Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив флэшбэков » Львиная добыча


Львиная добыча

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название флэшбека.
Львиная добыча
2. Место и дата действий.
Вестерос, после битвы на Черноводной и далее
3. Участники.
Sansa Stark by Pansy Parkinson
Sandor Clegane by Rodolphus Lestrange
Joffrey Baratheon by Draco Malfoy

4. Краткий сюжет
Пес не соперник льву, но с волком у него куда больше общего, чем кажется на первый взгляд
5. Предупреждение
Адский АУ при попытке полностью сохранить характеры

0

2

Королевская Гавань, бухта реки Черноводная - Твердыня Мэйгора.
299 г. после В.Э.

Неведомый кричал совсем как человек, когда огонь лизал его бока, поджаривая Сандора в его тяжелых доспехах. Он не мог нахлестывать коня, удерживая поводья в зубах и обеими руками размахивая мечом, разя людей Станниса Баратеона, желавших схватить Пса короля Джоффри.
Рыцари поумнее давно не совались к братоубийце, но разная мелюзга из межевых рвалась к Сандору, скользя в крови предыдущих желающих, надеясь сорвать куш всей жизни и, возможно, заслужить шпоры, кто знает. В борделях Нижнего Города болтали, что Станнис объявил за голову Клигана большое вознаграждение, почти как и за голову Джейме Ланнистера, обвиняющегося в измене короне, и это льстило Сандору больше, чем лживые стоны шлюхи, которую он взял после в ее комнате наверху трактира, пропахшего дымом.
Дымом пахло и теперь, но его перебивал запах крови и паленой плоти. Эти запахи сбивали с толку Неведомого, доводя Клигана до исступления. Он позволил оттеснить себя к самому горящему кораблю, и теперь видел краем глаза пламя за своей спиной. Его удары уже были больше механическими, тело само взяло на себя управление, потому что мозг бился в путах застарелого ужаса.
Один из нападавших схватил коня под уздцы, и Сандор едва успел взмахнуть мечом и отрубить руку, но Неведомый уже встал на дыбы, сверкая глазами... Из его ноздрей хлопьями летела пена, и поводья скользнули по губам Сандора, обдирая их...
Неведомый бил передними копытами в воздухе, круша черепа людей вокруг как гнилые пентошийские орехи, и Клигану оставалось лишь наклониться к самой гриве коня, сжимая коленями его бока.
Конь прыгнул так, как будто желал перескочить Черноводную, и Сандор едва не вывалился из седла, но в последний момент схватился за поводья. Латная рукавица не ощущала кожи повода, но Неведомый, вновь почувствовав жесткую руку хозяина, встал как вкопанный, перемахнув через нескольких нападавших.
Клиган развернул коня, одновременно поднимая меч, чтобы поквитаться с мерзавцами, но зрелище, представшее его глазам, изменило его планы. Прямо перед ним, возвышаясь на три или четыре человеческих роста, горел корабль. Драконий огонь пожирал деревянную обшивку судна с названием, от которого уцелела только часть "..ди Мар...", с воем голодных призраков.
Сандор глубоко вздохнул, а затем развернул Неведомого вновь и вонзил шпоры тому в замыленные бока. За его спиной разверся ад и Клиган намеревался быть как можно дальше отсюда.
...
Серсея едва скользнула по нему взглядом, когда он появился в Тронном зале Красного замка. Королева была пьяна и удалилась в свои покои с младшим сыном, не обратив на него внимания. Это могло означать только одно: молодой  королек где-то здесь, в безопасности у материнских юбок.
Он не был гонцом, а его вид ясно показывал, что к нему лучше не соваться без необходимости. У Пса был только один хозяин, а всем прочим он мог вцепиться при случае в глотку, и с этим все считались. Придворные обходили его, как будто он был одним из тех уродливых драконьих черепов в подвалах, стараясь не встречаться с ним взглядом и не смотреть в его окровавленное и потное лицо. Он вырвал у проходившего мимо слуги кувшин с вином и приложился к горлышку, не заботясь, что вино стекает вниз, на доспехи и щиплет ободранные поводьями губы. Вино было сладким, как женский мед, и когда Сандор опустил кувшин, то почувствовал себя много лучше. Взгляд Илина Пейна, в котором читалось презрение, еще больше улучшил дело. Сандор утер рот и подбородок ладонью и затем положил руку на эфес своего меча, не отрывая глаз от светло-голубых глаз Королевской Справедливости. Он, Пес, не был рыцарем, и потому не боялся палача, рубившего головы высокородным сирам.
Молодого королька не было видно, как не было видно и Пташки, и Пес всерьез задумался, не пуститься ли на поиски хоть кого-то из них, но не успел. Двери зала распахнулись, явив короля Джоффри, волочащего за собой, как безжизненную куклу, Сансу Старк. Король швырнул девчонку перед собой так, что та упала на колени, и замер, глядя в лицо Псу.
- Сир, - выплюнул Сандор, размышляя, чем на этот раз Пташка вызвала приступ ярости у молодого Баратеона. - Вашим людям может показаться странным, что вы обращаетесь так с будущей королевой. Лучше отвести девушку наверх, в ее покои. Ей нужно успокоиться. Теперь, когда ваша королева-мать ушла к себе со своими фрейлинами, девице Старк лучше не оставаться одной в тронном зале.
Это то, что он мог себе позволить, практически единственное. Королева-регентша приказала ему защищать своего юного короля и Сансу Старк, и Сандор собирался притвориться, что именно это он и делает.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2014-01-09 14:31:40)

+2

3

... Санса была только рада подчиниться резкому жесту королевы-регента и покинуть тронный зал, старый и выглядящий заброшенным даже тогда, когда более полусотни придворных со страхом ждали в нем решения своей участи.
Она почти пробежала вдоль восточной стены внешнего коридора, а уже на башне обнаружила, что не одна: девушка с острым носом и пронзительными темными глазами обернулась на нее от разворачивающегося с башни вида огромной армады воюющих кораблей.
- Леди Старк, - поклонилась ей девица, на вид постарше Сансы и куда более зрелая в ином смысле слова. От немудреного приветствия в глазах защипало, и Санса поспешила отвернуться, ничем не выказывая своей реакции на собственное имя.
... - Только бы... Только бы, - вдруг обнаружила она, что шепчет как молитву, вцепившись заледеневшими на ветру пальцами в оборки на рукавах. О чем она просила, чего молила, когда корабли на реке - и не разглядишь, какого войска - принялись загораться как солома, выпуская в небо клочья вонючего дыма.
- Леди Старк, - девица оказалась рядом, так близко, что Санса чувствовала тепло ее груди у своего плеча, - вам нужно спрятаться, если город будет взят. Спрятаться и сидеть тихо-тихо, как будто вы никакая не пташка, а маленькая мышка... Станнис Баратеон не причинит вам вреда, так сказал сир Тирион.
Как? Бес заботился о ней?
Санса вздрогнула и опасливо обернулась, не понимая, что может значить эта нежданная поддержка.
Впрочем, она не собиралась доверять Бесу, не собиралась доверять и этой незнакомой девушке, одетой в шелк и шерсть вперемешку.
Впрочем, если бы она и захотела что-то выяснить, то у нее ничего бы не вышло: незнакомка вновь поклонилась на прощание и выскользнула в открытую башенную дверцу.
Санса Старк, девушка без семьи и без будущего, вновь принялась вглядываться сквозь дым в сторону боя.
... От ветра и дыма слезы прочертили дорожки на ее щеках, а попытки вытереть их привели к тому, что кожа на скулах и подбородке покраснела и принялась щипать при прикосновениях.
Видя, как догорают остатки величественных галер, Санса в последний раз промокнула глаза вышитым платком и развернулась, чтобы спуститься с башни... Если бы она и думала сначала спрятаться, сейчас у нее попросту не хватило бы на это сил.
В тени кованной решетки дверцы стоял Джоффри, ее нареченный. Его золотой доспех не был ни поврежден, ни испачкан хотя бы каплею крови, однако по его лицу Санса поняла, что король здесь не с вестью о победе. Он сбежал сюда, потому что Станнис Баратеон побеждает.
Она опустила голову, чтобы не выдать случайным взглядом свое злорадство, боясь, ужасно боясь, что он ударит ее или прикажет сделать это кому-то из рыцарей...
Но, наверное, недостаточно быстро.
Джоффри подошел к ней с грцией раненного хищника и дернул за плечо, заставляя вновь развернуться к побоищу.
- Сир Карлик придумал хитрый план, но я не уверен, что он принесет успех, - голос короля звучал пронзительнее, чем обычно, выдавая его страх. - Не думай, что победа Станниса будет что-то значить для тебя. Ты останешься моей заложницей, поняла? И умрешь, когда я прикажу... Для них всех ты никто, поняла? Моя заложница и все.
С этими словами Джоффри подтащил ее к краю башни и толкнул на каменный парапет. Санса ударилась о него с такой силой, что у нее на миг перехватило дыхание, и все же она нашла в себе достаточно воздуха:
- Я Санса Старк и Станнис Баратеон верил моему отцу...
- Отцу-предателю! - выкрикнул Джоффри.
Санса сжала губы, удерживая слезы внутри, а король уже придумал для нее достаточное наказание. Крепко впиваясь латной рукавицей в ее плечо под тонкой шерстью платья, он подтолкнул ее к двери, а затем толкнул еще сильнее, давая понять, что им нужно покинуть смотровую площадку.
Когда она замешкалась в башенном переходе, Джоффри вновь толкнул ее к стене. От удара Санса едва не ослепла: мир вокруг погрузился в туман, к горлу поднялась тошнота, все тело скрутил болезненный спазм и она обмякла в железной перчатке короля, едва не лишаясь чувств.
Такой она и появилась в бывшем тронном зале.
Когда ее Прекрасный Принц соизволил разжать пальцы, Санса не удержалась на ногах и повалилась на колени перед ним, царапая ладони о каменные плиты.
Огромная фигура нависла над ней, и Санса подняла голову, думая, что это сир Пейн со своим мечом, готовый исполнить очередной приказ короля.
Пес, верный Пес Джоффри уставился прямо на нее сквозь нечесаные волосы.
- Лучше отвести девушку наверх, в ее покои. Ей нужно успокоиться. Теперь, когда ваша королева-мать ушла к себе со своими фрейлинами, девице Старк лучше не оставаться одной в тронном зале.
Санса, не обращая внимания на нескольких отвернувшихся слуг, стремительно развернулась к Джоффри, не решаясь подняться.
- Позвольте мне остаться! - слова вырвались сами собой. Уйти сейчас, когда она, быть может, в шаге от спасения, казалось ей просто смехотворным. В ее покоях полно служанок королевы, там она в большей опасности, чем на Черноводной...

+2

4

Джоффри молчал, разглядывая Клигана. В отличие от него самого, Пес и выглядел так, будто выбрался из ада - его доспехи покрывала свежая кровь и пепел, и от него пахло дымом и смертью, а может, этот запах Джоффри принес с собой с башни.
Молодой король склонил голову набок, чувствуя, как охватывающий его голову венец, боевой венец, выкованный специально для него, съезжает по влажным волосам.
- Мои люди все там, рядом с моим дядюшкой Бесом, - сквозь зубы процедил Джоффри, по-прежнему не глядя на Сансу перед собой, - а здесь женщины, которые нуждаются в защите. Ведь поэтому и ты здесь, Пес?
И он смотрел на Клигана столько времени, сколько тому хватило на то, чтобы осознать слова своего короля.
- И здесь сестра и дочь мятежников, как ты помнишь. Вот кто она. Сестра и дочь предателей, а не моя невеста. Ты уяснишь это, сир Клиган?
Пес остался ожидаемо бесстрастным, и Джоффри это не понравилось.
Ему не нравилась затаенная тишина в зале, сменившая напряженную суету слуг и придворных, не нравился Клиган, появившийся здесь в самый неподходящий момент, не нравилась Санса Старк с оцарапанной о шершавую стену щекой...
Он сделал шаг к девушке и стащил с руки рукавицу, наслаждаясь ужасом в ее глазах, который она если и пыталась скрыть, то неудачно.
- Встаньте, моя леди, - самым нежным голосом произнес Баратеон, предлагая невесте помощь. - Ну же, вставайте же. Не будете же вы валяться на полу как какая-то пьяная шлюха.
Отказ не принимался, и девушка вложила пальцы в его ладонь. Пока Санса поднималась, Джоффри с легкой улыбкой рассматривал ее почти в упор. Она определенно была близка к расцвету, это чувствовалось и в ее манерах, и в поведении, и в неосознанном опускании ресниц, и теперь он больше не была высокородной девицей Старк. Она теперь была не более, чем военной заложницей, за которую уже и воевать-то было некому.
И она была полностью в его власти.
- У меня есть для вас новость, моя леди. Вы больше не моя невеста - королева сообщила мне сегодня утром, что Тиреллы предложили мне бывшую жену Ренли Баратеона  и поклялись, что она девственна, как только что выпавший снег. Это хорошая сделка, не правда ли, Санса? Маргери Тирелл и вся мощь и золото Хайгардена? Да пусть она бы она побывала под каждым баратеоновским лордом, она лучшая невеста, чем дочь и сестра мятежников.
Он наслаждался каждым своим словом, намеренно используя выражения, бывшие под запретом в обществе Сансы, а теперь эта дозволенность вызывала у него ликование, практически затмевавшее страх за собственное будущее.
Если ему и предстояло расстаться с короной и, скорее всего, с жизнью, Санса Старк не переживет его, это Джоффри чувствовал в биении ее пульса под тонкой горячей кожей.
Грохоча плохо пригнанными доспехами, в зал тяжелой поступью вошел Григор Клиган, даже в замке не снявший шлем. Он открыл голову, только когда до короля оставалось лишь несколько шагов, и преклонил колено с видимой неспешностью.
- Сир, войска мятежников разбиты лордом Тайвином и лордом Тиреллом. Мне приказано известить королеву об этом и проводить ее и вас в Красный замок.
Джоффри визгливо рассмеялся.
- Да, сир Клиган. Я ждал эту новость. Я вернусь сюда с матерью, будь неподалеку.
Король кивнул Горе и повернулся к Сандору, отталкивая к нему Сансу.
- Позаботьтесь о моей бывшей невесте, сир. Перевезите ее обратно в Красный замок и устройте в Восточной башне. Я приду к ней позже, после того, как встречу своих лордов.

+2

5

Пташка не хочет покидать своего суженого. А может, не хочет видеть Серсею Ланнистер. В первом случае Сандор ее не понимает, а во втором полностью разделяет ее нежелание.
Зато у него появляется версия, чем юная Старк вызвала гнев своего короля. Если Джоффри женят на девице Тиреллов, не видать ему Старк как своих ушей. Королева-регент позаботится об этом с помощью одного из своих трюков, но при дворе Сансы не будет.
И тогда король лишится своей самой любимой игрушки.
- Я там, где мой король, - бесстрастно отвечает Клиган на непонятный вопрос Баратеона. Если королек хочет выставить себя защитником женщин, это его дело, а Сандор точно знает, что дезертировал с поля боя, едва потянуло жареным. в прямом смысле этого слова.
На следующий вопрос короля Сандор не ответил, предпочитая рассматривать стену над правым ухом Джоффри. Статус Пташки не интересовал его, как и ее мнение по этому поводу, хотя девица, и он знал это получше прочих, была способна на решительные поступки.
По ласковому тону короля Клиган понял, что Джоффри вновь приходит в ярость, которая до поры до времени будет скрываться за мягкими жестами и словами, а затем выльется на голову жертвы. Впрочем, Санса Старк тоже прекрасно знала о таких особенностях своего короля.
Сандор устроил ладонь на рукояти меча и принял вид бронзовой статуи. Все, что происходило между корольком и Пташкой, его не касалось, так почему он не может игнорировать ее, как с недавних пор делают все прочие сиры и леди королевского двора?
Почему жестокие слова Баратеона кажутся ему - ему! - чрезмерными? И почему он думает, что Санса Старк не заслужила их?
Не его дело рассуждать о вине и невиновности, не его дело обсуждать решения своего короля.
Появление Григора наполняет Пса привычной ненавистью пополам со страхом. Он застывает в стороне, не показываю ни взглядом, что заметил присутствие старшего брата. И несмотря на то, что ему уже удалось однажды одержать верх над Григором, он знает, что брат сильнее его. И убъет его, если захочет.
...
Когда Санса Старк, подчиняясь толчку Джофри, делает неуверенный шаг в его сторону, Сандор оживает. Не отбрасывая с лица волосы, он коротко кивает.
- Пойдемте со мной, миледи. Я провожу вас, - девочке необходимо хоть какое-то уважение, и ему хочется оказывать ей эти мелкие знаки почтения вопреки и даже назло демонстративному презрению Джоффри. Наедине он редко величает ее "леди", просто язык не поворачивается. У него запросто вылетает это "Пташка", да она и не возражает, и почти перестала вздрагивать, бросая взгляды на его лицо. У нее легко получается сочувствовать даже такому чудовищу как он, и Сандор уже много раз пожалел, что однажды рассказал девице о том, как получил свое уродство.
Пташка покорно следует за ним. Наверное, она ожидала совсем другого исхода битвы, и теперь от прежнего воодушевления нет и следа. Просить ей больше не о чем, она знает, что никто не придет спасти ее от ужасного короля.
Клиган выходит из зала и делает Сансе знак следовать за ним к конюшне. Раз Джоффри отдал ему приказ организовать перемещение девицы Старк, значит, он надеется, что в суете победы королева не сразу вспомнит о заложнице. И тогда Пташка еще некоторое время пробудет в его власти в Восточной башне, вдали от своих прежних покоев и того места, где ее будут искать в первую очередь.
Он выводит Неведомого из конюшни, презрев помощь мальчики-конюха, зато подзывает его, чтобы помочь высокородной леди забраться на коня. Сейчас, в относительно благополучное время, он не может просто подхватить Сансу с земли и перекинуть через седло, как сделал в время восстания черни несколько недель назад. Сейчас он должен обращаться с ней согласно ее высокородному происхождению, и это почему-то вызывает в нем неприятие.
Когда Санса оказывается на месте, он обходит Неведомого кругом, проверяя подпругу, а затем тяжело садится в седло и набрасывает на девицу полу своего плаща, чтобы скрыть богатство ее платья и лицо по возможности.
Она бесстрастно сжимает губы, но ему все равно видно, как побелели ее пальцы, вцепившиеся в луку седла. Кажется, Пташка боится возвращения в Красный замок.
- Не бойтесь, леди, на улицах сейчас безопасно, - говорит Клиган совсем не то, что хочет, и трогает Неведомого шпорами.
Конь резко берет с места, не реагируя на увеличенную тяжесть на спине, и, яростно сверкая глазами на отшатнувшегося конюха, размашисто следует к воротам, которые открывают для Пса короля Джоффри по его короткому слову, что он исполняет приказ.

+2

6

Когда Джоффри в ответ на ее просьбу шагает к ней, все внутри Сансы сжимается в ужасе. У нее нет сомнения, что он сейчас ударит ее после своих грубых слов, но он, напротив, предлагает ей руку.
Она хочет отказаться и почти отказывается, на здравый смысл велит ей делать, что хочет от нее король. Злить Джоффри очень опасно, и она поняла это на собственном опыте.
Только бы он не отсылал ее к Серсее...
И когда Джоффри сообщает ей свою новость, на мгновение она чувствует невероятное облегчение, понимая, что король не станет ее мужем. Что она свободна! Ей немного жаль Маргери Тирелл, но совсем чуть-чуть...
А потом Санса будто налетает на стену, видя в глубине глаз Джоффри, что свобода для нее это миф.
Что он не отпустит ее.
Это лишает ее воли к сопротивлению и она не может даже выдернуть свою руку из ледяных пальцев Джоффри. Из последних сил Санса удерживается на ногах, боясь, что ее падение будет наказано. И отчетливо-остро она ощущает за спиной молчаливое присутствие Сандора Клигана, который однажды помешал ей броситься с башни вместе с этим мальчиком-королем, а потом вытер кровь из губы отцовским жестом.
И когда сир Григор Клиган объявляет о победе Ланнистеров, Санса чувствует себя так, будто у нее отнята последняя надежда на спасение. Слова короля все еще бьют по ушам и она не сразу понимает, что он приказывает Псу.

Выходя за сиром Сандором Клиганом, северянка щурится на солнечные лучи, пробивающиеся сквозь плотную тучу дыма, заполнившую собой небо. Она складывает руки перед собой, как и подобает благовоспитанной леди, как учила ее септа, и ждет, когда ей скажут, что делать дальше.
Огромный конь Пса останавливается возле, кося кровавым глазом на подходящего слугу, и Санса опирается о подставленное плечо, запрыгивая по-дамски в седло. Неведомый, не то узнав ее, не то сочтя, что она недостойна его внимания, пытается достать конюха, щелкая зубами в нескольких дюймах от его головы. С губ коня, разодранных железным нагубником, падает свежая кровь, украшая яркими пятнами светлую солому у конюшни. Конь, нечищенный и все еще не отошедший от боя и долгой скачки, фыркает, возражая против очередного беспокойства, но тяжелая рука хозяина успокаивает его, подчиняя себе полудикое животное.
Санса чуть испуганно наблюдает краем глаза, как Пес похлопывает коня по крупу,  затем, ухватившись голой рукой за поводья, оказывается прямо за ней, задевая плащом ее юбки.
От прикосновения его груди к ее плечу ей становится чуть спокойнее, а когда он набрасывает плащ на нее, девушка едва заметно поворачивает к нему голову, чтобы укрыться от мира.
Они трогаются с места, и Санса закрывает глаза, из которых текут слезы, пытаясь представить себе, что она Джонквиль, которую ее любимый Флориан увозит прочь от бед и горестей.
От Сандора Клигана пахнет кровью, потом и дымом, и его голос, когда он велит пропустить себя, вовсе не похож на нежный голос Флориана, но позади Сансы только ледяные глаза короля Джоффри и рассыпавшиеся в прах надежды, поэтому она покрепче зажмуривается и старается не вздрагивать от плача.
- Я не боюсь улиц, сир, - отвечает она своим самым любезным тоном, когда может побороть рыдания, - ведь вы уже спасли меня однажды, спасете и вновь.
Пташка умеет петь милые песенки о любви и подвигах... И это все, что она умеет.
- Не зови меня сиром, Пташка, - после долгого молчания отвечает Клиган, пригнувшись к ее волосам. Санса молчит. Не так давно она была уверена, что сиры все сплошь молоды, прекрасны и добры, как и ее жених-принц. Сейчас ей кажется, что из всех Белых плащей Сандор Клиган единственный, кто достоин называться рыцарем.
Неведомый скачет по пустым улицам, на которых время от времени попадаются остатки вооружения городской стражи. Санса хочет спросить у Пса, был ли он подобен сеющему смерть вихрю на поле боя, но ей почему-то кажется, что Псу не понравится ее вопрос, поэтому она только тихонько шепчет:
- Я уверена, что вы доблестно сражались... Королева наградит вас за спасение города.
Неведомый встает на дыбы перед воротами в Красный замок, а стража пропускает Клигана, приветствуя его как героя и старательно не обращая внимания на девушку в богатой одежде в одном седле с ним.

+2

7

... Серсея встречает Джоффри едва ли не равнодушно, придерживая в объятиях Томмена. Из ее окна видна лишь бухта Черноводной, которую сейчас покидают остатки разгромленной армии Станниса Баратеона.
- Мы победили, - громко объявляет Джоффри, наполненный до краев мальчишеской бравадой, которую чуть не расплескал, поднимаясь по лестницам. - Сир Гора принес нам эту счастливую весть. Пойдем со мной, встретим моих лордов и деда.
На лице королевы гримаса - как будто Серсея не рада тем новостям, что он принес, и тогда Джоффри решает выложить на стол свою козырную карту.
- Есть слухи, что ваш брат, мой дедяшка Бес, мертв.
И здесь впервые за целый день Джоффри видит, как лицо матери озаряется искренней улыбкой.
Томмен начинает хныкать и переспрашивать, значит ли это, что он больше не увидит своего любимого дядюшку, всегда играющего с ним и уделяющего внимание глупому мальчишке, но Серсея успокаивает его парой ласковых фраз, ссаживет с коленей и поручает заботе септе, притаившейся в углу.
- Мы будем скорбеть о нем, сын мой, - почти мурлыкает королева, поднимаясь с кресла и направляясь к Джоффри. По пути она берет со столика у кресла полный вина кубок и выплескивает его в камин, никак не отвечая на заинтересованный взгляд старшего сына.

... К его сожалению, Тирион Ланнистер жив. А вот сир Мур напротив, и его обгоревший труп вынесет на берег спустя несколько дней.
Джоффри сам, своими ушами слышит, как многие придворные и рыцари бормочут, что если бы не "бесовская ловушка", битва могла кончиться куда хуже даже с подошедшими людьми Тиреллов и Тайвина Ланнистера.
Беса проносят на носилках по улицам его дикари, и Джоффри принимает решение отпустить этот сброд прочь еще до ночи. А там ждать смерти дядюшки.
Его мучает усталость, навалившаяся тяжелым плащом на плечи, и он даже завидует деду, который сидит на коне с таким видом, будто не проделал только что изнуряющий конный поход, чтобы вступить в бой.
И когда, наконец, организовавшись, придворные отправляются обратно в Красный замок, Баратеон с огромным удовольствием отправился бы в путь в носилках Серсеи и Томмена, но, подчиняясь жесткому взгляду деда, взбирается на своего боевого коня и следует бок о бок с Мейсом и Лорасом Тиреллами и лордом Тайвином. Это не по нраву Джоффри, который предпочел бы ехать впереди кавалькады, как король, принесший победу, однако он отдает себе отчет, что окружающие его лорды нескоро забудут о его бегстве с Черноводной, поэтому в кои-то веки ведет себя тихо, собираясь вдосталь отыграться на Старк, едва окажется в относительном покое.
В Красном замке нет ни следа ни Сансы, ни Пса, а Джоффри слишком хорош, чтобы интересоваться у стражников на воротах, проезжал ли его собственный телохранитель с час назад мимо них.

... - Я непременно вышлю навстречу леди Маргери почетную стражу, - Джоффри, руководствуясь особенной улыбкой Серсеи, вежлив, даже чрезмерно вежлив с Мейсом Тиреллом.
Лорд Хайгардена кивает, благодаря короля за любезность. Вокруг разворачивается наскоро собранный пир, лорды уже изрядно захмелели, да и Джоффри, прикладывающийся к кубку со сладким арборским, забыл о своем поведении в бою и принимает поздравления с победой с таким видом, как будто лично разбил Станниса.
Он даже поднимает тост за головы всех мятежников на пиках, и лорды рычат и орут одобрительно, и даже Тайвин Ланнистер позволяет себе скупо улыбнуться в знак одобрения.
Пес сидит от Джоффри по праву руку через тридцать или около того человек. Недалеко, учитывая его происхождение, но Баратеон сам распорядился об этом, подвинув какого-то затесавшегося на пир Фрея. Слишком уж надоел королю стоящий за спиной Сандор, к тому же, повода спросить о Сансе все не представлялось.
Впрочем, Джоффри был уверен, что Пес исполнил его приказ.
Пес пил не меньше короля, только становился все мрачнее и мрачнее, как будто не чувствовал облегчения от выигранного боя со Станнисом.
Джоффри бы выкинул это из головы, если бы не приметил, как неожиданно резко поднялся Клиган и направился прочь из зала с выражением мрачной решимости на изуродованной морде.
Ну что же, наверняка пошел по борделям, снисходительно подумал Баратеон, и мысли его приобрели новое направление. Ответив одобрительно на еще пару тостов, попрощавшись с королевой, которая удалилась от становившихся все более нескромных рыцарей и лордов, и дождавшись выступления менестрелей, соревновавшихся в исполнении "Рейны из Кастомере", король счел возможным выскользнуть из-за пиршественного стола и направиться на поиски своей пленницы.

+2

8

У Сандора свое мнение по поводу того, что сделает или не сделает королева, и оно не совпадает с мнением Пташки. Та живет в мире, в котором королевы не только прекрасны, но с праведливы, а короли - не только справедливы, но и прекрасны, и Клигана подчас бесит ее неумение взглянуть правде в глаза.
Он не отвечает на робкие любезности девицы Старк, но ее слова каленым железом выжжены теперь поверх его шрамов - она не должна говорить о спасении. Только не она.
И неужели она не догадывается, что будет с ней потом?
И что это именно он отвезет ее в тюрьму и запрет за ней дверцу клетки?

Когда они оказываются в королевской резиденции, Клиган останавливает первую попавшуюся служанку и велит ей позаботиться о комнате в Восточной башне. Там всего одна комната, круглая, с высоким потолком и большими окнами, забранными решетками. Кажется, эта комната принадлежала Элии Дорнийской, когда она приехала в Королевскую Гавань, чтобы вскоре стать женой принца Рейегара и умереть спустя несколько лет.
Вещи Сансы, несколько сундуков и корзиночек с разными женскими мелочами, принесут позже, пока же служанка проветривает комнату, изгоняя затхлый запах из помещения, и уничтожает пыль на шерстяных гобеленах и покрывалах. В комнате пахнет лавандой, и этот запах как последний привет от Элии.
Пташке здесь вроде бы нравится, она разглядывает гобелены, проводит тонким пальцем по резным подлокотникам единственного кресла в комнате.
- Благодарю вас, сир, что проводили меня. Здесь очень красиво, - говорит она, не оборачиваясь к нему.
Служанка по-прежнему суетится рядом, поэтому Пес ничего не говорит, молча выходя из комнаты.

На пиру все слышнее и слышнее раздаются голоса, хвастающие своей победой над каким-то рыцарем Станниса, и Пес, изрядно приложившийся к тяжеломк крепкому вину, больше не желает слышать эти пустые славословия. Теперь, после боя, нет нужды трепать языком, расписывая свои подвиги, и ему хочется плюнуть в лицо шуту Донтосу, который поддакивает каждому слову хвастающихся сиров.
Так резко поставив на стол полуосушеннуй кубок, что вино выплескивается через край, Клиган поднимается и шагает прочь, стараясь сохранить ровное положение и не обращать внимания на шатающиеся вокруг стены. Тот ужас, что он пережил, оказавшись у горящего корабля, начинает проламывать хрупкие стены его самообладания, и даже опьянение не может сдержать насхлестывающие волны паники.
Он сейчас хочет забиться в безопасный угол и не слышать ничего, ничего...
Ноги сами приносят его к комнате наверху Восточной Башни.
Пес останавливается у двери, широко расставив ноги для устойчивости, и меряет дверь тяжелым взглядом.
Когда дверь распахивается, совершенно внезапно, без каких-либо усилий с его стороны, и Пташка с испуганным, но решительным видом стоит на пороге, ему кажется, что это знак, посланный ему Семерыми.
- Я знала, что здесь вы...
- Поедем со мной, - без предисловия начинает он, обхватывая девицу за плечи и почти втаскивая обратно в комнату, забывая о раскрытой настежь двери. - Я отвезу тебя на Север, кто-то же остался... Нет, лучше в Орлиное Гнездо, к твоей тетке... Здесь оставаться ты не можешь...
Лаванда. Лаванда повсюду, и под его руками шелковые рукава лавандового цвета.

0

9

После скачки с Сандором Клиганом Санса чувствовала себя разбитой. Едва дождавшись, когда ее оставят одну, девушка забралась на холодную, терпко пахнущую лавандой кровать и закуталась в тяжелое покрывало, стараясь согреться. Несмотря на теплый день, ее знобило, а тело неприятно ныло, будто она слишком долго тряслась в паланкине или танцевала на балу.
Незаметно, ожидая прихода Джоффри и надеясь, что этого не произойдет, она забылась тяжелым сном, вскоре сменившимся кошмаром, в котором она смотрела на свою собственную голову на зубце стены Красного замка. Голова улыбалась ей необыкновенно белыми и острыми зубами, а кровь запеклась под стеной огромной блестящей лужей... Воздух приобрел маслянистую железистость, а когда Санса попыталась вздохнуть, в горло ей хлынула горячая соленая кровь, остро пахнущая смертью...
Задыхаясь, не в состоянии кричать, девушка приподнялась на кровати, пытаясь сбросить с себя теплое покрывало, отчего-то влажное и потяжелевшее...
Запах крови ударил в нос с необратимой реальностью. На светло-желтом покрывале расплывалось темно-бурое пятно, из-за сумерек в неосвещенной комнате кажущееся почти черным, и такое же пятно Санса обнаружила на подоле своего платья...  Между ног ломило и тянуло, как больной зуб.
Санса, дернувшись, смогла соскочить с кровати и бросилась к двери, распахивая ее во всю ширь...
Огромная фигура на пороге пугает ее только в первое мгновение, а затем она с облегчением узнает Сандора Клигана.
- Я знала, что вы здесь, - она не понимает, что произносят ее губы, просто смертельно рада увидеть единственного, кажется, человека в этом замке, кто не желает ей зла.
- Поедем со мной. Я отвезу тебя на Север, кто-то же остался... Нет, лучше в Орлиное Гнездо, к твоей тетке... Здесь оставаться ты не можешь...
Пес перебивает ее, обхватывает за плечи и грубо вталкивает обратно в комнату, пропахшую кровью. Он уже без доспехов, но запах крови только усиливается, смешиваясь с запахом вина и потной шерсти.
Когда он так близко к ней, она не может сдержаться и отводит глаза от его изуродованного лица, чувствуя, как его длинные волосы щекотят ей лоб. Глаза отводит, но стискивает руки на его локтях, как будто не хочет, чтобы он отпускал ее.
Как будто хочет, в совершенно безумной надежде, чтобы он обнял ее.
Да что он такое говорит? Вспыхнувшая вновь надежда заставляет ее вновь поднять голову и Санса больше не видит его шрамов, она видит только жадный и умоляющий взгляд над губами, которые предлагают ей спасение.
Она замирает, застывает перед этим взглядом. Такой Сандор Клиган ей одновременно знаком и незнаком. Незнаком - потому что она привыкла видеть его закрывшимся в броне собственного хладнокровия и презрения ко всему миру. Знаком - потому что она помнит, каким он был, рассказывая ей о том дне, лишившем его кожи на большей части левой щеки.
Он отвезет ее домой? В Винтерфелл? К тете Лизе?
Санса не замечает, как по ее щекам бегут слезы. Сквозь вспыхивающие в сознании вопросы и страхи она думает, что это не похоже  и похоже одновременно на любимые ею романы, в которых отважный и прекрасный рыцарь спасает томящуюся в беде леди...
- Я не могу, не могу! - рыдания прорываются через ее попытки быть смелой. Санса расцепляет пальцы, переставая держаться за Клигана, и отталкивает его так сильно, как только может.
- Я не знаю, как... Почему... О, лучше бы мне умереть!

0


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Архив флэшбэков » Львиная добыча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC