Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив эпизодов » Исповедь


Исповедь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название эпизода
Исповедь
2. Место и дата действий
1997 год. 9 января. Вечер. Площадь Гриммо, 12.
3. Участники
Severus Snape and Remus Lupin
4. Предупреждение
Музыкальная тема для настроения - Ария - Ночь короче Дня

+2

2

Лаборатория старого дома на площади Гриммо пахла пылью и мышами, а паутина едва только не свисала с потолка. Штангласы на полках покрылись таким плотным слоем пыли, что невозможно было рассмотреть их содержимое, а вид котлов, небрежно задвинутых под столы, привёл бы к инфаркту у зельевара с нервами послабее. Снейп же только вздохнул, стараясь при этом не наглотаться пыли, и принялся за уборку. Оказалось, что за весьма непрезентабельным видом скрывалось целое сокровище - превосходно сохранившиеся очаги, алхимический горн, котлы редких размеров и материалов, а про содержимое кладовки для ингредиентов можно было умолчать. Во-первых -  и так всё понятное. Во-вторых - после перечисления полного списка авроры должны были радостно потирать ручки, а покойную миссис Блэк вытащить в зал суда с того света. Страшно представить, для каких зелий ей нужны были кровь единорога, человеческая плацента и сердце мантикоры. В том, что Блэк, который пёс, и не подозревал о существовании в доме лаборатории, Снейп был уверен.
Что странно - в лаборатории обнаружился даже старый продавленный диван. Кто бы не варил тут зелья в последний раз, этот человек относился к процессу с той же отдачей, что и Северус, ночуя возле котлов, чтобы не оставлять зелье без присмотра.
Снейп присел на край дивана, рассматривая выцветшую зелёную обивку. На самом краю было коричневое пятно, словно из руки спящего опрокинулась чашка с кофе. На спинке были следы когтей. Северус тут же огляделся и заметил под потолком оконце, через которое и влетали сюда почтовые совы. На дальнем подлокотнике были полосы особенно вытертой материи - владелец дивана был высокого роста, и, ложась, не разувался, царапая каблуками ткань. Почему-то вдруг этот неведомый человек стал Северусу близок, словно давно забытый знакомый, с которым связано что-то незначительное, но очень хорошее. А почему? Потому, что в Школе в лаборатории Снейпа стоит точно такой же диван Мастера, с почти такими же пятнами и потёртостями, только тёмно-коричневый и ощутимо не такой старый.
Удивившись собственной сентиментальности, Снейп вытащил на свет белый прагматика и принялся обшаривать шкафы, надеясь, что и записи зельеваров тут никто не трогал. Бинго! В руках оказалась толстая тетрадь, заполненная записями размашистым и трудно читаемым почерком. На страницах - пятна от зелий, кофе и кляксы. Мнение о владельце в глазах Снейпа тут же рухнуло на уровень плинтуса. Кто же оставляет лабораторный журнал на столе возле ингредиентов и котла? И уж тем более, Мастер не позволит ставить на свои разработки кружки и тарелки.
Кстати, о кружках. На столе, совсем недавно освобождённом от барахла, стола синяя фарфоровая кружка, с отбитой ручкой. Над поверхностью жидкости поднимался парок, и пахло всё это смородиной. Старый злобный домовик вряд ли бы озаботился чаем для гостя, а кроме него в доме никого не нет. Или есть? Запоздало Северус вспомнил, что Люпин сегодня собирался ночевать в этом доме. Непонятно, что его так тянуло сюда, в дом погибшего друга, но в мазохистских наклонностях этого недовервольфа разбираться не было интереса. Снейп отодвинул чашку подальше и занялся расшифровкой найденных каракулей.

Отредактировано Severus Snape (2013-12-07 17:42:56)

+4

3

Просыпаться в тишине Римус привык, ровно как и прислушиваться к ней. Тишина всегда таит в себе куда больше, чем самый громкий звук. Тишина бывает звонкой, бывает нестойкой, может быть тревожной, или тёплой. Тишина дома на Гриммо была мёртвой. У этой тишины даже был запах - мёртвый, затхлый. Раньше этот дом пах по-стариковски, но жизнью, пусть и едва треплющейся. А теперь - смертью. Смерть никогда сюда не заходила. Этот запах принесли с собой люди. И сам Римус не мог вытравить эту вонь со своей кожи, сколько не старался. Одной ночи в месяц хватало и на кошмары по ночам, и на преследующее его ощущение грязи.
Спал Римус на диване в гостиной. Просто не мог заставить себя подняться выше. Его раз за разом тянуло в комнату Сириуса, где каждый сантиметр обоев и миллилитр воздуха напоминал о нём. Или комната матери Блэка - он держал там Клювокрыла, и часто разговаривал с ним, думая, что никто не слышит. Безопаснее было держаться от памяти подальше.
Пытаясь понять, что же его разбудило, Римус встал и отправился на кухню заваривать чай. Увидев полоску света из-под неприметной двери, ведущей куда-то в подвалы, он вспомнил о желании Северуса разобраться с лабораторией. Ещё не забыв о коварных безделушках, коими был полон дом, Рем спустился вниз, решив удостоверится, что упрямый зельевар всё ещё жив и в добром здравии. Дверь услужливо приоткрылась, даже не скрипнув. Снейп рылся в шкафах, на полу царил настоящий бардак, кажется, лаборатория выглядела сейчас даже хуже, чем до начала "уборки". Откуда-то из недр шкафа донеслось чиханье, Снейп вынырнул с кипой книг и клочком паутины в волосах. Улыбнувшись, Ремус прикрыл дверь и поспешил на помощь яростно вопящему чайнику. Повинуясь какому-то порыву, он достал из шкафчика две чашки, обе побитые и из разных сервизов, налил чаю, дал ему настоятся. В последний момент передумал присовокупить к нему печенье. Спускаясь вновь в подвал Рем знал, что чай этот не будет выпит, и вряд ли Снейп его даже заметит. Но самое главное - он понятия не имел, зачем это делает. Просто чай, просто со смородиной. Просто запах покоя. Война не пахнет смородиной, она пахнет кровью, солоно и горько.
Казалось бы - Снейп как никто должен понимать картину этого мира через запахи. Разве не он вечно твердит про важность обоняния для зельевара? Только почему-то даже он не чувствует того, что чует Рем. В это его понимал Сириус. Животные не делят запахи на приятные и неприятные, а только на полезные и бесполезные, говорящие о чём-то хорошем, или об опасности. Вокруг всё пахло опасностью. И очень хотелось хоть на миг перебить эту вонь.
Бесшумно прокравшись в комнату и оставив чашку на столе, Люпин отправился снова, как и несколько дней уже, слоняться по дому. Часы в гостиной каждые пятнадцать минут говорили время хриплым каркающим голосом, и минуты тянулись невыразимо медленно. Чтобы чем-то занять руки, мужчина прибрался на кухне. Даже хотел приготовить обед, но передумал - есть не хотелось, сидеть над тарелкой в одиночестве - тоже.
К вечеру за окном повалил снова снег. С ним пришло неожиданное спокойствие и ощущение уюта. А ещё - голод, разыгравшийся к шести часам. Мысленно перебирая в уме продукты, и то, что из них можно приготовить, Рем вернулся мыслями к подвалу и его обитателю. Если Снейп ещё не ушёл - от ужина не отвертится.
Уже расставляя тарелки на столе, Рем вдруг наткнулся взглядом на какой-то символ на вытертых скатертях. Кажется, вся ткан была украшена рисунками созвездий. И прямо перед ним змеилась надпись "Capricorno" и несколько невразумительных точек-звёздочек.
- Чёрт, а какое сегодня число? - тихо, ни к кому не обращусь, спросил Рем. Часы на стене мгновенно отозвались.
- Января девятое девятнадцать девяносто седьмого года, - часы всегда изъяснялись так вот странно. Над Сириусом смеялись в начале первого курса, он даты говорил так же.
- Девятое...девятое... - задумчиво повторил мужчина. И бросил взгляд  в сторону подвального коридора. - Интересно, он сам то помнит?
Решив всё же попытать удачу и нервы зельевара, Ремус спустился вниз. Но не тихонько прокрался, а заявил о своём прибытии громким стуком.
- Северус, прости, если отрываю от работы. Поужинать не хочешь?

+3

4

Кто-то из Блэков обладал недюжинным талантом к зельеварению, но при этом страдал от катастрофической нехватки терпения. Возможно, в силу молодости - Снейп в юности был такой же. Быть может, последним владельцем этого подземелья был Регулус. Снейп попытался вспомнить давно почившего однокашника, но не мог вспомнить, чтобы тот действительно таким увлекался. Он был слишком похож на брата. Между этими двумя было что-то разное, микроскопическое, будто бы даже и не существенное, что копию превращает в зеркальное отражение. Но если Блэку-старшему не всегда подходило звание "гриффиндорец", то и его брата временами с натяжкой можно было назвать слизеринцем.

Снейп оглянулся вокруг, и ему показалось, будто из пыли, кружащейся в воздухе, на него смотрит призрак, и вторя ему, усмехается сквозняк в изъеденных молью шторах, хмуриться очаг, загадочно смотрит рассохшийся сервант и скрипуче смеётся, кашляя, весь дом. Среди этих мрачных стен бродило не случившееся прошлое, иронично наблюдающее, как Северус Снейп сражается с мельницами, что сам и выстроил. Быть может, это Регулусу было суждено стать заложником совести и чести, а Северусу был уготован покой Смерти ещё в разгаре юности. Вот так, на всегда - молодость и надежда. И покой. Им обоим предложили рабство под маской могущества, но Блэк разглядел обман раньше, и у него хватило мужества рвануться из этих сетей. А Снейп...

- Северус, прости, если отрываю от работы. Поужинать не хочешь? - посторонний стук и голос, о владельце которого Снейп успел забыть, вырвали его из тумана невесёлых мыслей. Согнав с лица все признаки постыдной сентиментальности, Северус как обычно в такие моменты, стал ещё более раздражительным и резким. Ни в чём не повинный Люпин попался под руку.
- Благодарю, но я уже наелся пыли, - полным сарказма голосом поведал Снейп и отозвавшийся обиженным стоном диван коробку с изъеденными мышами документами. лаборатория сейчас выглядела как таковая, и маг с удовлетворением обвёл взглядом плоды трудов своих. Труд физический, как бы воротили нос многие волшебники, всё таки сделал из обезьяны человека. "Жаль, что Сириус Блэк об этом не знал, быть может, и из этой псины что-то человекоподобное вышло", - съязвил про себя Снейп, уже скорее по привычке. И не ощутил от этого морального удовлетворения. 
- Ты ещё тут? - профессор наткнулся взглядом на всё ещё стоящего в дверях Люпина. - Кто тебя так воспитал, волчара, что ты миску всё время жаждешь с кем-то разделить? - вышло как-то совсем не зло, скорее устало. И даже как-будто бы и не Люпину было сказано.

офф|Colloportus

Люпин, я знаю, что сессия у тебя кончилась. Тащи сюда свою лохматую тушку, краснодипломник недоделанный.

+1


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив эпизодов » Исповедь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC