в возрасте, которым было бы чему научится у её племянника.
Но они здесь не за душевными разговорами. Беллатриса снова поднимает палочку - в этот раз Драко пропитан решимостью. Это радует и интригует. Придаёт лёгкий азарт. прежде чем напасть Беллатриса всё-таки вспоминает о своём решении убрать мысленные барьеры. Теперь, когда она это сделала, их шансы стали более менее равными. При условии, что Малфой-младший приложит достаточно усилий. Беллатриса снова окунается в воспоминания...
И это опять двор Хогвартса, только на этот раз внутренний. Опять Малфой-Поттер. Дружков последнего не видно почему-то. Внезапно на сцене оказывается ещё один персонаж, и Беллатриса едва не подскакивает от удивления Аластор Грюм! Что он делает в Хогвартсе?! Запоздало сознание выдаёт информацию о подвигах Барти. События сравнительно недавние. Крик Драко отдаётся у Беллатрисы в ушах.

Напротив родное лицо. Меда. И Беллатриса не хочет верить тому, что она сейчас услышала.
- Этого быть не может, Меда! Ты же не можешь бросить семью! Не можешь! Не имеешь права!
- Могу, Белла! Могу, и если надо, брошу. Не задумываясь. Родителям плевать на меня, на мои чувства. Я не хочу...
- Сириус уже сбежал. Тётя Вальбурга в бешенстве, а ты...
- Не тебе решать, как мне поступать, - на этих словах Беллатриса демонстративно отворачивается от сестры и заходит в их общую комнату, которую, если Андромеда не образумится, ей придётся занимать одной.
- Меда, успокойся, сядь. Поговорим, - заново начинает Беллатриса, стараясь быть спокойной. Вместо этого Андромеда начинает носиться по комнате как помешанная, собирая вещи.
- Ты не можешь просто так взять и уйти! Он же грязнокровка, - Беллатриса выхватывает сумку из рук сестры.
- А вот и могу! И меня никто не остановит. Я выйду замуж за того, кого люблю, а не за этого... Нотта, - Андромеда выдирает сумку обратно. немного подумав, она вышвыривает оттуда всю одежду, - ничего мне не надо... ничего... Уйду в чём есть... надоело.
- Андромеда Блэк! Успокойся, - Беллатриса рвёт и мечет, - не вынуждай меня нападать!
- Заколдуешь собственную сестру? - Андромеда слегка усмехается, засыпая в сумочку свои письма, открытки и слизеринский шарф - единственное, что, похоже, будет напоминать ей о семье, - я уйду, Белла. А ты как хочешь. если родители не выбрали тебе ещё жениха...
- Заткнись, - Беллатриса решительно всаёт перед дверью, - никуда ты не пойдёшь.
- Уйду, но не через дверь, - для восемнадцатилетней девушки Андромеда выглядит слишком решительной. Особенно - встав на подоконник.
- с ума сошла! - Беллатриса кидается к окну.
- Тед ждёт меня. мы договорились.
- А как же я, Меда? Меня ты тоже бросишь?!
- Брошу. Прости, Белла, - Андромеда прыгает. Беллатриса кидается к окну - поздно. По щекам девушки бегут слёзы. Она сама не знает из-за чего. В комнату заглядывает Нарциссина головка - ещё ребёнок.
- Что у вас случилось? Вы так громко кричали... Где Меда?
- Ушла, и больше не вернётся. Ненавижу её, - Беллатриса решительно вытирает слёзы и встаёт. Сестра её предала. Они больше 6не сёстры. и плакать из-за неё не следует, - уже поздно. Иди спать.
нарцисса хочет что-то возразить, но заметив взгляд сестры осекается и уходит. Беллатриса сидит на кровати, раньше принадлежавшей Андромеде, некоторое время опустив руки и глядя на бардак, который учинила сестра. они были как родные... Что же, у Андромеды было время сбежать. Беллатриса идёт на поиски матери. И в последний раз взглянуть на гоблен. она знает, что завтра Андромеды там не будет - тётя Вальбурга уберёт её лично.

- Достаточно, - Беллатриса выталкивает племянника из своей памяти. Какое угодно воспоминание, но не это. Его она пыталась забыть всю свою жизнь. Что же, она сама разрешила племяннику проникнуть в её воспоминания. Тем больше стимулов научить его пользоваться окклюменцией. Чтобы никто больше этого не знал.
- Про вторую тётку мать тебе ничего не говорила, правда?

0

19

Малфой потрясен.
То есть, конечно, он был в курсе, что была у его матери еще одна сестра, дыра на гобелене ясно указывала на то, что была еще одна дочь у Друэллы. Но говорить о ней не было принято, как если бы она была сумасшедшей или... Или предательницей крови.
Он медленно наклоняет голову, пряча от тетки глаза. То, что он увидел - ему нужно обдумать это в одиночестве, в спокойствии. Особенно обдумать реакцию Беллатрисы - той, юной и рыдющей Беллатрисы, едва ли не младше его самого сейчас.
Но мадам Лестрейндж не выглядит расстроенной. Она все так же собрана и невозмутима.
Только Малфой, который чувствует кожей свою какую-то парадоксальную связь с этой замученной женщиной едва ли не втрое старше его, знает, что она расстроена. И знает, что она расстроится еще больше, если поймет, что он это знает. Расстроится и рассердится. А он не хотел ни того, ни другого.
- Нет, не говорила, - хрипловато отвечает он и откашливается. В горле саднит, как будто это он рыдал из-за побега сестры.
- Это Андромеда Блэк, да? Предате...
Он резко замолкает. Сейчас назвать ту решительную девушку, ушедшую из дома, предательницей крови, отчего-то невероятно сложно. Не по факту - по факту она и есть презренная предательница. Из-за чего-то другого. Может быть, из-за того, как рыдала ее младшая сестра на пустой кровати.
- Она сейчас на стороне Дамблдора? - осторожно интересуется он. Урок позабыт. Даже тот факт, что у него вышло выбросить Беллатрису из своих мыслей и вовраться в ее воспоминания, уже не так важен. Ему пока не нужна даже честно заработанная похвала - возможность прикоснуться к семейным тайнам притягивает его сильнее. Узнать семейные предания из первых уст. Узнать - а потом Беллатриса может хоть Обливиейтом его шарахнуть.
- Вы были близки? - продолжает он допрос, двигаясь по хрупкому льду своих неровных отношений с недавно обретенной тетушкой. Подумать только, у него, оказывается, целых две тетки - у него, который привык быть без тетушки. Интересно, а смогли бы они поладить с Андромедой? Думает ли она о том, что у нее есть племянник?
Конечно, ее не впустили бы и на порог мэнора, да и Драко, без сомнений, прошел бы мимо, доведись им встретиться на улице, но мысли - это же просто мысли. Мысли не могут навредить.

+2

20

Беллатриса молчит. Как сильно, долго и упорно она пыталась забыть этот давний случай! Целых десять лет она долго и упорно не позволяла взять своим воспоминаниям верх над собой. А потом пришли дементоры и рассыпали в прах все старания Беллатрисы забыть предательницу крови. Но в Азкабане было много кошмаров, и многие из них были выдуманными. Беллатриса училась с ними бороться, а заодно убеждала себя, что Андромеда лишь придуманный ею кошмар. Плод её воображения, вызывающий самые сильные негативные чувства. Беллатриса почти поверила. А потом свобода, мир без Азкабана и мрачных мыслей. Вместе с воспоминаниями об Азкабане, свадьбе и годами совместной жизни с Рудольфусом Андромеда была похоронена глубоко в сознании Беллатрисы. И мысли о сестре, любовь которой к мужчине оказалась сильнее сестринской любви покинули Беллатрису. Казалось, окончательно. Но - нет. Легилименция способна выбирать худшие вопросы из худших.
Первый вопрос Драко пролетел мимо Беллатрисы. Нет, она его услышала, поняла. Но ей сейчас было не до племянника. Перед глазами Беллатрисы, словно живая, всё ещё кричала Андромеда, готовая бросить семью, друзей, долг, ради нищего Теда Тонкса.
Но, быть может, она была права? Рудольфус был богат, красив, самостоятелен. едва ли не лучший жених в округе. Но счастлива ли Беллатриса? Друэлла думала, что будет счастлива, в отличие от своей сестры. Что теперь?
Второй вопрос Малфоя-младшего тоже едва затрагивает сознание Беллатрисы. Да, была такая Блэк. Да, возможно она встала на сторону тех, кто готов при малейшей возможности снять голову Беллатрисы с плеч. Беллатриса слышит Драко, но её взгляд устремлён вдаль, туда, где сейчас её мысли. В прошлом.
После третьего вопроса Беллатриса заставляет себя вернуться в реальный мир. Андромеда, её предательство... Всё в прошлом.
Конечно, Беллатриса сейчас может встать на изготовку, поднять палочку и приказать Драко не заниматься глупостями и тренировать окклюменцию. Драко её послушает, должен. Андромеда забудется, как и всегда. Несколько ночей Беллатриса будет видеть кошмары, а потом Андромеда уйдёт, как уходила всегда. Но хочет ли этого Беллатриса. Что-то тянет Беллатрису поговорить. Ничего плохого не будет в том, если Драко будет знать историю семьи, как ничего плохого не будет в том, если наследник двух чистокровных семей услышит её от своей тётушки.
- Ели я расскажу тебе, ты перестанешь интересоваться этой сентиментальной чушью? - немного ядовито интересуется Лестрейндж. Ей обидно за сестру, за то, что она оказалась такой сволочью. А ещё у Беллатрисы море плохих воспоминаний. Свадьба, вечера в Хогвартсе, постоянные крики Рудольфуса о том, что он хочет ребёнка, Рабастан. Беллатриса помнит, как едва не утонула в парке Лестрейндж-холла. Отдел тайн, суд, Азкабан. Если рассказывать историю каждого воспоминания, на это не то что двух недель, года не хватит. Беллатриса усмехается про себя, - видишь ли, Андромеда Блэк была средней сестрой. Она на год младше меня и на четыре с половиной года старше, чем Нарцисса, приблизительно. С самого детства мы с ней были очень похожи, и не только внешне. Все считали нас близнецами. Мы всегда были вместе. Мы даже спали в одной комнате. Пока в один прекрасный день она не бросила всех и не сбежала с магглом. В старом составе ордена её не было. Думаю, в новом тоже. Зато твоя кузина Нимфадора числится в действующем составе авротата и, если данные верны, в ордене феникса. Она была в министерстве в ту ночь. Если хочешь, то мы можем заняться чем-нибудь другим, а не легилименцией. Ты смог отразить мой удар. Если чувствуешь в себе силы продолжить, лучше закрепить успех. Если нет, то я придумаю другой способ сломать тебе психику. Трансгрессией, к примеру. Или непростительными.

0

21

Беллатриса явно спешит сменить тему, кратко изложив историю семейного позора, но Малфоя не проведешь - он чувствует, что тетка может говорить об этом куда больше, чем делает вид. И у него есть, что спросить. Конечно, предательница Андромеда поступила недостойно. Конечно, ее имя и должно было быть стерто с гобелено. Конечно, она больше не принадлежит роду, но ведь когда-то принадлежала. До того, как сделала выбор. И воспитывалась в уважении к роду и чести семьи, воспитывалась в соответствие с традициями.
И это интересует Драко. Он не отдает себе отчет в этом - и не отдаст - но его интересует, как она смогла сделать этот выбор и фактически отречься от семьи. И, продолжая логическую цепочку, если смогла она, возможно, сможет и он, Драко Малфой.
Если об этом не задумываться, то это и не осознаешь. Однако так и есть - служба Лорду и семья для Малфоя предельно связаны. Стоит ему отказаться от Метки - и не смерть будет его наказанием. Со смертью бы он, может, и смирился бы, но не такого полета он птица, чтобы убивать его по ничтожному поводу. Он не Поттеру чета.
Отказ от Метки будет означать, что он предал отца, предал род.  И это больше всего страшит Драко, потому что он, к сожалению, уже подсознательно осознает, что слепое повиновение Темному Лорду играет с его отцом плохую шутку.
А третьего варианта у него нет.
И от безысходности он хочет хотя бы постараться понять, как смогла Андромеда поступить так, как поступила.
- Значит, она отказалась от семьи ради маггла? - медленно уточняет он, внимательно следя за теткой. - Сделала выбор и ушла с ним, бросив семью...
Представить это невероятно трудно.
- А если бы причина была другой? - Малфой отводит глаза от лица Беллатрисы, боясь себя выдать. - Если бы ее лояльность семье вступила в противоречие с принципами, которыми род гордился по праву?
Он опасается, что вот-вот выдаст себя, но не может удержаться от следующего вопроса.
- Если бы род Блэков был против идеи превосходства чистой крови, отреклась бы ты от семьи ради верности Лорду? - и тут же, на одном дыхании. - А если бы Лорд захотел причинить вред твоей семье, то что?..
Кажется, за последние сутки он побил рекорд по задаванию дурацких вопросов. Только играет он в кошки-мышки с самой опасной кошкой магической Англии, и забывать об этом не стоит.

+3

22

Беллатриса только поджимает губы, когда Драко пытается уточнить то, о чём она ему говорит уже добрые полчаса. Это бесполезно. Говорить одно и то же, как будто сказанное может изменится.
- Ты же сам всё видел! - Беллатриса начинает терять терпение. А запас данного качества у Беллатрисы далеко не безграничен. Лестрейдж начинает теребить волшебную палочку. Не привыкший к подобному обращению инструмент начинает выпускать красные и зелёные искры, прожигающие ковёр. Беллатриса не обращает на них внимания.
Беллатриса мрачно смотрит на племянника, которые не устаёт придумывать новые вопросы, один нелепей другого.
- Откуда я знаю, - огрызается Беллатриса, - я тебе не Андромеда. Если хочешь, напиши ей вечером. Только, без меня, пожалуйста. Если мы когда-то были сёстрами, это не значит, что я знаю все её мысли наперечёт.
- Если бы род Блэков был против идеи превосходства чистой крови, отреклась бы ты от семьи ради верности Лорду? А если бы Лорд захотел причинить вред твоей семье, то что? - в первое мгновение Беллатриса стояла в ступоре, раскрыв рот. Такого у неё ещё никто не спрашивал. Пожалуй, племянник был едва ли не первым, кто осмелился задать Беллатрисе такой вопрос. Действительно, отреклась бы? Сама Беллатриса старалась об этом не задумываться, но если бы ей пришлось ответить, то ответы были бы разными. Она, юная двадцатилетняя волшебница однозначно бы не отреклась. А сейчас... А сейчас бы Беллатриса сделала всё ради Тёмного Лорда. предала бы и Блэков, и Лестрейнджей. Сделала бы всё что угодно.
Но чего добивается этим вопросом Драко? Беллатриса решила это выяснить со следующим легелименционным заклинанием, применённым к племяннику. Она выяснит, что за тараканы бродят в его голове... Беллатриса сглотнула.
- Это грязнокровка поттеровская на тебя так влияет? Подумать только, Блэки магглолюбцы. Да ты в своём уме?! Жаль, тебе не довелось как следует пообщаться с Друэллой. Блэки против чистоты крови. Какая чушь! - Беллатриса почти задохнулась от возмущения. Она стала ходить кругами вокруг Драко, пытаясь успокоится. Внутри всё кипело. Чему сейчас учат детей! Однозначно, Люциус с Нарциссой не смогли дать должного воспитания Драко, однозначно. Но ничего, у Беллатрисы есть время чтобы всё исправить. У них ещё есть время, которое тратится на бессмысленные разговоры. Лестрейндж остановилась у племянника за спиной. Прежде чем идея успела промелькнуть в голове, пожирательница подошла к Драко, одной рукой беря его за плечо, ласково, почти успокаивающе, другой прижимая волшебную палочку к его горлу.
- Ты забываешься. Помни где ты, с кем ты, - Беллатриса говорит тихо, почти шёпотом. Однако, она уверена, что Драко отчётливо слышит и понимает каждое слово, - здесь не Хогвартс, где за ошибку тебе ставят плохую отметку и назначают отработку. Здесь я, и, поверь, тебе лучше не ошибаться, - Беллатриса взъерошила светлые волосы Драко, разрушая причёску, - так как ты не сказал мне, чем ты хочешь заниматься, - Лестрейндж аккуратно повернула голову парня на девяносто градусов к себе, - мы займёмся боевыми заклинаниями, - Беллатриса замолчала головой. Кивнув для пущей убедительности, она отпустила племянника отходя в сторону.
- От правильного заклинания завит всё. Твоя жизнь, успех операции, - бодро, как ни в чём не бывало продолжала она, - непростительные заклинания вы должны были изучать на седьмом курсе. Но это не вся категория нужных нам заклинаний. В разделе тёмной магии великое множество заклинаний, часть которых не знаю даже я. Ты меня слушаешь? Мы начнём с непростительных, попробуем круциатус. потом я покажу тебе несколько других и, когда ты будешь в состоянии наколдовать каждое, мы пойдём гулять, - Лестрейндж решила не затягивать за одно с трансгрессией.
- Защищайся! - Беллатриса дала несколько секунд племяннику, чтобы он мог осознать происходящее, - Crucio* - Беллатриса выждала несколько мгновений, потом убрала палочку.
- Для начала лёгкое. Вставай, продолжим.

____
* Crucio - пыточное

+1

23

- Никакие грязнокровки здесь не при чем, - огрызается Малфой, который понимает - раз его сразу же не убили, наказания не последует. - Это гипотетический вопрос. Просто гипотеза. И писать никому я не стану - Малфои не якшаются с предателями крови. Мне просто было интересно твое мнение. Ты же учить меня собралась.
Так, стоп. Не зарываться. Перегнешь палку - и очнешься на том свете, а Драко, что бы там не думал в минуту мелодраматического отчаяния, пока туда не торопился. Пока.
Тетка подходит к нему ближе и теребит плечо. Разглядывая прожженые дыры в ковре, Малфой опасливо прислушивается к ее негромкому голосу. Теперь уже ясно однозначно - тема Андромеды закрыта. Но из того, что Беллатриса ушла от ответа, принявшись возмущаться предположительной лояльностью к магглам Блэков, он сделал кое-какие выводы. Возможно, Пожирательница и сама не знает, как поступила бы. Возможно. И тогда у него есть призрачный шанс на теткину поддержку, доведись ему... Нет, не предать Лорда, разумеется, но повести свою небольшую игру.
Хотя Малфой понимает, что обольщается - не хватит у него духа незаметно повести свою линию, не хватит. Не будет никакой третьей стороны, если даже отец не смог справиться с этим. Так что рыпаться некуда - принимай Метку, благодари мадам Лестрейндж за науку и вперед, очищать мир.
- Конечно, слушаю, - хмуро отвечает он, все еще под впечатлением предыдущей темы. - Куда еще гулять?..
От расстройства у него испортилось настроение, но Беллатриса не из тех женщин, которые позволят ему капризничать. Она его и не слушает, а ее Пыточное повергает Малфоя на пол.
Когда боль, короткая, но заслонившая собой реальность, проходит, он глубоко вдыхает и тут же чихает - высокий ворс ковра щекочет нос и щеку. Возможно, он все же был наказан - только что.
- Это что, было так обязательно? Аваду ты тоже сначала на мне попробуешь? Или теперь моя очередь накладывать на тебя Круциатус? - язвительно впорошает он, слишком расстроенный, раздраженный и неприятно удивленный, чтобы помнить о том, что наглость в данной ситуации ему больше повредит.

+2

24

Беллатриса испытывающе смотрит на Драко, сверля его взглядом. Мальчик забывается. Беллатриса не потерпит неуважительного отношения к себе, поэтому всё откладывается до тех пор, пока она не научит его хорошим манерам. Беллатриса вынимает кинжал и быстро бросает его в сторону Драко. Чуть левее его горла. Нож распарывает воротник рубашки Драко. Пожирательница молчит. Намёк должен быть достаточно ясен, чтобы его комментировать. Малфою будет лучше, если ему не придёт в голову задать ещё пару глупых вопросов.
Лестрейндж заклинанием пододвигает кресло к себе. Она не спеша садится в кресло, игнорируя резкие реплики Малфоя-младшего. В следующий раз он будет думать прежде чем что-то сказать. Беллатриса лениво поднимает палочку.
- Crucio - в этот раз Лестрейндж не старается сделать заклинание слабым. Племянник напросился сам, пусть теперь мучается. В этот раз Беллатриса не отводит палочку почти сразу, она выжидает. Прошло около минуты, прежде чем она прервала действие заклинание. Раз Драко не понял, что такое пыточное после небольшой порции, придётся объяснять ему по-другому, - Это за хамство и неуважительное отношение, - спокойным голосом объясняет Беллатриса, поглаживая древесину палочки двумя пальцами, - дерзость это хорошо, но только в нужное время, в нужном месте и не со мной. Если будешь и дальше разговаривать со мной в таком тоне, познакомишься с родителями Невилла Лонгботтома, - Беллатриса задумчиво смотрит на племянника, в третий раз накладывая на него круциатус, - а это, чтобы ты лучше запомнил. Если ты ещё не понял, родство со мной не даёт тебе абсолютно никаких привилегий. Будешь выпендриваться, получишь. Продолжим. Встань, и подними палочку. Никогда её не роняй. Я хотела с тобой по-хорошему, ты не хочешь. Значит, будем по-плохому. Самый верный способ не схлопотать непростительное - увернутся от него. Но это не интересно, потому что при таком раскладе авада будет отличатся от банального ступефая только мерой испуга, - Лестрейндж устроилась в кресле, закинув ногу на ногу. Хочет Драко, или не хочет, он будет слушать и слушаться, - будем тренировать твоё протего, потом я объясню, как действует империо. Кстати, я бы на твоём месте сняла пиджак. Он только стесняят движение, - усмехнувшись, Беллатриса добавила, - не волнуйся, толщина ткани на силу заклинания не влияет, - Беллатриса пустила слабый круциатус в племянника, с расчётом, что он сумеет его отразить. Тогда она запустит круциатус сильнее. Её круцио вполне может разнести даже щит опытного аврора, но сейчас Беллатриса преследовала другую цель. Самая распространённая ошибка начинающих - едва им удаётся отразить первое заклинание, они, не зная его силы, начинают мнить себя мастерами протего и не боятся. Тогда следующий удар застаёт их врасплох. Беллатриса запустила в племянника ещё несколькими круциатусами.
- не валяйся просто так на полу. Если получил удар, быстро вставай на ноги и колдуй новый щит. Иначе - ты труп, - Беллатриса посмотрела на часы. Три часа дня. Пожалуй, они увлеклись, особенно, для первого дня. Они пропустили обед, хотя, скорее всего, Нарцисса их не ждала, - перерыв. Отдохни, - Лестрейндж вышла из библиотеки, давая возможность Драко отдышаться и немного побыть одному. Беллатриса вызвала домовика, - принеси суп мистеру Малфою, и скажи, что я приду скоро. Также передай, что если он не поест, то ему влетит, - Лестрейндж отошла в соседний коридор, чтобы Драко не увидел её, если ему вздумается размять ноги. Женщина широко распахнула окно, однако, жаркий летний воздух облегчения не дал. Беллатриса больше любила грозу, когда природа грозится тебя убить. А эта погода для слабаков.
Злость на племянника почти прошла, но неприятный осадок остался. Беллатриса злилась. Злилась, что не может объяснить племяннику что от него требуется без посредника круциатуса. Лестрейндж вернулась в библиотеку.
- Ты поел? Сядь на диван. Знаешь, чем империо отличается ото всех остальных заклинаний, порабощающих человека? Почему оно непростительно? При обыкновенном заклинании человек просто перестаёт быть личностью. Он способен только подчинятся приказам своего господина. Зато действие империо несколько иное. Человек сохраняет свою личность. Если заколдовавший его прикажет ему делать всё как обычно, он будет делать то же самое,что и всегда. Работать, придумывать новые проекты, целовать жену и дочь, приходя домой. А во всех иных случаях он не сможет этого делать, потому что у него не останется ни памяти, ни чувств. Он будет словно слепая марионетка. Понимаешь? В этом вся прелесть империо. При этом жертва выполняет абсолютно все твои приказы. Если ты прикажешь убить ему жену и дочку, он это сделает. Не сможет справится с собой, хотя будет полностью осознавать происходящее. Поэтому оно непростительное. Аваду мы отложим до завтра. Если ты отдохнул, то вставай. Устроим поединок.

+2

25

На этот раз больно - еще больнее. Так больно, что Малфой грешным делом думает, что тетка решила его убить.
Когда болезненная пелена перед глазами рассасывается, он думает, что с большим удовольствием всадил бы этот кинжал тетушке между глаз. Однако Беллатриса полна энтузиазма, от которого его уже с души воротит.
Не начни она подгонять его, он бы так и пролежал на ковре - не из-за того, что надеялся на милость тетки, но из-за того, что так хотя бы не нужно было каждый раз падать, когда безумная маньячка решит в очередной раз чему-то научить его.
Так или иначе, но своей цели Беллатриса не достигла - уважать ее больше, чем уважал до этого, Малфой уже был неспособен, зато теперь смутный интерес и симпатию сменили настороженность и озлобленность, которые едва ли были большими помощниками в обучении чему бы то ни было.
Хмуро поднявшись на ноги и с удимвлением отмечая, что левая нога затекла, будто он валялся на полу по меньшей мере час, Малфой поправил испорченный воротник и невозмутимо выполнил приказание тетки, подняв палочку.
По плохому или по хорошему в ее понимании - он все равно предпочел бы избавиться от всего этого разом. Недавний энтузиазм растаял как прошлогодний снег.
Молча выполнив и следующее пожелание Беллатрисы, он снял пиджак и аккуратно отложил его на стул. Настроившись в точности выполнять все, что хочет ведьма, Малфой потерял и последний интерес к обучению. Угрозы и наказания хороши, но когда они в действительности имеют место в процессе обучения, то более никакие варианты невозможны. Не то чтобы он думал, что больше не получит ни одного Пыточного в процессе занятий, зато теперь погрузился в себя и бездушно старался выполнять требования учительницы, чтобы все это поскорее закончилось и он смог заняться чем-то, более интересным. Даже мысли о том, что он сможет испытать Круцио на ком-то вроде Поттера, его оставили - во-первых, Круцио - всего лишь боль, а Поттер и так довольно часто имел дело с болью, чтобы пугаться ее по-настоящему, а во-вторых Малфоя теперь просто с души воротило от этого Непростительного.
Конечно, следующее Круцио он пропустил. Затем несколько отразил, а затем опять ошибся. Видимо, Беллатрисе вскоре надоело смотреть, как он механическо поднимает и опускает палочку, а в случае неудачи так же механически поднимается с пола сам, и она объявила перерыв и вышла.
Драко с облегчением опустился в кресло, вытирая со лба выступивший пот. В библиотеке было жарко, и от пришедшего эльфа он потребовал немедленно растворить окна, но лучше не стало. Велев унести суп обратно и бросив на эльфа ненавидящий взгляд, стоило ушастому забормотать о расопряжении мадам Лестрейндж, Малфой велел принести стакан с водой. Охладив полученное с помощью магии, он жадно выпил его в пару глотков, так быстро, что горло занемело и началось неприятное покалывание в носу.
Сил практически не было - он слишком часто падал и вскакивал на ноги, слишком многое пережил за это долгое утро. Хотелось поскорее сбежать в свою комнату или, как ни странно, в Хогвартс.
Он даже было поднялся на ноги, но вернувшаяся в комнату Беллатриса заставила его сесть. Опустившись на диван, он мрачно выслушал длинную и уже к середине скучноватую тираду ведьмы об Империусе - кажется, Беллатриса забыла, что им на пятом курсе уже рассказывали о Непростительных, и, как смутно казалось Драко, примерно в тех же выражениях, что заставило его подумать, а не учила ли Лестрейндж в свое время еще Бартемиуса Крауча-младшего этим черным трюкам.
Отдохнул? Как же. Все эти полчаса наслаждался одиночеством. Вот же спятившая стерва, озлобленно подумал он.
Однако спорить не стал - покорно встал, тщательно скрывая скучающий вид, принял дуэльную стойку и приготовился к очередным неприятностям.

+3

26

Как хорошо, что у меня нет детей!
Всё-таки Драко ребёнок, самый настоящий. Потому что, несмотря на взрослые мысли, он ведёт себя, как ребёнок. Нацепляет на себя обиженный вид, выполняет все приказания Беллатрисы с видом "вот видишь, я несчастный и без тебя, а ты мучаешь меня просто так". Он игнорирует абсолютно все реплики Беллатрисы, как будто решил, что раз тётушка не хочет отвечать на его вопросы, то он совсем перестанет с ней разговаривать. Едва ускользает от бдительного взора Лестрейндж, сразу начинает вести себя прямо противоположно её советам. Обиженный ребёнок.
- Ты поел? - Беллатриса демонстративно игнорирует дуэльную стойку Драко, хотя палочку держит наготове. Если Малфой захочет, он может напасть на неё. Беллатриса почти уверена, что если она сможет раздразнить племянника, доведя его до ярости, - ты и так худой. Если ты не будешь есть, то скоро станешь тоще чем я. А тоще чем я бывают только скелеты, - Беллатриса пристально рассматривала племянника, чуть склонив голову. Ей и без легелименции было ясно, что Драко бы с удовольствием бы ей отомстил, сразу за всё.
- Тебе придётся покушать, прежде чем я тебя отпущу. Иначе у тебя не будет сил. если не будешь есть сам, я тебя буду кормить с ложечки, - невозмутимо продолжила Лестрейндж, - тогда у тебя появится определённый стимул заниматься легелименцией... Скажи мне, Драко Малфой? Чего ты добиваешься? какова твоя цель? Что ты и кому хочешь доказать своим поведением?
Нет, выстраивать отношения с племянником нужно было определённо не так. Эта мысль заставила Беллатрису рассмеяться, -  смотри, - палочка Беллатрисы полетела на диван. Справа от Беллатрисы обнаружился журнальный столик. Не долго думая, женщина преодолела эти несколько шагов, - теперь я совершенно безоружна, - весёлым тоном сообщила она, усаживаясь на столешницу, - я же тебя пытала... Долго, мучительно. Отомсти мне. Ты ведь меня ненавидишь, - пожирательница рассмеялась. Происходящее доставляло ей удовольствие. Нет, она не верила, что у Драко хватит смелости ударить. Смелости, сил...

+2

27

Не то на Беллатрису так подействовала ее короткая прогулка, не то его молчание, но отчего-то она приходит в более добродушное расположение духа. Когда она начинает интересоваться, поел ли он, угрожая кормлением насильно, Малфой не менее демонстративно молчит и даже не меняет позу, по-прежнему изображая готовность к дальнейшему обучению.
Она ему не мать, чтобы волноваться по таким вещам, и, более того, это даже не ее дело, ест он или не ест. Захочет - и вообще себя голодом уморит, ей назло. Сначала Круциатусами мучает, а потом начинает ворковать над ним, как будто ей и правда есть дело.
Но теперь Драко не проведешь - на мнимую заботу он больше не кинется, как изголодавшийся пес на кость. Не было у него тетки шестнадцать лет, так нечего и начинать.
Поэтому молчит он и дальше, без выражения смотря на Беллатрису.
Зато когда она начинает цирк с отбрасыванием палочки, ему становится снова чуть-чуть интересно. Он бы с удовольствием приложил насмешницу чем-нибудь. Не Круцио, конечно, как-то не заладилось у него с Круцио, на ближайшее время уж точно, но чем-нибудь другим запустить в тетку соблазн большой. Прямо таки огромный.
Драко сглатывает, рассматривая сидящую на журнальном столике ведьму и прикидывая, не прячет ли она где-то запасную палочку. И что ему будет, если он все-таки воспользуется ее щедрым предложением. Упускать такой случай действительно жаль, все же он практически уверен, что не каждый день Белла Лестрейндж выпускает из рук палочку.
С другой стороны, она еще ничего не сказала о том, что для него это пройдет безнаказанно.
Малфой подозрительно смотрит на тетку. Нарваться на еще одно Круцио совсем не хочется, но ему кажется, что он еще не раз получит взбучку, и с этой точки зрения одним Круциатусом больше, одним Круциатусом меньше - роли особо не играло.
Да и сделать хоть что-то с ведьмой, которая так явно получала удовольствие, пытая его, хотелось до рези в глазах.
Драко поудобнее перехватывает палочку, чувствую пальцами каждую шероховатость на древке. Если он не сделает ничего прямо сейчас - то уже никогда ничего не сделает, вот в чем он совершенно уверен.
И оставлять это так он не хочет.
- Stupefy! - наконец выкрикивает он и получает ни с чем не сравнимое удовольствие, когда темно-красный луч из его палочки несется прямо в грудь Беллатрисы.

+1

28

Беллатриса была готова ко всему, по крайней мере она так думала. Женщина была почти уверена, что племянник стукнет её в ответ круциатусом. Просто, чтобы женщина поняла, как это больно. Лестрейндж была готова к тому, что Малфой попробует наложить на неё империус, не задумываясь, что Беллатриса умеет сопротивляться этому заклинанию. Допускала, что Драко может попробовать ударить тётушку авадой, хотя это было маловероятно. Существовал риск, что сознание Беллатрисы второй раз за сегодня подвергнется легилименции...
Но ступефай!
Прежде чем Беллатриса поняла, что произошло, она перелетела через стол, на котором сидела, отлетая к книжному шкафу. Уже лёжа на полу Лестрейндж осознала случившееся. Сложившаяся ситуация была настолько комичной, что пожирательница не смогла удержаться от хохота. Подумать только, самым банальным ступефаем, который проходят в школе, Драко сумел поразить её, Беллатрису Лестрейндж, едва ли не самую известную ведьму в Великобритании... Она была готова терпеть круциатус, сопротивляться легелименциии. Как ни забавно, это средство самое верное. Все заклинаниям, кроме авады, пожалуй, можно было сопротивляться психологически. А ступефай... Увернуться Беллатриса не смогла бы, а от палочки она избавилась добровольно.
Беллатриса с трудом поднялась на ноги, продолжая смеяться. Она просто до сих пор не могла поверить. Даже боль в спине не заставила Беллатрису прекратить смеяться.
- Молодец. Такого я не ожидала, - выдавила из себя Беллатриса, пока возвращалась на место, держась за поясницу, - ступефай. Банальный ступефай... Ты бы меня ещё петрифукусом тоталусом стукнул. Веселее бы было. Нет, подумать только, банальный ступефай... - Лестрейндж села на диван, подбирая свою палочку. Она уже успокоилась более менее, чтобы нормально говорить. Однако, она продолжала улыбаться.
- И всё-таки, почему именно ступефай, Драко? Впрочем, можешь не отвечать. Ты на сегодня свободен. Занимайся, чем хочешь. Но всё-таки поешь, а то не будет сил. Завтра я тебя жду в одиннадцать, отоспись. Если захочешь начать раньше, приходи раньше, - Беллатриса со вздохом откинулась на спинке дивана. Потом, дождавшись пока племянник уйдёт, она расхохоталась снова. Кто бы мог подумать... Ход был оригинальным. Самый банальный ступефай.

+1

29

Тетка летит через полкомнаты, уморительно задирая ноги в ворохе юбок, и врезается в книжный шкаф.
Но этот эффектный полет Малфой не видит, он зажмурился сразу же, едва атаковав, и теперь с каждой секундой ждет Убивающего. Смотреть в такой момент на мир не очень-то тянет.
Вместо Авады, однако, он слышит смех. Беллатриса смеется, и хотя ей явно досталось, судя по неуклюжим и затрудненным движениям, смеяться она не прекращает.
Прекративший жмуриться Малфой с подозрением смотрит на тетушку - они не так давно знакомы, чтобы он мог поклясться, что она не может смеяться, убивая. Более того, что намного хуже, он практически готов поклясться, что она может.
Однако поведение Беллатрисы не меняется. Она широко улыбается, когд со смехом покончено, и даже выглядит довольной, о чем ему и сообщает.
Он пожимает плечами, все еще не решаясь подать голос. Почему ступефай? Да просто первое, что пришло на ум. Ступефай у него всегда получался, а практиковаться как следует не слишком удавалось, и теперь вот именно это заклинание выскочило первым. Может, лучше бы Круцио, раз они о нем говорили, но кто знает, как отнеслась бы к Пыточному мадам Лестрейндж.
Механически развернувшись, Малфой почти сбегает из библиотеки в спасительный покой собственной комнаты.
Этой ночью он не спит. Он лежит, закинув руки за голову и всматривясь в темноту потолка.
Драко уже не уверен, что хочет продолжать, но есть ли у него альтернатива, он не знает. И, если перестть врать хотя бы самому себе, то стоит признать, что альтернативы нет.
И в одиннадцать утра он снова открывает дверь библиотеки.
- Доброе утро, тетя. Как твоя спина? - Малфой вежлив как на экзмене. - Что сегодня? Империо?
Мерлин его знает, но Империо одновременно притягивает и пугает его.
- Поттер умеет его обходить, - доверительно сообщает он Беллатрисе. - Сопротивляться. Когда Грюм... Мистер Крауч демонстрировал нам это проклятие, он нложил Империо на Поттера и велел ему прыгать кк лягушка, но тот постоял немного и все, так ничего и не сделал. Сказал, что подумал, как это будет глупо, и не стал. Разве такое возможно? Или Поттер и здесь умудрился отличиться? Я бы тоже хотел уметь сопротивляться Империо.
А еще больше - накладывать, но это тетушка нверняка знает и сама.

0

30

Беллатриса просидела в библиотеке до полуночи, заливая крах в отношениях с племянником огневиски. Она хотела быть хорошей тётей, хотела если не любовь, то хотя бы понимание со стороны Драко. Однако, похоже, всё, чего она добилась за два дня - унылое отчуждение и вполне искренняя нелюбовь. Беллатриса выпила ещё один стакан. Спать к себе мадам Лестрейндж ушла поздно, в обнимку с полупустой бутылкой.
Естественно, пробуждение было безрадостным. Голова раскалывалась, словно аврор огромной кувалдой пытался размолотить Беллатрисе голову. Благо, услужливые эльфы были рядом, буквально под локтем, поэтому нужное зелье не заставило себя ждать. С трудом заставив себя подняться и ещё с большим трудом приведя себя в порядок, Беллатриса в конце концов направилась в библиотеку. Почти без пяти одиннадцать.
Племянник, конечно, раньше не пришёл, но и не опоздал. Малфои, Мерлин побери их правильность и пунктуальность.
Беллатриса тактично решает не спрашивать, что Барти сделал с самим Малфоем. Надо думать, их отношения не сложились.
- Хочешь наложить на Поттера империо? - заинтересованно проговорила Беллатриса, поднимаясь со своего кресла, - он не отличился. Просто, надо думать, мальчишка обладает хорошей силой воли. Если хочешь, займёмся сегодня империо, - Беллатриса подошла к Драко и положила руку на его плечо.
- Знаешь, я бы хотела извиниться. Ты вчера, возможно, на меня обиделся. Я даже готова признать, что в чём-то была не права. Но ты тоже должен меня понять, - Беллатриса не стала уточнять, что именно Драко должен понять. О таких вещах не принято говорить вслух. Особенно не принято, когда хозяин дома находится в Азкабане. Магическая тюрьма сильно меняет людей в далеко не лучшую сторону. Малфой должен это понять, обязан.
- Я не буду сейчас накладывать на тебя империо, - продолжила Беллатриса, как будто не было её предыдущей реплики, - вызови домовика. Заставить подчиняться домовиков - проще всего. Они мало способны к сопротивлению, они рождены для подчинения. Однако, если ты научишься накладывать заклинание на живое существо, с человеком тебе будет проще, - Беллатриса остановилась у окна, ожидая, когда Драко приступит к практике. У Беллатрисы был план попрактиковаться с Драко, однако, нужна была ещё готовность Драко, а пока Драко был не готов.

0


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив эпизодов » Невыученные уроки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC