Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив эпизодов » Паркинсон + Пьюси = ...


Паркинсон + Пьюси = ...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название эпизода
Паркинсон + Пьюси = ...
2. Место и дата действий
Большая гостиная Паркинсон-Холла, Благотворительный Бал, 24 декабря 1996 года.
3. Участники
Персефона Паркинсон и Эдриан Пьси
4. Предупреждение
Нет

+2

2

- И это значит, что я согласен увидеть настоящую Персефону, - ровно говорит он, остановившись прямо напротив выхода. – Идемте, - повелительно говорит юноша, увлекая Паркинсон за собой, - кажется, Вам есть, что мне сказать, а я уже устал от этого шума и лицемерия.
"Выйдя в холл, Эдриан подхватывает со стола коробку с букетом для Персефоны, которую забыл за разговором с Гринграсс и тянет девушку наверх. Он понятия не имеет, как расположены комнаты, но он не намерен больше играть по правилам девушки и она должна это понять. Завернув в первую попавшуюся дверь он пропускает Персефону вперед и убедившись, что никто еще не успел оккупировать ее в качестве своего убежища проходит вглубь, все так же удерживая руку девушки.
- Присаживайтесь, мисс Паркинсон, здесь куда тише и нам не помешают, во всяком случае, мне хочется на это надеяться.
Эдриан занимает место рядом с девушкой и протягивает ей браслет, зачарованный из конфет в виде цветов васильков, анютиных глазок и еще черт знает каких цветов.
- Он явно не подходит к Вашему наряду, но его можно съесть, если Вы проголодаетесь, - Пьюси ухмыляется. – Хотя, - Эдриан отбрасывает коробку куда-то на столик, точное расположение его не волнует, он смотрит прямо в глаза Персефоны, склонившись к ней чуть ближе. – Я готов слушать, мисс Паркинсон, Вы кажется, хотели мне что-то сказать?"

Кажется, шутить Эдриан больше не намерен, и Панси уже отчасти жалеет о своем порыве, заставившем ее в буквально смысле слова спровоцировать старшекурсника. Но уже в следующие момент она забывает обо всем, жадно глядя на конфеный браслет. У нее едва ли не текут слюнки.
Сдув со лба прядь волос из растрепанной в танце прически, она наигранно опускает глаза, следя за браслетом на ладони юноши.
- Я хотела, конечно, хотела, - задумчиво произнесла она, улубаясь намеку Эдриана на съедобность этого украшения. То, с какой легкостью Пьюси потакал ее желаниям, напоминало ей отца и Флинта и, разумеется, ужасно ей нравилось: после тяжкой манеры общения Драко внимательность Эдриана была как елей на раненое сердце.
- Я должна извиниться, что отвлекла тебя от приятной беседы, - иронично меняет тему разговора Панси и смотрит из-под ресниц на надменный профиль собеседника. - Наверное, ты хотел потанцевать с этой девочкой там, в зале.
"Эта девочка"  была ровесницей Панси, но Паркинсон уже давно чувствовала себя намного более зрелой, чем любая хаффлпаффка.
- Хотя, если мы быстро закончим, ты сможешь вернуться и найти ее в зале...
Несмотря на свои слова, Панси вовсе не торопится. На ее талии и плечах еще горят обжигающие прикосновения Эдриана, которыми, будто метками, он покрыл ее кожу в танце, и она не хочет, чтобы он уходил прочь.
Браслет лежит на ладони Эдриана, сверкая гранями заахаренных лепестков в ярком свете хрустальных люстр. Панси указательным пальцем проводит по одному из лепестков, собирая сахарную пыль, а затем облизывает палец с таким видом, будто не нарушает основные правила поведения в обществе.
От шоколадной сладости ее глаза закрыватся сами собой и она застывает на долгую секунду, смакуя это нечто между ней и Пьси, такое сладкое и такое опасное.
- Ты говорил, что устал от игр. Что хочешь настоящего. Но в этом случае и тебе придется открыть мне кое-что настоящее. Это мое условие. Принимать его или нет, право твое, но я хочу знать, чего ты хочешь. Моя помолвка в прошлом, и это уже нанесло урон моей репутации. Принимая знаки внимания от тебя, я должна быть уверена, что никаких рисков не будет. Ты можешь мне гарантировать это?
-

+3

3

Бывает, что хочешь что-то поменять,
Забрать обратно то, что уже успел сказать.
Один и тот же давно ушедший разговор
Я вспоминаю и сожалею до сих пор...

Персефона умело меняет тему разговора. Но говорить сейчас, о Боунс Пьюси хотелось меньше всего. В конце концов, это не его дело, а Роджер уже взрослый настолько, чтобы разобраться со своими поклонницами в одиночку. Нет, разумеется, его повеселила ранимая хаффлпаффка, но слишком мелко, для него, да и слишком много шума. Паркинсон же, даже если и не понимала до конца, что привлекла его внимание, то все же скоро поймет насколько.
Извинения вызывают на лице Эдриана ухмылку, и он склоняется к девушке, внимательно вглядываясь в ее глаза. Лицо Персефоны похоже на лицо ребенка, вот только глаза девушки полны разочарования, даже когда она улыбается, Пьюси видит в них печаль.
- Давай договоримся сразу, я сам решу, что и когда буду делать, - Пьюси отбрасывает прядь волос, которую девушке так  и не удалось сдуть со своего лица, заправляя ту за ухо девушки. – Во всяком случае, я могу позволить тебе перенимать инициативу, но не сегодня…не сейчас.
Взгляд Пьюси пронзителен. Его увлекает то, что Паркинсон, не смотря на всю свою открытость, остается загадкой. Важное качество для девушки. Главное только понять, что хочет именно сама Персефона, чтобы можно было легко выведать у нее то, что нужно, а потом можно просто наслаждаться приятным обществом дочери хозяйки дома. Если она не станет вновь кричать и убегать в свою комнату, заливаясь румянцем.
То, как Паркинсон проводит указательным пальцем по одному из лепестков цветочного браслета, собирая сахарную пыль, и облизывает его так, словно  не делает ничего такого заставляет его и самого прикрыть на миг глаза. Пьюси перехватывает запястье девушки, пытаясь остановить весьма провокационное действо. Персефона не только как ребенок, но и соблазнительная как женщина. Необычайно грешное сочетание. Если она делает то не специально, то ей стоило делать это чаще, потому что так она не менее сексуальна в своем траурном наряде.
- Я хочу лишь знать, готова ли ты довериться мне, - шепчет он, приближаясь к губам Паркинсон, останавливаюсь в каких-то миллиметрах от искушения. – Жизнь это риск, поэтому обещать тебе я точно не могу, - рука Эдриана скользит от запястья Персефоны вверх, по гладкой коже к оголенному плечу, медленно поднимаясь к подбородку девушки. – Если ты доверишься мне, урон от репутации мы сможем сгладить, это я могу гарантировать. – Выделяя голосом "мы" Эдриан вдыхает аромат Персефоны. Он прекрасно знает, что она хочет того же, что и он, но как приятно дразнить, томить. Это привносит особое ощущение накаленности, будоражит сознание и обостряет чувства. Пьюси сокращает расстояние до пухлых губ брюнетки упираясь кончиком носа в ее. Взгляд мечется с глаз на губы слизеринки. Волнительный момент, но Эдриан удерживает девушку, чтобы она не позволила себе поцеловать его первой. Он должен сделать это сам. Если она согласиться быть ведомой, то Пьюси выполнит любую ее прихоть, но не по приказу, а по собственному желанию. – А это мое условие. – Пьюси касается губами губ Паркинсон, прижимая второй рукой девушку за голову. Пышные волосы Персефоны путаются у него меж пальцев, но он лишь углубляет поцелуй. На губах слизеринки сахарная пыль, которая придает их поцелую что-то запретно-сладкое. – Ты хотела знать, почему я тебя не поцеловал. Теперь ты и сама сможешь ответить на свой вопрос, – выдыхая в губы, Паркинсон договаривает Эдриан. – Ну, так что, ты согласна заключить со мной договор или я ухожу сейчас, но обратно уже можешь меня не звать. Я не приду. Или ты все еще стоишь на том, что это лишь бал и не более, как говорила, когда я пригласил тебя? – Пьюси ухмыляется, перебирая меж пальцев непослушный локон девушки, одновременно не сводя с нее своих глаз.

Отредактировано Adrian Pucey (2013-08-29 19:21:23)

+2

4

То, что Пьюси говорит о своих решениях... Что он будет сам решать, что и когда ему делать, вызывает на губах Панси мимолетную улыбку.
Как подсказывает ее небольшой, но все же опыт, от этих слов прямая дорога к тому, что он начнет решать, что и когда делать ей. Например, он уже пытается ею манипулировать, и, хотя она и сама повинна в этом грешке, констатация этого факта частично отрезвляет Панси, готовую было кинуться с головой в темный омут под названием "Эдриан Пьюси".
Он пытается ею управлять, обволакивая ее своими прикосновениями, ароматом туалетной воды, пронзительными взглядами... У Паркинсон перехватывает дух и горят губы, но этой ей... Не нравится? Нравится?
Эдриан слишком горяч, даже когда просто сидит рядом, лишь незначительно заходя за границы приличий, заходя настолько тонко и умело, что это практически незаметно, и только кожей Панси чувствует опаленный след, где мгновение назад была его рука.
От прикосновений его руки к волосам по ее телу пробегает электрический разряд, но Паркинсон не теряет головы.
Хочет потерять, очень хочет, а руки Пьюси будто созданы для ее головокружения, что он и доказывает ей с той случайной встречи в "Метлах".
Но Паркинсон - это Паркинсон, и если вы увидите, как она теряет голову, то идите и ложитесь в постель на всю оставшуюся жизнь, потому что ничего более удивительного вам уже не увидеть.
Пьюси шелковыми прикосновениями и сладкими словами окутывает ее с ног до головы, пеленует в заботливо расставленные сети, а Панси прислушивается, опустив ресницы, тонет, томно вздыхает... И считает секунды до того, как Пьюси попытается занять однозначно главенствующее положение.
И он делает это, едва отрывает свой рот от ее рта.
- Ну, так что, ты согласна заключить со мной договор или я ухожу сейчас, но обратно уже можешь меня не звать. Я не приду. Или ты все еще стоишь на том, что это лишь бал и не более, как говорила, когда я пригласил тебя?
Панси аккуратно отодвигается, вытягивая локон из пальцев Эдриана, глядя в сторону и прикасаясь кончиками пальцев к губам.
То, что требует Пьюси - невероятно. Невозможно. Неслыхано.
И на что он рассчитывает, когда делает это сенсационное заявление о том, что ему нужно ее доверие?
На то, что она, сомлев от его чертовски искусительного поцелуя, тут же рассыплется томными каплями и пообещает ему все на свете, луну и солнце, девственность и капитал отца, а также свое доверие впридачу?
Не слишком ли невыгодная сделка? Не слишком ли самоуверен Пьюси?
Панси глубоко вздыхает, позаботившись, чтобы ее декольте оказалось на виду у слизеринца, прикладывает горячие пальцы к горлу, будто что-то мешает ей дышать, а сама просчитывает варианты: дать понять Эдриану, что он запросил многого, или попытаться выяснить, на кой ляд ему вообще сдалось ее доверие. Уж вряд ли он набивается в сообщники, чтобы грохнуть ее престарелого дядюшку.
Второй вариант для любопытной Паркинсон оказывается притягательнее.
- Я и так полностью тебе доверяю, - выдыхает Панси и нежно касается губами нижней губы Эдриана - мимолетно, практически неуловимо. - Только тебе одному. Неужели ты можешь сомневаться?
На краткое мгновение ее посещает сомнение, а не переборщила ли она с патетикой, но она успокаивается: иногда лучше переиграть, чем недоиграть. Если что, всегда можно списать высокий слог на волнующий результат поцелуя.

+2

5

Паркинсон отодвигается, забирая прядь волос, которую он накручивал на палец. В голове юноши прокручиваются мысли, а знает ли сама девушка, что сейчас идет по очень тонкой грани, которую слишком легко переступить. Как в одну, так и в другую сторону. Эдриан хмуриться. Ему совсем не нравится, что Персефона снова пытается взять над ним вверх, но он отступает, свободно откинувшись на спинке дивана. Три шага вперед и два назад. С Паркинсон все равно, что в игре в квиддич. Ты можешь вырваться вперед и получить все, что можно только выжать из игры, а может случиться и так, что перед твоим носом возникнет кто-то и ты потеряешь все чертовы баллы, но при этом есть шанс, что у тебя будет утешительный приз. А вот что станет этим призом, было любопытно.
Пьюси хищно ухмыляется, когда Паркинсон касается своими губами его нижней губы. Он перехватывает ее запястья, заставляя остаться на опасном расстоянии так, что руки девушки на его груди, а его взгляд прикован к ее глазам.
- Я был бы отвратительным слизеринцем, если бы сказал, что доверяю тебе полностью, Персефона, - он ласкает губами имя девушки. – Уверен и ты не можешь сказать этого же и мне.
Эдриан приподнимается, заставляя Паркинсон сделать то же самое, но не выпускает ее запястий из своих рук.
«Что же ты творишь?!» - думает он, когда внимательно смотрит слизеринке в глаза. – «Интересно, она так же смотрит на него?»
Пьюси смягчает свои немного резкие действия поцелуем внутренней стороны ладоней Персефоны и выпускает их из своего плена. Ему вполне ясно, что добиться от нее того, что он жаждет узнать совершенно проигрышный во всех отношениях вариант. Но он не торопится уйти. Есть в Паркинсон то, что возвращает к ней, какая-то особенная магия, которая подвластна лишь ей.
Эдриан оборачивается к девушке и несколько минут разглядывает ее. Она сегодня сама не своя. Но держится как всегда подобно королеве. Хоть она одногодка Боунс, а движется, говорит и даже смотрит совсем иначе. Все это вместе оказывает эффект на Пьюси и он вынужден прикрыть глаза, чтобы привести свои мысли в порядок, чтобы не переступить грань.
- Ты очень необычная девушка, Персефона, - на сей раз Эдрин был откровенен. – Мне бы хотелось, чтобы ты была моей, но мне кажется, что ты все же еще не готова забыть своего Слизеринского принца. – Пьюси прикладывает указательный палец к своим губам и проводит им по нижней губе, где совсем недавно были губы слизеринки.

0

6

- Я был бы отвратительным слизеринцем, если бы сказал, что доверяю тебе полностью, Персефона. Уверен и ты не можешь сказать этого же и мне.
У Панси дрожь пробегает по спине я она даже не уверена, в чем причина этого волнения: не то в том, как выговаривает ее полное имя Пьюси, не то в том, как он, не отрываясь, смотрит ей в глаза.
И что же ты хочешь там увидеть, Эдриан?
Так думает Паркинсон и не отдает, глупая, себе отчета, что как бы она не поднаторела в искусстве прятать истинные мысли и переживания, иногда шестнадцать лет берут свое.
Нет, она не любит Пьюси, даже не влюблена (ну разве что самую чуточку), но он притягивает ее, подобно магниту.
- Я была бы отвратительной слизеринкой, - выдыхает Панси, сейчас только лишь невероятным усилием сдерживающаяся, чтобы не вцепиться в воротник Эдриана, не притянуть его еще ближе, не ощутить снова его обжигающий поцелуй, - если бы не могла сказать все, что угодно.
Пьюси целует ей руки: не то, чего ей хочется, но лучше, чем совсем ничего.
Паркинсон с легкой улыбкой наблюдает за его действиями, полуприкрыв глаза. Иногда в такие минуты, вот как сейчас, которых, кстати, у Панси Паркинсон было до обидного мало за всю ее жизнь, ей кажется, что настоящая власть и сила именно в этом - в этой гендерной игре. И она понимает, что именно ей время от времени пыталась втолковать мать. И ей даже немного смешно и чуть-чуть страшно от того, что Эдриан Пьюси, совсем взрослый и настоящий аристократ, играет с ней в эту игру.
Зато она знает человека, который в такие игры не играет. И Пьюси, может и специально, напоминает ей о нем.
- Ты очень необычная девушка, Персефона. Мне бы хотелось, чтобы ты была моей, но мне кажется, что ты все же еще не готова забыть своего Слизеринского принца.
Улабка не исчезает с лица Панси, но становится дежурной, замороженной. Она холодно смотрит на Эдриана, не сразу решая, как ей отреагировать на подобную шокирующую, хотя и льстящую ей откровенность.
- А мне кажется, что я уже упоминала о том, что между мной и Драко все кончено. Нет нужды нам любую тему сводить к его персоне.
Да, хорошо бы еще сказать это себе! Знал бы Малфой, как часто она поминает его всуе, то перестал бы ругать Поттера при каждом приступе икоты.
Впрочем, ссориться из-за Малфоя с новым ухажером, да еще таким видным, для Паркинсон было смерти подобно, поэтому она сменила гнев на милость и вновь добавила томности во взгляд, бесстыдно лаская им Пьюси, а про себя соображая, что вообще она хотела, когда сулила ему себя - настоящую.
- И что же такого необычного ты во мне нашел? - хрипловатый смешок. - Вокруг полно милых девушек, причем со свободной вакансией принца. Разве хороший слизеринец не должен выбирать легкие пути?
Несмотря на слова, взгляд Панси говорил обратное (или она надеялась, что говорил). Добавив во взгляд еще немного "приди-и-возьми-меня-самец", Паркинсон, как прилежня ученица, стрельнула глазами в Пьюси по разработанной еще во времена Мерлина схеме: объект - верхний левый угол комнаты - пол - объект.

+1

7

Эдриан смотрит на Персефону так, словно она открывается для него как шкатулка его прабабки, которую та нарочно прятала от него, чтобы он не разбил ненароком вещицу. Гоблинская работа, но куда там! Паркинсон обжигает холодным взглядом, когда он упоминает о Малфое, но это даже ему нравится. Слова и мысли девушки сошлись воедино и Пьюси понимает, что теперь ему дали шанс пойти дальше. Он ухмыляется какой-то особой, довольно-ядовитой ухмылке и чувственно целует внутренние стороны ладоней Персефоны, едва уловимо вкушая ее аромат. Она так податлива, что, кажется, из нее можно слепить все что угодно, но это обман. Не смотря ни на что, юноша четко понимает, что пока ему позволяют делать то, что он хочет ему сулит успех, но стоит только оступиться, то по закону Слизеринцев ему тут же грозит поражение. Это ощущение адреналина в крови играет злую шутку с Пьюси, поэтому он не отступает.
- Хороший слизеринец может выбрать любой путь, который будет ему более привлекателен, Персефона. – Чуть ближе придвинувшись к девушке, мягко шепчет Эдриан. – И лишь хороший слизеринец может сделать из этого пути легкий, но неприменно всем вокруг будет говорить о невероятной трудности этого пути. Разве я не прав? – Пьюси склоняется ближе к девушке и очень осторожно касается своими губами шеи Паркинсон. 
Жилка на ее шеи выдает девушку с головой. Она взволнована и чуть ерзает на диване, чем вызывает улыбку Пьюси.
- Ни одна из этой толпы девиц не заставляет меня опускаться до того, чтобы забыть о приличиях, милая Персефона… - Эдриан прокладывает дорожку из поцелуев вверх, к мочке уха слизеринки, продолжая шептать, не отстраняясь от нежной кожи девушки. – Вопрос же в другом, готова ли ты сама быть одно из толпы или все же согласиться остаться той, что никогда там не была?
Юноша целует Персефону в висок, а затем едва уловимо и уголок ее губ.
- Я буду ждать тебя внизу, думаю, что тебе нужно время, чтобы привести себя в порядок и обдумать мое предложение. – Хитро улыбнувшись прямо в губы девушки, Эдриан поднимется с дивана и направляется к выходу из комнаты. – Одна из ...или моя, Персефона… - повторяет он уже твердо и без улыбки, а после выходит из комнаты. Оставив девушку наедине со своими мыслями.

Отредактировано Adrian Pucey (2013-11-19 12:49:35)

0


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив эпизодов » Паркинсон + Пьюси = ...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC