Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Флэшбек » Ты должна вытащить меня из этой бездны...


Ты должна вытащить меня из этой бездны...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://24.media.tumblr.com/9f3a16bbb4fb7fb88f16b44c27b10217/tumblr_mxepycdMlR1sjslezo9_250.gif
https://31.media.tumblr.com/0f4c46831fa4175b9f43de3f11446392/tumblr_mxepycdMlR1sjslezo7_250.gif

1. Название флэшбека.
Ты должна вытащить меня из этой бездны...
2. Место и дата действий.
Азкабан, Министерство Магии, как дело пойдет.
3. Участники.
Hermione Granger, Draco Malfoy
4. Краткий сюжет
После падения Тёмного Лорда Люциус Малфой и его сын попадают в тюрьму, а Поттер получает славу и почёт. Мальчик-который-выжил и его друзья продолжают жить своей жизнью, пытаются восстановить упущенные моменты. А Драко? Он находится в одной из ужасных камер Азкабана, но, неужели, помощь придет оттуда, откуда ее не ждешь?
Гермиона Грейнджер, да, она... Та, что он обзывал грязнокровкой, та, что всегда являлась объектом насмешек Драко. Она берет на себя непосильную задачу - освободить Малфоя из стен тюрьмы. Почему? Потому что он не виноват? Возможно...

5. Предупреждение
Особо нет, но это пока.

+3

2

Отец всегда учил его, что долг может быть слабостью. И управляться с людьми, которые подвержены этой слабости, ничуть не сложнее, чем управляться с теми, кто любит деньги, боится за свою шкуру или падок на власть.
Гермиона Грейнджер была человеком долга, это Драко знал еще по совместному обучению в Хогвартсе.
Грязнокровка всегда старалась выполнить все как можно лучше, уберечь своих слабоумных дружков от неприятностей, тянула лямку факультетского старосты, пока ее рыжий напарник таскался за их блондинистой однокурсницей из чистокровных, между прочим.
И поэтому, когда Малфой увидел в зале суда Грейнджер, сидевшую прямо в первом ряду, хотя до ее показаний оставалось еще больше месяца, он смотрел только на нее. Просто неприкрыто пялился, оборачивался, насколько позволяли цепи кресла обвиняемого.
Грейнджер ерзала взволнованно, отводила иногда глаза, хмурилась, из-за чего между бровей у нее появлялась небольшая складка, как на Древних Рунах, когда кто-то из учеников не мог истолковать простейшие сочетания. Все эти признаки указывали на то, что Грейнджер принимает близко к сердцу то, что происходило в зале суда.
И пока Стэнли Шанпайк нудил что-то об Империусах и угрозах, Малфой гипнотизировал Грейнджер, отрешившись от всего происходящего, сложив безвольно на коленях руки.
А когда очередное слушание было закончено и волшебник в лиловой мантии поднялся с места председателя суда и, кривя презрительно губы, начал вновь повторять длинный список того, в чем обвинялись Драко и отец, внутри у Малфоя что-то оборвалось.
Понукаемые аврорами, обвиняемые встали, чувствуя легкое облегчение от спавших цепей, стараясь не думать о том, куда им предстоит возвратиться. И Драко не смог.
- Мы не виновны и в половине того, о чем здесь говорят! - это его голос звучит так хрипло? - Мы просто хотели выжить, оборотень вас всех раздери!..
Отец не смотрит на него. Наверное, не хочет видеть своего слабого перепуганного наследника, но у Малфоя свой расчет.
Он оборачивается к Грейнджер и почти кричит:
- Ты должна вытащить меня из этой бездны, Грейнджер! Ты прекрасно знаешь, что я не заслужил ничего из всего этого кошмара! Ничего, Грейнджер, ничего! И ты должна!..
Его быстро успокаивает тычок под ребра - у аврора за спиной тяжелая рука.
И пока он пытается совладать с кашлем и отдышаться, понукаемый выводящими его прочь из зала суда мракоборцами, Грейнджер уже исчезает из его поля зрения.
... Перед тем, как скрыться в своей камере, отец кивает ему с чем-то, похожим на одобрение, в глазах. И до своего мест заключения Драко идет уже бодрее.
Впрочем, бодрость проходит, едва за ним захлопывается тяжелая решетка.
Малфой знает, что его родственники по матери сидели в совсем другом крыле, но он был бы рад, найдись хоть какой-то привет от Беллатрисы или дядюшек, поэтому он возвращается в тот угол, из которого его забрали на слушание, и продолжает внимательно изучать кладку стены, возя грязными пальцами по холодному камню.
Но теперь он сосредоточен на этом не полностью. Какой-то своей частью он ждет.
Не важно, сколько пройдет времени. Грейнджер придет. Не может не прийти. Там, в Выручай-комнате, она осталась жива именно ради этого.
... Через несколько дней его вызывают в помещение для свиданий. Без адвоката, разумеется. Его адвокат, он же отцовский, не появляется в Азкабане и пропускает слушания дела. Назначенный Визенгамотом, некто по фамилии Боггс, вовсе не желает случайно оправдать Малфоев, и Драко это понимает, но не одобряет.
Ему нужен новый адвокат. Кто-то, кто не может видеть, как страдают люди. Даже если это люди заслужили часть происходящего с ними.
Малфой идет по коридору, гремя наручниками - отвратительным элементом обстановки - и представляет себе Грейнджер, сидящую на самом краешке стула в комнате для встреч с заключенными. Почему-то ему кажется, что она будет в чем-то светлом - молочно-белом или сливочно-бежевом.
И в реальности она и правда выглядит совершенно чуждо в серо-каменном помещении, бедно украшенным двумя табуретками и кривоногим столом между ними.
Молча, Малфой проходит через комнату и садится на табурет, вытягивая ноги. Приятно сменить обстановку, все стоило затевать хотя бы ради одного этого.
Обшарив взглядом помещение, он глубоко вздыхает сквозь зубы и теперь смотрит прямо на посетительницу, позволяя надежде расцвести пышным цветом.
- Здравствуй, Грейнджер. Не сочти за издевку, но я рад тебя видеть. У меня есть к тебе огромная просьба.
Долг... Как хорошо, что есть люди долга.

+2

3

С одной стороны Тёмный Лорд был побежден раз и навсегда, а с другой - теперь нужно было восстанавливать школу, оплакивать павших студентов, да и всех, кто погиб в той битве. Многие потеряли друзей, однокурсников, родственников, знакомых. Было тяжело смотреть на пустые места в кабинетах, за столами факультетов, а еще сложнее было смириться с тем, что ты никогда не услышишь до боли знакомый голос, потому что человека нет. Хогварст медленно восстанавливался после битвы, но многие студенты предпочли пока не возвращаться в замок, ибо все вокруг напоминало о тех страшных часах, когда было невозможно вздохнуть из-за пыли в воздухе, из-за запаха крови, огня и боли. 

Было довольно шумно, потому что сегодня опять выносили приговор Пожирателям Смерти, которые не успели убежать, ну или добровольно сдались в руки Мракоборцев. Один сдавал друг за другом своих бывших товарищей, друзей, родственников.
"Почему я должна сидеть здесь одна?"
Гриффиндорка выступала в качестве свидетеля, но не сегодня. Почему она пришла? Ответственность? Совестливость?
Рон и Гарри решили, что им нечего делать здесь раньше положенного срока, а Уизли и вовсе сказал, что не хочет смотреть на "морду этого хорька и его папаши". Поттер промолчал, потому что по натуре своей был немного сдержанней друга, да и понимал, что из Азкабана людей не выводят, а выносят. Мальчик-который-выжил в отличие от Рональда отлично знал, что делает с людьми эта тюрьма, даже с врагами. Слово достаточно глупое, потому что только сейчас Грейнджер поняла одно - Драко попадет в Азкабан, потому что сражался на стороне проигравших.
Девушка неловко мяла край рукава блузки, смотрела в одну точку, потому что ей было тяжело находиться здесь. Здесь люди раз и навсегда теряли надежду на жизнь, потому что годы в тюрьме - это существование, а не жизнь.
Гермиона подняла глаза и встретилась взглядом с Драко. Юноша смотрел спокойно, холодно и... как-то не так, как обычно. Куда подевалось высокомерие? Пренебрежение? Гриффиндорка выдохнула прерывисто, но взгляда не отвела от серых глаз молодого человека. Она не понимала, почему он смотрит на нее? Почему?
Девушка никогда не видела Драко в таком состоянии. Цепи, мишки под глазами, усталый вид, замученный и обреченный.
- Мы просто хотели выжить, оборотень вас всех раздери!..
Голос Драко тоже изменился, от чего Гермиона покрылась мурашками. Слова звучали так правдиво.
- Ты должна вытащить меня из этой бездны, Грейнджер! Ты прекрасно знаешь, что я не заслужил ничего из всего этого кошмара! Ничего, Грейнджер, ничего! И ты должна!.. - кричал Драко.
Гермиона не могла сдвинуться с места, просто смотрела в одну точку, делая вид, что она не Грейнджер.
Неужели Малфою известно то, что уже несколько недель ее мучает бессонница. Уизли после битвы совсем забросил учебу, а еще перестал слушать ее... Не могла же она рассказать Рону, что она все чаще и чаще думает о том, что за решетку попадут люди, которые просто хотели выжить. Драко вообще попал под влияние отца, а потом расплачивался за его оплошности.
"Что я могу сделать? Обязана ли вообще?"
Девушка сглотнула ком в горле, прикрыла глаза, но в голове вновь возникла картина из прошлого... Битва за Хогвартс, Драко в Выручай-Комнате, спасающийся от Адского Пламени, потом его взгляд несколько минут назад.
"Мерлин, что он хочет от меня? Я не в силах вытащить из-за решетки того, кто значится в списке последователей Темного Лорда в первых строках". 
Девушка пока все вокруг шумели, просто ушла из этого зала куда подальше. Хотела убежать от совести? Не вышло.
Гермиона всегда отличалась сообразительностью, а еще повышенным уровнем справедливости. Она не могла спокойно жить, если знала, что кого-то унижают, незаконно воздействуют и лишают свободны. Домовики. НО. Но Драко Малфой был не домовиком, а чистокровным волшебником, чью фамилию знали практически все маги вокруг. Как его спасти? Стоит ли это вообще делать?

***

Сколько прошло времени? Неделя? Гермиона не могла найти себе места, потому что ночью ей снились камеры Азкабана, голос Малфоя, твердящий одно и тоже.
"Вытащить из бездны..."
Грейнджер не рассказала никому про случай в тот день, да и зачем? Уизли скривился бы и назвал Малфоя дегенератом, которому самое место за решеткой, но а Гарри. Он бы как обычно промолчал, потому что у него нет причин теперь враждовать с Драко, но и любить того не за что. Девушка неделю думала о том, что нужно поговорить со слизеринцем с глазу на глаз.
план был идеальный, потому что его придумала Гермиона. Она сказала друзьям, что нужно встретиться с некой маггловской знакомой, которую она не видела тысячу лет. Родители не в курсе, ибо проблема сугубо женская. После этих слов Уизли покраснел до кончиков ушей, а Поттер сделал вид, что заинтересовался содержимым своей кружки. Гриффиндорка обещала вернуться, как только сможет, поэтому не нужно беспокоиться, да и палочка всегда при ней. 
Так. Она. Гермиона Грейнджер. Добровольно шла на встречу. С Малфоем.

Сердце в груди колотилось в бешеном ритме, когда ей сказали присесть и подождать заключенного в камере. Вокруг так пыльно, серо и тускло. Девушка пожалела, что пришла сюда, но было слишком поздно, потому что она уже слышала шаги по коридору.
"Соберись, Грейнджер!"
В камеру завели Драко, который, судя по всему, был рад видеть свою собеседницу. Гриффиндорка молча, смотрела на Малфоя, старалась даже не моргать, но дышала ровно, чтобы не упасть в грязь лицом. Она до сих пор помнила все те унижения, которым ее подверг человек напротив.
- Просьбу? Не замечала за все годы обучение дружбы и доверия между нами, Малфой, - произнесла девушка уверенно и решительно, потому что не хотела просто так сдаваться. Не верила. Не доверяла или же просто хотела все узнать подробнее, - не думаешь ли ты, что я поверю тебе?
Гермиона приподняла бровь и вновь нахмурилась, потому что не знала даже... что ему нужно от нее, а главное - зачем она здесь. Почему хочет вытащить его из Азкабана? Неужели, он достоин этого? Тот, кто всю жизнь оскорблял, унижал и желал смерти ей, ее друзьям...

+1

4

Малфой слабо улыбается краем рта, выслушивая свою посетительницу. Грейнджер такая Грейнджер - в этом она вся, в своих словах. Указывает ему на неоспоримый факт, парирует его просьбу, собрана и настороже. Такая, какой он ее запомнил, будто война не разрушила ее изнутри, а это значит, что у него есть, действительно есть шансы.
И даже то, как она проговаривает его фамилию, уже кажется ему едва ли не чудом, возвращая его в прежний - хогвартский - мир.
Уверенность и решительность, которыми веет от Грейнджер, кажутся ему таранами, разбивающими стены его камеры.
- А я не прошу тебя мне верить. Тебе незачем верить, Грейнджер. Ты и сама знаешь, что я не заслуживаю Азкабана, - спокойно проговаривает он, тщательно следя за ее выразительной мимикой.
До чего удивительно, но он знал ее лицо в совершенстве - узнал за время в Хогвартсе. Знал так хорошо, что мог бы нарисовать, кажется, с закрытыми глазами любую ее эмоцию. И то, что она хмурилась, было отличным знаком - она всегда хмурилась, бессознательно или нет, когда получала вызов, будь то его насмешки, глупость однокурсников или трудное задание на уроке.
- Мы больше не в школе, - внезапно меняет тон он и двигается на табурете вперед, наклоняясь к Грейнджер. Теперь его голос звучит резче, но ему и нужно ее встряхнуть, вывести на эмоции. Ее хладнокровие и самоконтроль понадобятся ему позже, а сейчас ему нужно, чтобы она поняла, что требуется. Согласилась на это. Пообещала ему, что спасет, вытащит его отсюда.
- Мы не в школе, и о дружбе и доверии не идет речи, речь идет о моей жизни, Грейнджер! О моей драккловой жизни! О том, что я проведу ее здесь, сгнивая заживо! О том, что мой род прервется, Гррррейнджер! - он бы с радостью схватил ее за плечи и потряс, но это ему с рук не сойдет, поэтому Малфой ограничивается только тем, что бросает на Грейнджер яростные взгляды.
Ярость ему неплохо удается последнее время. Ярость - это то, что у него осталось.
На его крик в комнату для свиданий заглядывает конвоир и подозрительно оглядывает помещение. Малфой издевательски улыбается ему со своего места, демонстрируя широкий оскал. В его план входит спровоцировать охранников при Грейнджер для демонстрации ужасающих тюремных условий, но провокация должна быть очень тонкой, чтобы предполагаемая спасительница ее не распознала, а потому Малфой прикусывает язык и всем своим видом показывает, что в помещении все благополучно.
- Все в порядке, мисс? - недоверчивый охранник решает уточнить у Грейнджер. И Малфой с интересом переводит взгляд с толстой аврорской рожи на сосредоточенное лицо своей долгожданной посетительницы.
Все ли у нас в порядке, а, Грейнджер?

+2

5

Грейнджер никогда не позволяла эмоциям взять верх над разумом, потому что тогда она бы мыслила иррационально, как любая друга девушка ее лет. Ей нельзя было быть, как все, потому что она другая. С первых курсов нужно было идти против течения - показать всем, что, если ты магглорожденная, то это не клеймо, а еще умудриться вытаскивать друзей из ситуаций опасных для жизни. Поттер и Уизли лишь недавно поняли, как им несказанно повезло с тем, что у них есть Гермиона. Гермиона, которая выручит. Гермиона, которая спасет и поможет. Гермиона, которая всегда рядом.
Девушка и сейчас чувствовала себя той самой Грейнджер, которая всегда поможет. Но в данный момент перед ней был не друг, а человек, которого она недолюбливала все время пока обучалась в школе. Малфой. Это он когда-то назвал ее грязнокровкой, а потом без угрызений совести издевался. В его доме сумасшедшая Беллатриса пытала ее для развлечения.
Волшебница инстинктивно взглянула на свою левую руку... где-то там под слоями одежды до сих пор виднелся шрам. Само собой она, мадам Помфри и миссис Уизли блестяще избавились от ран, но все равно... пару лет точно бледно-розовые отметины будут видны. 
- По-моему это не мне решать, Малфой, - ответила девушка быстро и взглянула в глаза напротив. Драко изменился не только внешне. Что-то сейчас в нем было не так... Гермионе не хотелось верить ему, потому что слишком уж Малфой был известен своим коварством и эгоизмом.
"Он пойдет по головам... Пойдет по мне, если я его вытащу из тюрьмы". 
Парень наклонился ближе к столу, а значит и к волшебнице. На секунду Грейндер показалось, что он ее ударит или же схватит за шею... от чего девушка внутренне вновь сжалась. Он не мог причинить ей вред здесь, потому что вокруг люди... но страх окутывал гриффиндорку, сжимая ее сердце ледяной костлявой рукой.
- Мы не в школе, и о дружбе и доверии не идет речи, речь идет о моей жизни, Грейнджер! О моей драккловой жизни! О том, что я проведу ее здесь, сгнивая заживо! О том, что мой род прервется, Гррррейнджер!
Гермиона взглянула в глаза юноши прямо, но через мгновение отвела взгляд. Конечно, она понимала, что Драко лишь пешка в руках взрослых, он ей был всегда... Сначала отец, потом Темный Лорд, Беллатриса, все вокруг пользовались им. А теперь, когда исход битвы ясен - именно этот парень остался виноватым. Именно он будет гнить в тюрьме наравне с другими Пожирателями Смерти. НО. Но им было далеко за тридцать, а еще каждый успел оставить наследники... а Малфой?
"Давно ли тебя волнует успел ли Малфой с кем-то переспать для продления рода? Если захотел бы, то на свидание позвал чистокровную. Сделал бы свое дело".
Гермиона выбросила из головы странные мысли, выдохнула тяжело и услышала шаги за дверью. 
- Все в порядке, мисс?
Девушка кивнула медленно, немного нахмурилась и сказала уверенно:
- Да, все хорошо. Можете оставить нас еще на некоторое время.
Грейнджер отлично понимала, что ее послушают, потому что она та девушка-которая-подруга-Поттера и которая-помогла-спасти-мир. Мужчина кивнул и ушел, а волшебница сложила руки на столе, переплетая пальцы вместе.
- Что я могу сделать?
Глупый вопрос, но пока Гермиона не понимала, как помочь Драко. Как его вытащить?

+1

6

Когда Грейнджер отпускает аврора, Малфой все еще напряженно выжидает, но услышав ее вопрос, ему приходится прикусить щеку изнутри, чтобы подавить судорожный вздох облегчения.
Итак, лед двинулся, Грейнджер пошла на контакт, хотя он почти утерял надежду на это, учитывая, как безразлично она держалась.
Малфой чуть обмякает на своем табурете, понимая, что первый раунд за ним. Но расслабляться рано - один неверный шаг и он больше никогда в жизни не увидит Грейнджер.
- Добейся пересмотра приговора, - говорит он чуть быстрее, чем должен, но прежде, чем девушка в лицо ему заявит о невозможности этого, он взмахом руки останавливает ее. - Это возможно. Для тебя - возможно почти все. Ты же Грейнджер, во имя Мерлина! Найди моего адвоката, убей его, если потребуется, но заяви грамотную апелляцию!
Что-то снова мелькнуло в ее глазах, когда он поднял руку. То же самое, что и в прошлый раз, когда он подался ближе к ней. Если Грейнджер его боится, если считает, что он опасен - его песенка спета.
Малфой усилием воли заставляет себя сидеть спокойно и не дергаться - с его воспитанием это не так уж и сложно. Нужно лишь глубоко дышать и прекратить орать. Истерик вдоволь он позакатывает потом, когда сможет получать от них максимум удовольствия. Сейчас же это вредит.
- Я хочу построить новую линию защиты на трех фактах - во-первых, я не выдал Поттера Беллатрисе и отцу, когда вы попали в мэнор, хотя узнал бы его его и по затылку. Во-вторых, я не убивал Дамблдора. А в третьих, я полностью раскаялся, - все это он произносит совершенно спокойным тоном, как будто обсуждает обеденное меню, но пальцы дрожат, выдавая волнение, и ему приходится спрятать кисти рук под стол, чтобы Грейнджер не увидела его слабость.
Ему почему-то кажется, что чем увереннее он будет выглядеть, тем быстрее убедит Грейнджер в своей правоте. Увереннее и логичнее, а потому он прямо смотрит ей в глаза, встречая ее такой же прямой и где-то оценивающий взгляд.
Давай, давай, верь мне, молит он про себя. Ты выжила для этого, Девочка-которая-всем-помогает. Выжила для меня.
- Пусть это будет условный срок, пусть штраф, но я должен выйти отсюда, и ты можешь это сделать.
Он не знает, что еще сказать, но Грейнджер не выглядит полностью убежденной. Она вообще выглядит скорее взвинченной и сбитой с толку.
- Ты же знаешь, что я прав. И ты можешь, действительно можешь сделать так, чтобы все стало правильным, -  очень тихо говорит Малфой ломким голосом. - И только ты.
Если Грейнджер откажет... Если она только откажет, другого шанса у него не будет. Страх провести остаток жизни в Азкабане обволакивает Малфоя изнутри, замораживая эмоции. Не страх даже - животный ужас.
- Время вышло, - появляется вновь охранник, демонстративно крутя палочку в пальцах.
Малфой не двигается с места, ожидая чего-то еще.
- Время! - куда более настойчиво рявкает аврор, направляясь к сидящим.
- Бартоломью Сниккет, мой адвокат. У него офис в Косом переулке, над Совиной почтой, кажется, - скороговоркой бормочет Малфой, когда руки вновь сковываются за спиной, а за плечо резко дергает конвоир, заставляя подняться на ноги.
От с таким трудом достигнутого спокойствия не остается и следа. Паника захлестывает Малфоя с головой.
- Пожалуйста, Грейнджер! - почти выкрикивает он от дверей.

+2

7

Гермиона осознавала, что если ей придется помогать Малфою, то об этом никто не должен будет знать, особенно Рон и Гарри, да и вообще Отряд Дамблдора, Орден и все, кто отрицательно относился к Драко. Сама она понимала, что готова сделать для него что-то не потому что он - это Драко Малфой, а потому что перед ней обычный ни в чем невиновный человек.
"Он не открывал Тайную Комнату, как думал Гарри. Не убивал Дамблдора. Вообще... он не такой, каким хотел казаться".
Тут юноша начал говорить странные вещи, даже Гермиона удивленно приподняла одну бровь, ибо Малфой признавал ее ум и находчивость. Сам Слизеринский Принц! Если бы не ситуация, то волшебница от удивления приоткрыла рот, но все было слишком серьезно. Гриффиндорке оставалось лишь внимательно слушать собеседника, оставляя шок где-то внутри себя, подальше от камеры, где ему не было места.
- Я, конечно, Грейнджер, но не Великий Мерлин, который в силах все разрешить, - ответила девушка наконец-то уверено на слова парня. Она должна была показать, что не такая уж и всемогущая, как он думал. Вдруг она сделает ошибку? Что тогда будет? С ним, его жизнью и судьбой. Волшебница всегда боялась не оправдать ожиданий и подвести.
Гермиона внимательно смотрела на лицо Драко. Он волновался, боялся... Да, теперь все зависело от нее, потому что через пару недель его точно упрячут в Азкабан навсегда, потому что вытащить некому, да и незачем. Нарциссе нельзя было выступать в защите, потому что она сама еле-еле избежала заключения. 
"Вся надежда на меня?"
Малфой высказал свою теорию про три факта. Как бы это странно не звучало, но он был прав.
"Он не убивал, не рассказал... раскаялся, когда не участвовал в битве и не убивал. Это же важно, верно? Он не убил ни одного человека, если мне не изменяет память. Другие Пожиратели Смерти убивали, а он. Он нет. Возможно, это и есть та ниточка за которую стоит тянуть?"
На мгновение в глазах Грейнджер промелькнуло сострадание и понимание. Она долго думала обо всем этом, а сейчас Драко своими словами доказывал то, что было в ее голове.
"Он не виноват! Если и виноват, то не заслуживает заключения в Азкабане".
- И только ты.
- Ты ведь никого не убивал, Ма... - начала было говорить Гермиона, но неожиданно для себя ей захотелось назвать его по имени, ибо ситуация требует вмешательства не только разума, но и эмоций, - Драко.
Она хотела узнать лишь это, потому что именно такой факт даст возможность защитить Малфоя и с 4 фактом. Он выглядел ужасно, да и ей было не по себе от обстановки вокруг, от того, что придется проделать...
Грейнджер хотела еще что-то разузнать, но было поздно. Пришел конвоир и вновь увел юношу куда-то за собой. Девушка сидела тихо, не шевелилась, даже не дышала... ей было сложно осознать реальность происходящего.
В ушах все еще звенел голос Драко. Нотки ужаса и страха. Он боялся... но волшебница не хотела укорять его в слабости, просто не могла.

Как только девушка покинула это ужасное место, то сразу же записала в свою книжку адрес адвоката. Ей вообще казалось, что она навряд ли забудет его... да еще голос Малфоя.
"Что я могу? Адвокат не смог доказать невиновность, а я? Боже, что я делаю".
Грейнджер тяжело вздохнула и зажмурила глаза. В голове все еще звучал полу-крик слизеринца... впереди огромная работа.
"Но я должна помочь ему. Просто обязана..."

+1


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Флэшбек » Ты должна вытащить меня из этой бездны...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC