Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Флэшбек » Идея, как смысл жизни.


Идея, как смысл жизни.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Название флэшбека.
Идея, как смысл жизни.
2. Место и дата действий.
Больница Святого Мунго, палата для душевно больных. Приблизительно 1999 год.
3. Участники.
Amycus Carrow, Bellatrix Lestrange
4. Краткий сюжет
Альтернативная реальность. Прошло несколько лет с момента падения Тёмного Лорда. Многие из пожирателей погибают. Амикус и Беллатрисы пытаются добиться своей высокой цели из мира магглов, однако их схватка с аврорами заканчивается плачевно. Они оказваются в Мунго.
5. Предупреждение
когда речь идёт о пожирателях, предупреждения совершенно бесполезны.

+2

2

Амикус лежал на левом боку с закрытыми глазами уже примерно 1,5 часа - голова болела так сильно, как будто он в течение последних лет 5 своей жизни только и делал, что бился ей об стену. Его тошнило, он испытывал ощущение свободного полета, хотя достаточно четко понимал, что на самом деле он лежит на какой-то жесткой кушетке, пружины которой упирались ему прямо в селезенку. Совершив неимоверное усилие, Кэрроу все-таки приоткрыл веки - чертова челка все равно закрывала более половины обзора, но убрать ее он не мог: руки были связаны за спиной.

Неяркий белый свет, белые стены, белый пол, не отличавшийся даже намеком на следы чьих-нибудь ботинок или любого другого объекта грязи. Казалось, там даже пылинок не было! "Неплохо, если я в раю, то обстановка стандартна, если в аду - ну что ж, верно, тут поработали дизайнеры", - мысли, словно слепые крысята так и копошились разнородными строями у мага в голове, путаясь и перекрывая друг другу дорогу.

Амикус взвыл. Взвыл настолько сильно и страшно, насколько ему это казалось возможным, однако гулкое эхо, отразившееся от стен, донесло до его ушей какой-то жалобный писк. Кэрроу также отметил пару фигур, находящихся поблизости от него, но вследствие того, что он никак не мог поймать фокус, то даже не мог различить, какие именно существа это были.

Он все пытался построить более-менее ровными рядами свои мысли и иерархически структурировать все воспоминания, которые имелись у него в голове. Логическая цепочка никак не хотела выстраиваться, но Амикус помнил идею. Ту идею, за осуществление коей он бился в течение последних нескольких месяцев и из-за которой, видимо, и оказался в столь странном месте. Даже в тот момент, когда его голова была готова разорваться на мелкие кусочки, эта мысль была ясна как день: управлять магглами, словно рабами, посредством магии.

Никакие детали не всплывали у него в голове - пустота, как будто кто-то аккуратно вырезал все фрагменты его сознания, относящиеся к этой идее. Ни малейшего представления о том, что он делал или говорил, где побывал, да и, черт возьми, какой вообще сейчас год, не было.

Левое плечо затекло, шею так и вообще он перестал чувствовать, поэтому, упершись ногами в кровать модели "Антипокой", Амикус попытался перевернуться на спину. Безуспешно. Кроме того, в правую ногу отдало настолько сильной болью, что он моментально понял - кости были переломаны, однако была и положительная сторона аспекта. Нервный импульс, передавший сигнал в его ослабленный мозг, таки заставил его вспомнить имя, которое Кэрроу в то же мгновение проорал во всю глотку:
- БЕЛЛАТРИСА!

Отредактировано Amycus Carrow (2013-05-17 15:25:22)

+2

3

Свет, раздражающий глаза белый свет. И тишина. Не та тишина, которая является благословенной, а та, которая давит на уши раздирает мозг.
Беллатриса лежала на чём-то. На этом описание чего-то заканчивалось. Её тошнило. Женщина не могла охарактеризовать мягкость или твёрдость, или хотя бы существование того, на чём она лежала. Глаза Беллатрисы были широко распахнуты, а зрачки расширены. Возможно, ей что-то вкололи, чтобы она лежала смирно. Проклятые грязнокровки...
Болела рука и голова. Беллатрису тошнило сильно, но так, что она не думала что её вырвет. Первой адекватной мыслью, проскочившей в голове, была не Где, Мерлин вашу, палочка?!, которая заняла почётное второе место. Первой мыслью было Где, Мерлин вас, вода?! Воды...
Беллатрисе жутко хотелось пить.
Сознание постепенно всё сильнее возвращалось к ней, вместе с нарастающей болью во всём теле, жаждой и воспоминаниями, заливавшими опухшую голову. Это было ужасно, но Лестрейндж стоически молча терпела, набираясь сил и собираясь духом, чтобы повернуть голову.
- БЕЛЛАТРИСА! - тишина, ставшая казаться вдруг не убивающей, а блаженной, была нарушена. Беллатриса повернула голову, окидывая Амикуса, несмотря на красоту своего положения, полным сарказма взглядом. Ей определённое не повезло.
- Керроу, - в ответ на хриплый шёпот ведьмы горло отозвалось сильной болью.
В их палату заглянула сестра милосердия, торжествующим видом доказывая идиотское чувство юмора людей, которые придумали это нарицательное с существительным "милосердие".
- Не волнуйтесь, министерство сейчас принимает решения касательно вас. Я в соседнем коридоре. Обезболивающего пока не будет. Если будут какие-то распоряжения относительно вас, я загляну. Отдыхайте, - с этими словами улыбающееся смазливое личико закрыло дверь. Беллатриса едва слышно зашипела. Она не будет унижаться перед какой-то там грязнокровочкой. Она бы сплюнула, однако ни поза, ни организм этого сделать не позволили.
- Я больше чем уверена, что мы здесь благодаря тебе. Погоди, я вспомню что ты сделал, и как только смогу встать... - Беллатриса облизала пересохшие губы, закрывая глаза. Боль нарастала, мешая забыться до часа возмездия.

+2

4

От звука этого знакомого голоса, Амикуса передернуло. Сердце убежало не то что в пятки, похоже, оно вообще прямиком через грудную клетку, кушетку, пол и несколько бетонных блоков провалилось в подземное царство. Пока он наслаждался этим состоянием, то осознал, что неплохо бы и получить помощь в виде стакана воды и пары лечебных заклинаний.

- Сестра! – позвал Кэрроу, ожидая, что к нему немедленно должны подойти.

Однако чудо не произошло, и только после его третьего крика миловидная мордашка просунулась через узкую дверную щель в палату и с недовольным видом поинтересовалась, чего надобно старче. К этому времени, Амикус вовсе озверел. Он приподнялся на кровати, упершись левым локтем в жалкое подобие матраса, чтобы наблюдать за реакцией грязнокровки, и выпалил:

- А за своими детьми ты так же заботливо следишь, мерзопакостное отродие!? Или в больницах акция «Убей пациента – и не получай новых в течение следующего года»? – раздражение наполняло силой каждую клеточку его организма, он добился своего, узрев желаемый испуг на лице девушки. Она была пристыжена и не нашлась, что ответить. Амикус был практически уверен в том, что слезы встали колючим и не дававшим свободно вздохнуть комом у нее в горле. Она убежала прочь по коридору – гулкий топот ее ног доставлял удовольствие, блондин был уверен, что все те, кого он не считал достойными, должны либо умирать, либо обращаться в бегство.

Кэрроу лег обратно – боль немного отступила, он решил продолжить вещание:

- Триса, ненаглядная моя, хоть раз в жизни ты можешь не ворчать? Я помню, что мы собирались славно поохотиться на грязнокровок, но абсолютно не помню, чтобы мы планировали оказаться безоружными и в беспомощном состоянии. Мои связанные руки подсказывают мне, что взяли нас с поличным и ожидаем мы сейчас лишь решения по поводу того срока, на который нам будет суждено остаться в Азкабане. Так что отбрось свои нотации – есть у тебя идеи, как отсюда выбраться?

Амикус не особо понимал сложившуюся ситуацию. Более того, его сильно напрягало то, что его волшебная палочка находилась не при нем, а в нервном состоянии, впрочем, нередко как и в обычном, он был готов убить без причины. Тем не менее, сваливать роль алфа-самца на Беллатрису было не слишком-то этично с его стороны, надо было что-то делать. «Надо выпить!» – пронеслась шикарная мысль в его голове и он ухмыльнулся.

Кряхтя и извиваясь в течение 5 минут, герой умудрился развязать руки. «Передаю привет тем, кто еще не понял, что торчащие из кушетки пружины вполне сойдут за холодное оружие при неимении ничего лучшего!»

Он повернул голову в сторону Беллатрисы, ожидая ответа.

+2

5

Беллатриса скептически и с высока наблюдала, как Амикус предпринимает попытки позвать несчастную колдомедичку. Надо сказать, что его попытки даже увенчались успехом. Правда, на месте этой колдомедички, наверное, Беллатриса уже вышла бы из себя.
«Убей пациента – и не получай новых в течение следующего года» - Беллатриса с интересом повернулась к этой сценке. Чего доброго, разглагольствования Керроу завершатся в их пользу. А в случае такого поворота событий Лестрейндж собственной выгоды терять не собиралась.
Всегда печально видеть доброту других. Наверное, если бы Беллатрикс чудом оказалась на месте этой ведьмочки, она бы закрыла дверь и ушла, предоставляя Амикусу возможность наслаждаться гордым одиночеством. Ну, компанией в лице Беллатрисы. Однако, девушка, преданная своим принципам и работе, едва не расплакалась. Беллатриса закрыла глаза, борясь с желанием опустить лишнюю комментирующую реплику. Однако, ни воды, ни тем более обезболивающего они так и не дождались - Амикус потерпел и крах в своих бесплодных попытках.
- Ещё раз назовёшь меня Триса, до конца жизни будешь на коленях выпрашивать у этой грязнокровки обезболивающее, - выразила Лестрейндж своё отношение к реплике Амикуса и увиденному, - боюсь, что твои руки тебе не врут, и нас действительно поймали. Что касается срока, то мне ещё при жизни Повелителя прочили поцелуй дементора, идиот, - Беллатриса замолчала. Язык и нёбо кололи тысяча острых игл, а хрипота в голосе Беллатрисы усиливалась.
Ухмылка Амикуса на мгновение вывела женщину из себя. Подумать только! В такой ситуации ему весело! Весело, понимаете ли!Наблюдая за бесплодными попытками Амикуса освободится, Беллатриса попыталась сделать глотательное движение и, поморщилась. Видимо, порой удерживаться от замечаний было не в её силах.
- Глядя на тебя, Керроу, можно подумать что ты где-то число случайно приземлился на нарла...
Когда Амикус освободился, Беллатрикс лишь удивлённо вскунула брови. С трудом верилось, но...
- Раз уж ты свободен, не предавай идею, развяжи меня и поищи воду.

+2

6

Амикус сморщил нос в ответ на реплики Беллы, как будто почувствовал запах сыра с плесенью, но говорить ничего не стал – не счел это необходимым. Ему надо было сосредоточиться на более важном действии, а именно на процессе подъема своего бренного тела с прохудившейся во всех местах кушетки.

Сначала он сел, придерживаясь правой рукой за стену, так что половина миссии была выполнена. С оставшейся частью было не все так просто, ибо Кэрроу отлично помнил, какой сильной болью отдало ему в ногу при прошлых попытках пошевелиться. Он решил, что следует провести маневр подъема с больничного ложе достаточно быстро, дабы быть готовым перенести вес на здоровую ногу (если таковая имелась). Блондин оттолкнулся рукой от стены и в-прыжке-с-места-исполненного-из-положения-сидя совершил задуманный маневр.

Все было неплохо: Амикус вполне живописно распластался на полу. Ему было обидно. Вовсе не за то, что несколько мгновений назад он изображал из себя лягушку, а за то, что сломанная нога, как оказалось, доставляла намного больше неудобств, чем он мог предположить. Издав душераздирающий стон, Кэрроу перевернулся на спину и сел, опираясь на ладони выпрямленных рук.

- Не слышу язвительных комментариев, - пробурчал он, будучи повернутым спиной к Беллатрисе.

Выполнить желание Беллатрисы стоило хотя бы потому, что, несмотря на все угрозы, она пока что не предприняла явных и открытых попыток убить его. Начинался квест «найди воду», в реализации которого магу, наконец-таки, подфартило. Полный живительной влаги графин стоял на несуразно квадратной тумбочке серого цвета около двери. Стаканов, правда, не было – но тут уже не до таких мелочей! Амикус вовсе не собирался изображать из себя утонченного аристократа и бегать повсюду в поисках чашечки, а потом пить из нее, вытянув губы трубочкой и оттопырив мизинец. Увольте, его вполне устроит и вариант попить из самого графина.

Тем не менее, приступ величайшей радости у героя случился несколькими секундами позже. Он был связан с тем, что Кэрроу узрел белую стойку для одежды, которую изначально он принял за силуэт человека. Нельзя сказать, что она была изысканным предметом интерьера – совсем короткие крючки были уж больно прямыми и представляли собой какие-то торчки, расположенные лишь в верхней части мебельного гарнитура. Стойка походила на куцый кактус с четырьмя иголочками. И все же, стойка была прекрасна. Она была прекрасна тем, что на одной из прямообразных крючков висел кем-то забытый бежевый зонтик (таки Лондон обязывал каждого иметь при себе этот аксессуар).

На старт, внимание, пополз!

Амикус преодолел около 10 метров ползком, пнул стойку для одежды и подобрал упавший зонтик. До размеров трости ему, конечно, было как Кэрроу до балерины, но конструкция в общем была прочной и могла выдержать вес человека. Покосившись на здоровый правый бок, пожиратель смерти взял графин с водой и поковылял к кушетке Беллатрисы.

Успешно дойдя до нее менее, чем за три минуты, и расплескав всего половину воды, он протянул графин ведьме:

- Пить подано, золотце.

Отредактировано Amycus Carrow (2013-06-07 02:13:38)

+2

7

Амикус сел, а Баллатриса широко распахнула глаза от удивления, высоко поднимая брови, наблюдая за его подвигами. Лестрейндж хотела сообщить ему, что гордится, что он настоящий мужчина и в том роде, но, придя к выводу, что может остаться тут одна, без воды, прикусила язык, мечтая о капле прохладной влаги.
Нет, в какой-то момент Блэк действительно поверила, что Керроу может встать. И она верила, и, можно сказать, что даже болела за светловолосого до момента его падения. Сейчас взгляд женщины сочетал два чувства: моральное удовлетворение с осознанием собственного превосходства и чувство поражения, которое сулила недееспособность Амикуса.
- Их и не было, не переживай, ты не оглох, дорогуша, - начала Лестрейндж, за что расплатилась дикой болью в горле. Придя к выводу, что ей всё равно более ничего не грозит она продолжила, - на полу твоя задница смотрится намного живописнее, - прокомментировала Беллатриса, наплевав на аристократическую знать, из которой состояла её родословная.
Пока Беллатриса предавалась словоблудию, за неимением возможности предаться хотя бы одному из семи смертных грехов, Керроу продолжал корчить из себя героя, подметая пол и добывая воду.
- Что ты делаешь, идиот! - взвизгнула Лестрейндж, забыв про жажду, когда увесистая подставка, которую она поначалу не заметила, чуть не разбила в дребезг голову Амикуса. Поджав губы, игнорируя свою неправоту в отношении "хорошей идеи опрокинуть подставку", Беллатриса наблюдала, как мужчина тащит ей воду. Зачем он это делает, она решила не спрашивать, убедившись, что ей же будет хуже.
"Золотце" Беллатриса решила тоже проигнорировать. Ну, на ближайшие пару часов хотя бы.
- Ой, спасибо, солнышко! -делая умильное лицо пропела она, - если бы ты мне ещё руки развязал, - Лестрейндж похлопала ресницами. Нет, она, конечно, могла бы сама развязать верёвки, покрутившись как Амикус. Но зачем, если за тебя и так всё делают?
Напившись, Беллатриса встала, тут же опираясь о стенку. У неё закружилась голова.
  - Надо отсюда уходить, как бы ты не хотел остаться, - начала Блэк, - дай мне на время зонт и ложись на кровать опять. Просто я в куда лучшей форме, - ласково улыбнулась женщина, в следующее мгновение показывая острые зубы, - ты зовёшь медсестру под предлогом моего побега. Я встану за дверью. Едва она зайдёт, я её оглушу, потом выясним необходимую информацию, и сбежим.

+2

8

Да что ж ты совсем разленилась, принцесса!? – практически сорвавшимся голосом изрек Амикус на просьбу о развязывании рук.

Его почти что рассмешило звание идиота, данное ему всего несколько минут назад. Он был абсолютно согласен: ситуация, в которой они находились, была очень глупой. Каким же, черт подери, образом два могущественных мага загремели в больничку? С какой радости им достались такие бонусы, как обезвоживание, слабость, переломанные кости и все остальное? И вопрос на миллион: где волшебные палочки?

Тем не менее, вновь погружаться в раздумья не хотелось, поэтому Амикус продолжил действовать: он помог Беллатрисе избавиться от веревок, крепко затянутых у нее на запястьях. Проявляя чудеса ловкости, он правой рукой распутывал плетеные оковы, а левой продолжал держать графин. Когда с делом было покончено, он изумился тому, насколько туго были затянуты веревки – красные довольно-таки глубокие следы остались у ведьмы на руках. Кэрроу сочувствовал ее состоянию, но комментировать что-либо считал излишним.

Амикус допил то, что протянула ему сокамерница – надо отдать ей должное, ибо в графине оставалось примерно половина от того, что он смог донести от тумбочки до ее кушетки. Он даже послушно плюхнулся на свою кровать, когда ему было велено это сделать. Возражать по поводу того, что физическая форма Беллатрисы была намного лучше, чем его собственная, он счел бессмысленным. Девушка сможет передвигаться без него намного быстрее, к тому же, она с большей вероятностью останется незамеченной, если будет одна, нежели будет тащить за собой 70-килограммовый ридикюль непонятного назначения.

Однако тень сомнений не покидала Кэрроу – Беллатриса могла спокойно уйти сама, бросив его здесь. Запереть в палате, когда зайдет медсестра, к примеру. Но выбора не было, безвыходное положение дел требовало хоть каких-нибудь действий.

- Сестра! Сестра! Она сбежала! – начал горланить Амикус в то время, как Беллатриса встала за дверью, держа наготове зонтик.

Как маленький беспомощный ребенок, а, - подумал про себя в этот момент служитель Лорда. Его до сих пор не покидало чувство обиды за себя, он решил во что бы то ни стало докричаться до сестры и заставить ее вылечить ему сломанные кости ноги.

Никто не шел к нему даже после четвертой попытки. Кэрроу явно занервничал, он вопросительно посмотрел на Беллатрису, но та ничем пока что не могла ему помочь.

- ААА! Дьявол! Сестра! Сестра! ААА! – Амикус сменил тактику, беря самые высокие ноты, которые только мог.

Такого оперного пения никто не мог выдержать, секунд через 40 дверь в палату открылась.

- Сестра! Посмотрите! ААА!
– орал Амикус и вытягивал шею в направлении своей правой ноги, смекая, что медсестре надо сделать хотя бы пару шагов по направлению к нему, чтобы Беллатриса могла нанести точный удар.

- Почему у Вас руки развязаны? – изумилась грязнокровка, подходя ближе к Амикусу.

Отредактировано Amycus Carrow (2013-06-17 02:04:00)

+1

9

Подивившись благодати, которая на неё сошла, когда она утолила жажду, Беллатриса встала со своей кровати, осточертевшей за последние несколько часов. Сильно болели мышцы, затёкшие за время, пока Лестрейндж валялась на своём ложе. Боль была сильной, но приятной - организм понемногу начинал работать. Беллатриса немного покрутила головой, дождавшись пока шея хрустнет, потом взяла у Амикуса зонт. Взгляд ведьмы упал на верёвку, которой до этого были спутаны её руки. Верёвка последовала в карман. Подумав несколько секунд, она подала мужчине руку, помогая добраться до кровати. Убедившись, что пожиратель лёг, женщина встала за дверью, перекладывая импровизированное оружие поудобнее.
- Придётся доверится мне, Керроу, - усмехнулась Беллатриса. На его бы месте она бы сразу предположила, что сокамерница пытается сбежать в одиночку, - по-другому мы отсюда не выберемся. Лучше бы пожелал мне удачи.
Амикус начал вопить, однако, судя по реакции сестёр, точнее, её отсутствию, можно было предположить, что негативное влияние оказалось только на Беллатрисе. Медсестра всё не шла. Решимость Лестрейндж стала угасать. В первые минуты она была уверена в успехе, однако, чем дольше вопил Амикус, тем сильнее начинала тревожится Лестрейндж. Что будет, если она не сможет ударить с нужной силой? Если жертва не будет оглушена? Ведь Беллатриса и раньше не отличалась ни мускулами, ни физической силой. Так вот обделила её природа. А сейчас, когда она пролежала как минимум несколько часов со связанными руками, в крови, скорее всего, было какое-то зелье. А если не несколько часов. А дней? Сколько дней она не ела.
Вопли Амикуса стали нестерпимыми. Беллатриса почувствовала, что Керроу рискует получить своей импровизированной тростью по башке. Это никак не вдохновляло.
Однако, всё-таки эти вопли, похоже, достали не одну Беллатрису. В комнату зашла девчушка, смутно напоминавшая ту самую, которая не так давно их послала. Может, сейчас ночь, и она одна тут дежурит? Мысль успела промелькнуть в голове Беллатрисы, пока она поудобнее перехватывала зонт. Она стояла прямо за спиной девушки, занося оружие. Пару мгновений - девушка заметит пропажу, поднимет тревогу.
- Почему у Вас руки развязаны? - если я её сейчас ударю, она успеет крикнуть... Что же, импровизация всегда была коньком Лестрейндж. Беллатриса подняла руку вверх, позволяя зонту зацепится ручкой за её руку и съехать до локтя. Другой рукой ведьма выудила из кармана верёвку. Поблагодарив за свою осмотрительность себя, она перекинула верёвку через голову девушки, удерживая концы верёвки в ладонях. Потом Беллатриса резко натянула верёвку, прижимая голову девушки к себе.
- Только пикни, - Беллатриса говорила шёпотом, который, всё же, хорошо было слышно в комнате. Лицо девушки стало очень испуганным - она боялась даже всхлипнуть, поэтому только вытаращила глаза на Беллатрису и прикусила губу, - пожалеешь, если за пределы палаты вылетит хоть звук, - Беллатриса улыбнулась. Её улыбка могла бы быть ласковой, если бы не устрашающая внешность обладательницы, её голос и взгляд. Действия Беллатрисы тоже не сулили ничего хорошего, - вот и договорились, лапочка. Лови, ласточка моя, - последние слова относились к Амикусу, в сторону которого полетел зонт. Хотя, конечно, с ласточкой мадам погорячилась. Надо сказать, что она почти попала - зонт, может, попал и не рядом с Амикусом, однако и не свалился с кровати. Дерево попало Керроу в живот. Беллатриса вполне искренно посочувствовала.
- Извини, скосила, постараюсь больше тебя не бить, - она отвела одну руку в сторону. Если бы была возможность, она бы развела обе руки, но второй она удерживала сестру милосердия, которая, забыв о своём долге плакала и что-то пищала, прекратив попытки к сопротивлению. Лестрейндж тряхнула порядком надоевший груз, чтобы хоть как-то отвести душу, - но ты всё-таки лучше вставай. От зонта в живот никто ещё не умирал. А наша девочка нам сейчас покажет, где тут вода, умывальник, еда и выход. Ах, чуть про обезболивающее не забыла. Но она-то помнит, если жить хочет, правда, зайка, - Лестрейндж ткнула ногой девушку. Жертва, глотая ручей собственных слёз, замотала головой, так резво, что Беллатрисе пришлось её слегка придушить, чтобы успокоить.

+2

10

Увидев, как лихо Беллатриса расправилась с медсестрой, Амикус подумал, что парочку маггловских фильмов о Джеймсе Бонде снимали точно по ее действиям, каким-то волшебным образом ставшим известными простым смертным. Напарница настолько изящно и ловко пленила жертву, что Кэрроу уже начал сомневаться в своем превосходстве. Закусив язык от осознания собственной беспомощности, он неуверенно сказал:

- А ты великая умница, Беллатриса.

Мне бы сейчас так, - подумал он про себя.

От мысли его отвлек зонтик, приземлившийся ему прямо на живот – было не сильно больно, однако пара органов в лице селезенки и части желудка начали активно возмущаться, о чем возвестили на всю комнату ужасным гулом урчания.

- Слышишь? Извинения приняты, - улыбнулся он в ответ на слова Беллатрисы. После получения серии инструкций он повиновался. – Как скажешь, спасительница ты наша.

Амикус поднялся с кровати, он вновь почувствовал острую боль в ноге, которая, как ему казалось, проходила болевым импульсом через все тело и отдавалась прямо в мозгу. Неудавшийся реформатор был к этому готов, поэтому устоял на ногах, хотя и скривился так, будто увидел перед собой как минимум сотню Поттеров.

Кэрроу правой рукой схватил дрожащую от страха девушку за воротник, заставив ее этим жестом поднять свое лицо к нему. Слезы градом бежали по ее пухлым щекам, кончик носа покраснел, а губы искривились в гримасе отчаяния - зрелище неописуемой красоты. Амикус злорадно улыбнулся и, стараясь говорить, как можно мягче, с издевательской интонацией произнес:

- Ты исполнишь все, что только что сказала тебе эта очаровательная дама, - он кивнул в сторону Беллатрисы. – И несколько просьб от меня. Во-первых, скажи, что с моей ногой и как это можно вылечить. Во-вторых – где наши волшебные палочки? И в третьих, перестань ты уже реветь, мямля. Ну пожааалуйста.

Последнее предложение Амикус дополнил тем, что левой рукой сжал плечо сестры милосердия. Она глотала ртом воздух, пребывая в истерике: хоть и Кэрроу и не был психологом, он знал, что для прекращения этого концерта нужна резкая смена событий.

Наверное, бедняжка в этот момент проклинает тот день, когда решила помогать больным.

Он подвел ей под подбородок свои ладони и тихо сказал:

- Успокойся, мы не убьем тебя, если ты нам поможешь. Я внимательно тебя слушаю.

Грязнокровка то ли от безысходности, то ли от удивления вновь обрела дар речи и выдавила из себя следующее:

- Все, что вам нужно находится в сестринской. Еда, умывальник, вода, там же в сейфе лежат и ваши волшебные палочки. Я точно не могу сказать, что с вашей ногой, я только начинающий практикант, но в сестринской есть энциклопедия – в ней можно найти все. Комната в конце коридора: все время прямо и последняя дверь налево.

- Чудесно, наконец-то твое жалкое существование оказалось хоть каким-то образом полезным в мире магии, можешь радоваться, - огрызнулся он на медсестру. – Я предлагаю так: это отродие якобы присматривает за нами, пока я иду до сестринской за какими-нибудь бинтами или лекарствами, а ты, счастье мое, как будто попросилась в уборную. Это будет наша официальная версия.

+2

11

– Как скажешь, спасительница ты наша, - Беллатриса улыбнулась, слегка обнажая клыки. Она умильно похлопала ресничками, вкладывая в своё действие побольше театральности - милая картинка не сложилась. То ли из-за почтенного возраста мадам Лестрейндж, то ли из-за девушки, которую она удерживала за волосы. Возможно, её улыбка сошла за милую и вызывающую умиление, если бы Беллатриса сбросила годков сорок... А так - нет.
- Лучше заткнись, зайка, - с прежней улыбкой проговорила Беллатриса, - я не тебе, но если ты заткнёшься, это значительно облегчит твою участь, - на этот раз Беллатриса обратилась к девушке, и уже без тени улыбки на лице.
Амикус долго и нудно что-то кричал на девушку, потом и вовсе применил грубую мужскую силу. Беллатриса, удерживавшая жертву всё это время, поморщилась.
- Чудесно, наконец-то твое жалкое существование оказалось хоть каким-то образом полезным в мире магии, можешь радоваться. Я предлагаю так: это отродие якобы присматривает за нами, пока я иду до сестринской за какими-нибудь бинтами или лекарствами, а ты, счастье мое, как будто попросилась в уборную. Это будет наша официальная версия, - Беллатриса рассмеялась Керроу в лицо, швыряя надоевшую девку на пол.
- не ной, мистер Добрый Амикус, конечно, пообещал тебя не убивать, а вот я - молчала. Да, и поверь, бывают вещи хуже смерти - я могу сделать так, чтобы ты молила меня тебя прикончить...- в голове Беллатрисы стрельнуло, что она отвлеклась, попирая ногой тело девушки, всхлипывающее, но тихо. Кажется, угроза подействовала.
Беллатриса с полуулыбкой перевела взгляд на Амикуса.
- Мики, - Лестрейндж сделала выразительную паузу, давая мужчине возможность смириться с новым именем, плавно перешедшим в имя-собственное из уменьшительно-унизительно-ласкательного, - назовёшь меня ещё раз своим счастьем, отправишься прямиком к моему покойному мужу, выяснять за какие заслуги он делит своё "счастье" с кем-то ещё, - Беллатрикс выразительно посмотрела на Керроу, давая ему понять, что всё сказанное - не шутка.
- Сейчас мы идём все вместе за палочками. Сначала иду я, потом очаровательная мисс, потом ты. Не забудь, что если наша радость огреет чем-нибудь меня по голове сверху или поднимет тревогу, нам всем будет плохо. Зажми ей рот, а заодно обопрись на неё, если хочешь. Потом я иду и забираю наши палочки, пока ты стоишь на стрёме. Потом уходим. Кстати, мы ведь не осведомились у этой милашки, какое сейчас время суток и кто ещё сидит в ординаторской. Была бы палочка - ногу я тебе как-нибудь вправлю, - Беллатриса ухмыльнулась, потом силком поставила колдомедичку на ноги, - какие милые, пухлые щёчки, - Беллатриса ужипнула девушку за щёку, потом швырнула её Амикусу.
Мадам Лестрейндж тихо выскользнула за дверь. За дверью царил полумрак.

+2

12

- Мики, назовёшь меня ещё раз своим счастьем, отправишься прямиком к моему покойному мужу, выяснять за какие заслуги он делит своё "счастье" с кем-то ещё, - Амикус судорожно пытался понять, к кому обратилась Беллатриса, поэтому не услышал ничего, кроме первого слова. Наверняка в тот момент он был похож на дауна: широко открытые глаза, отстраненное выражение лица, приоткрытый рот явно сигнализировали об этом, разве что слюна изо рта не текла.

Сначала он подумал, что у напарницы были галлюцинации или она взывала к некому субъекту, имевшему отношение к ее давним воспоминаниям, но, приняв во внимание тот факт, что у миссис Лестрейндж был вовсе не поддающийся веяниям прошлого романтический характер и что она довольно бойко держалась, он сделал вывод: это его новое прозвище.

А что? Мне нравится, - подумал он, но решил об этом ни в коем случае не сознаваться. Он внимал указаниям Беллатрисы, которая решила взять контроль и ответственность над происходящим на себя. Амикус не был против – на самом деле он был готов семенить за ней хоть до самого Азкабана, если их поймают. Он иссяк. Ему не хватало чужих страданий в то время, как своих было слишком много.

Из состояния ступора Кэрроу вывела полетевшая в него медсестра. Вспыльчивая соратница вышла из комнаты, дверь за ней закрылась: на долю секунды покалеченный мужчина остался наедине с испуганной девушкой. В тот момент концентрация ужаса в его крови превысила все возможные пределы (даже оказавшаяся в его плену грязнокровка испытывала меньший страх). Амикусу вдруг почудилось, что как только он откроет дверь, то увидит за ней лишь бездонную пустоту – Беллатриса уйдет восвояси, а он навсегда останется в палате больницы. Его бросило в дрожь, отчего его действия стали механическими, ибо выполнялись почти на автомате, а душу наполняла так необходимая ему злоба.

Развернув спиной к себе медсестру и ухватившись правой рукой за пояс ее халата, левым локтем оперевшись на ее плечо, а ладонью зажав ей рот, Пожиратель Смерти выцедил повелительным тоном:

- Топай за брюнеткой, хомячок, - для ускорения он хотел пинуть сестру милосердия, но как только согнул правую ногу, то понял, что лучше бы он этого не делал.

Амикус зря волновался: выйдя в коридор, он увидел, что Беллатриса успела сделать всего три шага. Даже со своей улиточной скоростью, он мог быстро ее догнать. К тому же, надо было отдать должное напарнице, ибо она не неслась стремглав, а шла достаточно умеренным шагом.

В отделении было довольно тихо, лишь из палат доносились негромкие разговоры. В суете мимо идущих несколько раз пробегали другие медсестры, но они даже не окидывали взглядом ни Лестрейндж, ни Кэрроу – видимо, своих забот хватало. Троица уже благополучно миновала половину пути до конца коридора, как вдруг позади них в опасной близости прогремел мужской бас:

- Аманда, а куда это ты больных ведешь? Процедуры давно закончились, у нас режим!

Пленница остановилась. Кэрроу молниеносно отпустил пояс халата и схватил ее за талию, поняв, что обращались к ней. Он прошептал на ухо бедняжке:

- Продолжай идти! И если ты не хочешь испытать самые страшные мучения, по сравнению с которыми смерть – это счастье, соври! Немедленно!

Амикус убрал ладонь со рта Аманды.

+1

13

Чем дальше Беллатриса шла, тем больше она хмурилась. Странно, что их с Амикусом не переместили в отдельное больничное крыло - видимо, не боятся за жизнь других пациентов, возомнили, что психованная ведьма и не менее психованный колдун не опасны, если их обезоружить, связать и запереть в одиночной палате без обезболивающего. Ха! Эти глупцы-колдомедики просто никогда не знавали Лестрейндж. Услышав голос за спиной, Беллатриса ускорила шаг, предоставляя Амикусу самому разобраться с болваном, а заодно делая вид, что она не с ними. Лишь бы Керроу догадался и не поднял крик, потянул бы время, а она бы его вытащила.
Давай, Мики, дай мне пару минут.
Расталкивая окружающих и, едва под конец коридора не перейдя на бег, Беллатриса в конце концов добралась до сестринской. Бросив многозначительный взгляд на Амикуса, застрявшего недалеко от их палаты, беллатриса скользнула вовнутрь.
Внутри было две девушки и одна пожилая женщина. Все трое в белых халатах. Женщина дремала, положив голову на меджурнал, который заполняла. Девушки играли в карты, одна из них держала шприц. Уж не наше ли обезболивающее? С самоуверенным видом Беллатриса накинула белый халат. Главное - уверенность. Вот залог успеха. Одна из девушек бросила неуверенный взгляд, но обе смолчали. Возможно, новенькие, не знают всех. Найдя на трюмо резинку, Беллатриса быстро заплела лёгкую косу. Так её сложнее будет узнать. С тем же уверенным видом она принялась рыться в ящиках. Благо, палочки нашлись почти скоро. Сунув деревко Керроу в широкий карман белого халата, Беллатриса с удовольствием провела по тёплому дереву своей. Палочка приветственно выпустила пару искр, встречая хозяйку. В том же ящике нашёлся и кинжал.
- Что у тебя? - Беллатриса кивнула на шприц, который держала блондинка лет двадцати пяти. Интересно, в Мунго все медсёстры как на подбор хорошенькие.
- Обезболивающее, миссис, - уважительно кивнула девушка, чувствуя подвох, - просили из палаты номер... из дальней. Я сейчас отнесу... - поспешно пролепетала девчушка, - мигом, они недавно попросили, - Беллатриса улыбнулась. Но не ободряюще, как решила миловидная простушка. Она подумала, как взбесился бы Мики, будь он здесь.
- хорошо, моя милая, - с улыбкой сообщила Лестрейндж, подходя к пожилой женщине. Самая опытная - самая опасная. Кинжал мгновенно проткнул ей шею, вонзаясь точно в шейные позвонки. Беллатриса не была колдомедиком, чтобы точно сказать, в какие. Старая сестра милосердия умерла без звука.
В глазах девушек отразился ужас, но они были слишком шокированы, чтобы позвать на помощь. Собеседница медсестры со шприцом умерла от удара кинжала в висок. Клинок покрылся не только кровью, но и мозгами. Блондинойчка затряслась. Беллатриса почти ласково приподняла её за подбородок, заставляя смотреть.  Пусть запомнит глаза своей убийцы.
- Зайка, как тебя зовут? Где ещё лежит обезболивающее?
- Лейла, - пролепетала блондинка и дрожащей рукой указала на нужный ящик. Беллатриса кивнула, забирая у неё шприц. Искушение было слишком велико. Жертва выглядела невинной. Прежде чем проткнуть ей сердце, Беллатриса грубо поцеловала свою жертву в губы. Потом она выгребла себе в карман запасы обезболивающего и упаковки со шприцами. Перед уходом она вытерла кинжал о стопку чистых халатов.
К её приходу Амикус собрал порядочное количество публики. Это заставило Беллатрису улыбнуться. Она подхватила его под плечо, с удивлением отмечая, что их сестричка милосердия ещё жива.
- ему не хватает обезболивающего. Я уложу его спать, - Беллатриса показала толпе шприц и увела Амикуса в палату, следя, чтобы их зайка вошла первой.

+1

14

Амикус не умел стратегически мыслить, поэтому, когда он увидел, что Беллатриса заторопилась покинуть его компанию, то растерялся. Он и понятия не имел, что делать в сложившейся ситуации – придумать изощренный план, благодаря которому можно идеально завуалировать правду, не было времени да и нечего греха таить – Амикусу было это просто не по силам. Сердце бешено колотилось, участилось дыхание, к горлу подкатывал ком горечи. Как раз в ту секунду он оперся на обе ноги, и боль снова пронзила его – ощущения были настолько неприятными, что маг не удержал крика. Полусдавленный звук, похожий на скрип тормозов поезда, пронесся по всему этажу: любопытные люди, коих было штук 6-8, не заставили себя долго ждать, сбежавшись к месту происшествия за несколько секунд. Кэрроу, как назло, не удержался на ногах и, отпустив колдомедичку, оперся о стену. Для этого ему пришлось развернуться вполоборота, так что его взору предстали все зрители начинающегося шоу, которое во всех смыслах этого слова обещало быть зажигательным. Собрав запасы надежды на скорейшее возвращение коллеги и терпения, покалеченный бедняга решил действовать по обстоятельствам.

- Доктор Блир, этот пациент испытывает очень сильную боль. Я не знала, что делать и… - голос Аманды дрожал, выдавая то, что она придумывает ложь на ходу, - и решила, что если вывести его из палаты, то ему станет легче.

Что за чушь она несет!?

Кэрроу изобразил настолько злой взгляд, насколько мог себе это позволить, и покосился на трепещущую от страха девушку, отчего та чуть не упала в обморок.

- Легче? Да он же еле дышит, не то, что ногах стоит! – заорал мистер Блир, что есть мочи.

Амикус перевел взгляд на столь громковещательный субъект. На вид лет 35-40, худощав, лицо пунцовое, халат чисто выстиранный и безупречно выглаженный.

Делать нечего, этот мистер Контроль-над-всеми все разнюхает. Остается лишь впадать в полное безумие.

Прервав гипер-эмоциональную речь доктора, Кэрроу замахал руками в воздухе, как будто пытался схватиться за него, и выдал:

- Сестра! Проводник! Я потерял своего проводника! Где мы? – прерывистое дыхание прекрасно дополняло бред пациента. - Где мой патронус? За мной пришли дементоры!? Уведите меня! Мне страшно! Где мой патронус?

- У него бред? – уже чуть тише произнес мистер Блир, действительно не понимая, что происходит.

Воцарилось молчание. Все стояли неподвижно, один Амикус махал руками. Аманда уже было хотела вновь что-то сказать, но тут в конце коридора показалась Беллатриса и еще кто-то, обе были в белых халатах.

- Дементоры! Они заберут меня! – продолжал верещать Пожиратель Смерти, видя, как девушки направляются к нему.

Беллатриса помогла Кэрроу вприпрыжку преодолеть расстояние до их палаты, приведя с собой новую медсестру. Офигевшая публика, видимо, все еще пребывала в шоке, поэтому громких разговоров и откровенных попыток проникнуть в комнату, занятую троицей, не наблюдалось.

Амикус плюхнулся на антикварную кровать, которую занимал ранее. Краем глаза, пока напарница волокла его по коридору, он увидел свою волшебную палочку в кармане ее халата, поэтому поспешил попросить вернуть его оружие. Правда, попросить – сильно сказано. Он просто вытянул руки в направлении Беллатрисы и постарался сделать умилительные глазки. Благо, она поняла его без слов и отдала древко.

- Ты, – он указал пальцем на медсестру, - да ты! Встань к двери!

Амикус поднял волшебную палочку, при этом медсестра даже не планировала уворачиваться, так что маг торжественным тоном выпалил:
- Остолбеней!

После этого он перевел взгляд на миссис Лестрейндж и пробормотал:

- А ничего так подставка для двери? Как тебе, красотка? Кстати, тебе очень хорошо с косой.

Отредактировано Amycus Carrow (2014-01-03 21:28:18)

+1

15

Судя по сцене, которую Амикус закатил в коридоре, пожиратель в ближайшее время собирается покончить со служением Тёмному Лорду и идеям чистоты крови, чтобы уйти в драматургический театр, играть бывших заключённых Азкабана и психопатов, а возможно, и то, и другое сразу. Лестрейндж вздохнула, протискиваясь в палату следом за Керроу и их неизменной спутницей, медсестричкой с пухлыми щёчками. Интересно, Амикус успел познакомиться с ней поближе?
Пожирательница не сразу заметила протянутые руки Амикуса, словно за милостыней. А когда заметила, поняла, что его требовательный взгляд, показавшийся бы милым только дементору, направлен вовсе не в лицо мадам Лестрейндж, а пониже. Беллатриса было хотела закатить истерику по этому поводу, мол, сейчас дойдёт до того, что Керроу научится раздевать бедную женщину глазами, но нет. Его интересовало собственное оружие. Даже обидно. из-за этого Беллатриса швырнула ему палочку сразу в руки, даже забыв, что хотела потребовать Керроу станцевать за кусок деревяшки. Опомнилась она только когда волшебная палочка перекочевала в руки к Амикусу. Но не сказать ничего по этому поводу Лестрейндж просто не смогла.
- В следующий раз шевели языком, если чего-то хочешь. На миг я решила, что ты просишь у меня деньги, - гордо расправив плечи Беллатриса отвернулась от блондина. Сегодня они союзники. Не нужно унижать друг друга хотя бы при слушателях. Хотя бы при миленькой сестре милосердия с пухленькими щёчками. А то мало ли. Вдруг осмелеет. Да побежит. Зря Керроу поставил её так близко. Приказ отойти от двери едва не слетел с языка Лестрейндж, но Амикус успел первым, не обращая внимания на гневный взгляд Беллатрисы. Он ещё и острить осмелился после этого!
- Спасибо за комплимент, конечно, - прошипела Беллатриса, приближаясь к Керроу. Женщина почувствовала, как гнев наполняет её вены, - но ты мог бы так не орать, - она вцепилась Амикусу в волосы, стараясь по сильнее мотнуть его голову, - стены тонкие... Если нас услышат, то наши приключения закончатся не начавшись. Вставай немедленно! - Беллатриса отпустила голову Керроу, - ой, нет, погоди, - она вынула из кармана шприц, - обезболивающее. Я взяла много, но из-за твоей тупой болтовни я забыла... - женщина сняла колпачок и вколола Амикусу укол в ногу, не задирая штанину, надеясь, что не повредила ничего важного, - дико извиняюсь. Я не доктор. Надеюсь, тебе сойдёт, - Беллатриса у входа задержалась, - девку сам прикончишь, или тебе помочь? Если снимешь с неё халат и трансфигурируешь себе под размерчик, будешь смахивать на пьяного санитара.

+2

16

На процеженное сквозь зубы Беллатрисино «На миг я решила, что ты просишь у меня деньги» Амикус подумал: «А вот покормить меня вполне было бы неплохо!»

Мисс Концентрация Вселенского зла, ты чего разбушевалась? – как можно спокойнее отреагировал Кэрроу, надевая маску абсолютного безразличия ко всему произнесенному Пожирательницей. – Сейчас я решу насущные проблемы. И кстати, мне сделанная тобой укладка не идет. На муже своем тренироваться будешь!

Ударить девушку или напустить на нее Levicorpus маг не хотел, он все еще корчил из себя интеллигентного по отношению к Беллатрисе напарника. Он ничего не помнил из того, что происходило с ним, но был уверен в том, что если Лестрейндж оказалась вместе с ним в Мунго, то он ей доверял и уважал ее поступки.

После укола ему стало намного легче – нога все же функционировала не на полную мощность, однако боли счастливец больше не чувствовал. Он вскочил с кровати, потянулся как дракон, пытающийся достать до хрустальных подвесок на люстре, и, резко вытянув правую руку вперед, негромко сказал:

- Axelitus!

Пока жертва задыхалась и отчаянно пыталась совладать с невидимыми силами, сковавшими ее шею, Кэрроу расплывался в самодовольной улыбке: нелепость действий медсестры радовала его как когда-то в детстве шоколадное мороженое.

- Incineratius! – замел следы убийства Кэрроу после того, как надел халат колдомедички.

Какой белый и чистый… Что за убожество?
Амикуса чуть не вырвало от отвращения. Тем не менее, он потянул рукава одеяния и застегнул все пуговицы, скрывая за идеально выглаженной тканью те обноски, в которых он был.

Выбежав в коридор за Беллатрисой, Пожиратель Смерти сначала обогнал напарницу, а потом набрал скорость, близкую к скорости «Нимбус-2000». Почему-то ему казалось, что чем быстрее он передвигался, тем меньше лишних глаз его заметили. Как ни странно, он был прав: в больнице у всех свои заботы, как больные, так и здоровые ежесекундно норовили потребовать от докторов и медсестер то жизненно важное лекарство, то неотложную помощь, то услужливую заботу, то доступные для понимания объяснения.

Путь до нижнего этажа был успешно преодолен, Амикус уже предвкушал свободу, но перед выходом из больницы из-за покосившейся от старости стойки выбежал на редкость предприимчивый паренек и заверещал как сирена:

- Куда Вы? Предъявите пропуск! Вы же знаете – отмечаться во время смены надо обязательно, это в ваших же интересах.

Амикус оторопел и сделал полшага назад, наступив на Белларису.

___________
Levicorpus - Подвешивает человека за лодыжку в воздухе.
Axelitus - Заклятье удушья.
Incineratius - Испепеляющее заклятие.

Отредактировано Amycus Carrow (2014-01-21 11:53:13)

+1

17

Беллатриса с трудом отпустила волосы Амикуса и тут же пожалела, что сделала это. Почётную вакансию "мисс чего-то там зла" пожирательница ещё готова была стерпеть, но тон Керроу и его шуточки в адрес каких-никаких родственников, а всё-таки Рудольфуса Беллатриса стерпеть не смогла.
- У меня теперь нету мужа, - колко замечает Лестрейндж. Пусть она не помнит, как залетела в Мунго, но уверена отчего-то, что супруг мертв, - так что теперь вакансия свободна, раз я тебя устраиваю в роли "мисс парикмахер зла".
Беллатриса отвернулась, не забыв презрительно сморщиться. Не обращая внимания на гримасы Керроу, Лестрейндж упорно теребила свой рукав, будто бы расправляя его, и старалась не обращать внимание на мужчину, которому явно полегчало после дозы обезболивающего. Беллатриса с недовольным выражением смотрела на то, как Керроу расправлялся с их спутницей, а под конец трагично вздохнула. Нет, ей, конечно, не жаль "хомячка". И обвинять серийного убийцу в убийстве она не собирается. И конечно, Беллатриса не будет читать напарнику лекции о морали или о том, как сейчас им важны заложники. Но она уже хочет от него избавиться.
- ну вот. Теперь тебе точно придётся на мне жениться, раз ты убил девушку, которой я хотела устроить почти благополучное замужество.
Похоже, Керроу был придурком. Идиотом. Полнейшим кретином. Какой уважающий себя врач будет бегать по коридорам? Да, никакой. Беллатриса, стараясь игнорировать любопытные взгляды, с суровым выражением лица пошла следом. Но недостаточно быстро - Амикус успел нарваться на неприятности. Нет, пожалуй, ей не нужен такой муж. Разумеется, в сексуальности Керроу не откажешь, но лучше уж кости Рабастана, чем ежедневный завтрак из авроров.
Беллатриса ухватила блондина за плечо.
- Мы покурить, - любезно сообщила Беллатриса, таща за собой Керроу и ускоряя шаг.
- Но курилка в другой стороне! - Беллатрису это не остановило. Она побежала. Волосы рассыпались.
- Я вас узнал! Вам нельзя! Вы... - дальнейших слов Беллатриса не слышала. Беллатрисе было всё равно, рядом ли Амикус, или потерялся где-то по дороге. Она бежала, чувствуя, как стынет в лёгких воздух. Всех, на кого Беллатриса наталкивалась, женщина сбивала с ног. Она вытащила палочку, расшвыривая проклятия направо и налево. Она уже теряла свободу. И больше не хочет.
Что-то тяжёлое обрушилось ей сверху на голову.

ОФФ: Солнце моё, Амикус, а не пора ли нам закругляться?

+2


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Флэшбек » Идея, как смысл жизни.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC