Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Флэшбек » Casus belli


Casus belli

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название флэшбека.
Casus belli
2. Место и дата действий.
июнь 1998 г, Паркинсон-Холл.
3. Участники.
Панси Паркинсон, Артур Уизли
4. Краткий сюжет
Третьего мая 1998 года Панси Паркинсон засыпала с мыслью, что все закончилось.
Это была не первая ее ошибка, но одна из самых болезненных: для семьи схваченного в битве за Хогвартс Пожирателя Смерти все только началось и теперь Панси и ее мать благодарят Мерлина за то, что на их предплечьях нет зловещего украшения, и стараются убедить сторону победителей в своей лояльности.
Впрочем, больше старается миссис Паркинсон, а вот Панси переживает потерю привычного чувства превосходства.
Особенно ее тяготит положение подследственных, постоянные проверки Аврората и Министерства, обыски в Паркинсон-Холле и следы от аврорских ботинков на персидских коврах.
Формальный повод для неприязни, формальный повод для встречи...

5. Предупреждение
Вряд ли Панси будет материться как сапожник, а мистер Уизли - прилюдно полировать свою волшебную палочку, и даже вдвоем у них вряд ли выйдет рейтинговое жертвоприношение, так что никаких предупреждений не выставляю. Разве что запланированы приключение и, собственно, некоторый АУ.

+1

2

В спальне матери пахло камфорой и ландышами. Панси, не шевелясь, сидела в кресле у кровати, вслушиваясь в едва различимое дыхание Элоизы.
Тяжелые шторы были задвинуты, чтобы не усиливать мигрень миссис Паркинсон, и Панси казалось, что она сидит здесь уже целую вечность или две, что за стенами комнаты сменились поколения, Хогварст превратился в руины, а из памяти магов исчезло само имя Мальчика-Который-Выжил.
Панси представляла, как она выйдет из комнаты, подобно Рипу Ван Винклю, никем не узнанная, не имеющая никакой истории и заново создаст себя, чтобы не быть больше парией, отщепенкой...
- Мисс Паркинсон, хозяйка, внизу сэры... Они пришли с важной бумагой и требуют вас, - старая эльфиня, нянчащая еще саму Элоизу, угодливо согнулась в дверях, не решаясь говорить достаточно громко.
Однако хозяйка услышала, приоткрыла глаза и изящно потерла виски, морщась от боли.
- Панси, детка, едва ли я смогу встать... А если бы и смогла, эти мужланы из Аврората сведут меня в могилу. Прими их ты. Кажется, им остался всего один этаж...
Панси, против своего желания обрадованная возможностью покинуть полутемную комнату, в которой, даже несмотря на июньскую жару, стояла неприятная прохлада, живо поднялась, одергивая юбку. Миссис Паркинсон внимательно посмотрела на нее.
- Детка, ты плохо выглядишь, - прошелестела мать. - Совсем забросила себя, волосы совсем развились, губы сухие... Приведи себя в порядок прежде, чем спускаться: ты должна произвести самое приятное впечатление. С аврорами всегда приходит специалист из Министерства, постарайся понравиться ему, кто знает... Теперь это весьма выгодная партия для нас.
Панси, уже почти вышедшая из комнаты, стойко восприняла критику своей внешности, но на последних словах матери не сдержалась.
- Даже не собираюсь строить глазки этим подлецам, которые смеют угрожать двум женщинам, в то время, как их муж и отец в тюрьме!
- Вот именно! К несчастью, в тюрьме, -  отчеканила Элоиза, приподнимаясь на подушках и блестя глазами. - Если бы твой отец благородно погиб, нас бы хотя бы жалели! И если бы он погиб, я бы сама сошла вниз и строила глазки, как ты выражаешься, этим подлецам! А теперь ты немедленно сделаешь все возможное, чтобы выглядеть хотя бы немного привлекательно и будешь улыбаться так, как будто от этого зависит твоя жизнь! А если после обыска ты заметишь пропажу какой-нибудь безделушки, то не поднимешь скандала, как в прошлый раз, а предложишь чая доблестным стражам правопорядка!
Звук, с которым Панси захлопнула за собой дверь материнской спальни, прокатился по этажу подобно мушкетному выстрелу.
Домовиха предусмотрительно испарилась заранее, но теперь снова объявилась и выглядывала из-за напольной амфоры севрского фарфора.
- Спрячь все парадное серебро, оставь только самое дешевое... Убери с глаз те гобелены в библиотеке и если я замечу, что на коврах остался хотя бы один-единственный след, будь готова убираться прочь к своим свободолюбивым родичам, -  прошипела Панси, демонстрируя прекрасную выучку на факультете Северуса Снейпа.
Пока эльфийка в полуобморочном состоянии пыталась аппарировать, чтобы исполнить приказы, мисс Паркинсон вздохнула побольше воздуха и ступила на первую ступеньку парадной лестницы, ведущей вниз.

- Итак, чем обязана? - она сложила руки на груди, разглядывая семерых... нет, шестерых авроров в форменных мантиях и одного невысокого мужчину, смутно ей кого-то напоминающего. Ах точно, вылитый Уизли. Впрочем, она ожидала... Ну, например, живописных лохмотьев, а потому весьма пристально оглядела его мантию, обувь, воротничок рубашки, виднеющийся из-под мантии...
Подумать только, Уизли в ее доме. Малфой бы смеялся до упаду.
- Осторожнее, это китайская ваза эпохи Мерлина, вы... осматривали ее в прошлый раз, - от созерцания Уизли-отца ее отвлек один из авроров, слишком уж деятельно вертящий в руках означенную вазу: именно по поводу пропажи пары этой самой вазе в прошлый раз Панси устроила нешуточный скандал и требовала обыска самих обыскивающих. - Пойдемте, я проведу вас в оставшиеся комнаты. И сделайте одолжение, не топчите сверх необходимого.
Высокомерно задрав нос, Паркинсон принялась подниматься обратно на второй этаж, с каждым шагом ожидая услышать позади себя звон какой-нибудь разбитой статуетки.
Эльфийка, уже относительно пришедшая в себя, материализовалась позади авроров и проворно спрятала под застиранную наволочку ту самую китайскую вазу.

Панси остановилась у двери в первую комнату, котоую ждал обыск, и, насупившись, посмотрела на сопровождающих.
- Библиотека, - неприветливо объявила она. - Ну?

+3

3

Победа. Чего в этом слове больше: радости или грусти? Семейству Уизли она принесла немного счастья. Как участвовавших в решающей битве за Хогвартс их отметили особо, однако горечь утраты никакое признание подсластить не могло. Фреда уже не вернуть, как не вернуть и вечно рассеянной Нимфадоры, Римуса и прочих, дорогих семейству Уизли людей. «Это война, Молли», - всё время повторял жене Артур, - «Она немыслима без потерь». Повторял и сам не верил своим словам.
Конечно, парни после случившегося возмужали, и даже всегда неугомонный Джордж оставил забавы, стал серьезнее, взрослее. Но без брата близнец не был уже тем беспечным искателем приключений. Со смертью Фреда в нем будто что-то потухло и даже их совместное детище больше не являлось для Джорджа источником былой радости и вдохновения. Как-то он теперь справляется со всем в одиночку? Молли переживала за сына особенно, но тот навещал родителей редко и Артур не мог его этим упрекать. Сыну просто нужно время, чтобы привыкнуть к новой жизни. А потом всё обязательно встанет на свои места.
Перси появлялся в Норе гораздо чаще и его отношения с родителями довольно быстро восстановились. Молли простила блудного сына сразу, и, глядя на неё, оттаял и Артур. Он вообще не мог долго носить в себе зла и, откровенно говоря, был рад оставить в прошлом ссоры и обиды. Ведь на то они и семья, чтобы быть вместе, не смотря ни на что, так ведь?
Рон, как ни странно, тоже заметно изменился, стал спокойнее и уверенней и, кажется, за этот год ещё больше сблизился с Гермионой. Что ж – общение с нею пошло ему на пользу и за младшего теперь можно было не переживать. Он-то уж точно в надежных руках.
Сам Уизли старший особенных перемен в собственной жизни не ощущал. Всё так же работал, поздно приходил домой и по мере сил и возможностей продолжал бороться с последствиями окончившейся войны. Отголоски её проявлялись в виде сохранных артефактов, принадлежащих некогда темным волшебникам, и предназначение этих предметов, конечно же, ставилось Министерством под сомнение. Работа Артура заключалась в том, чтобы осматривать вещи, хранящие в себе отпечаток темной силы и, если что-то казалось ему подозрительным, он имел полное право забрать предмет у владельцев, какую бы ценность он не представлял. Разумеется, временно и исключительно за тем, чтобы провести более тщательную проверку. Артур работал честно и в его смену никаких странных утерь не происходило.
Меры предосторожности предусматривали сопровождение из авроров, хотя Уизли считал их присутствие излишним. Во-первых, представляющие опасность пожиратели были либо пойманы, либо находились в бегах, а имуществом распоряжались, как правило, их беззащитные жены-домохозяйки. Во-вторых, эскорт из этих защитников (на самом деле желающих поглазеть на жизнь аристократов) только мешал Артуру работать. Они бестолково слонялись по залам и комнатам, и толку от них было не больше, чем от гномов, забравшихся в чужой огород. То есть не было никакого.
В поместье Паркинсонов министерские служащие наведывались не впервые, однако, Уизли прежде здесь бывать не доводилось. Маг ожидал увидеть надменную хозяйку, полную затаенного презрения к своим гостям, но вместо этого перед ним предстала вчерашняя школьница. Впрочем, и под её изучающим взглядом Артур почувствовал себя неуютно.
- Итак, чем обязана?
- Мы пришли, чтобы закончить осмотр ваших … владений, - запнулся лишь на мгновение, но быстро с собой совладал, - В прошлый раз мои коллеги успели посмотреть здесь далеко не всё.
- Осторожнее, это китайская ваза эпохи Мерлина
- Поставь, - тоже среагировал Артур и аврор тут же торжественно водрузил антиквариат на место, - и не трогайте тут ничего..
Уизли хотел добавить что-то ещё и даже открыл для этого рот, но мисс Паркинсон уже важно двинулась вверх по лестнице и он поспешил последовать за ней.
Юная аристократка была ровесницей его дочери и тоже, как видно, обладала твердым характером. 
- Ну? – насупилась она, когда все завалились на второй этаж.
- Нет нужды ходить за мной по пятам. Можете подождать внизу.
Разбойники только того и ждали - оставив их вдвоем они веселою гурьбою отправились потешаться над статуэтками голеньких сатиров, обнаруженных ранее в холле.
- Вы здесь одна, мисс Паркинсон? Не боитесь принимать в своем доме стольких мужчин? – спросил он, смело зашедши в комнату и принимаясь внимательно изучать её на предмет незаконных вещиц, - Отчего ваша мать нас не встретила?

Отредактировано Arthur Weasley (2013-10-15 02:19:16)

+2

4

Кажется, Уизли тоже раздражали авроры, топочущие следом за ним, по крайней мере, он отослал их прочь. Персефона чуть улыбнулась, прогоняя проблеснувшую на ровном месте симпатию к мистеру Уизли.
- Вы здесь одна, мисс Паркинсон? Не боитесь принимать в своем доме стольких мужчин? Отчего ваша мать нас не встретила?
Паркинсон аккуратно прикрыла дверь в библиотеку, отсекая себя и чиновника от гомонящих внизу авроров, а затем медленно обернулась, прокручивая в уме только что услышанную фразу.
Уизли выглядел полностью сосредоточенным на осмотре помещения, так что Панси даже засомневалась, правильно ли расслышала. Первая часть вопроса была если не бестактной, то по крайней мере весьма двусмысленной, поэтому Паркинсон решила ответить на последний вопрос, пока собиралась с мыслями.
- У maman мигрень, она просила передать извинения от нее, - сквозь зубы проговорила девушка, стараясь соблюсти приличия.
Она обошла Артура Уизли, раздумывая над тем, а как бы с ним вела себя мать. Уж у Элоизы Паркинсон он не стал бы спрашивать, боится ли она пускать в дом мужчин.
Панси фыркнула: в ее представлении мужчины должны были быть хорошо одеты, пахнуть дорогим одеколоном и источать едва уловимое ощущение опасности. Как, например, отец Драко или один из его дядюшек...
Библиотека представляла собой внушительное помещение, а стеллажи с артефактами стояли то тут, то там, отчего неопытному посетителю могло показаться, что он находится в лабиринте.
Решив не углубляться вслед за проверяющим в книжные дебри, Панси уселась на стол, не слишком аккуратно подвинув в сторону толстый фолиант в черной кожаной обложке, лениво скользнув по нему взглядом...
О, Мерлин! "Ментальная магия: запрещенные проклятия"...
Панси кинула быстрый взгляд на Уизли, занимающегося своими делами, и принялась расправлять юбку, прикрывая злополучную книгу. Ну почему она не догадалась пробежаться не только по книжным полкам в злополучной библиотеке?
У нее затряслись руки. Тишина, царившая в библиотеке, внезапно показалась Паркинсон слишком подозрительной, и она судорожно вздохнула, а затем скороговоркой выпалила:
- Вы спрашиваете о том, не страшно ли мне пускать вас в дом... А разве я должна бояться? Разве я должна бояться авроров и вас, мистер Уизли, героя только что закончившейся войны? Разве вы сражались не за то, чтобы беззащитные ведьмы не боялись открывать дверь незнакомцам?
На последней фразе ее голос взлетел и задрожал, и Панси резко замолчала, подавив желание указать на то. что на доме даже после всех министерских трюков неплохая сетка защитных заклинаний, чутко реагирующих на безопасность членов рода. Эти заклинания были известны всем чистокровным, так что наверняка и Артур Уизли имел представление о защите родового поместья, однако упоминать об этом считалось дурным тоном.
Панси поудобнее устроилась на темномагическом талмуде и глубоко вздохнула, возвращая себе утерянное было самообладание.

+2

5

Уизли так был поглощен своим занятием, что, казалось, позабыл о присутствии мисс Паркинсон совсем. Внимательно изучая содержимое полок, он неторопливо расхаживал вдоль стеллажей, и с серьезным видом разглядывал корешки старинных фолиантов. Чего здесь только не было! И редкие труды известных зельеваров, и книги, повествующие о великих открытиях магов-астрономов, и бесчисленное множество исторической литературы.... Если бы Артур был гостем в этом доме, он бы с удовольствием остановился и даже пролистал бы несколько особенно занятных экземпляров. Но он был всего лишь министерским сотрудником, на которого здесь косо поглядывали, потому решил выполнить свою работу как можно быстрее, не отвлекаясь ни на какие соблазны.
Поблуждав, однако, некоторое время среди нескончаемых полок, мужчина обнаружил, что ему уж стало жарко, а запрещенные книги всё никак не находились. Должно быть, их своевременно убрали подальше от посторонних глаз, а на виду оставили только самую безобидную литературу. В отсутствие богатой коллекции темномагических талмудов даже простодушному Уизли верилось с трудом.
- Вы спрашиваете о том, не страшно ли мне пускать вас в дом... , - вдруг подала голос мисс Паркинсон, - А разве я должна бояться? Разве я должна бояться авроров и вас, мистер Уизли, героя только что закончившейся войны? Разве вы сражались не за то, чтобы беззащитные ведьмы не боялись открывать дверь незнакомцам?
На ходу стянув с себя лишний слой повседневного облачения, Артур вернулся к молодой владелице поместья.
- Я не герой, - коротко возразил он и повесил мантию на спинку стула. Мисс Паркинсон боялась, он чувствовал это. По сменившимся ноткам в её тоне, по дрогнувшему голосу, по вынужденной позе.... Она будто бросала ему вызов и ждала, чем же он ответит на её маленькую издевку. Пыталась прощупать его, понять, что на самом деле представляет из себя этот неизвестный ей Уизли.
- Не найдется ли в этом доме стаканчик воды? – просто спросил он, сбив тем самым общую линию беседы. Пить, впрочем, правда хотелось и уже давно. Не дожидаясь предложения, Артур уселся на жалобно скрипнувший стул, и устало откинулся на его антикварную спинку.
Он не стал уверять её, что бояться больше нечего. Что в её доме защитники, а не разбойники. Они оба знали, что никому из министерских нет никакого дела до двух беспомощных женщин. Да, среди них есть нечистые на руку, наглецы или хамы, но мерзавцы уже все были пойманы и наказаны. Наказаны так, что вряд ли когда-нибудь выйдут на свободу и продолжат совершать свои гадкие преступления.
- Я думал аристократки не сидят на столе, - не разрывая зрительного контакта, наконец, заметил мужчина. Улыбка не тронула его губ, но он явно позволял себе иронию, которой поблескивали его хитро сузившиеся глаза.

+1

6

Уизли не ответил на ее подначку. Вот просто не ответил, хотя так многообещающе начал отрицать свой героический статус. Панси было вскинула голову, хищно раздула ноздри и так слишком широкого, не породистого носа, но на том старший Уизли и остановился, будто не был родственником тем Уизлям, с которыми Панси свела знакомство в Хогвартсе.
Паркинсон тоже продолжила просто смотреть на него, потому что ничего другого ей в голову не пришло. Да еще и то, что он достаточно вольготно устроился прямо неподалеку от нее вместе с ее книгой, ее нервировало. Не говоря уж о том, что он снял верхнюю одежду, как будто собирался провести в комнате вовсе не пять-десять минут.
В ответ на просьбу воды Панси щелкнула пальцами, довольная возможностью продемонстрировать хоть кому-то этот недавно выученный ею фокус, и велела появившемуся эльфу принести воды самым холодным тоном.
Вскинув бровь, она снова повернулась к проверяющему, услышав его комментарий по поводу стола и аристократках.
Тот глазел на нее самым неприличным образом.
- Мистер Уизли, у меня что - пятно на носу, что вы на меня так смотрите? - агрессивно начала Персефона, которой буквально жег пятую точку запрещенный фолиант. - Или, может быть, вы хотите проинспектировать еще и меня на знание правил поведения в обществе? А на это ордер Министерства у вас есть?
Появившийся домовик прервал ее на этом патетическом моменте и Панси внезапно утеряла мысль и нелепо замолчала. Ей хотелось, чтобы все посторонние как можно скорее убрались из дома, но по всему выходило, что это лишь мечта.
Она скрипнула зубами, расправила на бедрах юбку уже намеренно провокационным движением и с раздражением снова уставилась на Артура.
Запотевший стакан воды на серебряном подносе смотрелся как-то жалко, к тому же Панси почувствовала, как при виде него пересохло и у нее в горле.
- Пейте вашу воду, заканчивайте осмотр и уходите.
Чертов фолиант, что было очень некстати, уже жег ее по-настоящему, как будто нагреваясь с каждой минутой. Паркинсон поерзала на месте, уже наплевав, как это может выглядеть со стороны, но сделала только хуже: запрещенная книга будто реагировала на ее настроение и активность.
Более того, помимо возможного получения ожогов, беспокоил Панси и еще один нюанс: ее отец имел дурную привычку оставлять в книгах вместо закладок артефакты из тех, что попались под руку, и Панси, к сожалению, имела примерное представление, какие артефакты могли попасться под руку в их доме. И к неменьшему сожалению, только примерное.
Что могло нагреваться и жечь сквозь пергамент и кожаный переплет, она не представляла, но подозревала, что едва ли это что-то безобидное.
Боясь опустить глаза и увидеть струйки дыма, вырывающиеся из-под юбки, Панси со страдальческой гримасой гипнотизировала Уизли, молясь про себя Мерлину, Темному Лорду и Дамблдору, чтобы проверка зкончилась до того, как она (Панси, а не проверка) обзаведется хрустящей корочкой.

+3

7

Уизли невинно моргнул. Неожиданно агрессивный напор его слегка огорошил, так что мисс Паркинсон могла бы смело записать на свой счет очко за тонкость сарказма.
- Нет, - на сей раз он не дал ей повода для язвительности, - Но если дадут – проинспектирую.
Вода в стакане была столь же холодна, как и тон юной аристократки. Артур опустошил его несколькими большими глотками и с громким стуком поставил на стол. Взгляд инспектора скользнул по полированной поверхности, ни на чем особенно не задерживаясь, однако кое-что всё же бросилось ему в глаза.
Определить, что именно скрывала под юбкой мисс Паркинсон, не представлялось возможным, по крайней мере, с этого ракурса. Было ясно одно – это книга, или что-то в этом роде. Часть пожелтевших листочков, надежно заключенных в коричневую корку, торчала из-под ткани самым возмутительным образом.
Уизли даже удалось сохранить лицо, пока рука его преодолевала путь до краешка виднеющейся находки. Кожа оказалась приятной на ощупь..
«Драконья», - определил Артур, потихоньку выуживая дневничок (?) из-под тяжести мисс Паркинсон.
- Так-так-таак, - бесцеремонно завладев книжкой, протянул Уизли, - Что это у нас тут такое? Ага. Запрещенная литература.
На лице мага появилось торжествующее выражение. Как мисс Паркинсон не старалась, а выиграть партию всё равно удалось ему.
- Похоже, мне придется задержаться, - заявил он, бегло пролистав талмуд. Любопытство Уизли было вознаграждено: страницы сами расступились, предоставив взору скрываемый в недрах предмет.
«Закладка? Какая необычная форма», - успел отметить мужчина, прежде чем изумрудного цвета змейка плавно оторвалась от поверхности книги и повисла в воздухе.
Тогда-то он и совершил ошибку, поддавшись детскому желанию завладеть ею первым. Столько раз ведь наказывал другим ничего подозрительного не трогать во время рейдов, а тут... Как мальчишка повел себя сам.
Впрочем, мисс Паркинсон тоже квашней на месте не сидела. Она соскользнула со стола с грацией хищницы, стремительно ринувшей за добычей.
Коготки её, как хищнице и полагается, оказались довольно острыми.
Всё вокруг закружилось, заплясало в вихре смешавшихся красок, и неведомой силой обоих затянуло в свободный полет, увлекая всё ниже, и ниже, навстречу загадочной неизвестности.
Артур приземлился первым, довольно неудачно для человека с его опытом подобных скачков в пространстве – с размаху и прямо на спину, так, что дыхание прихватило. Следом приземлилась мисс Паркинсон, однако, ей повезло больше - падала она уже на мягкое.
Уизли мученически поморщился, но не издал ни звука. Разумеется, он уже понял, что змейка была порт-ключом, активировавшимся, как только к ней прикоснулись. Не понятно было только куда их занесло, и что теперь делать. Хорошо, если материк всё ещё тот...
Глупо было спрашивать, в порядке ли мисс Паркинсон, но Артур всё равно полюбопытствовал:
- Цела?

+1

8

Многозначительно фыркнув в ответ на угрозу очередной инспекцией, Панси демонстративно отвернулась в сторону и, как оказалось, совершенно зря.
В следующую минуту проклятая книжка, нагревающаяся между ней и столом, оказалась извлечена на свет Мерлинов, и на лице Паркинсон появилась болезненная гримаска. Этот Уизли все же нашел подозрительный талмуд!
Пока Панси хмурилась и недовольно сопела, Уизли вовсю наслаждался находкой, едва не в голос торжествуя, что не улучшало настроения хозяйки.
А уж когда из фолианта выскользнула и зависла в воздухе изумрудная змейка, и вовсе потянул к ней свои лапы.
Подобного хамства не смог снести бы и самый забитый хаффлпаффец, не говоря уж о вспыльчивой Персефоне.
Она, издав приглушенный и короткий визг, долженствующий подбодрить ее сторону в этом сражении, спрыгнула со стола, нацелившись обеими руками на Уизлевскую добычу.
В целом, весьма удачно: вцепившись одной рукой в запястье чиновника, а другой ухватившись за хвост задрожавшего артефакта, Панси рванула змейку к себе, не сразу заметив, что в комнате неожиданно закончился весь кислород.
Стеллажи, окна, удивленная физиономия Уизли с каким-то виноватым выражением - все завертелось вокруг нее, вспыхнуло и погасло, сменившись темнотой, и пока Панси раскрывала рот, чувствуя, что задыхается, вдруг обнаружила себя падающей куда-то вниз, что никак не соответствовало ни высоте стола, ни, если уж на то пошло, высоте какого-либо известного Панси объекта.
Так же резко, как началось, все прекратилось, и Паркинсон открыла непонятно когда зажмуренные глаза.
Прямо перед ней, где-то далеко, было синее-синее море, такое синее, что мысль об Англии сама собой была признана неверной.
Панси таращилась в это незнакомое ей море, бездумно лежа на чем-то теплом и мягком, даже боясь разрешить себе проинспектировать тело и конечности на предмет повреждений и травм, пока это самое теплое и мягкое не зашевелилось и не заговорило голосом Артура Уизли:
- Цела?
Все еще крайне заторможенно воспринимая информацию и изо всех сил пытаясь отдышаться - благодаря чему было установлено, что легкие уж точно на месте - Паркинсон ответила, продолжая пялиться вперед:
- Да. Нет. Не знаю.
И как будто звук ее голоса привел ее в чувство, она повела взглядом прочь от моря, пока не наткнулась на рыжие волосы, растрепанные диким вихрем, в котором побывала и она, и дальше, до линии лба, серовато-рыжих бровей, голубых глаз...
Скатившись с Уизли со скоростью перепуганной кошки и по пути ткнув его пару раз по случайности в живот, Паркинсон оказалась на ногах и в паре футов, и теперь с подозрением смотрела на чиновника:
- Вы хоть имеете представление, что произошло? За что именно вы хватались своими жадными лапами?
До чего забавно иногда иметь аристократическое воспитание: несмотря на всю неприязнь, которую она сейчас испытывала к Уизли, перестать обращаться к нему на "вы" и избавиться от желания добавить "сэр", Панси не могла, хотя душа и требовала самых нецензурных выражений.
Затравленно обернувшись вокруг себя, Панси убедилась, то Паркинсон-Холлом даже не пахнет - только море вдали с жалким лесистым пятном на берегу, и пустыня вокруг, самая настоящая пустыня, с песком, растрескавшейся землей и ужасной жаждой.
Обернувшись еще раз, будто надеясь, что поместье просто играет с ней в прятки, Панси приняла неизбежное и принялась хлопать себя по юбке в поисках волшебной палочки. Палочка нашлась - аж две: сломалась ровнехонько пополам.
Кинув под ноги бесполезную теперь деревяшку и в сердцах наступив на нее, Паркинсон подняла на Уизли обличающий взгляд:
- Чем вы там занимаетесь?! Тут тоже нужна инспекция?! Верните меня домой немедленно, я не умею трансгрессировать без палочки!..

+1


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Флэшбек » Casus belli


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC