Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Паркинсон-холл » Бальный зал


Бальный зал

Сообщений 61 страница 90 из 90

61

Нарцисса верит, что план Драко сработает. А Северус про себя договаривает, что не верит в то, что "сработает" сам Драко. Нет, даже сложнее - Драко обязан был споткнуться в самом конце, это необходимое условие. Малфой думает, что у него гениальные планы и не ведает, что сам оказался запутан в хитросплетении интриг. Что он был поставлен на шахматную доску в виде дерзкой пешки, объявляющей шах королю. Нет, немного не так. Король - слабая фигура, нуждающаяся в защите и поддержке. Эта роль больше пойдёт Гарри Поттеру. А Дамблдор - ферзь, позволяющий себя убрать. Гамбит. Умелый размен, отдать одного, чтобы спасти многих. Но главный шахматист и есть ферзь, и сможет ли Снейп, оставшись один, сыграть так же тонко? Альбус говорил что-то о своём портрете, но картина не отражает всей сущности человека и не имеет связи с истиной душой. Страшно, Снейп?
"Ты не представляешь, как..."- Северус поднял взгляд к небе, с которого продолжал сыпаться снег. Тихие шорохи в темноте, из окон бального зала льётся свет, где-то слышится смех и звон бокалов. Если бы Снейп верил в Бога, он молился бы сейчас. Маги как-будто бы в Бога и не верят. Но Рождество, Пасху справляют исправно. Даже Рождественские сказки сочиняют, рассказывают их детям, и селят в детских душонках веру в чудо. Как скоро эта вера рассыплется?
У Снейпа тоже была одна сказка, кажется, она называлась "Щелкунчик". Лили рассказывала её так вдохновенно, словно это была история из её жизни. И Северус слушал, пугаясь вместе с рассказчицей, когда героиня сказки отбивалась от крыс, когда храбрый принц попадал в плен к коварной крысиной королеве. Но всё закончилось хорошо - принца спасла эта маленькая девочка. Сказка тогда поразила Снейпа, ведь это, пожалуй, единственная история в его жизни, где девочка спасает мальчика, а не наоборот.
Ты последнюю ставишь точку,
Выткав сказку при лунном свете.
Ты счастливо ее окончил -
Чтоб не плакали ночью дети,
Только кто-то свечу уронит
И десяток страниц забелит:
Есть такие, кто точно помнит,
Как все было на самом деле...

Только шло время, и сказка стала реальностью, пугающей, правильной. Щелкунчик не стал принцем, но с каждым годом становился в уродливее. Его окружили крысы, и он сам преклонил колени перед крысиным королём. А принцесса? Она покинула друга, и отчаяние на веки поселилось в его сердце. Но ведь это Рождественская сказка, тут должно быть чудо. Да, оно есть - деревянный уродец всё ещё имеет сердце, живое. Только что ему от этого?
Оттого-то бьют на башне полночь
В Новый Год куранты так зловеще:
Некого тебе позвать на помощь -
Ведь игрушки это просто вещи!

Снейп смотрит в снежную пелену, но не видит её. Перед его глазами стоит осенний вечер и пустые тёмные окна дома, он слышит крик младенца и собственное задыхающееся сердце.
Ты не жди спасительного чуда -
Пусть в груди от горя станет тесно:
Помощи не будет ниоткуда -
Ночью умерла твоя принцесса…

Как он пережил ту страшную осень, одному Дьяволу известно. Но пережил. И пора уже перестать верить в сказки и так по-детски представлять себя их героем. Здесь всё другое. Потому-то даже волшебники редко верят в чудо. Не верят в Бога, но верят в Дьявола.
- С праздником, Нарцисса.

Цитаты|Colloportus

Цитаты - Канцлер Ги "Страшная Сказка"

+3

62

Сьюзен слегка вздрагивает, когда Блейз касается горячими губами её руки. Это неожиданно, хотя, если девушка и дальше планирует вертеться на балах, то ей нужно привыкать. Проводив слизеринца взглядом Сью задумалась, стараясь не слишком часто бросать взгляды на Роджера. Сколько ещё таких же, как Блейз? Сколько интересных личностей скрываются под бездушными  масками слизеринцев? Боунс вспоминаются слова Парвати о слизеринцах, а также её собственные слова. Наверное, Сью действительно была права, полагая, что под завесой безразличия и жестокости кроются чувства. Но почему аристократы столь старательно их прячут?
- Но со стороны мисс Паркинсон, как мне кажется, можно было бы уделить времени чуть больше своему кавалеру, нежели остальным гостям. Собственно, это лишь моё мнение, и оно ровным счётом ничего не значит, - вслух сказала Сьюзен, а про себя добавила: А мне внимания дочери хозяйки бала на сегодня, пожалуй, достаточно. Слова Роджера, когда он закончил любезничать с Парвати и соизволил обратиться к Боунс, вывели девушку из размышлений о сущностях слизеринцев. За поддержку Сьюзен была благодарна Пьюси. Но если она хочет добиться чего-то большего, чем кукла, которую передают ради забавы из рук в руки. Сначала Сьюзен привычно покраснела, но на удивление, ответ пришёл на язык довольно быстро.
- Я же вполне объяснила причину, мистер Дэвис, - разговаривая с райвенкловцем девушка на мгновение забылась, но этого было достаточно, чтобы потерять над собой контроль и утонуть в его холодных глазах. Сьюзен замерла, подняв голову и рассматривая тончайшие прожилки в радужке глаз. Как драгоценный камень, - и, я не дебютанка. И уж тем более не леди, - Сьюзен с трудом оторвалась от Роджера и принялась рассматривать носки своих туфель. Только теперь, после сказанного, до неё дошёл смысл всей фразы.
Роджер хотел пригласить её на танец.
Нет, это всё безумно глупо. И шампанское, и вальс, звучавший с бальном зале. Один танец ничего не значит. Возможно, партнёрша Дэвиса просто ещё не появилась, и он желает скоротать время. И эти образующие разговоры. Всё притворство, как холодные маски слизеринцев. Как проще, когда тебя не связывает этикет! Когда ты можешь плакать и смеяться, просто потому что хочется в этот миг. Когда ты можешь обращаться к друзьям на "ты" и не бояться выглядеть глупо? И почему Роджер такой прекрасный, несмотря на окружавшие его маски? О, Сьюзен бы хотела взять его за руку и показать. Показать мир, показать настоящую жизнь. Научить его смеяться, когда весело, научить забывать о правилах, научить быть свободным. Почему всё должно быть настолько сложным? Боунс заправила прядку волос, выбившуюся из причёски, за ухо. Неужели ему нравится? Нравится жить в сером мире шампанского, прямых спин и лицемерия? Боунс стала жалеть, что вообще пошла на бал. Нет, жалеть надо раньше, когда Роджер подошёл к ней в "Трёх метлах". Неужели, если бы Ханна не покинула её тогда, или Роджер не остался бы один, да что угодно, неужели этого могло бы и не быть? Неужели она когда то могла просто краснеть от взгляда райвенкловца и тут же прятаться за спину подруги? Она могла играть в снежки и бегать по лестницам? А сейчас она сидит, стараясь, чтобы платье не помялось, а окружающие не узнали о её чувствах.
Мир бала. Он не настоящий. Кажется, что здесь гриффиндорцы дружат со слизеринцами, а взрослые не отгоняют, а мудро беседуют с более молодыми. О, нет. Это всё притворство, потому что все окружающие люди не аристократы - они лжецы. Они врут себе и миру. Они все безмолвно договорились играть в одну красивую сказку - любезничать друг с другом, танцевать и улыбаться. Но их улыбки не искренны, а дружба не настоящая.
Сьюзен не отвечает на вопрос Адриана, предоставляя это кому-нибудь другому.

+6

63

Несомненно, Парвати разочаровалась бы в Пьюси, если бы тот упустил шанс слегка поддеть сборную Гриффиндора, и поэтому девушка лишь кивает в ответ, приподняв бокал и улыбаясь краешком губ. Не стоит разочаровывать людей в столь прекрасный вечер, тем более что Адриан и вправду великолепный игрок, этого у него не отнять.
К диванчику подходит Сьюзен, и хотя шаги её неспешны, как и подобает столь медово-сахарному мероприятию, чувствуется, что подруга взволнована и, кажется, стремиться сбежать - то ли от неведомого поклонника, то ли от себя самой. Чёрные глаза Паро, вначале глянувшие на подругу с укоризной, тут же смягчаются, едва она слышит первые слова Сьюзен, неуверенно слетающие с её губ. «Ты не мешаешь, милая» - словно говорят они, и, вновь став привычно-насмешливыми обращаются на подошедшего следом за хаффлпаффкой Роджера Девиса. Юноша тут же завладевает общим вниманием, и чем больше он говорит, чем чётче изгибается бровь Парвати.
- Приятно видеть Вас вновь, мистер Девис, - гриффиндорка наклоняет голову набок, явно намекая произнесённой фразой, что они уже «имели счастье быть представленными друг другу», когда ужинали за общим столом, где сидели чемпионы и их партнёры, во время Святочного бала. – Не думала, что я столь сильно изменилась со времени Турнира Трёх Волшебников. Радует, что, по всей видимости, в лучшую сторону, раз в прошлый раз я не оставила ни следа в Вашей памяти, а теперь ассоциируюсь с прекрасной розой. Это лестно слышать, - не без ехидства заканчивает гриффиндорка.
Следующая фраза райвенкловца, адресованная Сьюзен, вызывает ещё большее недоумение прозвучавшим в ней укором и Патил морщится от неприятного осадка. Прежде чем Сью успевает ответить, в игру вступает Блейз. Его вежливая тирада с привкусом изысканного яда заставляет Паро посмотреть на слизеринца с новым интересом. Что-то в нём определённо есть, в этом юноше, таком притягательно-холодном, но одновременно живом и чутком. Проводив Забини взглядом, девушка встаёт с дивана и, подойдя к подруге, останавливается рядом, на мгновение касается её руки выше запястья, обещая этим прикосновением свою поддержку. Тем временем Пьюси закругляет опасную тему, чему Патил весьма рада.
- Лично я планирую провести побольше времени с самым лучшим, по моему мнению, игроком в квиддич. Эта личность для меня вне конкуренции, даже, несмотря на то, что он последний раз выходил на поле лет пятнадцать назад, - девушка широко улыбается Адриану, с готовностью подхватывая незамысловатую, и именно этим привлекательную тему каникул. – Словом, как всегда, поеду домой в Индию. Отец клятвенно обещал взять неделю отпуска. Как раз закончился сезон муссонов и можно подолгу бродить вдоль побережья или лежать под пальмами на утёсе...
Голос девушки становится мечтательным и она сама не замечает, как обрывает фразу, на мгновение зажмуриваясь и начиная немного сожалеть, что осталась на бал. Именно в этот миг она могла бы уже вдыхать непередаваемый запах океана, с запутавшейся в нём солью и свежестью. И её лицо освещало бы тёплое солнце, а не огни бесчисленных люстр. Когда Паро вновь открывает глаза, взгляд их наконец-то настоящий, сияющий и переполненный счастливым предвкушением. Она улыбается, извиняясь и пожимает плечами.

+4

64

Наивны люди, которые, по их мнению, знают представление о порядочности. Хотя, грести всех под одну гребенку, как минимум, невежливо. Однозначно, люди уже пожившие и набравшиеся опыта пришли к единому пониманию этого определения, но разве может подросток, пусть даже выросший в, до мозга костей аристократичной обстановке, знать, что такое порядок? У каждого есть свои изъяны и каждый мыслит по своему. Что бы ни случилось, но порядка в мыслях мы не достигнем никогда. Возможно, одаривать комплиментами юную деву, в присутствии другой, имеющей к вам романтические чувства - это неуважительно, но какой порядок заключается в случае, когда вы, пришедший на бал с одной девушкой, и, нашептывающий во время танца ей красивые слова, в это время не сводит глаз с другой? Или же, покажите хоть толику порядочности в ситуации, когда вы настойчиво пристаете к девушке, когда та не хочет иметь с вами ничего общего? В чем порядок, когда вы заставляете ее, в исступлении, ломать бокал одной лишь хрупкой ручкой? Стоило только посочувствовать мисс Гринграсс, к которой не угасает интерес от порядочного мужского пола. Роджер никогда не называл себя святым. Он всегда вел себя неоднозначно в присутствии других, и это, что уж говорить, не единожды сбивало с толку его собеседников. Но видеть себя порядочным, в то время, как ваша рука стискивает локоть юной девы, не желающей с вами разговаривать.. Раз уж клеймо проставлено, нужно вести себя подобающе. Когтевранец не был зависим от слов. Насмешка гуляла на губах Роджера все то время, которое он стоял не в самой уютной для себя компании.

- Я поздно понял, что лучше меня этого никто не сделает, мистер Забини, в особенности, если учитывать Ваше отношение ко мне. Я знал, что Вы отреагируете первым, и это совсем неудивительно. - Роджер одиноко покосился в сторону столика, на котором покоились фужеры с шампанским, но затем его взгляд перехватил педантичный слизеринец, направившийся в толпу. Дэвис не смог сдержать усмешки, увидев к кому тот подошел.

Бедная.. Бедная мисс Гринграсс.

- С Турнира Трех Волшебников, а если быть еще точнее, со Святочного бала, прошло два года. Мне было семнадцать. Неужели Вы, мисс Патил, действительно полагаете, что я запомнил в лицо каждого, с кем имел честь пообщаться? А если говорить совсем откровенно, я выпил в тот вечер большее количество бутылей огневиски, тайно пронесенных одним моим знакомым, чем встретил количество людей. Однако сейчас я Вас вспомнил. Вы были с мистером Поттером. Что ж, - вновь окинув девушку оценивающим взглядом, юноша вернул внимание к самой Парвати, - Вы действительно очень изменились. Но Ваше тело подверглось большему изменению.

Отвечает когтевранец совсем бестактно и невозмутимо, однако на данный момент ему все равно, как звучат с его уст слова. Он в любом случае, судя по лицам оставшихся студентов, успел испортить первое впечатление о себе. Может, это действие шампанского, но он выпил-то всего лишь два бокала. Как бы то ни было, ему резко захотелось исправить сей глупый факт.

- Если бы, как ты выразился, Эдриан, прекрасное создание, в действительности меня ждало, оно бы не убежало от меня, внезапно воспылав любовью к своей подруге. А я, если мне не изменяет память, ничего страшного в ее сторону не сказал. Могу лишь подозревать, что юная Сьюзен борется с комплексами. Такое бывает, знаете ли, в практике. Особенно часто в случаях уединения. Партнеры проходят стадию прелюдии, сбрасывают друг с друга одежду и в самый ответственный момент партнерша убегает, потому что не может продолжить. - пожав плечами, будто не сказал ничего особенного, Роджер в последнюю очередь повернулся к пуффендуйке, - Ну а Вас, дорогая, я не смею больше обременять своим присутствием. Как и остальных.

Был еще один нюанс: когтевранец никогда не перед кем не распинался и ни за кем не бегал. Нужно быть хоть чуточку смелее или стараться это делать, чтобы потом всю жизнь не жалеть о несовершенном. Видит Мерлин, Роджер пошел на встречу Сьюзен, но она не пошла на встречу ему. Или же из собственной глупости, или же по своей инициативе. В любом случае, хорошо если сейчас она разочаруется в нем и выбросит из головы мнимую любовь к Дэвису. Он же считал, что сделал для этого все возможное.
Элегантно поклонившись студентам, Роджер повернулся к ним спиной, усмехнулся сам себе, и быстрым, уверенным шагом направился вглубь толпы, скрываясь из виду.

-------> Большая гостиная

+4

65

Аристократичную холодность и неприступность всегда легко отличить от притворной игры тех, кто не вырос в мире роскоши и почитания родословных. Эдриан чуть хмуриться, когда слышит как отвечает Боунс Роджеру и чтобы не быть вовлеченным в скандал, который вполне мог разразиться из-за взрывного характера его друга он рассматривает гостей. Примечая для себя странную картину. Блондинка, что говорила с Асторией, как-то нервно дернулась. Чуть присмотревшись, Пьюси замечает, как светлеет ее прядь после отпития какой-то жидкости.
«Оборотное зелье? - думает он, и сделав глоток отводит взгляд, погружаясь в размышления. – Интересно, кому может понадобиться преображаться. Пожирателям смерти разве что, но как же охрана? Если это и правда кто-то из них, значит тот, кто объявлен в розыск, а если вспомнить портреты всех, то это скорее всего…Беллатриса Лестрейндж. Тетка Малфоя. Интересное стечение обстоятельств. Нужно рассказать Блейзу, непременно».
Пьюси переводит взгляд на друга, который явно делает особое усилие над собой, чтобы не закричать на него. Вейловская кровь внутри него бушует ураганом. Эдриан не отвечает ничего, лишь проводит Роджера удивленным взглядом.
- Давненько я не видел его в таком раздраженном состоянии, кажется..с ноября. – Пьюси переводит взгляд на Боунс. На его лице нет улыбки или усмешки. Он откровенно не понимает, что делает эта хаффлпаффка. – Не знаю, стоит ли говорить, Вам, мисс Боунс, но так как Роджер мой близкий друг я все же скажу то, что бы попытался унести в себе. – Эдриан внимательно смотрит на девушку. – Если он нравится Вам…действительно нравиться, то прекращайте бегать. В конце концов, мужчины не собачонки, которые обязаны приносить Вам дичь, когда вы ей прикажете. Гордость у него имеется. А сейчас Вы ее задели…снова. – Пьюси делает глоток и занимает место возле Парвати на кресле. – У Вас два пути. Идти за ним и просить прощения за свою глупость, но переступить через свою гордость или же остаться здесь и навсегда забыть о том, что Роджер когда-либо существовал. Но должен заметить, то, что он пошел за Вами это многое значит, даже Ваша подруга может Вам это подтвердить. – Пьюси обращает взгляд на брюнетку. – Как Вы считаете, мисс Патил?
Эдриан проводит взглядом по залу и замечает Блейза, который болтает с Асторией, а потом уходит за ней следом. На лице слизеринца тут же появляется довольная ухмылка.
- Лично я бы провел Рождество там, где можно отдохнуть от бьющихся бокалов, притворного смеха, комплиментов и прочей ерунды, которая сейчас в избытке. – Переводит тему Пьюси, говорить о взаимоотношениях друга и хаффлпаффки ему совершенно не интересно. Он и так сказал куда больше чем нужно, он в последнее время и так слишком много говорит. Хотя, если хочешь услышать что-то действительно стоящее, нужно говорить самому. Так шансов больше.
Допив бокал вина, Пьюси ставит его на столик и вновь размышляет о женщине, которую он видел. Он ищет ее взглядом, но там, где она сидела, ее уже нет.  Через секунду-другую Пьюси видит ее в компании отца Гринграсс и ему кажется это подозрительным. Следом же Турпин и Малфой выходят из зала и Пьюси совершенно точно уверен, что был прав. На празднике вновь Пожиратели смерти.
«Вот только, что нужно Турпин в этой компании? – думает он. – Вот уж кого стоит еще допросить непременно».

+7

66

В эти минуты, в воздухе повисла тишина. Все мысли Нарциссы сейчас были посвящены супругу, её волновало сейчас состояние Люциуса, в силу своего характера, он никогда не скажет, насколько ему сейчас трудно, но миссис Малфой все понимает и без слов. Северус так же стоял молча, видимо его мысли тоже сейчас касались чего-то очень личного и сокровенного. 
Леди Малфой сжала руки в кармане мантии. Декабрьский холод прокрадывался через тонкую меховую мантию, а тонкий шелк платья совсем не грел, а наоборот становился таким неприятно прохладным. Женщине хотелось сейчас  оказаться поближе к камину. Камин у хозяйки Малфой - мэнора всегда ассоциировался с уютом. Но, увы, возвращаться в Паркинс - холл, в шумную гостиную, где все такие веселые и беззаботные, отдаются ритму танца. И будто бы готовы кружиться в вальсе до конца бала. Бокалы шампанского, которые переливаются от яркого света. И прекрасные леди, которые своими тонкими пальчиками аккуратно держат бокалы с этим прекрасным  игристым напитком, который  вскруживает голову
- Спасибо. - задумчивость сменяется легкой улыбкой. Атмосферы праздника совсем нет, скорее наоборот, хочется вернуться в мэнор. И пусть, сейчас многое там изменилось, все же, несмотря ни на что, миссис Малфой еще ощущает себя хозяйкой. Но позволить уйти себе с бала, женщина не может. Она очень надеется, что выпадет возможность поговорить со своим сыном наедине. Нарцисса слишком многое хочет ему сказать. В голубых глазах женщины можно было увидеть печаль. Последнее время, скрывать свои эмоции становилась намного труднее, особенно в доме, когда каждый считает своим долгом поддеть неприятным словечком Нарциссу, как правило, все высказывались в адрес Люциуса Малфоя, некоторые, не обделяли вниманием и наследника Малфоев, но это случалось гораздо реже.
- Нет никакого желания возвращаться на бал. - Нарцисса уже перестала вздрагивать от холода, женщина привычным движением закуталась в теплую мантию.
- Но надо. - уверенным голосом сказала миссис Малфой, будто бы хотела в их правильности убедить себя.

+1

67

Роджер, по всей видимости, решил, во что бы то ни стало, оставить у девушек отнюдь не лестное мнение о себе. Щёки Патил вспыхивают ярким румянцем, когда юноша затрагивает темы, обсуждать которые в присутствии юных волшебниц просто неприлично. Допустить мысль, что Девис не знает элементарных правил вежливости, невозможно. Всё же райвенкловец носит фамилию, которая говорит сама за себя, и предположить отсутствие должного воспитания у представителя одного из древних родов такой же нонсенс, как надеяться на дружелюбие со стороны очаровательных соплохвостов Хагрида. А это значит лишь то, что Роджер специально выражается столь откровенно. Но по счастью, возмущение и растерянность сковывают барышне язык, иначе она блеснула бы красноречием, разрушив и без того шаткую легенду о том, что пару раз в год гриффиндорцы тоже бывают уравновешенными и изысканно вежливыми в течение целых трёх-четырёх часов.
Отвесив элегантный поклон, Роджер разворачивается и стремительно уходит прочь. Паро провожает его взглядом, как недавно Блейза, и сглатывает, давясь собственными словами, застрявшими в горле. Всё же Эдриан здесь абсолютно не при чём, и высказывать слизеринцу адресованные другому фразы по меньшей мере глупо. Молча опустившись обратно на диванчик, девушка «утыкается носом» в свой бокал и пытается сосчитать лопающиеся на золотистой поверхности пузырьки, пока Эдриан тихо разговаривает со Сьюзен.
- Просить прощение? – гриффиндорка вскидывает голову и в упор смотрит на Пьюси как дуэлянт перед выстрелом. – Не уверена, что… - внезапно девушка замирает на полуслове и, медленно отведя взгляд в сторону, некоторое время молчит. Патил кажется, окружающим слышно, как метаются, сталкиваясь друг с другом, мысли в её голове. Затем гриффиндорка вновь поднимает голову и обращает взгляд на подругу, пытаясь «поймать» её глаза, оценить, насколько важно для Сьюзен всё происходящее. Ведь если бы эта история касалась её самой и Малкольма, если бы он пошёл за ней и наговорил по какой-то неуловимой прихоти, возможно, в силу характера или от досады лишнего… - Если мистер Девис и вправду что-то значит для тебя, иди за ним. Другого шанса может не представится, Сью, - наконец произносит девушка и переключает внимание на зал, в котором всё кружатся и кружатся разноцветным водоворотом танцующие пары. Теперь она уже ничем не может помочь, это решение подруга должна принять сама.
Взгляд гриффиндорки, в котором вежливую иронию сменили бунтарские огоньки, скользит по окружающему пространству, на мгновение касаясь то чьего-то лица, то наряда, то делающей изысканный жест руки, и ни на чём не задерживаясь. Заметив возле одного из столиков Чжоу Чанг, девушка улыбается и восхищённо округляет глаза, намекая приятельнице на то, что она прекрасно выглядит. Кажется, Эдриан что-то говорит и Паро обращает внимание на слизеринца, занявшего место в кресле рядом. Паро некоторое время разглядывает его профиль – крупные черты лица, тёмные глаза, кажется, ищущие кого-то в суматохе бала. Но главное, это непостижимое для Парвати самообладание. Интересно, какой он вне этих стен и приёмов? О чём думает, чего желает?
- Что же Вам мешает это сделать? – спрашивает гриффиндорка, переводя взгляд на свой бокал. – Кажется, нет ничего проще. Уйти и затеряться на Лондонских улицах, запереть дверь в комнату или уехать. Хотя бы на каникулы.
Для неё всё это и вправду просто. Как и для любого представителя чистокровного сообщества, пусть и не относящегося к элите волшебного мира, для Патил есть определённые правила и границы, но они расплывчаты и проницаемы, шаг влево или вправо не карается расстрелом. Ей не нужно оправдывать чьих-то завышенных ожиданий или добиваться целей, придуманных для неё другими людьми. Её с рождения любили и принимали такой, какая она есть, баловали, холили… корили, чуть-чуть, но никогда не запирали в изысканную клетку. Да и возможно ли это в доме, где сам воздух пропитан солнцем и оставляет привкус солёного ветра на губах. Где каждый миг слышно сонное дыхание океана, ежесекундно напоминающее своим безграничным пространством о свободе и воле.

+4

68

Бывает так - слушаешь кого-то и не слышишь. Чужие речи проникают в уши, бегут по извилинам мозга, отдаются эхом в глубине черепа, но ты ничего не слышишь. Звук умер. Собеседник продолжает что-то говорить, а ты прости читаешь по губам, читаешь во взгляде, чувствуешь, как по позвоночнику пробегает холод. Ты ещё не понимаешь, что говорит тебе человек, но уже знаешь, что это что-то ужасное, и всё твоё естество сопротивляется это слышать, словно от этого изменится действительность. Становится трудно дышать, весь хвалёный самоконтроль летит к чертям, единственный выход - срочно уйти. Гринграсс даже не соображал толком, куда идёт, он просто рвался вслед за свежим дуновением воздуха, как утопающий за гладком воздуха. За спиной слышался смех и звон бокалов, кто-то пытался заговорить. Вежливая улыбка, сопровождающая взгляд неожиданно потемневших глаз, дежурная фраза про срочные дела - Дельфиус даже не помнил, что произносил что-то, язык и губы двигались сами, словно на автомате.
А Её нигде нет. Внимательный взор блуждает по залу, всматриваясь в лица людей, но её нет. Какие-то юноши, группа девушек, танцующие пары, даже как-будто бы Малфой, только почему-то в одиночестве. В пугающем одиночестве.
"Подойти сейчас и вытрясти душу из этого мальчишки! Зачем-зачем-зачем...Зачем она пошла с ним, это же наверняка была ловушка, этот недоносок - племянник этой фурии!"
Никогда ещё Дельфиусу не было так страшно. Фраза Лестрейндж "она умрёт первой"  металась где-то между сердцем и мозгом. Разум уверял, что ничего страшного случиться не могло, и всё это блеф, не могли Пожиратели проникнуть на бал в таком количестве, чтобы угрожать. А сердце разрывалось от мысли, что Астории может грозить опасность.
"Где она, чёрт возьми?!" - на самом деле, отец, защищающий свою семью, ничуть не менее страшен, чем мать, но почему-то про них не ходят легенды о невиданной силе и ярости. Наверное, потому, что для отца это не подвиг, это обязанность.
Ноги сами принесли Дельфиуса на крыльцо, откуда в холл задувало снег и благословенный свежий ветер. Подставив лицо снежинкам, мужчина сжал в руке неизвестно откуда взявшийся бокал с игристым вином, чувствуя, как он холодит пальцы. Вдруг рядом послышались голоса. Резко повернув голову, Гринграсс различил в свете, льющимся из окон, два силуэта, мужской и женский. Нельзя было уже стоять и делать вид, что не заметил, потому собрав остатки душевных сил, Дельфиус подошёл, чтобы поздороваться. Но подходя ближе, он понял, что это не кто иные, как Нарцисса Малфой, мать того самого мальчишки-Малфоя, и Снейп, декан Астории и Дафны. А ещё - эти двое, вне всякого сомнения, были не так уж далеки от дел Пожирателей Смерти. Правда, не выглядели они так, словно несут тут службу, скорее, как люди, пытающиеся от чего-то отвлечься. Может, Беллатриса и правда блефовала. Это нужно проверить, прежде чем принимать какие-то решения.
- Миссис Малфой, профессор Снейп. - Дельфиус отвесил крошечный поклон. - Моё почтение. Как вам вечер? Молодежь,кажется, в восторге, - мужчина бросил взгляд в окно, мимо которого только что пробежала тень какой-то парочки. Потом перевёл взгляд на бледную Нарциссу. - Миссис Малфой, вы, кажется, замёрзли. Может, вам лучше вернуться в зал? - Дельфиус пытался вложить в свою речь максимум вежливости, чтобы леди не подумала, что её просто выпроваживают. Хотя, если не кривить душой, как оно и было. Дельфиусу просто нужно было три минуты без лишних ушей. В этом доме, переполненном народом, можно было надеяться разве что на пару фраз и тонну намёков. - Вы не будете против, если я задержу вашего спутника на пару минут? - Дельфиус, сам того не замечая, всё время обращался большей частью к Нарциссе, как к старшей по социальному статусу. Привычка, выработанная годами. - Вы не возражаете, профессор? - Это уже к Снейпу. К обращению к нему Гринграсс присовокупил серьёзный взгляд.

Отредактировано Delphinus Greengrass (2013-08-04 07:18:29)

+4

69

Наверно, чем старше человек, тем страньше для него Рождество. От слов "странно" и "страшно". Теряя веру, человек теряет надежду и любовь, эти три прекрасных леди никогда не ходят в одиночку. Поэтому - кому-то всё, кому-то - ничего. Опять мысли о других - на этот раз Альбус. Как празднует Рождество старый Учитель? Обеды в большой зале не в счёт, хочется знать, что он делает, оставшись один в своих покоях. Вспоминает прошлое, строит планы на будущее, подводит итоги? Что он вспоминает, настоящее ли его веселье в этот вечер? Непостижимый человек. Когда-то Снейп думал так про Тёмного Лорда, но с тех пор прошло много времени, Лорд давно стал разгадан и не интересен. Просто сумасшедший. Конечно, что твориться в голове сумасшедшего, тоже загадка, но не слишком интересная. Куда интереснее люди, нормальные на первый взгляд. А есть ли они такие, нормальные?
Вот взять хотя бы Альбуса, Лорда и...кого бы к ним...да хоть Лавгуда. Альбус мудр и умеет убеждать, за самыми безумными идеями мы все идём, как послушные овечки. От идей Лорда у меня мороз по коже и чувство отвращения. А Лавгуд - сам свет. С ним невозможно поссориться, на него в принципе бесполезно злиться. А какой сумасшедший из меня?
Можно было бы задать этот вопрос Нарциссе, даже интересно, что она ответила бы. Однако, она, скорее всего, решила бы, что Снейпу шампанское в голову ударило. Хотя он и был на этом празднике самым трезвым - за весь вечер не попробовав ни капли алкоголя. Привычка держать голову ясной и холодной.
Пора было возвращаться в зал, исчезать так надолго без предупреждения просто не вежливо. Следовать правилам высшего света не хотелось ни Северусу, ни Нарциссе. Да ещё как чёртик из табакерки, откуда-то возник Гринграсс-старший, с улыбкой и странно серьёзными глазами. Ещё больше Снейп удивился, когда он предложил миссис Малфой вернуться в зал, при этом попросив профессора задержаться.
"Чёрт, Беллатриса..." - запоздало вспомнил Снейп. - "Как я мог забыть? Наверное, она его уже нашла и, можно догадаться, что она ему сказала. Иначе он так не нервничал бы".
- Простите меня, миссис Малфой, но,кажется, это действительно что-то срочно. Подождите меня в зале, я уверен, это не на долго. - Снейп обратился к Нарциссе, стараясь смягчить бесцеремонность Гринграсса. - Можете пока найти сына, уверен, в отсутствии декана он будет менее скован. - Весомый аргумент, как Северус надеялся.

+4

70

Страх имеет над нами более власти, нежели надежда.
Э. Кондильяк

Где-то вдалеке послышался скрип снега, несложно было догадаться, что сюда кто-то направляется.  Нарцисса поджала губы, видеть сейчас кого-либо ей не особо хотелось, но, все же одев маску подобия на доброжелательность она повернулась, сразу перед собой она увидела мистера Гринграсса.
- Добрый вечер, мистер Гринграсс. -  уголки губ дрогнули, изобразив легкую улыбку. – Замечательный вечер. -  покривив душой сказала леди Малфой. Вполне возможно, что для кого-то этот вечер станет незабываемым и волшебным, а юные волшебницы и маги унесут с собой только приятные воспоминания, но вот точно их ряды не пополнит супруга одного из Пожирателей Смерти.
Любезность мистера Гринграсса по отношению к миссис Малфой веяла фальшью, так как Нарцисса знала, что отец двух дочерей мягко говоря, не испытывает уважения к главе семейства Малфоев, а забота Дельфиуса о  блондинке могла нести определенно свой характер.  Как Нарцисса смогла понять: у Гринграсса есть серьезный разговор к Северусу, и ему нужно остаться наедине с профессором.
- Да, вы абсолютно правы, мистер Гринграсс. - хозяйка Малфой – мэнора, не смогла не заметить, что  Дельфиус Гринграсс был взволнован. Чем? Этого женщина не знала. Да и честно говоря, душевное состояние этого мужчины Нарциссу мало волновало. Хотя, предположить она могла, возможно, состоянием своей старшей дочери, ведь не так давно Дафна была подвергнута нападению, и, возможно, теперь Гринграсс волнуется и за свою младшую дочь – Асторию.
- Я не буду против, мистер Гринграсс. –   Нарцисса Малфой старалась вложить в свой голос, как можно больше равнодушия. – Мне и правда нужно встретиться с Драко. – про себя, женщина отметила, что Северус абсолютно прав, возможно, при разговоре наедине беседа получиться куда более искренняя. В первую очередь, леди Малфой хочет обсудить с сыном его отношение к Северусу, она изо всех сил попытается объяснить сыну, что ему нужно доверять профессору, а не сторониться его. Ведь женщина понимала: только профессор Снейп в состоянии помочь Драко.
Грациозно развернувшись женщина зашагала к Паркинс – холлу, постепенно ускоряя шаг, так как холод пробирался снова сквозь тонкую мантию. Мысли в голове женщины находились в полнейшем беспорядке. Нарцисса пыталась отвлечься, но все попытки были тщетны. Первое, что её волновало - это сын, впервые в жизни перед разговором женщина не знала, что сказать,  она подбирала правильные слова и аргументы. Далее, мысли были посвещяны сестре, что-то она давно её не видела.  Как-то совсем не похоже на Беллатрикс. Естественно, Нарцисса полагала, что задание у сестры необычное и непростительных заклинаний на балу, на котором собралось такое количество авроров не будет, да и из Пожирателей всего лишь Белла и Северус, последний вообще не принимает участие в различных рейдах. Мысли снова вернулись к отцу Астории Гринграсс. А возможно ли такое, что обеспокоенное состояние каким-то образом связано с моей сестрой? Задалась вопросом женщина, и спустя пару мгновений сама же на него ответила. Вполне возможно!

Когда нечего сказать, говорят, что думают.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2013-08-05 14:44:13)

+2

71

Подозрения подтвердились сразу же и все целиком. Снейп определённо что-то знал о том, с кем только что пришлось беседовать Дельфиусу, и не испытывал по этому поводу какого-то удивления. Впрочем, леди Малфой осталась равнодушна, или почти равнодушна, к тому, как их неожиданный собеседник торопился остаться наедине со Снейпом. "Она ничего не знает, или не хочет знать", - решил для себя Гринграсс и с лёгкой душой вычеркнул мать Малфоя из списка подозреваемых в заговоре. Впрочем, она и до этого стояла там на последнем месте. Возможно, в этом они были похожи - что Нарцисса, что Дельфиус, оба думали в первую очередь о своей семье. Только Гринграссу хотелось, чтобы семейство Малфой думало о своём роде где-то в отдалении от Дафны и Астории.
За те несколько минут, что прошли с момента встречи с Беллотрисой, мужчина успел немного прийти в себя  успокоиться. Проводив миссис Малфой пустым взглядом, он сделал глоток ледяного шампанского, которое в бокале ещё только льдом не тронулось. Секунду он ещё размышлял, как начать разговор. Если он хоть что-то в чём-то понимал, то сейчас рядом с ним стоял один из ближайших приближённых Тёмного Лорда, а значит - весь их разговор может быть известен Лорду и Пожирателям. Слова стоило подбирать тщательно. А ещё лучше - заручиться поддержкой Снейпа. Этот человек на сколько Дельфиус знал, никогда не поддерживал идеи насилия, хотя его студенты, конечно, иного мнения.
- Я только что говорил с мисс Себир, - медленно промолвил Гринграсс, вглядываясь в лицо собеседника, пытаясь уловить малейшее изменение эмоций, хоть какую-то информацию. - Я не удивлён фактом самого разговора, я давно ждал этого. - Это точно, ждал. Боялся, когда, наконец, ему предъявят счёт. - Большей частью говорила она. И я был поставлен перед фактом, что от меня зависят жизни некоторых людей. - Чисто слизерински, на этих "некоторых людей" было плевать, но вот на то, что в их числе могут оказаться Дафна и Астория... - Я не могу сказать, что это я против сотрудничества, но я не хочу втягивать в это своих дочерей.
Гринграсс даже задумываться не хотел, выполнят ли Пожиратели свою угрозу. Раньше он сказал бы - нет, ведь его семья чистокровна. А теперь - да, потому, что это уже давно война не за чистокровность, а за амбиции отдельно взятого полукровки.

Отредактировано Delphinus Greengrass (2013-08-05 15:28:46)

+3

72

>>> Библиотека

Что может быть хуже женской истерики? Ну, по правде много чего, но женская истерика всё же вещь не совсем приятная. Глядя как мечется по комнате Атория, заламывая руки и сдерживая слёзы, я ощущаю себя неуютно и как-то беспомощно перед её страданиями. Куда лучше было бы, если бы она осталась сидеть у меня на коленях и отвечать на вопросы между поцелуями, наивно глядя своими затуманенными негой глазами. Ну и говорила она тоже много. Обычно тихая и скромная, она сейчас выливала на меня всё, что, по-видимому, мучило её долгое время. Я не прерывал и не останавливал её, не разубеждал и не подтверждал опасений. Пропускал, сжав руки в замок, все упоминания Малфоя – конечно, в этой игре он был в первом ряду, и ревновать было бы глупо. Я просто ждал и выуживал из всего монолога ту информацию, которая была важна, постепенно складывая себе картинку произошедшего.
На вопрос, сохраню ли я всё, что услышу, в тайне, я предусмотрительно промолчал. Ещё чего, обещать такое. Но Астория была слишком расстроена, чтобы заметить мою хитрость. Когда же она замолчала и как зачарованная застыла перед камином, устремив свой взгляд на огонь, я выпрямился, и, любуясь еще изящной фигуркой, протянул к ней руку.
- Астория, - позвал я голосом, не терпящим возражений. Она обернулась, услышав мой голос, но не двинулась с места, медля и не решительно смотря на мою руку.- Астория, иди сюда.
- Блейз, - протянула она, нехотя подходя к креслу. Я поймал её за ручку и, притянув, усадил на подлокотник кресла. Сверху на пиджак, но гори он пропадом. Приобняв её одной рукой за талию, а второй не выпуская её руки, я задумчиво смотрел на горящие поленья. Мне нужно было время, чтобы хорошо всё проанализировать, а сейчас его не было и нужно было действовать грамотно. Я увёл Асторию у самой опасной ведьмы магического мира и трудно поверить в то, что теперь Гринграсс ничего не угрожает. Я не думаю, чтобы там не говорила Астория, что для тетушки Драко имеет какое-то значение, кто в кого влюблен или не влюблен. Но всё это после, ведь первоочередная задача у меня уже есть.
- Ты многое вытерпела, милая. Но сейчас нужно собраться и успокоиться, хорошо? – бросил я на неё быстрый взгляд. – Тебе и правда нужно идти, прямо сейчас.
- Это сложно, Блейз, - она склоняется ко мне и целует в уголок губ, а я ловлю себя на мысли, что мне нравиться, как она произносит моё имя. - Я пойду, - шепчет она и отстраняется, вставая с подлокотника. Я смотрю, как она подбирает свой клатч и палочку и потерянно направляется к двери. Не знаю, что твориться в её хорошенькой голове, но выглядит она совершенно не собранной. Мэрлин, в таких делах мне ни за что не хотелось бы доверять девушке, даже Астории! Они всё равно излишне эмоциональны и выдают свои волнения с головой. Но у меня нет выхода сейчас, а значит, слизеринке придется очень постараться.
Я одним быстрым движением поднимаюсь, и уверенно нагоняю ведьмочку, одевая по дороге пиджак.
- Конечно, пойдешь, – невозмутимо киваю, будто продолжая разговор. – Со мной.
Неужели она думала, что на меня произвели впечатления её речи, и я отпущу её сейчас одну? Глупость. Странно при этом, но я не чувствую в себе особых волнений, наоборот, мои мысли как никогда чётки. Разве что особая легкость и покалывание в кончиках пальцев вкупе с желанием держать палочку наготове. Я берусь за дверную ручку, по ходу вспоминая, что сам же запечатывал дверь заклинанием, когда слышу под окнами чьи-то голоса. И один голос привлекает моё внимание особенно, голос который узнаешь всегда и везде – профессор Снейп. Я показываю Астории знаком молчать и замереть, а сам тихо подхожу к окну сбоку, стараясь, чтобы моя тень не был заметна снаружи. Ребяческий порыв, конечно, подслушивать, но когда вокруг столько тайн…. Со второго этажа слышно не очень хорошо, но некоторые слова до меня всё-таки долетают.
- Я……., мистер Гринграсс. – прoпевает мелодичный женский голос и удаляется. Я вскидываю бровь – мистер Гринграсс. Как кстати, отец Астории. Его голос звучит глухо – наверняка, он что-то обсуждает с нашим деканом. До меня даже, вроде бы доносятся слова про дочерей. И почему в такие моменты отцов заботит успеваемость и школа? Ну да ладно. Я, стараясь не шуметь, отступаю обратно к двери и, достав палочку, шепчу отпирающее. Потом пропускаю вперед девушку и тихонько претворяю за собой дверь, пряча палочку в рукаве.
В темноте коридора мы идем почти бесшумно.
- Милая, вытри глаза, возьми меня под руку и улыбайся, – не громко даю брюнеточке четкие указания, перед тем как мы поворачиваем на лестницу и торжественно спускаемся вниз. Несколько пар глаз провожает нас скучающим взглядом. Музыка звучит громко, пары вальсируют, яркий свет бликами отражается от множества дорогих украшений и хрусталя…. Я чуть улыбаюсь, ведя Асторию в обход по залу по направлению к выходу. Возле дверей домовик раздает всем желающий теплые накидки, и я, подхватив одну такую, накидываю её девушке на открытые плечи.
- Вы помните, как-то раз, Вы мне рассказывали про своё любимое мороженое? Надеюсь, Вы знаете, какой вопрос в таком случае следует задавать своему отцу? – перехожу на «Вы» на тот случай, если нас кто-то слышит, и открываю перед Асторией дверь на улицу.
На улице мягко падает снег и меня сразу же пробирает холодом. Я осматриваюсь, пытаясь сориентироваться, где именно могут находиться наш декан и мистер Гринграсс, и замечаю их невдалеке в свете оконного проема. Даю им время заметить нас и не спеша веду к ним Асторию по расчищенной дорожке.
- Мистер Снейп, мистер Гринграсс, - киваю им учтиво. - Простите за вторжение. Мисс Гринграсс была одна, и я счёл своим долгом препроводить её к Вам, мистер Гринграсс. К тому же, как мне показалось, она чувствует себя не очень хорошо. Возможно, ей лучше отправиться домой прямо сейчас, – говорю вежливо и отстраненно, хотя отлично понимаю, что нарушаю правила и влезаю не в своё дело. Но не может быть такого, чтобы отец Астории был глупцом, не понимающим, что здесь могло произойти, и не разобравшим в моих словах тот намёк, который я постарался вложить.
- И я бы хотел попросить Вашего разрешения, мистер Гринграсс, навестить мисс Гринграсс через пару дней. Хорошего Вам вечера, – с достоинством прощаюсь и, оставив Асторию в надежных руках, спешу в Бальный зал. Мне бы условиться теперь с Пьюси о встрече.

>>> В новое игровое время.

+5

73

Всё, праздник окончен. Нет, Белла не могла всё не испортить. Сама не отдыхает и другим не даёт. Хотя, вздумай она сейчас расслабиться, тёмный Лорд остался бы недоволен. Как ни крути, всё случилось так, как должно было случиться. Точка над i  расставлены, маски сброшены. Снейп равнодушно слушает Дельфиуса, подмечая его волнение и желание выглядеть чуть лучше в глазах Пожирателя Смерти. Северусу было почти жалко этого человека, такого сильного, но находящегося сейчас на грани слома. Сколько ещё чистокровных не захочет воевать, сколькие из них вынуждены будут подчиниться, а сколько погибнут?
"Боишься, Гринграсс? Правильно. Но ты мало боишься. Ты не знаешь всего ужаса своего положения. Скоро пугающий мрак вокруг рассеется, и ты увидишь куда более страшную реальность. Пойдёшь на попятный, или уже до конца? И почему, чёрт возьми, я твой собеседник сейчас, а не Белла?"
Последний вопрос Снейп и задал собеседнику, немного подкорректировав формулировку. - Я рад, что вы наконец принял решение. Но почему вы говорите это мне, а не мисс... - мужчина чуть было не сказал "миссис Лестрейндж", но вовремя спохватился. Всё таки настоящих имён называть не стоило, мало ли чего. - мисс Себир?
Разумеется, Снейп только играл в равнодушие. В душе же он был рад тому, что Гринграсс пришёл в первую очередь к нему. Во-первых, есть о чём докладывать Альбусу - вербовка состоялась, вот только жертва не хочет изображать верного пёсика даже будучи посаженной на короткую цепь. Это обнадёживает. А во-вторых, сделать себя союзником Дельфиуса, значит получить от него больше информации, чем он выложит Белле и прочим. И, наконец, в-третьих - будучи в курсе событий можно будет попытаться хоть как-то уберечь эту семью, убрать с их пути лишние подводные камни. Главное, чтобы Гринграссы понимали, в какой опасности они сейчас и не строили иллюзий.
- Что бы вы сейчас не предприняли, советую не суетиться. Выбора у вас нет. Впрочем, как и причин нервничать. Если вы и вправду не против сотрудничать. - Снейп красноречиво приподнял бровь, бросив взгляд на руку Дельфиуса, в которой тот сжимал бокал. Пальцы, вцепившиеся в хрусталь, побелели от усилия, но вряд ли Гринграсс это замечал. - Дочери ваши...Они уже взрослые, и сами могут для себя решить, они не наживка. - Снейп пытался донести до встревоженного отца девочек, что его дочкам тоже однажды может быть дан тот выбор, что был предъявлен их отцу. Как скоро - не известно, и мало зависит от того, что выберет Дельфиус. Да, Астория и Дафна могут остаться сиротами. Но вот убивать самих девушек Пожирателям нет резона. Если, конечно, они в своё время не скажут "нет".
"Господи, сколько же должна продлиться война, чтобы под знамёна Лорда позвали Дафну и Асторию?" - промелькнула грустная мысль. Сколько себя не убеждай, но в ближайшие несколько месяцев война не окончится, а дальше загадывать Снейп просто боялся.
- За дочерей не беспокойтесь. - "Как сказать Гринграссу, что за слизеринками его я присмотрю? А, ладно. Не поймёт - не мои проблемы". - Подумайте о себе, мистер Гринграсс.
Проникновенные увещевания были бесцеремонно прерваны в эту секунду появлением самой виновницы нервного напряжения мистера Гринграсс, в сопровождении мистера Забини.
"Как интересно," - на миг отвлёкся Снейп, кивком приветствуя студентов. - "Мистер Малфой получил от ворот поворот?" - Вообще, в интрижки подростков привлекали профессора мало, но мисс Гринграсс побила сегодня все рекорды, умудрившись побывать на короткой дистанции практически со всеми завидными кавалерами на этом балу.  - "Мда, акселерация...Гринграссу определённо стоит пристальнее присматривать за дочуркой."

+4

74

Библиотека >>>>

Удивительно как может успокаивать огонь. Астория всегда любила сидеть у камина и разглядывать своеобразный танец язычков пламени, которые обхватывали поленья, иногда бросаясь искрами и издавая резкое потрескивание. В библиотеке повисла тишина и теперь можно было услышать этот приятный треск, а запах морозного воздуха заставлял вспоминать приятные вечера, когда она пробиралась в кабинет отца, заставая его за работой, обещая сидеть тихо в кресле возле камина. Это напоминало детство, когда она не думала ни о чем, кроме как о себе самой. Когда не было проблем, о которых бы стоило тревожиться. Она бы и дальше стояла, если бы тишину не разрушил требовательный голос Блейза, который заставил ее обернуться. Он сидел все так же в кресле, протянув к ней свою руку. Гринграсс-младшая, прекрасно понимала, чего он хочет от нее сейчас, но все же медлила, не желая сдвигаться с безопасного расстояния, которое могло еще помочь сохранить ей остатки рассудка. Но Забини убедителен и повторяет вновь голосом, который четко ждет повиновения.

- Блейз, - протянула она, нерешительно делая шаг от камина, будто лишаясь почвы под ногами.

Юноша продолжает обращение на «ты» и Астория ощущает неловкость, ведь говорить с Блейзом так она не привыкла. С самого первого курса она обращалась к нему именно на «вы». Когда он говорит, что ей нужно идти она немного удивляется, ощущая, как сжимается рука юноши на ее талии, а вторая согревает ее озябшие ладони.

- Это сложно, Блейз, - тихо отвечает Астория, склоняясь ближе к юноше, целуя его в уголок губ. – Я пойду, - шепчет она и отстраняется, прикрывая глаза. Ей слишком сложно смотреть на слизеринца сейчас.

Поднявшись с подлокотника, она поднимает свою палочку и клатч, в который вкладывает ее и направляется к двери. Молча. Просто так проще. Но только внутри все перевернулось в очередной раз. Она запуталась сама в своих мыслях, чувствах и это сильнее тревожит ее, хотя не так сильно, как страх, что Беллатриса все же предпримет что-то в отношении нее, ее семьи или Блейза.  Юноша нагоняет ее у самой двери, надевая на ходу пиджак и касаясь ручки.  Девушка поднимает на него свой взгляд, который наполнен еще большей тревогой. Она хочет возразить ему, что идти вместе не слишком хорошая идея, но он прерывает ее жестом, требуя сохранить молчание, и приближается к окну, явно прислушиваясь, что происходит на улице. Спустя какое-то время он вновь возвращается к двери, шепча отпирающее заклинание и открывая дверь, пропуская Асторию вперед и тихо прикрывая за собой дверь. В коридоре тихо, но Гринграсс оглядывается, ей кажется, что кто-то наблюдает за ними, поэтому, когда Блейз указывает ей, что ей следует сделать, она вздрагивает. Обращение «милая» заставляет девушку почувствовать себя неловко, так ее не называли, во всяком случае, никто кроме родственников. Выхватив палочку, Астория делает несколько легких взмахов осушающих заклятий и убирает обратно артефакт. 

- Посмотри на меня, - просит она, чтобы убедиться, что выглядит ровно так, будто ничего не случилось и когда получает в ответ одобрительное молчание, подхватывает под руку Блейза и натягивает улыбку на уста.

Они спускаются вниз по лестнице, и Астория не может не уловить взгляды, обращенные на них. Чем ниже они спускаются, тем громче звуки музыки. Блейз ведет Асторию к выходу, и она внимательно смотрит на него, краем взгляда наблюдая, как вальсируют пары в зале. Юноша чуть улыбается и остановившись возле входа подхватывает накидку, что раздает домовой эльф и набрасывает ее на плечи Астории. Она отвечает ему улыбкой, но искренней, не той, что была предназначена для других.

- Помню, мистер Забини, - вторя тону Блейза отвечает девушка, ей не хотелось бы, чтобы другие знали, что произошло наверху, желая оставить это втайне лишь меж ней и юношей. – Разумеется, мистер Забини.

Гринграсс ступает через порог дома и чуть вздрагивает. Вечерний холод обдувает лицо, она протягивает руку, на которую падают хлопья снега. Приятный холод. Она вспоминает разговор с отцом Луны Лавгуд и думает, что ответила себе на вопросы, которые ее волновали, вот только выбор, о котором она боялась предположить, был неожиданным даже для нее. Но об этом она подумает позже. Она вновь подхватывает под руку Блейза, позволяя увести ее к декану и отцу. От взгляда обоих ей немного не по себе, но она молчит, пока юноша разрушает мужской разговор. Только сейчас она поняла, что придумал слизеринец, но так же она понимает и то, что уход с бала будет весьма грубым проявлением, учитывая, что она дебютантка, а ее отец главный инвестор. Астория переводит взгляд с профессора на своего отца. Ей кажется, он встревожен чем-то и это ее пугает.
Блейз просит разрешения навестить ее через пару дней, и она чуть сильнее сжимает руку на руке юноши. Она нехотя выпускает юношу и сделав книксен соблюдает этикет, будто меж ними ничего не было и в помине:

- Благодарю Вас, мистер Забини. – говорит она, проводив коротким взглядом Блейза скрывающегося вновь в доме. – Надеюсь, что я не сильно помешала, я могу уйти, не хотелось бы мешать Вашему разговору. – Говорит Астория, обращаясь к отцу, хотя прекрасно понимает, что они с Блейзом помешали. – В зале так душно стало, что у меня даже закружило голову, а мистер Забини любезно проводил меня сюда, он видел что Вы, papa, направились на улицу, - поясняет Гринграсс-младшая, стараясь оправдать свое появление.

«Отец не должен знать, что на самом деле произошло, у него и так много проблем, - думает девушка в ожидании ответа отца. – От меня слишком много проблем. Стоило остаться дома с Дафной и мамой».

в эпизод O Fortuna!

+4

75

Опоздал. Безбожно опоздал.
Гриффиндорец никогда не отличался особой пунктуальностью, но даже он, полностью поглощенный в свой сладкий мир подростковых грез, понимал, как было глупо опоздать на Благотворительный бал. В особенности, когда твоя спутница - красивейшая девушка в школе, да еще и, если верить слухам, вейла. Если она действительно принадлежит к числу этих дьяволов в ангельском обличье, Кормаку стоило прямо сейчас распрощаться с жизнью, потому что месть обиженной девушки будет страшна.
Причина опоздания же была настолько глупа, что ей не поверил бы никто. Впрочем МакЛагген считал ее глобальной и выходить из дома, не решив ее, не собирался. Он добрых три часа выбирал... галстук. Да, галстук! И в этом нет ничего смешного! На балу соберутся все самые влиятельные чистокровные семьи и министерские работники. Кормак должен был выглядеть подстать им и своей партнерше, ведь в ее великолепии он не сомневался ни секунды. Первый номинант на честь быть лучшим элементом одежды гриффиндорца был узкий галстук темно-коричневого цвета, подчеркивающий темные пряди в светлой шевелюре юнца, но вместе с ним весь образ превращался в однообразную скучную массу. Второй галстук, классической формы, цвета синего кобальта, подчеркивал цвет глаз, и вносил в образ яркое пятно, но одеть его было рискованно - вдруг он совсем не подойдет к платью спутницы? Когда он спросил у Аурелии, какого цвета будет ее наряд, она сказала, что пусть он останется сюрпризом для него. Но из-за этого парень не мог выбрать и достойного цветка для бутоньерки. В общем и целом, после мучительных часов, Кормаком было принято решение выкинуть оба галстука в окно и отправиться на бал без этого элемента одежды. А в качестве бутоньерки он приобрел пурпурную розу, понадеявшись, что она сможет подойти к любому платью.
Аппарировав, МакЛагген быстрым шагом направился в поместье Паркинсонов. Было любопытно посмотреть, где  живет Панси - коварная слизеринка, с которой юноша часто флиртовал в школе. И, признаться откровенно, замок его впечатлил. Окинув "махину" взглядом он нашелся только присвистнуть и ступить на порог. Отдав домовику мантию, оправив костюм, Кормак пошел прямо туда, куда шло большинство пар - в Бальный зал. Он заметно нервничал, но вместе с тем пытался скрыть волнение. Красоту зала нельзя было описать словами. Внутреннее архитектурное устройство поместья было на высоте, что уж говорить. Будто произведение искусства неизвестного автора. Пары (особенно девушки, в частности девушки, именно девушки) были еще прекраснее, однако, смотреть на них у гриффиндорца не было времени. И так прилично опоздал.
Долго высматривая Аурелию, он бродил по залу, улыбаясь каждой встречной и спрашивая местонахождение своей спутницы. И, наконец, получил его от одной хаффлпафки. Оказалось, что он видел Рувье несколько раз у столика с пуншем, но даже не мог представить что это она.
Кормак медленно подошел к ней со спины, обошел и молча поцеловав ее руку, принялся повязывать на руке бутоньерку. Ни слова он не мог произнести: язык прочно прилип к небу, то ли от невероятной красоты и привлекательности, источаемой Рели, то ли от стыда. Хотя, МакЛагген не мог испытывать стыда. Он так же молча взял ее за тонкую ручку и повел за собой в толпу танцующих, перехватывая за талию, и вводя в вальс.

- Я слежу за твоими руками.. - тихо пробормотал гриффиндорец хищно улыбаясь и немного резко выводя девушку из очередного па. - Ты выглядишь.. превосходно.. - слишком близко он склонился над своей спутницей, но Кормаку было абсолютно все равно. Он чувствовал легкий цветочный запах парфюма Рели, смотрел в ее красивые глаза, мягко вел по залу, мечтая находиться с ней где угодно, только не здесь.

+3

76

Выпить пунш оказалось прекрасной идеей. Освежающий напиток как нельзя лучше охлаждал сознание и не давал сойти с ума. Было бы Ауре скучно? Немного. Естественно, она могла подойти к кому угодно и завести светский разговор, вот только…хотелось ли ей этого? Определенно нет. Несколько отрешенно девушка наблюдала за остальными в бальном зале, медленно отпивая пунш из бокала. Наблюдать всегда интересное занятие, можно многое узнать о людях, подметить их определенные привычки, жесты. Увидеть то, на что они порой совершенно не обращали внимания.
Девушка улыбалась и кивала в знак приветствия тем, с кем еще не успела поздороваться этим вечером. Прерывать кого-то она не решалась, да и мысли и так были забиты абсолютно другими мыслями. Кати. Кажется это Рождество будет особенно трудным. а ведь она думала о том, чтобы провести его в замке. Впрочем, может ей удастся управиться за несколько дней, после чего она сможет вновь вернуться в Хогвартс. замок  всегда был ей дорог,  хотя когда-то она мечтала о другом. Проводить взглядом Асторию, которая появилась в зале вместе с Забини. Кажется, подруга чего-то недоговорила в тот их разговор, или же… Да, им будет что обсудить после этого бала. К примеру, какое бы зелье лучше выбрать, чтобы подлить его одному гриффиндорскому…
Домыслить эту идею девушка не успела. Кормак появился столь неожиданно, что она даже не заметила его появления в зале. Молча наблюдая за тем, как он целует ее руку, за тем, как повязывает на ее руке бутоньерку. Глаза чуть прищурены, они ничего не говорит, ожидая первых слов от него. Он опоздал, ему оправдываться и заслуживать ее прощения. И вот, наконец, вальс, надо же, она даже не ожидала, что будет так рада этому вальсу. Усмехнуться на слова гриффиндорца.

- Плохо следишь, - улыбка играет на губах девушки, а тем временем ноготки одной руки сильнее, чем следует, впиваются в плечо Кормака. После чего тот  оказывается слишком близко, от чего щечки слизеринки покрываются едва заметным румянцем, - я уже начала думать, что ты нашел более прекрасную компанию, нежели…, - девушка специально не договаривает фразу, смотря гриффиндорцу прямо в глаза. Она еще не придумала, как именно проучить Кормака за такое опоздание, поэтому пока просто вела разговор. Применить немного вейловской магии? А нужна ли она?  Хотя тут скорее логичнее задать другой вопрос. Хотела ли девушка применять такую магию к парню. То, что она чувствовала, находясь рядом с ним, нельзя было списать на простой флирт, а значит и поддельные чувства с его стороны ей были вовсе не нужны. Если только…в голове появилась интересная идея, которую следовала обсудить с Асторией, но уже явно после бала. Сейчас она хотела танцевать и наслаждаться вечером, раз уж ее кавалер соизволил явиться на бал.

для конкурса|Colloportus

[dice=7744-3872-5808-36]

+3

77

Эдриана всегда забавляло, когда девушки старались казаться воинствующими амазонками. Сейчас он с интересом наблюдал, как гриффиндорка вскидывает голову и смотрит с вызовом на него. Он принимает его и не отводит взгляда. Если она затеяла победить его, то зря надеется, он отобьет любой ее удар. Впрочем, девушка быстро обращает свой взгляд на подругу и заставляет ту задуматься над своими словами. Пьюси ухмыляется, отпивая вино из бокала и выискивая среди танцующих Персефону.
«Она определенно решила меня сегодня заставить раздражаться больше, чем я мог, - думает он и опускает бокал на столик. – Хватит с меня этих игр, дорогая, теперь будем играть по моим правилам».
Боунс решила ретироваться, и Пьюси лишь подметил про себя, что девочка сделала верное решение. Ее «новое поведение» было крайне неискренним, а это не может не отпугивать Роджера, который только лишь с первого взгляда может показаться бездушным. Эдриан прекрасно понимал, как легко задеть гордость Дэвиса, если постараться. Да и какому мужчине понравится, когда от него убегают?
Разговор с гриффиндоркой перешел в иное русло, куда более привлекательное в данный момент, так как не требовал особых затрат.
- Мой статус, - отвечает Эдриан на вопрос Парвати, которая принялась разглядывать свой бокал. – Если хочешь добиться чего-то в этом мире, невозможно скрываться от него, приходится надевать маску и идти вперед.
Пьюси склоняется чуть ближе к девушке и заставляет ее обратить взгляд на жену мистера Блишвика.
- Видите вон ту, очаровательную леди? Ее муж может вложить состояние в дело моей семьи, если я буду внимателен и подарю ей хотя бы один танец, - Пьюси усмехается. – Разговоры с подобными женщинами утомляют. Их интересуют весьма занятные вещи, но от них пахнет старостью. – Эдриан внимательно посмотрел на девушку. – Вы боитесь старости, мисс Патил? – Пьюси чуть отстранился, чтобы не нарушать личного пространства гриффиндорки, но все же не позволяя ей ускользнуть далеко. – Ваша красота завораживает, и Вы прекрасно это знаете, не так ли? Но увы, красота она так же нежна как и роза. Говорят, существует философский камень, во всяком случае, я находил источники, в которых он упоминался. Мне интересно, пошли бы Вы на все ради того, чтобы достать его и сохранить свою молодость? – Пьюси улыбнулся и отвел взгляд. Он устремил его на Чанг, которая одиноко стояла в дальнем углу.
Музыканты объявили польку на троих, и Эдриан обратился к своей собеседнице:
- Кажется, на балу принято танцевать, может, Вы, и мисс Чанг составите мне компанию в этом озорном танце?
Пьюси поднимается с кресала и предлагает свою руку Парвати.
- Я считаю этот танец одним из самых занимательных, ведь за один круг можно познакомиться со столькими, чего просто вальсируя по залу невозможно достичь, - легкая улыбка. – За мою партнершу можете не беспокоиться, согласно правил, так как мы не помолвлены я обязан занимать одиноких девушек. В такой вечер, никто не должен скучать.   - Эдриан требовательно смотрит на девушку, - в конце концов, мы можем вместе спросить мисс Чанг.

Отредактировано Adrian Pucey (2013-08-07 13:52:26)

+4

78

<------ Большая гостиная

- Пунш? В бочке. Смешно, правда? - юноша нервно рассмеялся, прекрасно зная, что в сказанных им словах нет и толики юмора. Он запустил руки в волосы, сопроводив свое действие тяжелым выдохом, протер лицо, будто снимая с него паутину негативных эмоций и чувств, нахлынувших за один вечер. - А мы на балу. Ты ведь подаришь танец своему брату? К тому же, наши отцы очень ждут этого.

Роджер мягко коснулся пальцами щеки сестры, а затем, перехватив ее ручку, повел за собой в зал. Все слова касающиеся Сьюзен Боунс он искусно пропустил мимо ушей: все же, чему бывать, того не миновать. Рано или поздно между ним и этой хаффлпффкой должно было возникнуть непонимание. Да и вообще, почему он должен забивать свою голову этой девушкой, если они только два раза общаются? Возможно, это что-то значит для нее, но Роджера не должно волновать никоим образом. Все произошедшее сегодня - сиюминутная блажь, которая не должна испортить его вечер.

Проводив сестру обратно, в бальный зал, он невольно пробежался взглядом по окружающим, но поймав взгляд Трейси сделал вид вид, будто поприветствовал кого-то кивком головы. Осторожно взявшись одной рукой за тоненькую талию девушки, а другой - ее изящной ручки, юноша приподнял голову и повел свою спутницу в танце, подстраиваясь под ритм вальса. Трейси была легка, словно пушинка, а глядя на ее платье, ассоциация еще прочнее прорисовывалась в голове. Она умело вторила движениям брата, будто хорошо чувствовала его, читала мысли, зная что он сделает в следующую секунду, подготавливаясь и помогая ему в этом. Они очерчивали мягкие круги по залу; когтевранец то подкидывал Рей, то осторожно опускал, боясь хоть каким-нибудь неловким движением причинить своей белоснежной розе неудобство. Он даже на мгновение забылся: все, что ему было интересно, это был только танец. Танец с любимой сестрой.

Музыка стала играть все тише и тише, и, наконец, умолкла совсем. Вместе с ней остановился и Дэвис. Поцеловав сестре руку, поблагодарив за танец, он повел ее к краю зала, чтобы не мешать танцующим польку. Обычно, для этого танца было необходимо много места. Возможно, в любой другой раз он присоединился бы к нему, ведь в польке на троих можно было познакомиться с необычайным количеством девушек, но сегодня и сейчас, когда на душе все же остался неприятный осадок, Роджеру необычайно сильно захотелось отправиться домой.

- Трейси, я очень..утомился и хочу покинуть бал. Ты хочешь, чтобы я отвел тебя к отцу, или отправишься со мной?

+2

79

- Плохо следишь, - самодовольно ухмыляясь, гарпия выпускает коготки, впиваясь в плечо Кормака. Несмотря на небольшой возраст, Рели еще та горячая штучка. Интересно, что будет, когда она станет чуточку старше? Множество парней будет у ее ног, это гриффиндорец мог гарантировать на все сто процентов. Вот только у ног они будут лежать лишь по той причине, что Кормак будет стоять рядом с этой слизеринкой и давать отпор каждому, кто посмеет к ней притронуться. А МакЛагген имеет большие планы на эту юную чертовку.

- Осторожнее, мисс Рувье, иначе мне придется связать Ваши руки.. - гриффиндорец сладко промурлыкал той на ушко, приблизив ее к себе еще ближе. Ему определенно нравился этот вечер. Глаза его партнерши лукаво блестели, и Кормак точно знал, что она намеревается ему отомстить во что бы то ни стало. Что ж, он был не против, если наказание последует не в ущерб ему. Его, в принципе, очень распаляло слово "наказание" и гриффиндорец был даже рад своему опозданию. Ведь если бы он пришел вовремя, обстановка была бы далеко не столь напряженной. Чем бы они занялись? Потанцевали, потом еще, а потом еще раз. Постояли бы у столика с шампанским, поболтали, потанцевали, и разбежались по домам. А сложившаяся на данный момент ситуация добавляла некоторую пикантность в этот вечер.

- Я уже начала думать, что ты нашел более прекрасную компанию, нежели…, - все также хитро и самодовольно произносит Аурелия, заглядывая в глаза МакЛаггена и он также пристально обращает свое внимание на ее очи. Таких красивейших глаз, как у этой слизеринки, наверное, нет ни у кого в школе. Столь красивого нефритового цвета, необычного разреза и далекой расположенностью друг от друга. Ведь такие не каждому нравятся и обычно смотрятся плохо у других. Но Рели - та, у которой все должно смотреться на высшем уровне. Ее чуть мягкие и чуть пухлые губы, такой же необычной, но в то же время соблазняющей формы, прекрасно подходили именно к таким глазам. Впрочем, юноша слишком увлекся беззастенчивым рассматриванием своей партнерши. Он состроил мученическое лицо, словно пытался вспомнить всех с кем общался:

- Если не считать двух безупречных галстуков, то.. нет, не находил. - широко ухмыльнувшись, юноша поменял местами руки: теперь его левая рука лежала на талии Аурелии, а правая держала девушку за ее руку. Покружив слизеринку вокруг себя, Кормак вновь вовлек ее в танец. Сам он не особо любил танцевать, и, кажется, делал это несколько неуклюже. Он привык быть на поле, ведь он спортсмен, а не танцор, но видя по лицу своей спутницы, как ей нравится все происходящее, он пока не собирался заканчивать с этой частью. В любом случае, ему все еще нужно было загладить вину, а лучшим способом было выполнять то, что хочет эта маленькая мерзавка.

- А ты? Как ты провела все то время, пока не было меня? - спросил юноша, чуть улыбаясь. Отчего-то ухмылка исчезла с лица, как только он представил, что девушка все это время танцевала с другими и принимала чужие комплименты.

+3

80

Парвати прослеживает взгляд Пьюси и ненавязчиво оглядывает волшебницу, на которую Эдриан обращает внимание девушки.
- Тогда Вам непременно стоит подарить ей этот танец, а лучше даже два, чтобы закрепить успех и не оставить сомнений в необходимости потратить состояние, - улыбаясь краешком губ, произносит Паро и делает глоток шампанского. Статус, репутация, расчёт, маски… скольжение по вечному кругу, от которого веет изящной скукой. Как всё это холодно, как по-слизерински. Но в то же время понятно, потому что разумно, потому что выгодно. И потому что для многих это скольжение с улыбкой на губах, по бальному залу ли, обнимая в танце нежеланного партнера, или по острой грани, по обе стороны от которой пропасть, и есть жизнь. Услышав следующий вопрос, гриффиндорка переводит взгляд на своего собеседника, уже откровенно разглядывая его лицо, изучая. Слегка хмурит брови, отклоняется чуть дальше.
- Боюсь, - отвечает Парвати эхом, сама не зная, необходима ли эта откровенность и отчего она вдруг возникла именно здесь, на диванчике в углу бального зала. Пузырьки шампанского ударяют в нос и щекочут изнутри желудок. Но ведь не эти же пляшущие золотистые огоньки виной тому, что ей так хочется говорить и говорить. – Боюсь, мистер Пьюси, но только лишь потому, что я не знаю, какой я стану, буду ли всё ещё желать чего-то, кого-то всем своим существом. Что же касается внешней привлекательности… Старость порою бывает столь красивой, что пронзает до самого сердца и перебирает до единой все струны души. Достаточно ли будет мне того, что у меня останется? Я, право, не знаю. Возможно, когда-то я пойду на всё, чтобы попытаться вернуть себя нынешнюю хотя бы на час, - задумчиво произносит волшебница и пожимает плечами. - Философский камень же, если только он действительно существует, не самый лучший и не самый простой путь для сохранения молодости. Но думаю, Вам не интересны женские секреты, - Паро улыбается, привнося в окончание фразы толику лукавства, и чуть не подпрыгивает на месте, заслышав озорные звуки польки.
- Кажется, действительно принято, - кивает брюнетка, поднимаясь с диванчика. – О да, полька весьма занимательный танец. Ведь кто знает, какое из новых знакомств станет тем фундаментом, который после может привести к очередному влиянию капитала в нужное русло, - краешек губ дёргается от сдерживаемого ехидства. – Беспокоится за Вашу партнёршу? – в глазах Паро появляется весёлое недоумение. - Вот уж поверьте, нисколько не тревожусь по этому поводу, - едва сдержавшись, чтобы не фыркнуть, произносит гриффиндорка и касается руки Эдриана. – Думаю, мисс Чанг ответит Вам сама, я же с удовольствием принимаю приглашение на танец.

И вот снова она, её стихия. Теперь у танца иной ритм, он не завораживает обжигающими касаниями и не тревожит опасной близостью чужих губ, но увлекает непрерывным движением, пронизанным необременительной лёгкостью и кокетством. Улыбка, короткий диалог, обещание танца, поднятые вверх руки, чтобы отпустить кавалера, и вновь улыбка, диалог, лесть… Как приятно иногда почувствовать себя оторвавшимся от ветки осенним листом, для которого вся жизнь превратилась в непрерывное кружение, без раздумий, без сомнений, до самого конца… Музыка дрожит последним аккордом, и рядом снова Эдриан.
- Благодарю за танец и за беседу, мистер Пьюси, - произносит девушка. – Прошу меня извинить, но следующий танец я уже обещала и вынуждена Вас оставить. Надеюсь увидеть Вас в Хогвартсе, - Парвати, сияя, поворачивается к подошедшему светловолосому юноше. Тот извиняется за прерванную беседу и с лёгким поклоном подаёт Патил руку. А уже спустя мгновение тоненькая фигурка девушки в алом платье исчезает среди танцующих, оставляя за собой солнечно-медовый, чуть терпковатый след духов.

>>> Переход в новое игровое время.

+4

81

Площадь, дом, бал.

24 декабря, 1996 года, 17:00 – 19:00.

   Сборы на бал проходили довольно спокойно. Папа совсем чуточку чуть не забыл про бал, но вместе они вспомнили о нем, взяли все самое необходимое, как его блокнот и прочее необходимое на балу, как их парадная одежда, которую папа также чуть не забыл сменить. Но он был рассеян и уже видимо в раздумьях о том, как пройдет бал. У самой Луны перед балом было спокойное и даже меланхоличное настроение. Наверное, все дело было в мамином платье, надев которое девушке стало одновременно тепло и хорошо, а в тоже время ее мысли незаметно пошли к тому… В общем она представляла, как мама бы собиралась рядом, как помогала бы ей одеть туфельки, сделать что-то с волосами более красивое, чем сделала она просто распустив по плечам. Волосы Луны были красивы и волнисты сами по себе, но некая неряшливость в ее виде все равно была. Поэтому, после глубокого вдоха, покопавшись в старой маминой книге, где были довольно полезные девушкам и дамам заклинания, ее волосы приобрели большую гладкость и блестящесть. За это время Луна почти привела в порядок свое душевное состояние и уже просто радовалась тому, что идет куда-то с папой. Они так давно никуда не выбирались вместе. А в гости всегда ходить хорошо. А бал это хорошие гости.
   На улице шел снег, и Луна, как делала это всегда при таких случаях, подняла голову и зажмурившись ловила снежинки. Легким, точечным холодом, они таяли на ее лице и делали и душевное и общее состояние общеволшебным. А трансгрессия произвела на нее незабываемое впечатление. Только что она держалась за папину ладонь. Привычное, спокойное действие. И вдруг, довольно неприятные ощущения на первый раз от перемещения в неизвестность. Перед глазами были ребята, которые учились трансгрессии осенью и как ей хотелось научиться, попробовать скорее так исчезать. И вот, мечта сбылась. Теперь она все еще держит папину ладонь, но перед ней уже открывается, сквозь падающий снег очень красивый дом, замок, что-то очень волшебное. Луне сразу тут понравилось, было очень спокойно и хорошо. Ей показалось, что тут очень хорошая атмосфера, хотя, как и везде бывала разной. Любознательность в Луне сейчас преобладала и хотелось узнать об этом доме многое.
   Поднимаясь по лесенке, Луна ощутила себя, как в какой-то сказке. Оказавшись в холле, она очаровано рассматривала красивые, как будто бы светящиеся изнутри стены, хрустальную, переливающуюся бликами солнца или снега светом, люстру, венчающую весь этот зал. Снежинки таяли на ресницах и капельки воды, сделали все вокруг еще более переливающимся всеми цветами спектра. Сморгнув пару раз, мир расплылся на какое-то время, а когда выплыл, был уже ярким, четким и очень светлым. Рассеянно начав слушать отца, никак не могущая оторваться от созерцания всего окружающего, Луна все же поняла что ей говорят, проснувшись от своих грез наяву, когда папа отпустил ее руку.
  - Тебе ведь надо в комнату для переодевания, верно, не обидишься, если я тебя тут подожду. Или в бальном зале, как лучше? Тебе, наверное, нужно встретится с друзьями...
   Луна кивнула, улыбнувшись ответно:
   - Хорошо, папа, я пойду. Отдыхай.
   Она не стала расстраивать папу и говорить о том, что ее никто не ждет. Сегодня на балу не было никого из ее друзей, насколько она знала. Их, по каким-то странным причинам не пригласили. Или они не пошли сами. Поэтому она просто собиралась плыть по течению этого бала, наслаждаясь новыми для нее ощущениями. Первый бал, это всегда волнительно. Но Луна не очень волновалась, лишь ощущала некоторый трепет, с уважением и почтением к тому, как здесь все устроено.
   С трудом найдя комнату для переодеваний (потому что Луна свернула в один из боковых коридоров, чтобы поздороваться с вежливым портретом женщины с темными каштановыми волосами, короной лежащими на голове), а потом просто не узнав коридор, по которому шла до этого шла, немного поплутала кругами, пока совершенно неясным путем оказалась прямо около комнаты для переодеваний, которую узнала сразу же по суетящимся, смеющимся и переживающим девушкам вокруг и внутри нее. Осторожно, чувствуя себя немного лишней, Луна заглянула туда. Все девушки поправляли свои платья, прически, помогали друг другу. Луна тихонько, стараясь не задеть никого, такие красивые пышные платья, положила на одну из свободных лавочек около вешалки свое второе платье и посмотрев на себя в зеркало, улыбнулась отражению. Немного сонное выражение лица, но в общем довольно неплохо, лежащие волосы от заклинания из книги. Успокоившись по поводу своей вполне бальной внешности, увидев девушек со своего курса, улыбнулась им, хотя в суете, они могли и не заметить, Луна вышла из комнаты и в мечтательности остановилась.
   В итоге, Луна не заметила, как прошел почти весь бал, а она медленно ходила среди людей и иногда забредая в тихие места, и просто рассматривала прически, платья, лица людей. Послушав со всем возможным ей вниманием приветствие от хозяйки бала миссис Элоизы Паркинсон, снова отправилась в путь, курсируя среди людей. Рассматривая дом, его обстановку, как будто бы хотела подружиться и с ним, узнав о нем побольше. Если ей и встречались знакомые, то она просто не замечала их в рассеянности. Какое-то время Луна провела отдыхая на красивом баррочном стуле, очень мягком, просто наблюдая за танцующими парами и пропав совершенно в этом. Музыка захватывала ее и вела куда-то. В душе тоже все танцевало и кружилось вслед за парами. Такие красивые, такие кажущиеся счастливыми. Луна надеялась, что так и есть. Еще она надеялась увидеть папу танцующим. Но как-то так вышло, что она не увидела его совсем.
Луна, склонив голову, продолжала наблюдать за танцующими, иногда вырывая из края сознания знакомые лица, которые так преобразились здесь, и вспомнила о пожелании миссис Паркинсон. Она же еще и дебютантка… Луна помнила, что она первый раз на балу, но ей почему-то казалось, что она очень здесь давно. И как будто не первый раз. Все так быстро стало знакомым: и расположение комнат и хорошо танцующие, истинно счастливые пары, счастливые одиночки, и грустные девушки, которые выискивали своих кавалеров, и совершенно расслаблено себя чувствующие в окружении друзей другие.
   Делая очередной круг по залу и подумав выпить воды, направилась к столикам, на которых поблескивали напитки, Луна увидела только шампанское и попробовав его, задумчиво постояла какое-то время раздумывая как ей этот вкус, впервые попробованного напитка. Не определив сразу, она все же решила продолжить поиски простой воды. И у дальнего столика, не найдя правда воды, она нашла Чжоу. Сразу вспомнился совсем другой бал. Грустная девушка в гостиной их факультета, сидящая в кресле. Чжоу тогда не пошла на бал, а Луне было очень грустно оставлять ее. Тяжело кого-то оставлять, когда можно было бы пойти вместе или остаться рядом. Луна даже склонилась сейчас к тому, что стоило остаться рядом. Поговорить, почувствовать тепло другого человека в разговоре, а не холод многих в толпе. И наверное, неспроста так вышло, что они снова встретились. Уже на балу. Луна просто расцвела теплой и сияющей улыбкой увидев эту девушку. Быстро приблизившись к ней и остановившись напротив, тепло приветствовала еще одну гостью бала на первый взгляд не искавшую общения, как и она. Но почему-то с некоторыми людьми всегда хочется говорить, даже если тянет к одиночеству и спокойному наблюдению. С ними не чувствуешь себя как-то так, что это нарушает, едва крепкую и тонкую скорлупку спокойствия уставшей души.
   - Чжоу, как я рада тебя здесь видеть. Здравствуй. Красиво здесь, правда? Я столько всего увидела. А если свернуть за столовую, там очень красивая ваза с переливающимися розами. А еще я подружилась с парой портретов.
   Так хотелось много сказать хорошего, но так это было сложнее, когда улыбка поселилась на лице, а радость встречи все же друга, не может не захватывать душу.

Офф: Чжоу, прости, пожалуйста, за ужасную задержку и спасибо за терпение. Ну хоть немного почувствуем себя полноценными участницами бала напоследок)

Для конкурса|есть смысла теперь, али нет, а уж пусть будет

[dice=3872-11616-7744-36]

Отредактировано Luna Lovegood (2013-08-09 15:13:37)

+2

82

«И когда в зале стало так жарко?»

- Мистер МакЛагген, не уверена, что вас поймут остальные гости, - чуть смеясь, ответила Рувье гриффиндорцу. И словно в доказательство своих слов и того, что ей явно ничего за это не будет, девушка еще раз впилась ноготками в тоже самое плечо, - ой, случайно вышло, - произнесла она, так чтобы ее слышал лишь Кормак, старательно пытаясь придать лицу извиняющееся выражение. Но вот глаза, глаза упорно ее выдавали. Лишь в них можно было заметить играющие смешинки. Еще может быть губы, которые девушка пыталась держать плотно, чтобы они не расплылись в улыбке.
Что? Галстуков?! Мерлин, ее променяли на галстуки.  Слизеринка не смогла сдержать негромкого смешка. Были бы они одни, она быть может, рассмеялась бы и во весь голос, слишком уж веселая ситуация выходила. Но это все же бал, тем более в поместье Паркинсон. Нет, здесь не стоит забывать о том, где именно ты находишься.

- Умеете вы гриффиндорцы удивлять, - все еще тихо смеясь, сказала Аура. Нет, такое она точно не скоро забудет.  Гриффиндорец тем временем поменял местами руки. Нельзя сказать, что он был прямо одаренным танцором, помнится, тот же Блейз на прошлом балу танцевал все же лучше. Но если честно, сейчас девушку это волновало меньше всего. Ей слишком все нравилось, чтобы обращать внимания на подобные мелочи. Хотя об опоздании партнера она точно не забудет.

- Я? Ох, как тебе сказать…- девушка старательно делала вид, будто подбирает слова, не зная, как лучше рассказать о том времени, что она провела в начале бала, - танцевала пару танцев с рейвенкловцем, ты его вряд ли знаешь, однокурсник мой. Он еще хотел меня на бал пригласить, но немного не успел. Потом с хаффлпаффцем, тоже однокурсник, всегда любила с ним общаться, он таак интересно рассказывает.

Девушка понимала, что она несет полнейшую чушь, хотя и очень уверенно. По сути, она бы могла сказать, что начало бала у нее было крайне скучным. Но ей вдруг стала интересна реакция гриффиндорца.  Это было немного опасно, все же кто знает, как он мог отреагировать, люди всякие бывают. С другой стороны, вроде ничего такого она и не рассказывала. В этом всем главное было не засмеяться, тем самым срывая все.  От всех этих мыслей, да и от такой близости парня, которому видимо нравилось видеть покрасневшие щечки Рувье, девушке вновь стало жарко.

- Может, выпьем чего-нибудь? А то что-то жарко стало.

+2

83

Переход; Большая гостиная

Стоило им войти, как Бальный зал дыхнул на них запахами вина, разнообразного парфюма и духоты. Все вокруг было пропитано движением, воодушевлением, по углам, как и положено, пряталась скука, а возле столиков витал деловой интерес. Яркими юбками пестрили дамы, блестели на свету украшения, сверкали, начищенные до блеска, ботинки мужчин; чинно, благородно выглядели приглашенные, скучно и серо для  не наблюдательного зрителя.
Трейси внимательно осмотрела зал, отмечая искаженное самодовольством лицо миссис Урхарт и ее не в меру вульгарный наряд, шепчущихся на диване юных мисс, скользнувшего у самой двери силуэта, как передает записку уже не молодая леди красивому юноше. Рей оборачивается к Роджеру, но тот кого-то приветствует и девочка отворачивается, вновь разглядывая яркую толпу. Кто-то скучал, кто-то веселился, кто-то наблюдал, иные заключали сделки; зал жил.
Брат с сестрой тоже жили, дышали, прикасались к друг другу, кружили по паркету. В голове Трейси мерным ритмом отбивался счет: "Раз, два, три, раз, два, три". Ей было легко-легко. Рядом с кузеном ей всегда было легко, вот только, иной раз она ловила себя на мыслях, что было бы, если бы их отцы разругались, не смогли понять и услышать друг друга. Может быть тогда она, Трейси, была бы сильнее? Может быть, не занимай Роджер столько времени в ее жизни, и в ней было бы меньше этой хаффлпаффской бестактности и жажды тепла? Возможно, она была бы тверже? Трейси прогоняет эти мысли, семья – все, что у нее есть, все, что ей дорого.
Она улыбалась, ее шелковые юбки полоскали в воздухе, когда она поворачивалась, она так не хотела, что бы вальс прекратился.
-Что же, наши отцы могут быть довольны, - тихо произносит синеглазка, ведомая своим спутником к краю зала, Роджер задумчив и эта задумчивость передается младшей Дэвис. Она внимательно разглядывает его лицо и улыбается одними губами, когда тот высказывает желание отправится домой.
Теперь уже сестра повторяет недавнее движение брата, ее рука поправляет его челку, чуть задерживается на скуле. Контраст между его молочной кожей и ее белой перчаткой все же заметен, возможно, кому-то было заметно и ее секундное огорчение.
-Я останусь, - тихо произносит она, сцепив в замок руки. Ей просто необходимо остаться, этот бал отличная арена для заключения контрактов, ведения политической игры, а так же экономической, во всяком случае, для младшей ветви дома Дэвис. Ее мать придет в ярость, если узнает, что она так рано покинула мероприятие и не уделила должное внимание  окружающим, в особенности какому-то бледному юноше, вот уже несколько лет как закончившему обучение на факультете Хаффлпафф.
-Завтра Рождество, мы же увидимся? – Беззаботно произносит она, внимательно смотря в глаза кузену.
Рядом раздается звон, кто-то лишенный грации или уже изрядно потерявший координацию роняет бокал.
Трейси оборачивается на шум, морщит нос, открывшаяся картина воспринимается пластилиновым пятном, в ней нет ничего интересного. Девочка резко поворачивается обратно и с полуулыбкой на устах протягивает руку к стоящему совсем близко Роджеру, мягко, но цепко хватает его за лацкан и пристально разглядывает.
-Ты ведь не забыл про подарок? – Вкрадчиво спрашивает, но тут же понимает, что ее собеседник действительно устал и нуждается в отдыхе; капризы придется отложить, - попрощаешься с отцом перед уходом?- Новый вопрос, в то время как белые перчатки поправляют его отвороты, а после - прячутся в складках юбки.

Отредактировано Traisey Davies (2013-08-10 02:21:56)

+2

84

- Остальным гостям глубоко на нас плевать, мисс Рувье. На нас даже никто не смотрит. - гриффиндорец указывает кивком головы на стоящую позади толпу, которая, и в самом деле, целиком и полностью поглощена общением друг с другом, нежели чем разглядыванием танцующих, - и здесь таких много..

Невинное выражение лица спутницы и вовсе сводят его с ума, когда она, вновь впившись ноготками в его плечо, говорит, что сделала это нечаянно. Будь они сейчас в другом месте... Впрочем, Кормак вовремя вспомнил про возраст девушки. Если она учится на пятом курсе, то она само собой несовершеннолетняя, что значительно ухудшает дело. МакЛагген, все же, не лишает себя удовольствия склонить голову к ручке Аурелии, той самой, с длинными ноготками, и слегка прикусить ее указательный палец.

- Случайно значит..? Берегитесь, свои действия я вряд ли смогу потом объяснить "случайностью". - полунамеком произносит гриффиндорец, и вновь выводит девушку из очередного движения вальса.

Танец становится все быстрее, и Кормак все больше распаляется, находясь в компании этой юной слизеринки. Ее чистая белоснежная кожа горит под прикосновениями юноши, а по его рукам проносятся электрические разряды, когда он чувствует бархатную кожу своей партнерши. В зале становится совсем жарко. Или из-за множества людей, присутствующих здесь, или же по какой-то другой необъяснимой причине из-за которой сердце стучит быстрее, чем такт в вальсе.
Аурелия рассказывает о том, как и с кем проводила время на балу, пока не было МакЛаггена. Тот сжимает зубы так сильно, что сводит челюсть. Ему неприятно слышать о том, что кто-то точно так же как и он касался ЕГО спутницы, шептал ей на ухо всякие красивые слова и развлекал, а та отвечала взаимным флиртом. Может быть сказанное Рели было провокацией по отношению к Кормаку, но тот воспринял ее слова как никогда серьезно. Пристально вглядываясь в каждого человека, в толпе, он, как будто пытался вычислить тех самым рукастых однокурсников мисс Рувье, чтобы потом, персонально с ними поговорить. Но, услышав вновь голос своей партнерши, он обращает свое внимание на нее. Она предлагает выпить, но в голове юноши возникает совершенно безумная идея, которая могла прийти в голову только МакЛаггену.

- Я предлагаю кое-что получше, - его лицо снова освещается широкой ухмылкой, юноша выводит Аурелию из танца и, крепко взяв девушку за руку, ведет за собой по направлению к выходу из зала, - Надеюсь, никто не будет против, если я тебя украду на сегодняшний вечер?

Пара спокойным размеренным шагом идет по холлу, подходят к выходу из поместья. Кормак помогает надеть слизеринке ее теплую мантию, затем надевает свою и выводит Рувье на свежий воздух.

- Я хочу познакомить тебя... С маггловским Лондоном!

-----> в эпизод

+2

85

Все, в чем нуждался Роджер - вернуться домой, открыть бутыль крепкой выпивки из бара отца, закрыться в собственной комнате и посидеть в гнетущем одиночестве, под раздражающее тиканье старинных фамильных часов поместья Дэвисов. Он так отчаянно этого хотел, что в какое-то мгновение возненавидел весь этот светлый зал, ужасную духоту и людей, словно в калейдоскопе, кружащихся в польке. Холодная ручка сестры, так вовремя прикоснувшаяся к его скуле, подарила немного успокоения, и Роджер накрыл ее своей рукой, чтобы задержать еще на некоторое время.
Сестра решила остаться, и это ее выбор, воспротивиться которому когтевранец не мог. Впрочем, он даже и не хотел на данный момент, так как нуждался в одиночестве и тишине. Трейси необходимо подольше побыть на балу, ведь она участница конкурса, да еще, к тому же, представительница старинной чистокровной семьи. Возможно ей даже найдут тут жениха. Жениха. Эта мысль не укладывалась в голове Роджера. Он не мог позволить того, чтобы его сестру насильно отдали кому-то в жены. Когда-то он обещал ей, что увезет ее из под венца с собой во Францию. И даже по прошествии нескольких лет, он помнил об этом, зарекаясь, что так и поступит. Он был бы рад и вовсе не искать себе жену: жил бы с сестрой в большом доме французских бабушки и дедушки, перетащил бы еще и Эдриана к себе. Конечно, детские мечты, такого никогда не произойдет, но Дэвис поклялся защищать сестру, словно ирбис, защищающий свою семью от опасности.

- Ну конечно мы увидимся, - произнес когтевранец с еле заметной улыбкой.
Он совсем забыл про празднество. Завтра счастливый день, у всех предрождественнское настроение, а он хмур, и выглядит так, будто ему не терпится найти веревку попрочнее и повязать на шее узел. И когда его стали раздражать торжества?

- Подарок.. Он готов. Ты сомневаешься в том, что я приготовил презент для родной сестры? - Роджер кивнул на ее вопрос об отце, перехватил руку Трейси и повел ее прямиком к мистерам Дэвисам.
Он долго думал над тем, что подарить сестре. Осенило его неделю назад, когда в беседе с Эдрианом они заговорили о фамильных ценностях. Когтевранец в один момент понял, что подарить Трейси ожерелье его покойной матери будет очень символично. Такие подарки не дарят просто так и кому попало. Сестра поймет, что она занимает в его сердце очень много места.

- Отец, мистер Дэвис, - Роджер кивнул братьям, - Передаю Трейси в Ваши крепкие руки, когда сам вынужден удалиться с торжества.

- В чем дело, Роджер? - удивленным тоном спрашивает отец.

- Я плохо себя чувствую, отец. Наверное, я чем-то отравился.. - снова соврал юноша, выискивая вокруг Эдриана и раздумывая, попрощаться с ним или лучше не нужно. Но увидев того танцующего вместе с мисс Патил, он передумал подходить. - Прошу прощения..

Подмигнув на прощание сестре, и пожав каждому из братьев Дэвис руку, когтевранец направился к выходу.

-------> переход в новое время

+1

86

Девушка посмотрела по сторонам. Быть может, Кормак был прав. Но девушка не была бы столь наивна. Это только кажется, что за тобой не наблюдают, а на деле все обычно оказывается наоборот. Слишком хорошо она знала этот мир, мир балов и приемов.

- Все может быть, мистер МакЛагген, - все же ответила ему Рувье. Однако гриффиндорец вновь поражает сознание слизеринки. Свои действия? Девушка почувствовала, как теперь не только щечки начали покрываться румянцем. Этого еще не хватало. Краснеть на виду у всех как минимум ужасно, а Кормак казался довольным тем, как реагировала на его слова Аура. Парни, что с них возьмешь.
Вместе с тем девушка наблюдает за реакцией самого Кормака на ее слова о том, как она проводила вечер до его появления. Либо его это вовсе не волнует, либо он умеет хорошо скрывать свои эмоции. Первое было бы крайне досадно для Рели, а второе слишком странно для гриффиндорца. Впрочем, стоит сделать скидку на то, что МакЛагген все же чистокровный. Рели даже прикусила губу от досады, все же она как и любая девушка, хотела бы более явной реакции. ладно, может и не любая, люди разные, но все же.

«Что ж, значит, надо будет попробовать более явные действия. Впрочем, это и так входило в мои планы.»

Слова Кормака словно вырывают ее обратно в реальность. Кое-что получше? О чем это он. Девушка даже не успевает спросить парня, что он там задумал. А тот уже целенаправленно идет в сторону выхода. Мерлин, как устроены мозги гриффиндорцев? Было бы интересно знать,  так, для справки. И для успокоения души.

- Нет, если обещаешься вернуть меня домой в целости и сохранности, - только и успевает сказать Рели, прежде чем они выходят из зала. Если бы это был слизеринец, рейвенкловец она бы могла еще представить, что тот задумал. Есть, конечно, исключения, но на то они и исключения. Что же до гриффиндорцев…их мозг устроен по особому, так, что Аура частенько не понимала их мотивы и поступки. Поэтому у нее и в мыслях не было,что мог придумать Кормак.
Теплая мантия, как хорошо, что она ее с собой взяла. Все-таки она перемещалась через камин. Но тогда еще мелькнула мысль, что вдруг появится желание выйти на улицу, подышать свежим воздухом. Вот и вышла. Она была готова к чему угодно, как ей казалось, но слова Кормака заставили ее потерять дар речи. Маггловский Лондон?! Он пошутил или…нет, он это говорил совершенно серьезно. Гриффиндорцы, чтоб их. Однако, отступать уже было поздно, да и где-то в глубине души девушка готова была признать, что ей было интересно. Как и готова была признать, что этого она точно не ожидала. Кажется, этот вечер ей точно запомнится.

-----> в эпизод и новое время

Отредактировано Aurеlie de Jussieu Rouvie (2013-08-11 15:26:58)

+1

87

Когда-то давно отец Дельфиуса говорил сыну, что пути Всевышнего неисповедимы, и предсказать, как сложится судьба - не возможно. Но он тут же добавлял, что это не значит, что нужно опускать руки и просто плыть по течению. Нужно уметь просчитывать все пути, даже те, которые тебе не нравятся, чтобы не позволить насмешнице Судьбе застать тебя врасплох. Покойный Гринграсс вообще часто говорил умные вещи, но понимать это его сын начал уж больно  поздно. Но никогда не бывает поздно последовать мудрому совету.
Снейп не угрожал, но констатировал факты. Ему вообще было словно бы всё равно. Эмоции этого человека и не волновали Дельфиуса, куда больше хотелось знать о том, что, собственно от него хотят, что за приговор он подписывает себе и своей семье. И вот тут следовало думать. Много. Наилучший вариант и ему подобные отбрасываем без сожаления, там и так всё будет прекрасно, без вмешательства людей. А вот худший...
"Самое худшее, что может случиться - смерть. Ибо это единственное, что невозможно исправить. Всё остальное - вопрос упорства и желания. Но не это. Здесь за тебя решат другие" - пальцы, державшие бокал с всё ещё не допитым бокалом, побелели от напряжения, стекло холодило руку, кажется, до самых костей. Залпом допив ледяное вино, Дельфиус чуть поморщился - было ощущение, что кусок льда застрял где-то в горле. Вздохнув, Гринграсс вытащил на свет Божий сонное и страшно не довольное Мужество и разбудил пинком. Мужество поворчало, но смирилось. И встало по стойке смирно у самого сердца, где уже долгие годы в одиночестве несёт караул Гордость. Вдвоём им обоим будет легче.
- Ну что ж..., передайте мисс Себир, что я готов встретиться с ней в любое удобное для неё время.  - Руки больше не дрожат, в голосе привычные великосветские равнодушные нотки. Всё так, как должно быть. 
"Прорвёмся".
Зазвучали приближающие шаги, глуховатые мужские и лёгкий стук каблучков. Из яркого пятна света, льющегося из холла выскользнули две тени, спустя миг оказавшиеся рядом. Астория...Отец в первый миг увидел именно её, ему было даже всё равно в этот миг, кто её спутник, он смог бы даже вынести и присутствие Малфоя. Как там в сказках? "Кто победит дракона и спасёт принцессу, быть тому её мужем." И ведь выполняли обещания, пусть и скрепя сердце.
Однако, Забини - не плохо, совсем не плохо.
- Вы можете навестить мою дочь, мистер, если она этого захочет. - Гринграсс чуть склонился в поклоне, внимательно рассматривая свою дочь и её спутника. Кажется, Астория плакала. Можно поверить, что причина - не Забини. И то хорошо.
- Я думаю, Астория, что нам обоим стоит отправиться домой. Я тоже не слишком хорошо себя чувствую. Такие шумные мероприятия уже не для твоего старика. - Чуть натянуто улыбнулся Дельфиус. Поклон в сторону Снейпа, - Счастливого Рождества, профессор.
Взяв дочь под руку Гринграсс вёл её прочь от событий этого мрачного Сочельника.

+3

88

Эдриан чуть ухмыляется, когда девушка предлагает ему подарить танец даме.
- Успеется, - с усмешкой отпив вина из бокала, отвечает он, - ее супруг все равно не отстанет от меня, пока я не исполню данное ему слово, а она будет ждать меня до последнего и знаете почему? Потому что такие как она ценит внимание молодых людей, оно приводит в  состояние эйфории, а если при этом сделать пару удачных комплиментов, которые она так ждет, то почувствовав себя моложе, лет на десять она выболтает мне что-то полезное о своем супруге.
Пьюси ничуть не смущало, что он говорил с гриффиндоркой в подобной, дружеской манере, но на то и бал, чтобы забыть о глупых стереотипах, да и они не в школе, чтобы сохранять холодный нейтралитет. Еще неизвестно, что будет, когда они все покинут родные пенаты и выйдут в свободное плаванье.
Рассуждения гриффиндорки о старости забавляют Эдриана, хотя он не выказывает это никоим образом и слова теряются в звуке музыке.
- Что ж, тогда я с радостью увлеку вас в этот забавный танец.
Пьюси замечает, что к Чанг подошла блондинка в весьма забавном наряде и похожая на того мужчину, что он видел в холле сегодня. Решив, что это весьма вероятно и есть его дочь он меняет траекторию своего движения и подхватив под руку девушку, которая оказывается ближе всего к нему и Парвати уводит их в польку. Музыка звучит быстро. По залу раздаются звуки топота ни одной пары. Хлопок. И вот, он пятиться, нагибаясь назад, улыбаясь новым партнершам. И так снова и снова, пока танец не заканчивается ровно тогда, когда он вновь равняется с Патил.
Эдриан отводит девушку в сторону.
- Это взаимно, - отвечает он, чуть улыбаясь. – Думаю, у нас будет возможность переговорить в школе, мисс Патил, приятного вечера, - юноша провожает взглядом, как партнер уводит брюнетку в танец и подмечает медовый шлейф, что оставила за собой девушка.
Эдриан обходит зал в поисках Блейза, чтобы сообщить ему о своих наблюдениях и возможно, если у них выдаться  шанс скрыться от лишних глаз выспросить что он узнал от Гринграсс-младшей.
Мысли о Паркинсон, которая вновь исчезла из поля зрения уходят на второй план, он предупреждал ее, пусть теперь не жалуется, что он уделил ей мало времени. Растворившись в толпе, Пьюси оставляет танцующие пары, чтобы отыскать своего товарища.
>>>> в новое время

+1

89

Вот и всё, шумный и совершенно не Рождественский вечер подошёл к концу. Праздник не чувствовался совершенно. Рождество создано для тех, кто верит в чудо. Здесь же веры больше нет. И Бог, кажется, умер.
Снейп ещё несколько минут смотрел на кружащиеся снежинки, там, где мгновение назад исчезли Гринграссы. Потом повернулся на каблуках, привычно стремительно пересёк крыльцо, холл и бальный зал. Знакомые студенты расступались словно дело было среди учебного дня в школе, а не на великосветском приёме. Этот бал..."Пир во время чумы". Снейп почему-то вспомнил тот незабвенный праздник в честь Святого Валентина, устроенный Локхартом в год открытия Тайной Комнаты. Попытка отвлечься и убедить себя, что всё страшное позади. Нет, всё страшное только впереди, кульминации ещё не было.
"Пошло оно всё к Чёрту!", - с неожиданной злостью подумал Северус. Эта злость зрела весь вечер, и как не старайся её не замечать, всё в пустую. Себе лгать не получается.
Решив уже не попадаться лишний раз на глаза обоих Малфоев и возложить миссию водворения матери домой, в руки отца, на Драко, Снейп почти с облегчением покинул Паркинсон-Холл, напоследок пообещав себе сделать перерыв в посещении светских мероприятий ещё лет на десять.
Сейчас же нужно было добраться до Дамблдора и сообщить ему, что вербовка Гринграсса состоялась. Хоть что-то полезное из этого вечера.

>>>>>>>Дальше по течению времени.

+1

90

Кристофер и Роберт совсем не аморфные, а живые и весьма твердо стоящие на ногах фигуры блекли и исчезали среди огней и приглашенных гостей. Стоило Трейси лишь отвлечься на брата, кивнуть ему в последний раз за этот вечер, как силуэт отца скрылся за подолами платьев, перезвоном бокалов, женским смехом и мужским баритоном.
Исчез Роджер и медленно стекала под ноги, возможно пачкая туфли,  уверенность Трейси, вмиг краски потеряли прежнюю яркость, а маги, пусть их и становилось меньше, замельтешили перед глазами девочки слишком хаотично. Дэвис казалось, что она теряет контроль, но то был лишь момент. «Нельзя никому показывать своих сомнений. Только маглорожденные сбиваются в кучи. Такие как я живут в одиночку», - собранно и как-то упрямо подумала она, и вот уже испачканная, запыленная уверенность поднималась с пола и потертой мантией цеплялась за ее плечи.
Бледный юноша, с которым она должна была встретиться, оказался не таким бледным, как она предполагала, даже более того, он смог растревожить воображение девочки, а его речи: свободен от чего, свободен для чего, о призвании и счастьи, вызвали в ней негодование, а так же зародили зерно сомнения: так ли проходит ее жизнь как ей хочется? Не случится ли того, что в пятьдесят лет она посмотрит вокруг себя и вдруг поймет, что все ее идеалы все ее счастье - ложь, обман, что не к тому она стремилась и не то ей нужно, а менять что-то уже будет поздно, останется лишь доживать с чувством собственного разочарования и бессмысленности окружающего.
Но то были лишь мысли, то было лишь минутное сомнение. Трейси поспешила попрощаться с молодым магом и вместе с отцом покинула столь неопределенный для нее и лишенный однозначности Бал.

Переход; Гостиная слизерина

+1


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Паркинсон-холл » Бальный зал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC