Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Малфой-мэнор » Малая столовая в отдалённой части замка.


Малая столовая в отдалённой части замка.

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://www.mespana.ru/catalog2/1297.jpg
Одна из малых столовых Малфой-мэнора.

+1

2

Переход на новый эпизод
из Гостиной мэнора>>>>
После нападения на Хогсмид уже прошло две недели. За это время ничего интересного, по мнению Кэрроу не произошло, во всяком случае, у нее точно. Она до сих пор злилась на себя за то, что была настолько неповоротлива, что подставила спину под летящее в нее осколок стекла,  а еще больше за то, что Антонин Павлович встал перед ней, чтобы заслонить от Темного Лорда, как девчонку. Но хуже всего то, что она понимала, что виновата в этом только сама.
Сегодня она, как и каждый день, после нападения пришла в малую столовую мэнора, расположенную настолько далеко, что сюда просто редко кто-то заходил. Она просто хотела побыть одна, а здесь было ко всему прочему много зеркал и стекла, что было отлично для ее тренировок. Первый день, она помнит до сих пор, когда закусив нижнюю губу до крови, пришла сюда и со всей злости разбила рукой стекло, чтобы понять, как летят осколки, а затем вновь возвращала комнате прежнее состояние.  Ее душа полная гнева, а глаза наполненные  отвращением к самой себе отражались во всех тех зеркалах комнаты, и она разбивала не только их, но и себя. Алекто настолько привыкшая делать, так как нужно, делать то, что говорят и не отступать ни на шаг от приказа хотела воспитать в себе еще и выдержку, которая бы позволила ей смотреть в глаза Повелителя без страха. А это было достаточно сложно, учитывая, что она видела, как он расправляется с неугодными ему магами. Еще более страшно ей стало, от осознания того, что у нее появилась слабость, за которую она могла поплатиться довольно жестоко, если бы о ней узнал кто-то. Долохов, она никогда не думала об этом, но видя то как он общается с Себир вызывало в ней жуткую ревность и дело было даже не в том, что ей он уделял меньшее внимание, а в том, что он просто уделял помимо нее кому-то. Кэрроу в очередной раз запустила стул в сервант, в котором с грохотом стали падать стеклянные полки вместе с хрусталем.  От звука разбивающего стекла звенело в ушах, но она продолжала все крушить, игнорируя то, что это была не ее собственность. Вся ее жизнь была уже не ее и чем больше она осознавала это ей становилось омерзительно с одной стороны, что она делает по приказу все, а с другой ее настолько привлекало это, что она была готова разорваться на части, чтобы обрести в том хаосе, что творился в ее голове вновь себя. Свободную и независимую. Алекто вновь собирает осколки и помещение приобретает первоначальный облик.  Подойдя ближе к зеркалу она проводит по нему, будто проводя по своей щеке.
- До чего ты омерзительна, Кэрроу! – вопит она в следующую секунду на себя, как баньши и взрывает заклинанием зеркало и останавливая осколки, выставляя щит. В этот раз ей удалось сделать это быстрее, и она ухмыляется, осознавая это, и вновь восстанавливает зеркало. Вымотанная своей тренировкой она садится за стол и водит по нему палочкой, рисуя замысловатые фигуры, похожие на руны.
«Нужно потренироваться в оклюменции, но Долохова я просить не могу, он тогда узнает то, что знать ему не следует, а никому другому я доверить это не могу, - думает Алекто. – Если Темный Лорд узнает, он сможет манипулировать этим и хуже всего, что это может сыграть злую шутку в бою. Что же делать? Не могу же я позволить этому мешать сейчас, сейчас нет времени на эту ерунду! А что, если он пострадает из-за меня? Нет! – Кэрроу бьет кулаком по столу другой рукой со всей силы так, что мраморная столешница расплачивается с ней болью, которая гаснет под убеждением женщины, что это лишь малая капля той боли, что может принести ей утрату наставника из-за чувств, которых она в себе открыла».

Отредактировано Alecto Carrow (2013-01-13 19:56:35)

+1

3

Переход на новый эпизод.
Большая гостина Малфой-мэнора
Нет, эти две недели, тянувшиеся как нить паука в глухом лесу, были тяжёлыми, нервными. Можно ли назвать неделю нервной? Наверное да, раз это слово подходит больше всего. Для Беллатрисы она была очень напряжённой. Мало того, что она поссорилась с мужем, перестала с ним разговаривать, да и вообще избегала находиться в одной комнате, с момента их последней встречи две недели назад, она больше не видела Тёмного Лорда. Поэтому она не знала его отношение к выполненному заданию, не знала, остался ли он доволен её действиями в тот вечер, не знала, чем закончилась несуразная ситуация с Ранокорном, за встречу с которым она звёзды прокляла давным давно. По-прежнему молчаливая сестра, в присутствии которой Беллатриса не знала о чём говорить, и Долохов, чьи шуточки действовали на нервы хуже пятичасовой пытки круциатусом на тело, не способствовали улучшению ситуации.
Все эти две недели Беллатриса бродила по замку, оглядывая архитектурные произведения замка и открывая всё новые уголки для себя. Её мысли постоянно были заняты Тёмным Лордом, потом ссорой с мужем. Она просто не находила себе места в огромном замке и его не менее огромных окрестностях.
Сегодня был как раз один из таких дней. Она снова блуждала по замку, потому что сидеть в своей спальне последнее дело, при социальном и моральном статусе Беллатрисы, центральную гостиную и библиотеку оккупировали Рудольфус с Долоховым. В дальней части замка было прохладно, из-за того, что камины там топились редко, но по большому счёту Беллатриса от этого не страдала, хотя бы по тому, что других уважительных причин было множество. Она проходила мимо очередной комнаты, не особо интересуясь, очередная ли это гостиная или столовая - знакомства с роскошным интерьером Малфой-мэнора по горло хватило ещё на первой неделе, как вдруг из-за двери раздался звон стекла. Беллатриса удивлённо остановилась, заинтересовавшись происходящим. В конце концов, не каждый день в пустой части замка что-то вот так грохает.
- И чудиться мне.... - пробормотала Лестрейндж, выхватывая палочку и осторожно, стараясь не зашуметь, поворачивая ручку двери. К вещему удивлению Лестрейндж, в комнате оказалась всего лишь Алекто, хотя говорить "всего лишь" в данной ситуации с данным человеком было опасно, даже для Беллатрисы. Самым странным было то, что Алекто стояла перед зеркалом, что само по себе странно, и держала отражение за щёку, что было странно вдвойне, как будто любуясь собой. Лестрейндж в нерешительности застыла на пороге, подумывая вернуться в коридор, ну или хотя бы постараться, незамеченной. Керроу резко разбивает стекло с истошным воплем:
- До чего ты омерзительна, Кэрроу! - Беллатриса в ступоре. Она никак не ожидала такого от своей напарницы. Приходит мысль, что даже она не знает почти ничего о ближнем круге. Даже она, самая верная сторонница Тёмного Лорда мало что знает на самом деле о его других сторонниках. Самое обидное то, что она думала, что знает их всех. Так.... Кажется, добрый доктор нужен не мне одной.
Алекто восстанавливает стекло, и Беллатриса быстро и тихо проскальзывает в комнату, что бы не отразиться в гладкой поверхности и этим не выдать себя. Керроу бьёт по столу, из которого, кажется, ещё чуть-чуть, и полетят искры. Беллатриса садиться на стул, набирает воздуха в лёгкие. Сейчас ей нужно быть хорошей актрисой. Сжимает палочку. И не забывать о собственной безопасности.
- О! Самокритика! - звучит насмешливый и громкий голос пожирательницы в спину Алекто. - Горжусь - Беллатриса улыбнулась, действуя методом аристократов - не можешь справиться и скрыть свои чувства - играй на чужих, так, чтобы твои не заметили. На всякий случай Беллатриса сжимает палочку, потом переводит разговор на серьёзную тему, говоря менее громким и насмешливым тоном, уводя Алекто от опасной темы.
- Моя милая, ты действительно думаешь, что кому-то может понравиться, что ты крушишь обстановку замка? Полезное занятие, нечего сказать. Она дорогая, между прочим.  - Беллатриса показательно откидывается на спинку стула и закидывает ногу на ногу, поправляя обручальное кольцо. Корона из густых чёрных волос прижимается спиной к спинке стула, а её обладательница в следующую минуту расправляет её, и чёрный водопад струиться вниз. Если я сейчас выживу, диалог получиться весьма, весьма неплохой. Продолжим. Она выразительно смотрит на Алекто, давая ей возможность собраться с мыслями и продолжить диалог.

+2

4

- О! Самокритика! – зазвучал знакомый голос, но Алекто не вздрогнула, все так же продолжая водить кончиком палочки по столу, повторяя природный рисунок камня. Ее жизнь так же была похожа на рисунок, бесконечные петли и темные, очень темные места, где она была. Если бы можно было заглянуть в душу этой женщины, наверное, там бы была такая же темнота, как и ее мантия. Разговаривать желания с кем-то не имела, может именно поэтому она ушла в самый дальний угол мэнора? Но, Беллатрисе она сказать или более того попросить ее оставить одну не может. Это все же не ее дом.Если бы Лестрейндж учла в честь кого была названа сидящая перед ней  женщина, возможно она бы много раз подумала прежде, чем это сделать. Алекто была названа в честь одной богини мести. И разумеется Кэрроу помнила об этом, хотя сравнивать себя с фурией не хотела. Но ее глаза безусловно могли так же наливаться кровью, впрочем руки ее были не чисты и вряд ли ее можно было назвать благородной леди Кэрроу. Но все же одному человеку она открыла свое истинное лицо, за что сейчас и расплатиться.
«Забыла наложить оглушающие чары, замечательно! – критично подметила Алекто, остановив палочку ладонью, который отдался глухим звуком от соприкосновения ладони со столом. Алекто медленно поднимает взгляд на женщину и делает несколько наклонов головой влево и вправо, отчего издается небольшой хруст.
- Моя милая, ты действительно думаешь, что кому-то может понравиться, что ты крушишь обстановку замка? Полезное занятие, нечего сказать. Она дорогая, между прочим.  – Выразительный взгляд Пожирательницы смерти заставляет Алекто ухмыльнуться.
- Разве здесь что-то разрушено? – Голос Кэрроу звучит с некой долей сарказма, ведь в комнате все и в самом деле все стоит там, где нужно и на зеркалах нет ни единой царапины. – Все лучше, чем просто сидеть без дела и выжидать, когда будем нужны, да и мысли в порядок привести нужно, после… - Алекто резко оборвала свою речь, чтобы перевести тему.  – А собственно, что же вас привело, сюда, в столь отдаленное место .... от законного супруга? – Кэрроу специально решила упомянуть Рудольфуса, ведь она знала о ссоре. Да и потом, это известный ход. Не хочешь, чтобы затрагивали твои проблемы, найди тему, которая будет куда больнее собеседнику, он тут же переведет ее в нейтральное русло сам.

+2

5

Беллатриса всем видом изображает полную расслабленность и беспечность, хотя это не так. Дразнить Алекто опасно, и Лестрейндж это понимает, но ничего не может с собой поделать и продолжает дразнить Керроу, предпочитая азарт и опасность последней благоразумной возможности уйти от греха подальше. Хотя, куда можно уйти от греха, если ты сама один большой сплошной ходячий грех?
- нет, здесь пока ничего не разрушено, но...- Беллатриса непринуждённо болтала, играя в актрису, изображая, что слушает Алекто в пол уха, хотя на самом деле с опаской ловила каждое её слово, - но знаешь, знала я волшебника, который неудачным репаро испортил люстру стоимостью, не помню точно, много-много галеонов.
– Все лучше, чем просто сидеть без дела и выжидать, когда будем нужны, да и мысли в порядок привести нужно, после…
- Да, да, конечно... Но, я для этих целей предпочитаю сад. Менее душная обстановка, стены не давят, - Беллатриса улыбнулась, - слышно далеко. Интереснее, что ли...
– А собственно, что же вас привело, сюда, в столь отдаленное место .... от законного супруга? - - улыбка стёрлась с лица Беллатрисы. Её дыхание остановилось на вдохе, что-то поменялось в выражении лица. она зачем-то бросила далёкий взгляд в окно. Беллатриса слегка обижено посмотрела в лицо Алекто. Тонкие пальцы напряглись и сжались в кулак. А я обязана находиться рядом с ним, всё время? Возникла неловкая пауза - Беллатриса перебирала в уме ответы, содержащие как можно больше колкости. Наконец, она вздохнула и слегка с нажимом решила перевести тему.
- А ты не хочешь выпить шампанского? Я не видела тебя сегодня на завтраке. Конечно, сейчас вы редко завтракаем все вместе, кто-то вообще из гостиной не выходит,  - при словах "кто-то" её голос стал немного твёрже, но потом снова стал таким же лёгким. Не договаривая, Беллатриса щёлкнула пальцами, призывая домовика. Вот возможно, что я сейчас нашла себе более-менее подходящую компанию чтобы спиться, да. Беллатриса сделала приглашающий жест в сторону Алекто и свободного стула. Чтобы спиться и обрадовать мужа. Беллатриса рассмеялась своим мыслям, через мгновение она представила себе, как выглядит со стороны и рассмеялась ещё раз.
- не обращай внимания. - предложила она Алекто, разворачиваясь к столешнице.

+2

6

Алекто никогда не могла похвастаться дружескими отношениями с Беллатрисой Лестрейндж, и тем подозрительнее был их разговор. Впрочем, о том, что они не особо ладят, могли сказать колкость брошенных ими фраз друг другу и бесконечный перевод тем. Кэрроу усмехнулась и все же посмотрела на Беллатрису.
- А ты не хочешь выпить шампанского? Я не видела тебя сегодня на завтраке. Конечно, сейчас вы редко завтракаем все вместе, кто-то вообще из гостиной не выходит, - Сказала Лестрейндж и вызвав домовика приказала ему подать шампанское. Алекто нахмурилась и воспользовавшись моментом, пока Лестрейндж смеялась, попросила принести домового себе огневиски. Налив бокал, Кэрроу продолжала наблюдать за тем, как в порыве заразительного хохотала, копна волос Беллатрисы тряслась вместе с ней. Сделав глоток, Алекто цокнула языком.
- не обращай внимания, - наконец обернувшись, сказала Лестрейндж.
- Как скажете, - коротко ответила Алекто и провела кончиком языка по губам.
Ее никогда  особо не волновали чужие проблемы или мысли. Начнешь сопереживать другому и превратишься в таких же мягкотелых, как орденцы. Но отчего-то именно сегодня Кэрроу впервые потянуло на разговор, о котором она разумеется, могла пожалеть после, но в Беллатрисе ощущалась напряженность, подобную своей, которую женщина так же хотела снять.
Ранение, Долохов заслонивший ее перед Повелителем, Алекто была на взводе и еще больше ее пугало ее озадаченность Антонином.  Посмотрев на Беллатрису, Керроу опустошила бокал.
– Все же тут нужно что-то покрепче, - сказала она, и достав из своей сумочки фляжку налила прозрачную жидкость в бокал, одновременно отодвигая в сторону бутылку огневиски. – Я откровенно не понимаю вас, Лестрейндж. Вы замужем за таким мужчиной, у вас общий интерес, а вы дуетесь на него словно школьница! – Кэрроу намеренно положила палочку на стол, чтобы женщина не посчитала, что она будет на нее нападать. О том, что Беллатриса на нее нападет сама, Алекто конечно думала, но  ее запасные палочки при ней, на скорость реакции жаловаться так же не приходилось, поэтому говорить откровенно было вполне безопасно, если это не будет касаться тем, которые ей не хотелось бы поднимать. Сделав глоток, на сей раз обжигающей куда лучше огневиски жидкости, Кэрроу ухмыльнулась. – Раз уж вы пришли, то говорите. Последние две недели разве что только маггл не смог бы не заметить, как Вы старательно избегает общества супруга. Неужели это все из-за того трижды проклятого желания, который он решил Вам отдать? – Кэрроу сложила руки на груди и пристально посмотрела на сидящую напротив нее Беллатрису.
Алекто отчего-то думала, что ее вопрос удостоится положительного ответа, но вот только запустит ли в нее свой кинжал эта Пожирательница смерти, чьи глаза при Повелителе блестят ярче звезд и и так быстро затухающие при виде законного супруга?

Отредактировано Alecto Carrow (2013-01-23 18:24:12)

+1

7

Нахохотавшись, Беллатриса взяла бокал, так любезно наполненный мисс Керроу. Лёгкий вкус шампанского приятно пощекотал язык. Беллатриса в очередной раз убедилась, что пока, Алекто - наилучшая кандидатура собутыльницы для предстоящего спонтанного спивания, запланированного Беллатрисой всего пару минут назад. По крайней мере, как думала мадам Лестрейндж, воспитанницу сурового русского славянина не придётся долго уговаривать перейти на что-нибудь покрепче. Потом Беллатриса заметила, что в бокале Алекто отнюдь не шампанское и, убедившись в своей правоте, налила себе огневиски в бокал, из которого минуту назад допила шампанское. На душе у Лестрейндж стало немного легче - видимо частицы алкоголя добрались до мозга и начали своё чёрное дело.
– Все же тут нужно что-то покрепче,  - Беллатриса подняла бровь, наблюдая за тем, как Керроу достаёт из сумочки фляжку с жидкостью, настолько прозрачной, что она напоминала воду.
– Я откровенно не понимаю вас, Лестрейндж. Вы замужем за таким мужчиной, у вас общий интерес, а вы дуетесь на него словно школьница! - при словах Алекто Беллатриса гордо вздёрнула вверх подбородок, а в её глазах сверкнула по-Блэковски непокорная негасимая искра. Возможно, она бы признала, что они с Рудольфусом ведут себя довольно глупо со стороны, но ничего не могла поделать, потому что искренне считала себя взрослой. Достаточно взрослой, чтобы иметь своё мнение.
Лестрейндж промолчала, наблюдая, как вторая пожирательница выкладывает на стол свою палочку. Конечно, если быть человеком непосвящённым, то можно подумать, будто находишься теперь в полной безопасности, раз ведьма положила своё оружие. Но Беллатриса давно знала Антонина и могла предполагать, что и у его ученицы найдётся при себе запасная палочка, которая будет слушаться её достаточно хорошо.
- Что это? - поинтересовалась Беллатриса, указывая кончиком палочки на бокал Алекто, а потом аккуратно кладя оружие рядом с инструментом Керроу. - Я хочу попробовать, - сообщила аристократка, откидывая за спину гриву волос. Вряд ли это что-то крепче огневиски. Можно и рискнуть...
– Раз уж вы пришли, то говорите. Последние две недели разве что только маггл не смог бы не заметить, как Вы старательно избегает общества супруга. Неужели это все из-за того трижды проклятого желания, который он решил Вам отдать? - Беллатриса странно улыбнулась.
- Взять. А потом он пришёл его взять. Я вообще с ним не разговариваю. Это моё дело, так же. Да и вообще, почему я должна перед кем то отчитываться? - Беллатриса прищурившись глянула на Алекто. - А откуда у тебя такая уверенность, что я скажу правду, - алкоголь определённо потянул старшую из Блэков на откровенность и длинные доверительные беседы.
- Если я тебя расскажу часть того, что ты захочешь, ты расскажешь мне про тебя и Антонина? И где гарантия, что ты не обманешь, а? - в процессе их взаимного друг к другу недоверия, плавно переходящего в откровенность, Беллатриса достаточно медленно, но уверенно и прочно спивалась, наполняя алкоголем остатки сознания.
- Жарко, ты не против, если я открою окно?

+2

8

- Что это? – Указав кончиком своей палочки на бокал Алекто, поинтересовалась Беллатриса и  Алекто усмехнулась. - Я хочу попробовать, - весьма уверенно добавила аристократка и Кэрроу улыбнулась. Впервые на ее лице появилась действительно дружеская улыбка, во всяком случае, для Беллатрисы это было, впервые.
- Это водка, - коротко ответила Кэрроу и плеснула немного в бокал Лестрейндж, - только не глотайте сразу все, это не ваш пресловутый огневиски. – В голосе пожирательницы прозвучала насмешка и совет одновременно.  Она помнит, как впервые вкусила этот напиток, и это было самое крепкое, что ей доводилось пробовать. Но она помнит и утро, после дегустации, но об этом, она умолчит. Не страдать же в одиночку?
- Взять. А потом он пришёл его взять. Я вообще с ним не разговариваю. Это моё дело, так же. Да и вообще, почему я должна перед кем то отчитываться?  - Беллатриса прищурилась, и Алекто выдержав ее взгляд, сделала глоток из своего бокала.  - А откуда у тебя такая уверенность, что я скажу правду, 
- В нашем мире нельзя быть уверенным ни в чем. И я просто спросила, - Кэрроу одним движением правой  руки достала заколку из своих волос, которая разрушила ее сложную прическу выпуская белокурые локоны на  плечи. – Ваши семейные дела меня не касаются, но в последнее время это стало достоянием общественности и не очень хорошо позиционирует вас, как аристократку, но в целом. Это не мои проблемы. – Кэрроу усмехнулась, однако следующий вопрос заставил ее нахмуриться, и лишь выдержка женщины позволила ей удержаться от того, чтобы не освободить из ножен запасную палочку.
- Если я тебя расскажу часть того, что ты захочешь, ты расскажешь мне про тебя и Антонина? И где гарантия, что ты не обманешь, а?
- Что вас интересует, Лестрейндж? – ровным голосом спросила Кэрроу. Она не была пьяна настолько, чтобы рассказывать Беллатрисе правду, во всяком случае, ту, что могла отрицательно сказаться не только на ее образе независимой женщины, но и на статусе суровой Пожирательницы смерти. И  не запустить все годы просто к гриндиллоу в омут.
- Жарко, ты не против, если я открою окно? – спросила Лестрейндж и Алекто коротко кивнула в знак согласия. Алкоголь довольно быстро действовал на аристократку, и это было на руку Кэрроу.
Не спрашивая, женщина наполнила бокал Беллатрисы, на этот раз наполовину.
- Я довольно давно знакома с Антонином Павловичем, думаю это вам прекрасно известно. Я благодарна ему за то, что он смог сделать из меня настоящего последователя нашего Повелителя. Он отличный наставник и пожалуй, для меня он значит больше чем родной брат. – Кэрроу устремила свой цепкий взгляд на Беллатрису и допив свой бокал наполнила его вновь. Конечно она не договаривала, но кто может поверить в то, что женщину в ее возрасте может волновать, наполовину ее старше мужчина, годящийся ей разве что в отцы. Алекто и сама не могла понять, что ее склоняет к столь странному выводу, но его она оставит при себе, во всяком случае пока.

Отредактировано Alecto Carrow (2013-01-25 23:16:37)

+2

9

- Это водка, только не глотайте сразу все, это не ваш пресловутый огневиски. - Беллатриса с лёгким подозрением посмотрела на Алекто. На мгновение ей почудилась в её голосе насмешка? Почудилась ли? Нельзя сказать наверняка. Бросив быстрый взгляд на Алекто, Беллатриса взяла в руки бокал, отметив, что Керроу налила достаточно мало. Но Лестрейндж с выводами не спешила. Для начала нужно было попробовать это произведение алкогольного искусства, прежде чем что-то говорить. Сомнения о крепкости жидкости закрались в грудь пожирательницы, да и название доверия не внушало. Беллатрикс бросила загадочный взгляд на блондинку. В конце концов, она это пьёт. Лестрейндж выпила жидкость, как бы отвечая на вызов, который ей бросила насмешка Алекто. Сперва она ничего не почувствовала, но в следующее мгновение огненная жидкость обожгла ей горло. Что там огневиски! Водка... какое загадочное название. Беллатриса закашлялась, у неё немного кружилась голова.
- Странное название... Это привёз Антонин из... России? - вспомнила название Беллатриса. Несмотря на то, что характер напитка окончательно растоптал все её ожидания, она и не думала отказываться от его дальнейшего распития. Отказ- значит, слабость. Слабость - значит, проигрыш. А Беллатриса не умела проигрывать. Да и крепкость напитка, как-никак соответствовала желанию Беллатрикс напиться. Даже если этот напиток, загадочная водка, и не совсем соответствовал званию аристократки.
- В нашем мире нельзя быть уверенным ни в чем. И я просто спросила. Ваши семейные дела меня не касаются, но в последнее время это стало достоянием общественности и не очень хорошо позиционирует вас, как аристократку, но в целом. Это не мои проблемы. - Беллатриса согласно кивнула, соглашаясь с Керроу и наблюдая, как та в мгновение ока разрушает свою причёску. Похоже, на последнюю тоже начинал действовать алкоголь, хотя и не так быстро, как на Беллатрису. Конечно, ведь у ученицы Долохова должен быть особенный иммунитет к к подобным "чаепитиям".
- Да, это не твои проблемы. Но ведь и у тебя они тоже есть. Как ты верно отметила, только последний маггл не мог заметить, что... - у Беллатрисы начинали путаться мысли, поэтому, чтобы продолжить предложение, ей пришлось выдержать небольшую паузу. - что не я одна старательно избегаю общества. Когда ты в последний раз спускалась завтракать со всеми, а, Алекто? - Беллатриса расстегнула рукава у платья, потянув за завязки, ослабляя корсет. В руках она беспокойно вертела кулон, висевший на шее.
- Что вас интересует, Лестрейндж? - Беллатриса посмотрела вверх, припоминая, что именно она хотела узнать. Водка странным образом воздействовала на Лестрейндж.
- Ты можешь называть меня на ты, если хочешь, - пожирательнице показалось, что нужно рассказать собеседнице, почему они переходят на ты, - понимаешь, когда я была почти вдвое моложе, я тоже не совсем понимала, как это - Антонин - старый друг моего отца. Я поначалу много сбивалась, но потом привыкла. Ко всему со временем привыкаешь, вот и я привыкла. Постепенно всех начинаешь называть на "ты", вот так вот...
Получив согласие Алекто на проветривание помещения, Беллатриса взяла со стола палочку, нетвёрдой рукой наводя её на оконную раму.
Alohomora* - Беллатриса промахнулась, попав в стену. - Ой, что это я... Alohomora - окно всё-таки распахнулось, и Беллатриса облегчённо снова уронила палочку на стол.
- Я довольно давно знакома с Антонином Павловичем, думаю это вам прекрасно известно. Я благодарна ему за то, что он смог сделать из меня настоящего последователя нашего Повелителя. Он отличный наставник и пожалуй, для меня он значит больше чем родной брат.- Беллатриса согласно кивнула, принимая заново наполненный бокал. Она сделала движение рукой в сторону Алекто, призванное обозначить благодарность.
- Но ведь это это не всё, я права? Только слепой не мог заметить, что происходит между вами последние две недели. Это странно. Как ты мне это объяснишь? - Беллатриса ещё немного отпила из бокала.
- А вот мы с Рудольфусом... Понимаешь, я его люблю, по-своему... только...Во-о-от. А из-за того, что он иногда ведёт себя, как последняя скотина, я его терпеть не могу. Он... он всегда думает, что-о он всегда прав. Но он не прав. Я ему это говорю, а он меня не понимает. Понимаешь, не-по-ни-ма-ет. - Разумеется, Беллатриса не собиралась пересказывать все тонкости их с Рудольфусом бытия, но ведь что-то надо же было рассказать! Приятно, когда тебя кто-то понимает. Беллатриса облокотилась о стол, полулежа на нём. - И я говорю ему, что он не прав, а он ведёт себя, как последняя сволочь. - Беллатриса ударила кулаком по столу, сердито вздохнув.

______________
*-Alohomora - отпирающее заклинание.

+2

10

Беллатриса довольно быстро пьянела, но это ничуть не удивило саму Алекто, в первое знакомство с напитком со столь «странным названием», она вела себя именно так. И эта вроде и тяжесть, и легкость в голове одновременно. Так хорошо заглушающая переживания. Переход на «ты» немного удивил женщину, но она решила, что это вполне уместно, учитывая их разговоры. Темы их разговоров.  Но Лестрейндж все опаснее приближалась слишком близко к теме, которую Алекто хотелось бы не поднимать. Мужчины. О чем могут говорить женщины, в отсутствие ранее упомянутых? Ну а что? Пожиратели смерти такие же маги и люди, в конце концов, и у них тоже бывают трагедии ну и комедии, а иногда и трагикомедии и драмы.
- Но ведь это это не всё, я права? Только слепой не мог заметить, что происходит между вами последние две недели. Это странно. Как ты мне это объяснишь? –  Не унималась Лестрейндж.
- Просто…, - Кэрроу отпила из бокала и перевела взгляд на Беллатрису, которая, уже облокотилась на стол смотрела на нее с интересом. – Почему это собственно мое не появление за завтраком вы…ты…связываешь с Антонином? Я…у меня не было аппетита, вот и все, - решила закончить более нейтрально женщина и осушила свой бокал.
Далее последовало то, что Кэрроу никак не ожидала…признание в любви к супругу. От удивления она даже вскинула бровь.
- Вот это новость, никогда не думала, что ты его любишь, - Кэрроу сдержала смешок, но скорее всего из-за того, что ей стало не особо смешно из-за воспоминаний. Стук по столу и вовсе привел ее в чувства.  – Мне кажется, что мужчины всегда такие. Вечно мы не правы. – Алекто наполнила свой бокал и запрыгнула на стол, перекинув  ноги так, что она оказалась рядом с Беллатрисой, вот только спускаться она и не думала. – Я признаться, понимаю тебя, - Алекто поставила бокал рядом с бокалом Лестрейндж и откинув ткань юбки закинула одну ногу на другую, оголяя их. В комнате действительно становилось жарко и не только от спиртного.  – Вот скажи,  Долохов, так оберегает меня, можно сказать, как с дочерью носится, но его поступок перед Лордом просто вывел меня из равновесия! – Кэрроу откинула прядь, что мешала ей рассмотреть Лестрейндж получше. – Он заслонил меня! Нет, только подумать! Как школьницу! – Алекто сделала еще глоток для храбрости, чувствуя, как ее переполняет желание высказать всю правду. – Нет, я конечно понимаю, что была слишком не самостоятельна, но я не девочка! Хотя…- Алекто сползает со столешницы и запечатав дверь запасной палочкой опускается рядом с Лестрейндж. – Мне иногда нравится это, понимаешь? – почти заговорчески шепчет Алекто. – Вот ты такая красивая Белла, - убирая прядь волос с плеча женщины, продолжает Кэрроу. – Ты замужем за таким мужчиной! Сильный, властный, ну что тебе надо, а?! А я же, blyad`, как дура, понимаешь. Одна и всегда так будет, потому что убила своего престарелого женишка.  А Антонин помог мне, он всегда рядом был.  Он мне дороже даже отца. И если, tvoyu mat`, он узнает о том, что я кажется, вижу в нем мужчину, меня просто же засмеют! – Кэрроу рассмеялась,  - Но если ты скажешь, то я убью тебя, поняла? Ничего личного,  - Алекто на секунду придала серьезности своему лицу, а после вновь улыбнулась. – Я помнится, напилась тогда, этот труп, все отлично вышло. Никто и не подумал на убивающуюся горем невесту, что именно я убила этого магглолюбца.  Но Долохов. Он же невыносимо привлекает к себе. Мне такие сны снились! Ужас! Даже вспомнить стыдно, я списала все на свой юный возраст и забила голову боевыми заклинаниями, да и потом Первая война. Все было в прошлом. Но сейчас, мне просто …страшно за него, Белла. Ты думаешь, я из вредности крушила здесь все? Да чего там! Я плохой боец, если позволяю себе думать об отношениях! Какая тут война, если в голове то, что может быть …. Арр…. У нас такая разница в возрасте, ему за шестьдесят! Тридцать лет, как пропасть. – Кэрроу развернулась и с силой стукнула себя по лбу. – Мне нужно заняться оклюменцией иначе Темный Лорд устроит хорошую жизнь и ладно мне. – Кэрроу развернулась к Лестрейндж. – Может, поможешь? Я в долгу не останусь, но к Долохову, сама понимаешь мне нельзя, может, есть что-то, чтобы эту женскую ерунду из головы вырвать? Я прямо, не знаю, что и делать. Если я увижу его, боюсь, что это увидит и все…репутация…к нюхлеру. - Кэрроу сделала глоток, на этот раз куда больший, от выговоренного стало легче, вот только не так, как хотелось бы.

Отредактировано Alecto Carrow (2013-01-26 22:57:41)

+2

11

- Просто…Почему это собственно мое не появление за завтраком вы…ты…связываешь с Антонином? Я…у меня не было аппетита, вот и все, - Лестрейндж улыбнулась и покачала голововой
- Все две недели? - Беллатриса села по удобнее и стянула с пальца фамильное, а затем и обручально кольцо, которые, как ей казалось, были тяжёлыми и ужасно мешали.
- Вот это новость, никогда не думала, что ты его любишь, - Беллатриса мрачно посмотрела на Алекто и выпила ещё "водки". Ей хотелось алкоголя. Ей нужно было алкоголя.
– Мне кажется, что мужчины всегда такие. Вечно мы не правы. Я признаться, понимаю тебя, - Беллатриса серьёзно закивала головой.
- Считаю, что мы слабый пол и ничего не можем. Как будто, они всегда правы только потому, что они мужчины, видите ли. Это, конечно, интересно и забавно. Обидно только. Ты для них ничего не значишь, только потому, что носишь юбку! -  Беллатриса откинулась на спинку стула и в подтверждение своих слов выразительно развела руками.
– Вот скажи,  Долохов, так оберегает меня, можно сказать, как с дочерью носится, но его поступок перед Лордом просто вывел меня из равновесия! Он заслонил меня! Нет, только подумать! Как школьницу! Нет, я конечно понимаю, что была слишком не самостоятельна, но я не девочка! Хотя… Мне иногда нравится это, понимаешь? - Беллатриса яростно закивала головой.
- Понимаю. Мне кажется, что ты ему дорога. Он к тебе привык. Поэтому он тобой дорожит.
– Вот ты такая красивая Белла, - Лестрейндж устремила заинтригованный взгляд на собеседницу. Ты замужем за таким мужчиной! Сильный, властный, ну что тебе надо, а?! - женщина вздохнула.
- Понимаешь, он сильный, властный... да! Да, Мерлин! И мне это нравится. Только я хочу, чтобы он любил меня. Бывают такие моменты, когда мне просто хочется к нему прижаться. Я чувствую себя в безопасности. И никто, и ничто не может меня в этот момент ранить, потому что он, Рудольфус - рядом со мной. Я под его защитой. Я всегда чувствую себя рядом с ним хрупкой и беззащитной. И мне это нравиться. Очень. А он, вместо того, чтобы так же любить меня, начинает ревновать на пустом месте, выходит из себя по поводу всяких мелочей. А я не хочу. чтобы так было, понимаешь...
Но ведь и это не всё.... Я люблю ведь Рудольфуса, но не достаточно сильно... Не так, как могла бы...
- Беллатриса замолчала, слушая Алекто.
- Мне кажется, что у тебя немного заниженная самоо.. само... самооценка. Вот. Ты себя не ценишь. Посмотри на это с другой стороны: ты молода и красива. В отличие от меня, ты молода. В отличие от Нарциссы, ты независима. Да и меня ведь полностью свободной назвать нельзя. Тэсс вообще не считается. У тебя нет конкуренток. Любой мужчина в нашей весёлой компании - твой, стоит тебе только этого захотеть. Они все тут взрослые, причём двое из нас - замужем. И, заметь, Нарцисса ещё не изменяла Люциусу. Это выше её принципов. И Антонин, понимаешь, ему ведь тоже хочется... А ты ему ещё и дорога... Я не понимаю, почему тебя так смущает возраст. Он по идее должен смущать Антонина, но это не такой человек, чтобы смущаться. Если ты перестанешь избегать, если мы перестанем избегать, ну мы перестанем прятаться в замке и вернёмся ко всем... В общем, я хочу сказать, что у вас с Антонином всё будет хорошо.
Это не слабость - думать о войне об отношениях. У тебя вот ещё не самый страшный случай, да и потом, смотри: Орден Феникса, будь он проклят, они там все сражаются, но и живут, и радуются... А мы чем хуже? Чем, вот скажи мне? Нет, мы тоже имеем право. Почему нам должно быть плохо, когда им хорошо? Алекто, мысли... мысли они не страшны. Сташно их отсутствие, когда ничего уже не чувствуешь. Это страшно. А раз ты чувствуешь - радуйся, ты жива. Только живые могут чувствовать.
Я никому не скажу, - 
- Беллатриса наглядно провела пальцем по шее. где совсем недавно зажил порез от её собственного ножа. Она подтянулась на руках, тоже закидывая себя на стол. Усевшись поудобнее на дорогой столешнице она осторожно приобняла Керроу как бы успокаивая.
– Мне нужно заняться оклюменцией иначе Темный Лорд устроит хорошую жизнь и ладно мне. Может, поможешь? Я в долгу не останусь, но к Долохову, сама понимаешь мне нельзя, может, есть что-то, чтобы эту женскую ерунду из головы вырвать?
- Ну про женскую ерунду, это ты, полегче. Это ведь не страшно. Но если хочешь, я могу с тобой позаниматься. Без проблем, - Беллатриса рассмеялась, - тем более, что у меня и опыт подобной практики имеется -= знаешь, наверно. Я на каникулах с племянником занимала. Плохой по правде, наверное, из меня учитель. Но... не во всём же быть талантливой? - Беллатриса взяла бокал, пустевший сегодня не раз, и чокнулась с Алекто, залпом допивая остатки жидкости.
- Я помню, когда я маленькая была, ну, мне лет семь было... Может, восемь. К нам Антонин приехал. С папой пить. Праздник там у них был, какой-то, повод был. Мама тогда сразу в спальне заперлась - она, как и я, до смерти это не любит. А они сидели внизу, пили, разговаривали. Мне в комнате скучно было и я спуститься решила. Забыли они тогда про меня. А я ведь любила "дядю Антонина". Он редко приезжал, но всегда с подарками. За что я люблю Антонина, так за то, что он это скорее всего и не помнит. Хотя, правильно, он же пьяный был! Вот, я спустилась, дальше не очень помню, что было. Помню, что потом отец ушёл за второй порцией виски, а мы остались. Долохов так шутил, смеялся. А я девочкой смешной была. У меня ведь и палочки тогда не было. И вот он мне тогда какое-то пустяковое заклинаньице показал, что-то типа ступефая, не помню. И пообещал научить русскому, представляешь? Так и не научил... Он, наверное, и не помнит. Да и вот я, тоже, вспомнила... - Лестрейндж с интересом рассматривала дно стакана.
- А вот знаешь, я, конечно, на Руди обиделась, потому что он не прав. Ну не прав же? Как так можно, оскорблять меня, ну? Да и потом он такой противный в спальню ко мне пришёл... Желание это, забери его Моргана. Но вот всё-таки, я себя неудобно чувствую. Понимаешь, он... он такой ранимый... Он так болезненно реагирует на всё... Он ведь, переживает, - Беллатриса склонила голову на плечо Алекто, - жалко его, я ведь т ещё стерва... Но и вины он своей не понимает! Нет, чтобы понять и прийти извиняться, но, ведь, нет - гордый слишком. И хорошо, если нормальный ходит. А то ведь и напиться может, как.. как... - Беллатриса сокрушённо вздохнула и уткнулась в плечо Алекто.
- Наверное, люблю я Руди, хоть он и зараза редкостная. Полюбила, понимаешь? Ну не могу я его не любить, когда мы через столькое вместе прошли... И свадьбу, и войну, и Азкабан... А ещё знаешь, почему мы ругаемся? Он наследника хочет. И всё время хотел. А я не хочу. Я даже раньше противозачаточное тайком пила. Ну нельзя, ну нельзя мне ребёнка. Я воин! А мать из меня ужасная...

+3

12

Прослушать романс>>>
- Считаю, что мы слабый пол и ничего не можем. Как будто, они всегда правы только потому, что они мужчины, видите ли. Это, конечно, интересно и забавно. Обидно только. Ты для них ничего не значишь, только потому, что носишь юбку! – Разведя руками, ответила Беллатриса и Алекто обхватывая бокал, утвердительно сделала, словно акцент на слове о юбке указательным пальцем.
- Верно! А ведь мы вполне могли бы в некоторых вещах дать им фору! – Добавила женщина. – Но это скорее виноваты, чертовы традиции, которые заложены были  еще нашими предками. Патриархат. Глава рода, только мужчина, а если сидеть дома, так только женщина! Никогда не понимала самоотверженных женщин, как твоя сестрица, готовая положить свою жизнь на жертвенный камень, только бы быть в тени своего супруга, хотя вот уж кто мог бы вертеть головой, так она. В отличии от это напыщенного трусливого павлина. – Алекто намеренно не стала уточнять имя, Лестрейндж все равно поняла ее.
- Понимаю. Мне кажется, что ты ему дорога. Он к тебе привык. Поэтому он тобой дорожит.  –закивав головой поддержала Лестрейндж.
- Он мне тоже дорог, но я же такая гордая, Белла! – Алекто расстегнула несколько пуговиц платья. – И эта гордость не позволяет мне некоторые поступки переживать спокойно.  Но он не этот зануда Рабастан, которому я могу легко высказать все в лицо, понимаешь? Антонин не такой, мне не хочется его подвести или оскорбить чем-то и это делает меня такой уязвимой! – Кэрроу сделала еще глоток и посмотрела на Беллатрису, которая начала говорить о своем супруге.
- То есть ты хочешь просто ласки, как и всякая женщина, моя дорогая, - заключила Алекто. – Почему бы тебе не сказать это ему? Мне кажется, он поймет. Ну, или если хочешь, я бы могла намекнуть ему при случае, хотя это дела семейные и тут посторонний лишний. Попробуй показать ему свое отношение…по-женски. Даже не знаю, у меня не так много опыта в вопросе отношений.
- Мне кажется, что у тебя немного заниженная самоо.. само... самооценка. Вот. Ты себя не ценишь. Посмотри на это с другой стороны: ты молода и красива. В отличие от меня, ты молода. В отличие от Нарциссы, ты независима. Да и меня ведь полностью свободной назвать нельзя. Тэсс вообще не считается. У тебя нет конкуренток. Любой мужчина в нашей весёлой компании - твой, стоит тебе только этого захотеть. Они все тут взрослые, причём двое из нас - замужем. И, заметь, Нарцисса ещё не изменяла Люциусу. Это выше её принципов.
- Возможно, и занижена, но я хочу сказать, что я теряю себя именно при Антонине. –Кэрроу усмехнулась. – Никогда бы не подумала, что буду сидеть с тобой на столе и делиться столь личным. – Сделав небольшую паузу, женщина продолжила.  – Ну, давай, посмотрим. Кто у нас из свободных. Макнейер? Руквуд? Гарди? Это все не то, Белла. Я не такая простая женщина, меня усмирить, впрочем, как и тебя может действительно сильный и властный, не боящийся огня.
- И Антонин, понимаешь, ему ведь тоже хочется... А ты ему ещё и дорога... Я не понимаю, почему тебя так смущает возраст. Он по идее должен смущать Антонина, но это не такой человек, чтобы смущаться. Если ты перестанешь избегать, если мы перестанем избегать, ну мы перестанем прятаться в замке и вернёмся ко всем... В общем, я хочу сказать, что у вас с Антонином всё будет хорошо. – Продолжала убеждать ее Лестрейндж и Кэрроу наполнила вновь бокалы.
- Белла, «тоже хочется»  это признаюсь, весьма ценное уточнение, - Кэрроу не смогла сдержать улыбки. – Смущаться он точно не может, это определенно. Эх! – Кэрроу отмахнулась рукой, будто от своих слов и сделала глоток.  В голове стало совсем тяжело, чтобы понимать, где грань в словах. – Думаешь, Антонин заметил, что я переменилась? Хотя, от него невозможно ничего же скрыть. – Кэрроу замерла на мгновение, задержав взгляд в одной точке.
-Это не слабость - думать о войне об отношениях. У тебя вот ещё не самый страшный случай, да и потом, смотри: Орден Феникса, будь он проклят, они там все сражаются, но и живут, и радуются... А мы чем хуже? Чем, вот скажи мне? Нет, мы тоже имеем право. Почему нам должно быть плохо, когда им хорошо? Алекто, мысли... мысли они не страшны. Сташно их отсутствие, когда ничего уже не чувствуешь. Это страшно. А раз ты чувствуешь - радуйся, ты жива. Только живые могут чувствовать. Я никому не скажу, -   - Беллатриса  провела пальцем по шее, а затем тоже запрыгнула на стол и приобняла Алекто. Зайди кто, в этот момент, наверняка странно бы восприняли эту картину, поэтому Кэрроу благодарила Мерлина, что в эту часть дома никто и не ходил особо. Пропихнув руку за спину женщины, Алекто приобняла ее. Это оказалась для нее весьма необходимо сейчас.
- Ореднцы, к гриндилоу их Белла! Предатели крови, добивающиеся того, что может погубить все, что было сотворено нашими предками и сотворившие себе кумира в этом очкарике со шрамом.  Но все же чувства лишние. Ты только представь, на рейде…нападают авроры или задание Лорда и я не смогу при случае пожертвовать Антонином. Сейчас конечно тоже не стала бы это делать, но Повелитель не одобрит никаких чувств, ты же знаешь. Мы не справились, потому что Алекто наплевала на цель, спасая Долохова. После этого авада, не иначе. Вот в чем проблема. Понимаешь?
- Ну про женскую ерунду, это ты, полегче. Это ведь не страшно. Но если хочешь, я могу с тобой позаниматься. Без проблем, - Беллатриса рассмеялась, - тем более, что у меня и опыт подобной практики имеется - знаешь, наверно. Я на каникулах с племянником занимала. Плохой по правде, наверное, из меня учитель. Но... не во всём же быть талантливой?
- Буду признательна, все же, хочется уметь отстраняться, хотя против Лорда особо не закроешься, но все же. – Кэрроу внимательно наблюдает, как Беллатриса залпом осушает бокал и продолжает рассказывать на этот раз о своем детстве и Антонине. Затем она немного помолчала, разглядывая дно бокала и Кэрроу опомнившись, наполнила его вновь. Прекрасное заклинание незримого расширения, можно наполнить небольшую бутылочку так, что хватит на целую армию Пожирателей.
- А вот знаешь, я, конечно, на Руди обиделась, потому что он не прав. Ну не прав же? Как так можно, оскорблять меня, ну? Да и потом он такой противный в спальню ко мне пришёл... Желание это, забери его Моргана. Но вот всё-таки, я себя неудобно чувствую. Понимаешь, он... он такой ранимый... Он так болезненно реагирует на всё... Он ведь, переживает,  - Беллатриса склонила голову на плечо Алекто,  и Кэрроу растерянно провела по голове женщины, прислоняясь щекой к ее волосам. - Жалко его, я ведь т ещё стерва... Но и вины он своей не понимает! Нет, чтобы понять и прийти извиняться, но, ведь, нет - гордый слишком. И хорошо, если нормальный ходит. А то ведь и напиться может, как.. как... - Беллатриса сокрушённо вздохнула и уткнулась в плечо Алекто. - Наверное, люблю я Руди, хоть он и зараза редкостная. Полюбила, понимаешь? Ну не могу я его не любить, когда мы через столькое вместе прошли... И свадьбу, и войну, и Азкабан... А ещё знаешь, почему мы ругаемся? Он наследника хочет. И всё время хотел. А я не хочу. Я даже раньше противозачаточное тайком пила. Ну нельзя, ну нельзя мне ребёнка. Я воин! А мать из меня ужасная...
Кэрроу все больше терялась, не зная, что делать с женщиной, которая так отчаянно уткнулась в ее плечо. Почему-то в этот момент ей захотелось напеть русский романс, хотя она сомневалась, что Белла ее поймет, но мотив был в ее голове.
Celuju noch' solovej nam nasvistyval,
Gorod molchal i molchali doma.
Beloj akacii grozd'ja dushistye
Noch' naprolet nas svodili s uma.
Beloj akacii grozd'ja dushistye
Noch' naprolet nas svodili s uma.

Sad ves' umyt byl vesennimi livnjami,
V temnyh ovragah stojala voda.
Bozhe! Kakimi my byli naivnymi!
Kak zhe my molody byli togda!

Gody promchalis', sedymi nas delaja.
Gde chistota jetih vetok zhivyh?
Tol'ko zima da metel' jeta belaja
Napominajut segodnja o nih.

V chas, kogda veter bushuet neistovo,
S novoju siloju chuvstvuju ja:
Beloj akacii grozd'ja dushistye
Nevozvratimy, kak junost' moja.

-Ja ljublju Antonina Pavlovicha, nastol'ko, chto mogla by ubit' kogo ugodno i umeret' za nego i nikakoj muzhchina ne nuzhen, Bella. Ni odin. Ponimaesh'? – не переходя на английский сказала Кэрроу и осушив бокал вновь провела рукой по волосам Беллатрисы. – Мы все прошли через многое, это нас объединяет. Он мужчина, Белла, глава рода, ему нужен наследник и это понятно. Но я понимаю тебя. Мне кажется, я бы вообще не смогла бы стать матерью. Ну что я могу дать? Хороша же, чистую кровь? Богатый военный опыт? Да и что там! Нет мужчины, которого бы я подпустила к этому, как ты говоришь молодому телу. Хотя, есть, но это немыслимо! Даже и думать нельзя. – Кэрроу рассмеялась. – Водка куда лучше Веритасерума, согласись.

Отредактировано Alecto Carrow (2013-01-27 14:31:23)

+2

13

В то время, пока Алекто не менее горячо отстаивала права женщин неизвестно перед кем, ведь самой Лестрейндж не нужно было ничего объяснять, Беллатриса горячо кивала и поднимала к верху руку, не имея больше слов, чтобы выразить свои эмоции. Во время одного из таких языческих жестов, Беллатрикс дёрнулась особенно рьяно и облила своё платье водкой, однако её это ничуть не смутило и она продолжила так же яро подтверждать слова Алекто и выражать свою нелюбовь к зятю, или, как сказала Алекто, к павлину.
Павлины вообще были больной темой для Беллатрисы. Её раздражали эти животные, а точнее птицы. От роскошных перьев до кончика клюва. Своей гордостью, чувством собственной важности, хотя те, которые жили в парке у Люциуса, по мнению Беллатрсы, даже на пирог не годились. Однако, это не было поводом, чтобы не встать на защиту сестры.
- Понимаешь, Нарцисса, она такая... Ранимая, нежная. Как капризный цветок. Она была всегда любимицей родителей. Когда-то я даже завидовала ей, но теперь не завидую, потому что Нарцисса... Она не приспособлена для войны. Она привыкла жить зависимой... Я не знаю, как это объяснить, но если хочешь, я попробую... - Беллатриса залпом допила остатки водки в стакане, снова давая его наполнить Алекто. Сколько она уже выпила водки, она не помнила, но ей уже было всё равно. Вкус напитка стал достаточно слабее ощущаться, но Лестрейндж абсолютно не обратила никого внимания.
- Он мне тоже дорог, но я же такая гордая, Белла! И эта гордость не позволяет мне некоторые поступки переживать спокойно.  Но он не этот зануда Рабастан, которому я могу легко высказать все в лицо, понимаешь? Антонин не такой, мне не хочется его подвести или оскорбить чем-то и это делает меня такой уязвимой!
- Алекто! Как я тебя понимаю, дорогая! И ведь нельзя же к ним просто так взять и подойти. Сразу думаешь, о чём он подумает... - Беллатриса продолжила слушать блондинку, удобно устроившуюся на столе.
- Нет, какая тут ласка! Мне хочется, чтобы он меня уважал. Чтобы он воспринимал меня не только как изготовитель наследников и секс... сексуаль-но половой , ну или как?, объект. Вот, Алекто, понимаешь? - Беллатриса обречённо махнула рукой.
- Да... Сильный и властный, - улыбаясь протянула Лестрейндж, смотря в даль, вспоминая Лорда. - И мне также. Нельзя, нельзя жить и спать с мужчиной, который не может подчинить тебя себе.
-Белла, «тоже хочется»  это признаюсь, весьма ценное уточнение, - Беллатриса улыбаясь махнула ей бокалом, – Смущаться он точно не может, это определенно. Эх! Думаешь, Антонин заметил, что я переменилась? Хотя, от него невозможно ничего же скрыть.
- Думаю нет. Думаю, они с моим мужем даже не заметили, что нас нет. Развлекаются опять, наверное... - Беллатрисе поторговалось выпить, чтобы проглотить то, чем именно там они занимаются, по представлениям Лестрейндж. - Вот сто процентов... Ай, да ладно, не будем о плохом. Они вообще, знаешь ли, эти мужчины, такие... Ничего не видят. Не думаю, что Антонин даже догадывается о твоём отсутствии. - Беллатриса обнялась с Алекто. Сейчас в её груди одновременно застыли два чувства. Во первых, нет, это во-вторых, она немного начинала хотеть спать, а во-первых, ей было на душе спокойно и легко, как никогда. Она была необычайно уверена в себе, и, казалось, напади сейчас хоть весь Орден Феникса всем стадом, ей это всё по плечу. В одиночку.
- Да, забудь. Что я, при первом удобном случае бросаюсь вытаскивать Рудольфуса? Я бы на твоём месте не парилась на этот счёт: поверь, Антонин сможет тобой пожертвовать, если потребуется, а тебе его вытаскивать не придётся. Не маленький. Сам о себе позаботиться. Поверь, наш дорогой славянин вытащит свою бесценную шкуру откуда угодно, да ещё и выпивку найдёт, и прихватит что-нибудь ценное, а сам - лёгок, как на помине. Такой он у нас... Эх... - Беллатриса подняла бокал, намереваясь чокнуться с Алекто.
- Давай. За свободу, за Англию, за чистоту крови, за победу. Чтобы всё это грязнокровное отродье передохло, а мужики научились здраво мыслить! А ещё за нас, вечно красивых!
- Буду признательна, все же, хочется уметь отстраняться, хотя против Лорда особо не закроешься, но все же.
- Договорились. Знаешь, можно не скрывать мысли, а маскировать их под менее важные и выдвигать на передний план другие - тогда легче прокатывает.
Беллатриса прижалась к Алекто, слушая, как та поёт. Слова были ей не знакомы - Долохов так и не научил мадам русскому. Зато мотив ей понравился. Когда Алекто почти допела, Беллатриса стала тихо напевать себе под нос мотив песни.
- Красивая мелодия, - сказала она, когда Керроу допела.
-Ja ljublju Antonina Pavlovicha, nastol'ko, chto mogla by ubit' kogo ugodno i umeret' za nego i nikakoj muzhchina ne nuzhen, Bella. Ni odin. Ponimaesh'?
- Чего? А перевод?
– Мы все прошли через многое, это нас объединяет. Он мужчина, Белла, глава рода, ему нужен наследник и это понятно. Но я понимаю тебя. Мне кажется, я бы вообще не смогла бы стать матерью. Ну что я могу дать? Хороша же, чистую кровь? Богатый военный опыт? Да и что там! Нет мужчины, которого бы я подпустила к этому, как ты говоришь молодому телу. Хотя, есть, но это немыслимо! Даже и думать нельзя. - Беллатриса рассмеялась.
- ну я тоже так сначала считала. Пока круг тех, с кем я ещё не спала не сузился до Люциуса, Рабастана и тех идиотов, которых мы обсуждали раньше. Да и вообще, ты искренне считаешь, что это немыслимо? Не смеши меня. У Долохова очень и очень особенные взгляды на женщин. По моему, он вообще большинство из представителей нашего пола только физически воспринимает, но может, я ошибаюсь... - Беллатриса поставила полупустой бокал на стол.
- Вот мы сейчас с тобой сидим, разговариваем, а эти двое, наверняка опять по бабам пошли. Или в бордель их любимый. А потом мне все уши насчёт супружеской верности и прочей чепухи. Интересно, у них там до сих пор абонемент и полная договорённость с хозяйкой?
– Водка куда лучше Веритасерума, согласись.
- Конечно, - согласилась Лестрейндж, снова опустошая бокал.

+3

14

- Нет, какая тут ласка! Мне хочется, чтобы он меня уважал. Чтобы он воспринимал меня не только как изготовитель наследников и секс... сексуаль-но половой , ну или как?, объект. Вот, Алекто, понимаешь? - Беллатриса обречённо махнула рукой, а Кэрроу напротив опустила бокал.
- Мне кажется, он тебя уважает, Белла, – сказала она чуть тише. – Просто ты хочешь видеть только то, что может дать тебе возможность обидеться на него. Я не говорю, что он ангел, никто из нас не похож на этих пернатых, но все же. Ты счастливая женщина. Он так смотрит на тебя, не каждая женщина может похвастать этим.  Или тебя именно это смущает? Но тогда было бы так скучно, Беллс. Эмоциональная разрядка тоже очень важна, я вот без нее смотри, мэнор разношу. – Алекто задумалась. – Брак это такое серьезное, мне кажется. И если спустя столько лет он тебя все еще  желает это прекрасно. Мы же, как цветы, пока нас орошают, ну или как там правильно сказать, удобряют вообщем, мы цветем, а когда это прекращается, то больше похожи на сорняки, которые выполоть только. Ты слишком сурова к нему… - аккуратно добавила женщина.
  - Думаю нет. Думаю, они с моим мужем даже не заметили, что нас нет. Развлекаются опять, наверное... – Беллатриса сказала и будто задумалась, готовясь сделать глоток, и Алекто сжала бедра, чтобы не позволить себе излучить хоть один признак негодования.  - Вот сто процентов... Ай, да ладно, не будем о плохом. Они вообще, знаешь ли, эти мужчины, такие... Ничего не видят. Не думаю, что Антонин даже догадывается о твоём отсутствии. –  Лестрейндж ее обняла и тут Кэрроу , впервые ощутила странное сжимание в сердце, которое подкатывало к горлу, поэтому она скорее сделала глоток и осушила бокал.
- Tvoju mat', net, ja tut kak dura, dumaju o nem, a on! Bljad', chtob menja trahnulo stupefaem iz-za ugla! – разозлившись, Кэрроу разбила бокал о стену, но тут же починила его и приманила к себе. - Net, vse zhe ja idiotka!
- Да, забудь. Что я, при первом удобном случае бросаюсь вытаскивать Рудольфуса? Я бы на твоём месте не парилась на этот счёт: поверь, Антонин сможет тобой пожертвовать, если потребуется, а тебе его вытаскивать не придётся. Не маленький. Сам о себе позаботиться. Поверь, наш дорогой славянин вытащит свою бесценную шкуру откуда угодно, да ещё и выпивку найдёт, и прихватит что-нибудь ценное, а сам - лёгок, как на помине. Такой он у нас... Эх... - Беллатриса подняла бокал, намереваясь чокнуться с Алекто, но женщина не спешила, подставить свой.
- Мне кажется ты не права, Белла. – Возразила она и поставила бокал. – Долохов он мужчина не такой, как ваши чопорные англичане, понимаешь? Он бы не оставил меня, ну не поверю я.  Сам бы лег, но не ушел без меня. Рабастан бы наплевал на меня, но только не Антонин. Я бы тоже не оставила его, ну это странно, наверное, его бы не оставила. – Кэрроу задумалась, Беллатриса посеяла в ее голове сомнение, от которого было не совсем комфортно. Ей казалось, что она достаточно хорошо знает Долохова и он бы не оставил ее, если бы нужно было жертвовать.  Чуть подумав, Алекто добавила. – Рудольфус бы бросился тебя спасать, может я чокнулась, Белл, но забудь ты уже об обиде, он тебя же на руках бы вынес. Он вспыльчив, но в его взгляде столько страсти и обожания по отношению к тебе. Может, ты не хочешь этого видеть, чтобы не быть ему обязанной? Мы так часто хотим быть независимы от мужчин, что совсем забываем, что значит быть женщиной.
- Давай. За свободу, за Англию, за чистоту крови, за победу. Чтобы всё это грязнокровное отродье передохло, а мужики научились здраво мыслить! А ещё за нас, вечно красивых! – Подняв бокал, на этот раз с тостом Беллатриса дождалась, когда Алекто поднимает свой.
- За чистоту крови! И за женское упрямство! – Усмехнувшись, добавила Алекто.
Как того и ожидала Алекто, Беллатриса довольно быстро подхватила мотив романса и даже подпевала, ей окончания некоторых строк.
- Чего? А перевод?  - спросила женщина, после фразы Алекто и она сперва даже и не подумала, что ее может кто-то не понять.
- Я сказала, что люблю, Антонина и готова убить и умереть за него, - перевела она, но с какой-то грустью в голосе. Слова, повторенные дважды показались ей еще куда сложнее, а ее выбор обречённей.
Дальнейшее признание Беллатрисы откровенно привело Алекто в замешательство.
- ну я тоже так сначала считала. Пока круг тех, с кем я ещё не спала не сузился до Люциуса, Рабастана и тех идиотов, которых мы обсуждали раньше. Да и вообще, ты искренне считаешь, что это немыслимо? Не смеши меня. У Долохова очень и очень особенные взгляды на женщин. По моему, он вообще большинство из представителей нашего пола только физически воспринимает, но может, я ошибаюсь... - Беллатриса поставила полупустой бокал на стол.
-Белла, ты меня откровенно повергла в шок. Ты изменяла Рудольфусу?! – Кэрроу даже поперхнулась. – Браво! Не думала что ты такая….пылкая. И ты винишь его в том, что он тебя рассматривает как сексуальный объект?! Да ты, сучка, Беллл, - Кэрроу подавила смех. – Да, вы с сестрой вообще как небо и земля. Признаться, думала аристократы вроде вас, стараются быть скромнее в аппетитах. Надеюсь, он не в курсе твоих похождений? А то боюсь, страсти будут кипеть похлеще итальянских, если ему станет известно.  А впрочем, это опять-таки не мои проблемы.
- Вот мы сейчас с тобой сидим, разговариваем, а эти двое, наверняка опять по бабам пошли. Или в бордель их любимый. А потом мне все уши насчёт супружеской верности и прочей чепухи. Интересно, у них там до сих пор абонемент и полная договорённость с хозяйкой? – заявление Лестрейндж про бордель как-то странно заставили глаз Кэрроу дернуться. Опустошив свой бокал, она спрыгнула со стола, запнувшись о подол своего платья, который в итоге разорвала от злости на собственные ноги, которые отказывались ее слушаться.
- Пойдем! – ухватив за руку Лестрейндж и сдернув ту со стола так, что они обе повалились на пол, а следом за ними рухнул стул.  - Tvoju mat'! Bljad', Bella, my kak sliznjaki! – выругалась Алекто и расхохоталась, пытаясь поднять с себя Беллу. – Очаровательный кулончик, - заметив украшение на шеи женщины, подметила Кэрроу, как раз тогда, когда он ударил ее по носу. -  Давай подниматься, davnen'ko ja tak ne napivalas', так, - скинув, наконец, с себя Лестрейндж, Кэрроу осторожно поднялась на ноги, а следом, удерживаясь за стол, помогла подняться и Беллатрисе. – Давай, отведу тебя к Руду, хватит уже как дети себя вести! – ухватив достаточно сильно Лестрейндж за запястье, Кэрроу потянула ее к выходу.
«Заодно посмотрим, действительно ли они в борделе, очень интересно! Suka, net, nu bljad'! Trizhdy ebat' menja, ja eshhe i revnuju! Zamechatel'no! Нет, ну что такого, мужчины в борделе, но tvoju zhe mat', ja chto takaja strashnaja, chto na menja nel'zja posmotret'? Ili ja muzhik? A ja i ne zametila? Так, надо прекращать ругаться, а то, я так вообще на russkij perejdu okonchatel'no iz-za zlosti!»

в библиотеку >>>>

Отредактировано Alecto Carrow (2013-01-29 16:58:14)

+3

15

В ответ на упрёки Алекто, Беллатриса лишь слегка покачала головой и запила её фразы водкой, чтобы поменьше думалось. На самом деле, конечно, Лестрейндж понимала, что не права. Иногда она была даже готова признать это. Но не сейчас, особенно так напившись, да ещё и без закуски. Поэтому, Беллатриса промолчала. На самом деле она действительно понимала, что несправедлива к мужу в целом и к его действиям и чувствам в частности. Просто, с самого начала Лестрейндж не хотела этого брака и любила другого, но так получилось, что спустя много лет совместной жизни, разделив между собой войну, тюрьму и бесчисленных жертв, все тяготы и невзгоды, ведь в их жизни не так уж и много было радости, Беллатриса всё-таки полюбила Рудольфуса, смогла полюбить, но не так и не смогла признаться себе в этом. Ей было легче сто раз сказать себе, что, Рудольфус не прав, что он жесток и несправедлив, что она - глубоко несчастная женщина, которой не повезло с браком, хотя с любовью ей тоже не повезло, только она себе этого ни разу не скажет, и что ей наплевать на супруга, пока его нету рядом, но на самом деле, она всё равно любит его. Может, раньше не любила, но сейчас любит. И Беллатриса это знала. Только, боялась сказать "да" своему сердцу и душе. Не даром говорят, что женщина любит, когда привыкнет, а мужчина, пока не привыкнет.
И Беллатриса уже привыкла к Рудольфусу, но, разумеется, никому не следует этого знать, а уж тем более никому, в том числе и ей, не следует об этом распространяться.
Беллатриса с поверхностным интересом проследила за Алекто, снова увлеченно колотившей посуду. Она посмотрела на Керроу немного растеряно, чувствуя, что слишком глубоко ушла в свои мысли. Само собой, её мысли были менее живописны и красочны, чем чувства из-за чрезмерного употребления алкоголя, о котором предупреждал лучший целитель Святого Муного. Но даже этот целитель не мог опровергнуть того, что алкоголь - лучший врач сердечных ран и переживаний, а уж тем более такой русский экзотический напиток, как водка.
- Мне кажется ты не права, Белла. Долохов он мужчина не такой, как ваши чопорные англичане, понимаешь? Он бы не оставил меня, ну не поверю я.  Сам бы лег, но не ушел без меня. Рабастан бы наплевал на меня, но только не Антонин. Я бы тоже не оставила его, ну это странно, наверное, его бы не оставила.
- Ну-у-у не знаю. Причём тут вообще Рабастан, этот..этот... - Беллатриса задохнулась от возмущения, запивая своё негодование на любимого деверя. - А Долохов... Не знаю, Алекто, не знаю. Мне никогда не понять его, но, знаешь, лучше не проверяй...
– Рудольфус бы бросился тебя спасать, может я чокнулась, Белл, но забудь ты уже об обиде, он тебя же на руках бы вынес. Он вспыльчив, но в его взгляде столько страсти и обожания по отношению к тебе. Может, ты не хочешь этого видеть, чтобы не быть ему обязанной? Мы так часто хотим быть независимы от мужчин, что совсем забываем, что значит быть женщиной. - Беллатриса сердито вздохнула, пряча взгляд. Через несколько мгновений она, немного поразмыслив, сказала:
- может Быть, может быть. Может быть, ты и права. Я не знаю. Наверное, я действительно несправедлива к Рудольфусу. Была несправедлива... Но ведь и меня же можно понять? Не знаю, Алекто. Не знаю, что хочешь со мной делай...
Беллатриса выпила последний тост с Алекто, и первый их, кстати, за сегодня. Но включающий в себя всё, что можно было только пожелать.
- Я сказала, что люблю, Антонина и готова убить и умереть за него, - Беллатриса вздохнула. Отчего-то ей на душе стало грустно.
-Белла, ты меня откровенно повергла в шок. Ты изменяла Рудольфусу?!
- Конечно, само собой, а ты как думала? - Лестрейндж удивлённо посмотрела на Алекто, как будто видела её в первый раз. Она согласно кивала на слова Алекто, соглашаясь с ней.
– Да, вы с сестрой вообще как небо и земля. Признаться, думала аристократы вроде вас, стараются быть скромнее в аппетитах. Надеюсь, он не в курсе твоих похождений? А то боюсь, страсти будут кипеть похлеще итальянских, если ему станет известно.  А впрочем, это опять-таки не мои проблемы.
- Ну не всех, конечно, но, думаю, он догадывается. - Беллатриса независимо пожала плечами. отпивая из бокала ещё.
Беллатриса ахнула, когда свалилась на пол вместе с Алекто. Отчего-то у неё нарушилась координация, хотя ей казалось, что всё нормально. Слушая богатый русский язык вперемешку с английскими ругательствами, из чего можно было сделать вывод, что русские слова тоже ругательные, в исполнении неподражаемой Алекто Керроу, Беллатриса всё-таки встала вместе с собутыльницой.
– Давай, отведу тебя к Руду, хватит уже как дети себя вести! - Беллатриса кивнула. ухватываясь за Алекто. На самом деле, она уже была не прочь помириться с мужем, даже если первый шаг приходилось сделать ей.
- Да ладно, сама дойду, не маленькая, - Беллатриса, спотыкаясь, побрела к спальне Рудольфуса, чтобы в случае чего дождаться его там.
>>>Гостевая спальня в западном крыле. Спальня Рудольфуса, не иначе.

+1

16

Переход на новое время.
10.01.1997

Аппетит приходит во время еды. С этим утверждением леди Малфой сейчас точно бы не согласилась. В одной из столовых родового поместья Малфоев, сидела женщина и смотрела на стол, который ломился от изобилия блюд. В тарелки Нарциссы лежал кусок пирога, к которому женщина так не притронулась. Откинувшись на спинки роскошного стула, миссис Малфой смотрела на камин, в котором догорали угли. В комнате было довольно темно, бархатными шторами были завешаны огромные резные окна, свет не проникал, единственным источником света был догорающий огонь в камине.
Горящий огонь - на него можно действительно смотреть бесконечно, легкое потрескивание, мерцание в камине - это все несет за собой успокаивающий эффект. Спокойствия - вот чего так не хватало этой независимой и гордой женщине.
Нарцисса Малфой, надеялась, что после бала, в доме все более или менее успокоятся. Но все оказалось с точностью да наоборот. В дом "прибыла" новая гостья - Оливия Уилсон. Эта женщина занимала в Министерстве Магии должность главы международного бюро магического законодательства. "Поселена" она была Пожирателми Смерти в очередном из подвалов Малфой - мэнора. Подвалы этого поместья уже давно превратились в камеры пыток чем-либо помешавших Темному Лорду и его приспешникам.  Естественно, такое положение не могло пугать Нарциссу. Но были и более весомые причины для волнения, чем очередная заложница, взятая в плен Пожирателями и обосновавшаяся в доме миссис Малфой. А причина эта была - задание для самой хозяйки дома и аристократки. Она должна была помогать Алекто Кэрроу. Имя этой молодой Пожирательницы всегда вызывало некое отвращение у Нарциссы. Склочная, наглая, крикливая. Вечно спорящая со своим ненаглядным братцем и остальными "гостями" мэнора, причем, каждый раз это сопровождается не только визгами, но еще и не может обойтись без рукоприкладства и различных заклинаний. А их, как оказалось, пожирательнмица знает немало,  причем, стоит отметить, не самые безобидные использует эта наглая дамочка. И вот, сотруднечество с Алекто Кэрроу, скажем, не приводило в восторг спокойную хозяйку мэнора. Ранее, Нарцисса предпочитала оставаться в стороне от рейдов, пыток и прочих прелестей работы Пожирателей Смерти, но теперь, видимо, Темный Лорд решил, что миссис Малфой сильно спокойно живется в своих покоях.
Отодвинув тарелку с пирогом, Нарцисса позвала эльфа и приказала ему все убрать. Женщина решила, что позавтракать она все же не сможет уже -  аппетит исчез, не оставив адреса.   Нарцисса наколдовала маленькое и уютное кресло, и, подвинув его поближе к камину, удобно расположилась на нем. Тепло приятно согревало. Сейчас, женщина пыталась насладиться каждой минутой спокойствия и одиночества. Но атмосфера домашнего уюта продлилась совсем недолго, двери малой гостиной отворились,  и во всей красе предстала мисс Кэрроу.
Медленно повернув голову в сторону только что появившейся Пожирательницы, Нарцисса с полминуты просто рассматривала её, а затем, поднявшись с кресла, медленно сказала.
- Приветствую, мисс Кэрроу. - на лице женщины появилось подобие улыбки.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2013-08-16 10:28:54)

+1

17

Парк поместья.

переход на новый эпизод. 10 января 1997 год

Алекто мечтала, что бы Темный Лорд доверил ей что-то стоящее, что-то действительно важное для организации. Но притворяться министерским снобом было для нее по первости откровенным разочарованием, потом на смену пришла тошнота. Она ненавидела всю систему Министерства Великобритании. От самого мелкого отдела, до самого министра Магии. Глупость, которую писали мелкие сошки в «Ежедневном Пророке» вызывали у Пожирательнице смех. Но из-за задания, которое ей предстояло выполнить она зубрила названия отделов и имена. Бесконечные имена министерских работников, с которыми могла столкнуться по долгу службы Оливия Уилсон. Да, именно эту женщину, Алекто и предстояло изображать.
Кэрроу стоит напротив вымотанной пытками женщиной в подвалах Малфой-мэнора. От той, что ее знали теперь, разве что осталось имя, да и то, его у нее скоро отнимут. Она до сих пор осталась жива лишь потому, что нужна Повелителю. Усмехнувшись, Алекто выходит из камеры, которая станет склепом главе международного бюро магического законодательства и направляется в поисках хозяйки дома.
Ей не особо нравится Нарцисса, так как  она прекрасно видит истинное отношение не только к ней самой, но и к окружающим в целом. Более того, Алекто и не скрывает презрения по отношению ко всей семейке Малфоев, которые как ей кажется, предадут все и всех ради спасения собственных шкур. Одним словом, Кэрроу видит в них потенциальных предателей, хотя, впрочем, Алекто мало кому доверяет в принципе, но Нарцисса не из этого микронного числа доверительных лиц.
Одежда главы отдела совершенно не нравится Кэрроу, она стесняет движения а это может быть весьма опасно, если ей придется скрываться, а ей придется скрываться, ведь по плану метку на ее руке должен увидеть кто-то из работников министерства, чтобы сообщить об этом и таким образом подставить Уилсон под поцелуй дементора и снять подозрения с Гринграсса. Сжимая в руках пузырек с оборотным зельем, Алекто находит миссис Малфой в малой столовой, где еще в ноябре они недурно повеселились с Беллатрисой. Жаль, что хозяйка дома не видела, какой погром устроила Кэрроу, она бы сейчас все отдала, чтобы только вывести эту неприступную женщину на эмоции. Подобное у нее неплохо получается, хотя Рудольфус не в счет, у него просто слишком расшатаны нервы.
- Не могу ответить тем же, - сквозь зубы восклицает Кэрроу, когда вглядывается в зеркальный шкаф. Хоть они одной комплекцией с Уилсон, но она все равно чувствует себя крайне неприятно. – Все равно, что запихнули в шкуру предателя крови, - ворчит себе под нос женщина. –Давайте поскорее покончим с этим, - обращается она уже к Нарциссе, - коль Вы приставлены ко мне, чтобы научить манерам в кратчайший срок, - женщина усмехается, - приступим немедля.

+2

18

Проявление элементарных правил этикета со стороны Алекто Кэрроу Нарцисса и не ждала, верить в то, что это мадам может быть спокойной и вежливой, это-   то   же самое, что верить в детские магловские сказочки.
Миссис Малфой пропускает мимо ушей недовольное бормотание мисс Кэрроу. 
- Манерам, ну что ж, я тоже была бы рада, закончить поскорее. - Нарцисса ели слышно вздыхает, миссия, наложенная на неё, кажется миссис Малфой невыполнимой, научить Алекто манерам.. Разве это возможно? А ведь Кэрроу чистокровная волшебница! Да, скорее всего, мадам полное исключение из правил.
-  Начнем с азов, мисс Кэрроу. - тоном, похожим на тон преподавателей, которым попался ну особо сложный ученик, говорит Нарцисса. - Во-первых, распрямитесь, во-вторых, при встрече со всеми я Вас прошу,  будьте вежливы - элементарно здоровайтесь, поскольку Ваши знания о всех министерских работниках ничтожно скудны и ограничиваются основными фактами, постарайтесь не задерживаться. Мой супруг говорил, что в Министерстве есть особые любители поговорить о жизни, если таковые попадутся на Вашем пути-  отделайтесь банальными фразами. - Нарцисса не стала углубляться в подробности, какими же фразами стоит отделаться, так как все же знала, какая бы не была Кэрроу вспыльчивая и наглая, глупой её нельзя было назвать однозначно.
- Итак, мисс Кэрроу, к кому же Вы направляетесь в гости в Министерство? Не сочтите этот вопрос, банальным любопытством, просто мне было бы важно знать. - Нарцисса Малфой слукавила, место для любопытства тоже было, женщине было интересно, кто еще из министерских перешел дорогу Повелителю и кто станет новой жертвой жестоких Пожирателей Смерти.
- И да, есть еще один вопрос. - леди Малфой не знала все подробности задания, Темный Лорд ей просто сказал, что Нарцисса может быть полезной Алекто, а чем именно не сказал. И некоторые вопросы, женщина решила задать непосредственно самой мисс Кэрроу.
- В чем именно заключается моя помощь? - Нарцисса сложила руки на груди, она отвлеклась от обучения пожирательницы, так как женщине хотелось получить ответы на волнующие её вопросы. Естественно, уверенности не было, что пожирательница начнет выкладывать всё хозяйке мэнора, но хотелось верить в то, что  Кэрроу скажет хоть что-нибудь.

0

19

Возможно, когда-то Алекто прекрасно владела собой. В Дурмстранге девочек обучали манерам. Но все это было для нее слишком чопорно. Слишком скучно, чтобы выполнять все в полной мере. Она могла быть милой только до тех пор, пока не начинала говорить. Возможно, виной всему было то, что родителям было не очень-то интересно заниматься воспитанием своих детей, и по большей части они были предоставлены сами себе.
Алекто была больше похожа на мальчишку всегда. Она резко высказывала свое мнение. Разве что Долохов был единственным, кого она могла слушать и не перебивать. Единственный мужчина, которого она воспринимала всегда с уважением, готовая прислушаться к его советам и спокойно воспринимающая его критику. Именно он убедил ее принять помощь Нарциссы и воспринимать задание Лорда как более серьезно.  Но ничего поделать с собой Кэрроу не могла, как только она старалась быть чуточку вежливее, ее буквально выворачивало наизнанку.
Натянув на лицо подобие улыбки, Кэрроу смотрит прямо в глаза Нарциссы.
- Добрый день,  миссис Малфой, - Алекто произносит это весьма сдержанно, хотя вряд ли женщина не ощущает на себе взгляд, который это сопровождает. – Прошу простить, я спешу. Много дел, сами понимаете, - бросает она чуть более дружелюбно, демонстрируя, что уточнять не нужно, какие именно фразы имеет в виду, хозяйка мэнора. Антонин Павлович тоже неплохо поработал над тем, чтобы заставить Пожирательницу быть чуть более женственной, но ее все равно передирает от общения с Нарциссой.
- Ваш супруг слишком много говорил, да и спрашивал в принципе, - замечает женщина и обходит миссис Малфой, занимая место за ее спиной. – Не самая лучшая черта для сторонников Повелителя, - добавляет она, растягивая гласные, парадируя Уилсон, которая в отличии от нее англичанка до мозга костей. – Желаете пойти следом за ним?
Кэрроу чуть склонятся к уху женщины.
- Не слишком ли много вопросов, миссис Малфой? – Кэрроу выпрямляется. Она поражается тому, что еще не сорвалась. – «Эта роль дурно на меня влияет», - от Вас лишь требуется сделать так, чтобы другие поверили, что я это она. Половину сделает оборотное зелье, но я понятия не имею, как ходить на этом, - Кэрроу поставила на стол перед миссис Малфой туфли на высоком каблуке.
Кэрроу не видела таких со времен своего выпускного, только лично она предпочитала обувь куда удобнее. Когда ты борешься с аврорами, высокий каблук – лишний козырь в руках врага, но к огорчению самой Алекто Уилсон всегда носила именно высокий каблук, очевидно имелся у дамочки комплекс по поводу своего роста.

+2

20

Чудо не произошло, Кэрроу быстро дала понять леди Малфой , что такое количество вопросов задавать просто не безопасно для жизни, хоть, нужно отдать должное, Алекто сделала это тактично(если в случаи с сестрой Амикуса, слово "такт" вообще применимо). Конечно, мисс Кэрроу была бы не Пожирательницей Смерти, если бы не упомянула Люциуса Малфоя, супруга Нарциссы. И не "посоветовала" жене мистера Малфоя  сидеть молча и выполнять приказ Темного Лорда.
- Вы быстро учитесь, мисс Кэрроу. Похвально. - сквозь зубы процедила Нарцисса. Было видно невооруженным глазом, что женщина заметно напрягалась. Даже после стольких месяцев "тренировки" Пожирателей в высказываниях в сторону Люциуса не лицеприятных вещей, Нарцисса все так же искривляла свои губы в надменной улыбки.
Миссис Малфой кидает короткий взгляд на Алекто, а затем долгий на пляшущие языки пламени в камини. Сейчас, женщине это потрескивание кажется не таким умиротворенным, как до прихода мисс Кэрроу, а наоборот обеспокоенным и суетливым, будто они что-то знают и хотят сказать об этом хозяйке. Нарцисса первая прерывает молчание и смотрит на изящные туфли представленные сестрой Амикуса.
- Мисс Кэрроу, поверьте, научиться ходить в подобной обуви не сложнее, чем в совершенстве овладеть Круциатусом. - Нарцисса позволяет себе легкую улыбку. Ситуация в которой она сейчас находиться кажется ей довольно комичной. Никогда бы не подумала, что буду учить эту особу женским премудростям. Саркастично замечает про себя миссис Малфой.
- Первый совет, уважаемая мисс Кэрроу, оденьте их на себя. Так будет проще учиться. - по лицу жены Люциуса скользит ироничная улыбка. - Определенно. - добавляет женщина.
В душе, Нарцисса сожалеет, что они находятся с Алекто наедине, по мнение женщины, остальным Пожирателем было бы интересно посмотреть на шоу под названием "Аристократка Кэрроу учится ходить на каблуках".  В общем, для Алекто, подобная обувь вообще не свойственна, Нарцисса привыкла её видеть в чем-то более удобном, чем изящные лодочки.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2013-08-17 17:28:33)

0

21

Алекто не скрывала своего презрения по отношению к миссис Малфой. Так уж повелось, что для нее было совершенно не важно, что это может кому-то не понравиться. Малфои все до единого были и будут для нее всегда трусами.  Поедая буквально взглядом женщину, Алекто чуть усмехается.
- Как ни странно, но в Вашей оценке я не нуждаюсь, - весьма холодно откликается на похвалу Кэрроу. – В отличие от Вас я сделаю все для победы, пусть даже мне не нравится изображать из себя полукровную куклу.
Малфой весьма неуместно сравнивает непростительное с ходьбой на каблуках и Кэрроу не может сдержаться от смеха.
- В самом деле? Вы так считаете? – Алекто выхватывает волшебную палочку и приставляет ее к горлу Нарциссы, другой рукой придерживая ту за плечо. – Мне кажется, что нас стоит установить кое-какие правила. Во-первых, обойдемся без усмешек, а во-вторых, если об этом узнает хоть одна душа, то Вы узнаете силу моего Круцио и поверьте, оно не хуже, чем у Вашей сестры.
После этих слов, Алекто выпрямляется и заклинанием запечатывает дверь. С неохотой она берет в руки тяжеленые туфли и сняв свои удобные ботинки на шнуровке надевает подобие кандалов на свои ноги.
- Tvoy je mat`! – попытавшись подняться на ноги вырывается у нее и чуть подкосившись, она упирается за стол, бросив злобный взгляд на Нарциссу. – Только подумайте посмеяться надо мной, и я не посмотрю, что Вы хозяйка дома.
Кэрроу выпрямляется и сделав несколько шагов останавливается. Ее взгляд падает на отражение в зеркале.
- Я скорее похожа на индюшку, у этой женщины определенно нет вкуса! – возмущается она. – И зачем только такие сложности, ведь можно было надеть все что угодно! Разве все помнят, что она носит каблуки? – Алекто будто разговаривает сама с собой.

+2

22

С такими леди как Алекто Кэрроу и Беллатрикс Лестрейндж всегдв следует несколько раз обдумать свои слова, прежде чем они сорвутся с уст и изменить уже что-то  не будет шанса. Если со второй особой дела обстоят легче, так как она родная сестра миссис Малфой и отношения их последнее время, можно сказать, налаживаются, то вот с первой нужно всегда быть начеку. С мисс Кэрроу всегда следует продумывать не только слова, но и свои жесты, действия. Кто знает, что этой вспыльчивой особе придет в её головку.
Нарцисса мгновенно оказалось в руках Алекто Кэрроу, а к тонкой шеи была приставлена волшебная палочка, которая затрудняла дыхание. Высвободиться возможности не было, так как палочка хозяйки Малфой- мэнора осталась лежать на кресле. Глупо, крайне глупо с моей стороны выпускать волшебную палочку хоть на мгновение! Особенно, опасно оставаться без палочки в присутствии сестрицы Амикуса!
- Мисс Кэрроу, - каждый вздох и выдох давался с трудом, а голос становился охрипшим, - я была бы Вам крайне признательна, если бы Вы опустили свою палочку, а то знаете ли, как-то разговаривать, а уж и тем более давать Вам уроки, - на последнем слове миссис Малфой сделала ударение. Ей хотелось показать этой особе, что сейчас она находится в данном помещении в роли ученицы. -  очень неудобно. - последняя фраза далась женщине с большим трудом, сейчас ей хотелось жадно вдохнуть воздух, но возможности такой не было.
Наконец пожирательница убирает свою руку с плеча Нарциссы и отводит палочку от горла.
- Благодарю. - бросает женщина и потирает то место, где только что палочка Алекто оставила небольшой красный след.
Далее, женщина решила не кидать  ироничных комментариев в адрес такой вспыльчивой и эмоцианальной приспешницы Темного Лорда, а лишь слушала её "требования".
- Как Вам угодно. - отстраненным голосом сказала Нарцисса Малфой, сейчас женщине хотелось по быстрее закончить этот урок и удалиться в свои покои.
Хозяйка дома наблюдает за первыми шагами Алекто Кэрроу на каблуках, возможно пару минут назад, холодное лицо женщины озарилось усмешкой, а сама бы она с удовольствием продолжала бы наблюдать за "взлетами и падениями" грозной пожирательницы, но только не сейчас. Сейчас в её интересах было скорее  научить Алекто, хотя бы ровно держаться, и делать самостоятельно пару шагов, не хватаясь при этом за предметы мебели. А остальное будет её домашним заданием.
Алекто выругалась на неизвестном Нарциссе языке. А дальше рассуждала на тему:" Отсутствия вкуса у этой полукровки и что-то там еще".
- Мисс Кэрроу, постарайтесь просто встать на них ни за что не держась, а дальше, просто делайте небольшие шаги, при этом, можете далеко не отходить от стола, первые минуты он Вам очень поможет. - Нарцисса присела на подлокотник кожаного кресла. - Возможно, Вам будет удобнее ходить вдоль стола, держась только одной рукой, как только почувствуете уверенность можете и вовсе, как принято говорить, выйти в самостоятельное плаванье. - помолчав пару секунд, Нарцисса добавила.
- Разумеется, если будут вопросы, можете их задавать, если нуждаетесь в моих ответах.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2013-08-21 00:03:53)

+3

23

Выследить, выпытать, убить. Три составляющие которые по мнению Алекто сейчас были куда проще, чем то, что пыталась ей рассказать, а вернее чему пыталась научить аристократка туманного Альбиона. Кэрроу едва сдерживалась, чтобы не закричать от неудобства. Даже кандалы казались куда легче, чем это подобие пыток. Да еще и учиться этому в столь короткий срок было совершенно нереально. Но для Лорда данная формулировка, разумеется, не была допустимой. Есть приказ, значит, он должен быть выполнен. Иногда, женщине кажется, что это своеобразный ей урок, чтобы показать лишний раз, кто она на самом деле и что может в действительности.
Алекто начинала терять терпения, ругая сама себя за то, что в свое время не научилась столь обыденной вещи, но ей никогда не казалось чем-то важным. Да и кто идет в бой на каблуках. Она большую часть жизни отдала сражениям, а не тому, чтобы быть такой же покорной женой, как Нарцисса.  Ей все это было чуждо. И она нисколько не сомневалась, что даже на каблуках она сможет привлечь совсем не то внимание, которое нужно, навести на себя подозрения.
- Легко сказать, - чуть спокойно на выдохе произносит женщина. – И на что я рождена была женщиной!
Кэрроу не обращает внимания на Малфой, хотя и слушает внимательно то, что она говорит. Высота, на которую она поднялась непривычна, а ноги будто пришили ей от другого человека. Тяжесть, которую она теперь ощущает с каждым шагом заставляет ее чуть выше поднимать ноги. Не самое лучшее зрелище, но Кэрроу упорно твердит себе, что она должна это сделать. Время на часах играет не в ее пользу. Шаг за шагом, придерживаясь за стол, Кэрроу движется вперед.
- Неописуемое ощущение! – восклицает она, и тут же подвернув ногу, сжимает зубы, чтобы не вскрикнуть от боли. – Хочется верить, что я проведу на них не больше часа.
Алекто разворачивается и идет обратно уже более уверенно и отпуская руку от стола. Несколько шагов она идет чуть пошатываясь и тихо ругаясь на русском, повторяя как мантру, где именно она видела всех женщин с этими каблуками. Хорошо, что Малфой не знает русского, было бы наверное не приятно услышать о себе столько интересного, но Кэрроу по сути наплевать, хотя некое сочувствие она все же испытала ко всем женщинам вместе взятым, поразившись выдержке носить столь неудобную обувь и даже бегать на таких каблуках!
- Ладно, теперь попробуем в ее облике, - говорит сама себе Алекто и делает глоток оборотки, морщась до такой степени, будто только что выпила сок десятка лимонов, не меньше. – Ну и кислятина же она на вкус…и на вид не меньше, - с презрением рассматривая себя в зеркало, говорит она.
И снова попытки пройтись туда и обратно.
- Ну что скажете? – через некоторое время спрашивает Кэрроу изрядно измотанная «прогулками».

+2

24

Далее, "урок" под руководством Нарциссы Малфой проходил как не странно спокойно, супруга Люциуса Малфоя вальяжно устроившись на кресле и гордо выпрямив спину, смотрела куда-то вдаль, тем самым решив, не раздражать Алекто Кэрроу свои взглядом, которой приходилось крайне сложно на каблуках. Каждый неуверенный шаг сестры Амикуса сопровождался громкими восклицаниями, причем, на неизвестно Нарциссе языке. Наверное, в этот момент, хозяйка дома обрадовалась, что не понимает эту особу, так как по недовольному выражению лица пожирательницы можно понять, что на русском она вовсе не классиков цитировала. Постепенно, шаг женщины становился более уверенным и вот, она уже отрывает свои руки от стола и делает самостоятельные шаги.
Мисс Кэрроу, продолжает совершенствовать свои пока скудные навыки и параллельно  ведет монолог с собой, Нарцисса сидит с безучастным видом и лишь изредка бросает свой взгляд на Алекто, и про себя отмечатет, что дела обстоят уже не так плачевно, как например, минут пять назад. Совсем неплохо, для пожирательницы, полностью лишенный женственности. Ядовито замечает про себя Нарцисса. Свое отношению к семейке Кэрроу, да в прочем, как и к остальным Пожирателем Смерти, урожденная Блэк не изменит никогда.
- Ладно, теперь попробуем в ее облике, - Нарцисса оборачивается на голос Алекто, и наблюдает за превращением пожирательницы. Не так давно, миссис Малфой имела честь наблюдать за действием оборотного действия, только в главной роли была ни Кэрроу, а её сестра, Беллатрикс Лестрейндж.
Судя по презрительному взгляду, молодая приспешница Лорда отнюдь не пришла в восторг от новой внешности.
- Ну что скажете? - Алекто еще раз продефилировала. Конечно, до грациозной и плавной походки было еще далеко, но,по крайней мере, теперь можно идти в Министерство, свято надеясь, что её не вычеслят раньше того, как  задание будет выполнено.
- Мисс Кэрроу, я могу Вам сказать, что успехи видны. Уже лучше. - голос звучал крайне безразлично,  от высказывания похвалы этой особе, миссис Малфой не испытывала ровно никакого удовольствия. Ей хотелось, как можно скорее удалиться подальше от Кэрроу и остальных, снующих по дому Пожирателей. Которые уже, наверное, считают себя не гостями, а полноценными хозяевами, если конечно, судить по их выходкам.   И неужели, я все еще верю, что однажды, это все, может кончиться?

Отредактировано Narcissa Malfoy (2013-08-28 21:19:23)

0

25

Алекто не особо волновало мнение Нарциссы, но так как приказ все же был отдан, она решила поинтересоваться у своей временной наставницы. Со стороны всегда виднее, как говориться. Признав, что все же каблуки это худшее, что придумало человечество, Кэрроу решила, что все это придумали магглы. Только у них в голову может прийти такая бредовая идея, как поиздеваться над собой.
Женщина скривила губы в недовольной гримасе, когда вновь взгляд ее упал на отражение в зеркале. Временная внешность была ей неприятна. От одной мысли о том, что женщина была полукровной, приводило ее в ярость, которая ей сильно мешала свыкнуться с иным обликом.
- Времени тренироваться еще больше нет, - буркнула Алекто, придавая своему голосу как можно больше английского звучания.
Чего скрывать, она никогда не любила англичан. Их манеру говорить, буквально растягивать каждый слог. Это раздражало и рождало лишь отрицательные эмоции, которых и так хватало с головой.
Кэрроу прошагала чуть более уверенно к креслу, где сидела Нарцисса и чуть склонилась к ней:
- Вы же помните о том, что если что-то, что происходило сегодня выплывет в разговоре с другими, что повлияет на мою репутацию, я сделаю все, чтобы Вашему сыну было хуже, - прошипела она и легко похлопав миссис Малфой по запястью улыбнулась неестественно доброжелательно. – Сегодня чудесная погода, неправда ли? – выпрямившись, добавила женщина и еще раз осмотрев себя придирчиво в зеркало подхватила мантию Оливии, которая выдавала ее должность в Министрестве Магии и лишь после этого распечатала дверь. – Всего Вам доброго, миссис Малфой, надеюсь, что Ваш сын вскоре присоединится к нам в Министерстве. – Сохраняя роль Оливии Уилсон завуалировано пригрозила Кэрроу и притворила за собой дверь.

Уровень 5. Отдел международного магического сотрудничества.

0


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Малфой-мэнор » Малая столовая в отдалённой части замка.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC