Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Эпизоды » Муж и жена - одна сатана


Муж и жена - одна сатана

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название эпизода
Муж и жена - одна сатана
2. Место и дата действий
25 января 1997 года, ближе к вечеру.
3. Участники
Чета Лестрейнджей
4. Предупреждение
Не очень

0

2

Ночь всегда была покровительственницой в любовных делах Беллатрисы. Под покровом ночи супруга сбегала от Лестрейнджа, под покровом же ночи она к нему и возвращалась. Темнота - друг молодежи, скажете? Ну нет, далеко не всегда. Именно под конец вечера, ближе к ночи Беллатриса решила вернуться под темные светлы очи супруга. Палочка была при ней, под рукой, надежно спрятанная в декольте. Так, на всякий случай.
Женщина занесла руку над дверью, но почти сразу вспомнила, что теперь спальня общая. И что Беллатриса идет покончить с этим. Дверь отвороилась почти без скрипа. Пожирательница кивнула Рудольфусу, заходя в комнату. Она скинула на кровать мантию, оголяя плечи и оставаясь в одном лишь платье. Опив немного виски из бокала Рудольфуса, и даже не удивившись алкоголизму супруга, Беллатриса зашла за спинку кресла, на котором он сидел. Ее руки скользкользнули по шее Рудольфуса, по его плечам. Беллатриса расстегнула несколько верхних пуговок его рубашки, освобождая горло. Лестрейндж чуть надавила ему на плечи, чувствуя, как напрягаются мышцы Рудольфуса под пальцами супруги, чувствуя, что он ждет подвоха каждой клеточкой своего тела. И, возможно, не зря ждет.
Беллатриса старается размять шею и плечи Рудольфуса, чтобы ввести его в состояние, хотя бы близкое к уравновешенному, чтобы спокойно поговорить. Отчего-то мрачность Лестрейнджа не предвещает Беллатрисе ничего хорошего. Хотя, впрочем, ничего хорошего и быть не может, ведь Лестрейндж собирается съехать от мужа.
А Рудольфус сегодня мрачнее обычного. Он всегда мрачен, и это состояние стало его постоянным после безумной выходки Беллатрисы с его любовницей. Но сегодня Лестрейндж побил все рекорды. И от этого по коже Беллатрисы струится мороз.
- как у тебя день прошел? - сдавленным голосом интересуется Беллатриса, спеша спрятать свое волнение под маской невозмутимости. И, наверное, не лучший вопрос, чтобы поговорить с Рудольфусом. Беллатриса наполняется к его волосам, чувствуя типичный лестрейнджевский запах. Запах раздражения и вечного недовольства. Недовольства супругой. Запах ярости и расправы.
- я надеюсь, ты не очень зол на Крауча. Он, бедняга, посмел воскреснуть, - Неуверенно шутит Беллатриса, сильнее давя Рудольфусу на плечи.

+3

3

Рудольфус от природы не был склонен к философствованию, но если бы был, то наверняка не уставал бы удивляться, как можно одновременно любить и ненавидеть одну и ту же женщину с такой невероятной страстью, которая горела бы в нем на протяжении долгих лет.
С другой стороны, любой, кто знал Беллатрису, мог бы понять Рудольфуса довольно быстро. А любой, кто не знал - через пару-тройку встреч с этой прекрасной женщиной.
После выходки Беллатрисы в его день рождения между супругами пробежала черная кошка, точнее, целая стая кошек. И Рудольфус, совершенно равнодушно отнесшийся к смерти своей любовницы, не мог забыть, не говоря уж о том, чтобы простить, ее поцелуй Рабастана.
Однажды чаша любого терпения может переполниться, и Рудольфус, если бы задумался об этом, то понял бы, что и его терпению, если это можно было так назвать, приходит конец. Он устал, просто выдохся - устал ревновать жену ко всем мужчинам в ее жизни.
Тот огонь, что горел в нем, быть может и бесконечный, но определенно запал начал слабеть. Виной тому мог быть возраст, или болезни. Или то, что Беллатриса перестала быть настолько ценным призом.
Не отреагировав на вошедшую жену, Лестрейндж продолжил рассматривать огонь в камине. И даже когда жена подошла к нему, он не отказался от своего занятия.
- Оставь этот глупый тон, Беллатриса, - он решительно встает, сбрасывая с плеч руки жены, и поворачивается к ней. - Даже если бы Крауч не воскрес, ты бы нашла другую игрушку...

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2014-01-29 10:46:53)

+1

4

- А если я уже нашла себе игрушку, а, Лестрейндж? Куда более опрятную и послушную. И ещё до того, как воскрес Крауч, - рассмеялась Беллатриса в лицо мужу. А вот так она с ним будет! Если Рудольфус возомнил, что он может как угодно оскорблять Беллатрису, или, паче того, ограничиваться пренебрежительным равнодушием, он об этом пожалеет.
Кожа Беллатрисы, казалось, начала потрескивать от желания развязать конфликт.
Ты старая, уродливая ведьма. Тебя уже никто не захочет.
Голос Рудольфуса отдаётся в висках, обжигает едва ли не до слёз.
Меня хотят все, кроме тебя, - думает Беллатриса, со злостью всматриваясь в лицо Рудольфуса. Как только она согласилась с ним жить?
- А может и неопрятную, - Беллатриса хрипло смеётся, не видя дальше кончика собственного носа. Она перебирает слова, выбирая самые колкие и острые, и направляет их в самые уязвимые места Рудольфуса. Беллатриса достаточно хорошо его знает, чтобы выбрать самые болезненные Лестрейнджевские места.
- А может это ты моя игрушка. Уже давно. И мне не нравиться перемена в твоём настроении. А если так? - обнажает зубы в дикой улыбке Беллатриса и отходит за спинку кресла. Просто на всякий случай.
Её муж - просто инвалид. Он даже с палочкой обращаться не умеет как следует, полагаясь только на физическую силу. Но Беллатриса отучит его от этой привычки и научит уважать собственную жену. Да она научит Рудольфуса не хуже любого другого любовника бегать за ней, дарить подарки, ухаживать.
И мысль об этом пьянит Беллатрису.
Она широко распахивает глаза и не может сдержать полуулыбки, которая не хочет сходить с губ. Кончики её пальцев ложатся на тёплую древесину палочки. Несколько секунд - и она знает, что делать.
Палочка лежит в ладони удобно и уверенно, словно Беллатриса с нею родилась. Хотя эта палочка даже не первая. Первую сломали. Но сейчас это не важно - важен лишь Рудольфус. Кончик палочки указывает на широкую грудь супруга.
- Ты всего лишь моя игрушка, хотя и не самая интересная, и не самая приятная.
Возможно дорогая, потому что первая. Беллатриса больше не понимает что делает.
Crucio*
Заклинание срабатывает с несильной вспышкой. Ты этого добивался, любимый мой?

______________
Crucio - Непростительное пыточное проклятие заставляет жертву испытывать сильную боль во всем теле. R

+1

5

Беллатриса язвит, смеется, но в ее глазах  - дикий огонек. Кажется, она злится, злится на него.
И то, что она толкует там об игрушке, опрятной и послушной... Кого она может иметь в виду? Но это не задевает его так, как задевает следующий ее смешок.
- А может и неопрятную, - глаза жены сверкают - она явно наслаждается собой и его беззащитностью перед той бездной, в которую недавно толкнула его в день его сорокасемилетия.
Он вскидывает голову, с ненавистью смеряя ее взглядом. Неопрятная игрушка...
Ничего болезненнее, чем представить брат и жену вместе, для Рудольфуса нет. Эта картина перед глазами все время, когда он позволяет себе вытряхнуть из головы все мысли.
Проклятая Беллатриса и Рабастан.
И не знай он брата так хорошо, уже убил бы его, а не ограничился трепкой с комнате Крауча.
И следующая ядовитая стрела, которую пускает жена, оказывается вновь почти смертельной
- Я не твоя игрушка, дрянь, - рычит Рудольфус, делая шаг к ней, но жена уже увлечена своими грезами, с приоткрытыми губами, блестящими глазами - а затем луч из ее палочки, на которую он не обратил внимания, летит в него.
Рудольфусу не хватает лишь мгновения, чтобы уйти с линии удара - самого незначительного мгновения.
Невербальное Круцио ударяет ему в грудь, когда он уже отшвыривает пинком стоящий между ними стул.
И хотя очевидно, что Беллатриса не использует полную силу, ему достаточно и этой боли, боли, которая проникает под кожу, поджигает нервы, вонзается в кости тончайшими длинными иглами...
Лестрейнд неловко валится на колени в шаге от жены, задевая стеклянный стол с бутылками и стаканом. С мелодичным звоном стекло рассыпается на каминной решетке, а он, тяжело дыша и с ненавистью глядя снизу вверх на жену, в порыве, на который уходят остатки сил, выбрасывает руку вперед и хватает ее за ногу поверх кожаного сапога.
И здесь на искаженном судорогой лице Лестрейнджа проступает ухмылка.
- Выбрала игрушку не по себе, - хрипит он и с силой дергает Беллатрису за ногу, лишая равновесия.

+1

6

Лестрейндж искренне восторгается видом лежащего на полу Рудольфуса. Он выглядит униженным и безопасным. И Беллатриса понимает, что хочет видеть его таким постоянно, самоутверждаться за счёт его глупой Лестрейнджевской гордости, наслаждаться собственным превосходством, пусть и несколько мнимым.
Беллатриса разглядывает Рудольфуса сверху вниз, впитывая мгновение как губка. Вид поверженного Рудольфуса даже в каком-то смысле возбуждает её. Пожирательница хочет доминировать, почувствовать свою власть.
У Лестрейнджа горячая рука, это чувствуется даже сквозь плотную кожу и меховую подкладку сапога. Рудольфус довольно сильно сжимает её ногу, но Беллатриса настолько заворожена зрелищем собственного превосходства, что забывает о банальной осторожности и не отходит вовремя на безопасное расстояние.
Запоздавший круциатус улетает куда-то в потолок, не нанося интерьеру комнаты видимого ущерба, а Беллатриса больно ударяется спиной об пол. От удара у женщины из груди вырвался тяжёлый вздох, в спине что-то болезненно кольнуло. Всё-таки ей сорок семь лет, а не двадцать - она уже старовата для подобных встрясок.
В первый миг Беллатриса теряется, но уже в следующий пытается оттолкнуть Рудольфуса, лягнуть его в грудь или в плечо. Наученная горьким опытом, который ей столь щедро подарил супруг, Беллатриса знает, что если промедлит - Рудольфус подомнёт её под себя, отберёт палочку, и она ничего не сможет с этим сделать. Поэтому пожирательница, несмотря на гудящую боль в голове, изо все пытается вырваться. У Рудольфуса железная хватка, тренированная годами квиддича, но Беллатриса ловче.
- Отпусти меня! - Беллатриса старалась, чтобы её голос звучал как приказ, и надеялась, что Рудольфус не заметил её испуга, - немедленно отпусти меня! - продолжила вопить Лестрейндж, не прекращая попыток к сопротивлению.
Но когда это её Рудольфус слушал? Верно, никогда. Это бесполезно. но просто так она ему не дастся, тоже верно. Беллатриса рывком садиться, хватает одну из чудом уцелевших при падении бутылок с виски, обрушивает на голову Рудольфуса. Но хватка мужа не слабеет (а может так кажется Беллатрисе). Женщина нащупывает рядом с собой палочку, снова поднимает.
- Flagello - она целиться мужу в лицо. Наконец, ей удаётся вырваться. Дрожа, Беллатриса поднимается на ноги, удерживаясь за камин. Ей приходиться опереться на него, чтобы не упасть. Главное - успеть раньше Рудольфуса.

_________
Flagello - Плеточное проклятие - проклятие, не без основания относящееся к Темным искусствам. R

+1

7

Разбивающаяся о его голову бутылка куда лучше Круцио. По крайней мере, бутылку он точно переживет. Однако ногу Беллатрисы он не отпускает.
Стекло и виски вокруг, мокрые волосы облепляют голову, а из-за попавшего в глаза алкоголя Лестрейндж практически ничего не видит. А тут еще новая напасть: он сначала слышит голос жены и свист плети, а затем по лицу расползается огненная боль.
Он на миг прижимает руки к лицу, чувствуя вспухающий наискось рубец, начинающийся над правой бровью и заканчивающийся на левой щеке.
Но оба глаза целы, и Рудольфус промаргивается от виски и мотает головой, чтобы стряхнуть с себя остатки стекла от разбитой бутылки.
Однако Беллатриса смогла вырваться, воспользовавшись тем, что он отпустил ее, и теперь поднимается, направляя на него палочку и не спуская настороженного взгляда. По ее неуверенным движениям, по тому, как она вцепляется в каминные украшения, явно с трудом удерживаясь на ногах, Лестрейндж понимает, что падение на пол не прошло для нее даром.
И несмотря на то, что ее палочка повторяет каждое его движение, он раздвигает губы в широкой и безумной ухмылке.
- Что, все еще не нравятся перемены в моем характере? Мальчишка-Крауч куда вежливее с тобой, да? Почитает тебя? Как мать?
Рудольфус выдавливает из себя смех пополам с болью откуда-то из самого нутра и сплевывает под ноги жены.
Плевок не долетает каких-то пару футов, но и этого достаточно.
- Да ты и годишься ему в матери. Это ты его старая игрушка, которую он нашел в чулане и не знает, что с ней сделать, выкинуть сразу или сломать.
Все это вырывается из него совершенно неожиданно даже для него самого, но Рудольфус чувствует облегчение в словах, хотя раньше был уверен, что разговоры не для него.
В этом вся Беллатриса, чего он ждал, собственно. Да ничего.
И он снова улыбается, хотя ему охота биться головой о стены или сжимать в руках шею жены до тех пор, пока ее глаза не наполнятся кровью и не остекленеют.
Он рывком вытаскивает палочку из кармана брюк и с яростью отбрасывает ее на пол, в сторону, а затем, опустив голову, исподлобья смотрит на жену. Она тяжело дышит, но следит за ним, как затравленный зверь следит за своим охотником.
- Правильно, бойся меня. Не расставайся с палочкой, потому что мне не понадобится даже она, когда я захочу прикончить тебя и твоего мальчишку. И когда я решу это сделать, тебя ничто не спасет.

+2

8

Нет, Беллатриса не позволит Рудольфусу задеть ее чувства. Не сегодня, не сейчас. Она и так нетерпелась достаточно.Ты уродливая, старая ведьма.
- а ты не меньше годишься ему в отцы, - веско замечает Лестрейндж, не отводя палочки в сторону. Если Рудольфус возомнил себя великим оратором и решил, что способен задеть чувства супруги, он сильно ошибается. Тебя больше никто не захочет... Беллатриса оплатит Рудольфусу сполна той же монетой. Чьё самолюбие уязвимей, Блэков или Лестрейнджей, это спорный вопрос.
- может и я его игрушка, - улыбаясь мнимо соглашается Лестрейндж, а потом спешит развеять все сомнения, - да только в постели он куда лучше тебя, - на то самое мгновение, похожее на вечность, Беллатриса замолкает, облизывает губы, словно раздумывая, продолжить ли, но потом злорадно прищуривается, продолжая кидать слова, как камни, в Рудольфуса, - впрочем, любой лучше тебя в постели. Даже твой брат, - на лице Беллатрисы проскальзывает торжествующая улыбка, женщина хищно выгибает шею, с вызовом во взгляде смотря Рудольфусу в глаза. О, Беллатриса ни капли не сомневалась, что ее уколы достигли цели. Ее желание просто съехать от мужа свелось к нестерпимому желанию причинить ему боль.
Лестрейндж даже представила истекающее алой кровью сердце Рудольфуса, израненное, покрытое огромными и бордовыми царапинами, шрамами и рубцами, с черной подсыхающей кровью по краям. Она представила, как полосует сердце острыми когтями, в роли которых выступали ее слова и поступки, как она безжалостно разрывает нежную, местами уцелевшую плоть и бредит старые раны. Ведьма торжествующе расхохоталась, сопровождая смехом свои слова.
Слова о том, что Рудольфус собирается убить свою супругу вместе со штатом любовников, лишь веселят ее. Беллатриса даже не обращает внимание на подозрительную разговорчивость Рудольфуса.
- а я не боюсь тебя, - храбро заглядывает Лестрейндж в лицо супругу и, словно в подтверждение своих слов, делает шаг навстречу ему, - а если я тебя не боюсь, Лестрейндж, что ты тогда будешь делать? - Беллатриса подходит почти вплотную, - зачем тебя бояться?! Ты старик! Урод! Инвалид! - на последнем слове Беллатриса изо всех сил пнула Рудольфуса в колено, в колено больной ноги.
- ну и что, что ты мне сделаешь? Убьешь меня? Не убьешь. Сотню раз обещал, но не убил. Побьешь меня? Сто раз бил, бессовестный. Мне уже не страшно, - Она с презрением заглянула в глаза Рудольфуса.

0


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Эпизоды » Муж и жена - одна сатана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC