Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Эпизоды » Safe and Sound


Safe and Sound

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название эпизода
Safe and Sound
2. Место и дата действий
Февраль 1982 года, Азкабан, камера №407
3. Участники
Нарцисса Малфой, Беллатриса Лестрейндж
4. Предупреждение
не планируется

+1

2

Скоро будет три месяца аду, что твориться вокруг Беллатрисы с того памятного декабрьского дня (или вечера), когда Бартемиус Крауч-старший огласил приговор перед лицом Визенгамота, упекая обвиняемых за решётку. Всех обвиняемых, включая собственного сына и её, Беллатрису. Впрочем, факты были на лицо, да и Беллатриса была готова к Азкабану, когда шла к Лонгботтомам. Или раньше, когда узнала, что Тёмный Лорд пал. Или когда принимала метку. И хотя сейчас это утратило свой смысл, Беллатриса знала, что тогда была готова. Была готова до тех пор, пока не оказалась в аду.
Магглы говорят, в аду горит вечный огонь, пылающий для грешников, но Беллатриса знает, что это не так - в аду холодно настолько, что ночью можно перестать чувствовать не только кончики пальцев или носа, но и ногу, руку, живот. Вчера Беллатриса осознала, что не чувствует сердца, только пустоту и темноту, но Лестрейндж было всё равно. Она знала, что сердце есть, потому что слышала отдалённые глухие удары, которые вскоре перебил ор Рудольфуса.
Их разделяет стена, но это мучительнее всего. Они не могут видеть друг друга. Спустя неделю после заключения Беллатриса впервые подумала, что Рудольфуса нет - это кричат дементоры, узники, кто угодно. А Рудольфуса нет, она ведь не видит его. А через месяц она решила, что его никогда и не было.
Рабастана Беллатриса видела каждый день - их камера была напротив. Она всегда могла подойти к решётке, сесть на пол и смотреть. Иногда они просто час за часом смотрели друг другу в глаза. И Беллатриса чувствовала, что пропадает. Поэтому она называла его Бастиком, и всё прекращалось. А потом Беллатриса перестала верить и в Рабастана - ну и что, что она его видит, слышит. Это морок, мираж. Его нет, и никогда не было.
Есть только она, Беллатриса. Потому что она чувствует. Беллатриса плакала, смеялась - доказывала самой себе, что существует, что жива. Она раздирала ладони в кровь на ладонях, чтобы чувствовать боль. Гладила себя, чтобы почувствовать ласку. И верила, что жива.
А сегодня она поняла, что три месяца скрывала от себя простую истину - её тоже нет. Нет, как и Рабастана, и Рудольфуса. В этот день Беллатриса даже не встала со своей койки, лежала, положив одну руку на грудь. Койка была слишком узкой даже для Беллатрисы, поэтому её рука касалась пола, отдаляясь от обладательницы. Но Беллатрисе было всё равно - её нет. Не помогали окрики других Лестрейнджей, даже дементоры не были чем-то ужасным. Чего страшиться, остерегаться, если тебя нет?
За три месяца, проведённые в Азкабане, Беллатриса научилась не вспоминать, научилась забывать. Чтобы не привлекать к себе дементоров это было необходимо. Она довольно быстро убедила себя в том, что её прошлого не существует - всё выдумано ей.
Поэтому, когда аврор открыл дверь её камеры, она даже не повернула головы.

+2

3

Холод неприятно пронизывал, как тонкие нити, сковывая все тело. Лишая утонченные и изящные пальцы движения, дрожащие руки и онемевшие пальцы от холода старались поправить мантию, обвитую мехом поправить, закутаться или спрятаться? И правда, хотелось закрыться ото всех, спрятаться ото всего мира, в этой прекрасной мантии, чтобы она вмиг стала мантией-невидимкой, но ведь уйдя от проблемы, она не решится? Слишком долго нужно прятаться под этой мантией, а
это, увы, не выход. Но и то, что сейчас происходит давно вышло из -под контроля, причем, не только контроля Нарциссы Малфой, но и многих людей. Оставалось принимать все как должное, как голые факты и просто бороться с собой, не дать себе возможность опустить руки. Ведь теперь она не одна, с ней супруг и сын. Сын - ее смысл жизни, цель, ради которой нужно справится с собой. Нарцисса слишком сильно хотела реФбенка, с нетерпением она и ее супруг, Люциус, ждали появления первенца, наследника великого рода и его продолжателя, того, кто будет с достоинством носить фамилию Малфой и  гордиться этим.
Нога переступила порог, разделяющий два мира, две разных жизни, мир - нормальных людей, у которых есть самое главное - свобода, и мир людей, у которых даже и души может не быть, пустых людей, не живущих, а существующих, а может, некоторые из них, единицы, еще и пытаются выжить, но надолго ли хватит их стремления? Через сколько они сломаются и пополнят ряды существующих?
Среди всего этого ада, кошмара находилась ее Белла, самый близкий человек после смерти родителей. Беллатриса Блэк, а теперь уже несколько лет и Лестрейндж оказалась запертой в четырех стенах, прикованной железными оковами к полу.
Сделав несколько шагов, леди Малфой зажмурилась, неприятный запах, с примесью тухлости и сырости и еще неизвестные ингредиенты, входящие в его состав, заставили исказить лицо женщины, тошнота настойчивыми и быстрыми шагами подбиралась все ближе и ближе. Стоило огромных усилий побороть позывы и заставить себя двигаться дальше.
И вот, они уже с аврором проходят мимо камер, миссис Малфой не решается заглядывать сквозь решетки, явно, зрелище не самое радужное и приятное.
Наверное, нужно что-то сказать? Первая леди Англии мнется, и даже кажется, что она перебирает в руках подол шелковой карамельной юбки. Но подобное смятение и скованность длятся совсем не долго, она вновь одевает свою главную маску - безразличия, и грациозно( будто бы не по камере Азкабана, а во время бала) "плывет" в сторону Беллатрисы, которая не видит ее, так как сидит к ней спиной.
- Здравствуй, Беллатриса. - так официально и пафосно произносит Нарцисса.
Бросив быстрый взгляд на лавочку, дабы убедиться, что она чистая, миссис Малфой садится.
- Неожиданное место для встречи. Могу даже сказать, что худшее, где я бывала. - сколько раз, младшая из сестер Блэк задавалась вопросами "Зачем? Почему Белла? Когда все произошло? Когда ты решила оставить на своем предплечье   эту отметку, от которой по коже идет холодок?"

+2

4

Беллатриса слышит голос, смутно знакомый. От него по спине женщины тонкой змейкой скользит холодок. Но Лестрейндж привыкла к холоду. Здесь, в Азкабане, её этим не удивить. Как и голосом. Лестрейндж давно слышит голоса - они зовут, зовут из прошлого. А потом приходят дементоры.
Но Беллатриса всё равно оборачивается.
Она разглядывает посетительницу несколько минут, чуть склонив голову вбок от небольшого интереса. Потом облизывает губы - странная привычка, укоренившаяся за последние несколько месяцев - и выносит вердикт:
- Ты похожа на мою сестру, - несколько грустным тоном сообщает Беллатриса, улыбаясь. У неё была сестра. Раньше, в прошлой жизни, была. До того, как её втолкнули в эту узкую камеру.
Неужели место настолько неожиданно? Беллатриса была готова к Азкабану, когда принимала метку. Непростительные использовала и того раньше - а ведь по закону даже одно, самое маленькое непростительное карается пожизненным заточением.
Беллатриса жадно разглядывает Нарциссу, её светлые волосы, мех на мантии. Мерлин, как она устала смотреть на однообразные серые стены и Рабастана. Беллатриса даже начинает верить в реальность происходящего. Но скоро одного взгляда ей начинает не хватать. Пожирательница неловко встаёт с кровати и прикасается к плечу посетительницы, осторожно, словно боясь, что она раствориться в воздухе, как призрак или мираж.
Но Нарцисса вполне себе осязаема. Её мантия тепла на ощупь. Духи миссис Малфой постепенно заполняют всё пространство камеры, и Беллатриса чувствует тонкий аромат, жадно вдыхая его после аромата тюрьмы. Однако не может до конца поверить - настолько силён сон, куда затягивает Азкабан своих заключённых.
- Цисса, это правда ты? - наконец спрашивает Беллатриса. Говорить что-то ещё кажется глупым. Не рассказывать же о том, что Нарцисса уже к ней приходила? Приходила, а потом растворялась, порождение безумия. Хрупкой и нежной младшей Блэк это знать совершенно ни к чему.
Беллатриса и так бросила свою младшую сестрёнку во внешнем злом мире. Но, ведает Салазар, не ради лучшей жизни. Ради долга.

+3

5

Нарцисса уже привыкла к этому мерзкому запаху, приелся, довольно быстро запах гнили и испорченности перестал ощущаться  и окрасился в прозрачный для аристократичной женщины. И стены с потеками от дождя, паутина, так же не бросаются резко в глаза, как, например, несколько минут назад. Неужели - это и есть привыкание? Такое быстрое и неосязаемое; самые ужасные вещи воспринимаются как должное, не выбиваются из привычной колеи. Так и Белла привыкла к грязи, крикам. Неужели это предел, тот самый предел, когда ты медленно прощаешься с рассудком и не можешь ничего изменить? Нет.. Это не так, этого не может быть, Беллатриса сильная, она справится. Такая находчивая и эмоциональная, она всегда была из разряда людей "в ком живет жизнь, бьет ключом". И снова в голове женщины всплывает навязчивый уже вопрос "зачем?"
- Цисса, это правда ты? - Нарцисса теряется. Что ей ответить? То есть, что ответить понятно, прошло ведь совсем немного времени, как Белла оказалась здесь, неужели, она не справится с этим испытанием. Сломается.Но такие не ломаются, их сила заряжает.
- Правда, Беллатриса, я не мираж и не твой сон. Я пришла, извини, что сейчас, я не могла раньше. - уверенность и хладнокровие вновь ненадолго оставляют миссис Малфой одну с сестрой, в ней вдруг так очевидна, видна та юношеская, практически детская робость, неуверенность, о которой только и знала Белла, даже при родителях, сестра Пожирательницы Смерти держалась твердо и уверенно. Так как так получилось, что самый близкий и родной человек оказался один среди тонн воды, в каменной прогнившей тюрьме?
- Когда, ответь мне, когда, все изменилось, когда на твоем предплечье появилась это татуировк ассоциировавшуюся у всех с болью и адом? - намного легче было принять такую же отметину на предплечье мужа, намного легче. Недолгий разговор и вот, Нарцисса уже знает, что супруг один из приспешников Темного Лорда. Неожиданно весьма, но эта новость не производит такого эффекта, как та, что сестра так же пополнила ряды Пожирателей.
- Извини, эмоции, знаю, что это сейчас лишнее. До сих пор не верю во весь этот кошмар, должно пройти время, не так ли?

+2

6

Уголки рта Беллатрисы взлетают вверх, когда Нарцисса говорит ей о своей реальности. Интересно, чтобы сказал мираж, если эта Нарцисса не врёт. Что же, от общения вряд ли будет хуже, особенно, если учесть, как сильно тосковала Беллатриса по разговорам с сестрой.
- Я раньше скучала, - будничным тоном сообщила Беллатриса, словно предложила чаю, когда Нарцисса заглянула летним днём в Лестрейндж-холл. Нарцисса не спешит прикоснуться к сестре, и Беллатрису, частью души понимая её и не желая навязываться, сама несколько отстраняется. Она не чувствовала живого тепла несколько месяцев, но подождёт ещё, сколько будет нужно.
Лестрейндж слышит вопрос сестры.
- Ты спрашиваешь, когда появилась татуировка, или когда я решила, что готова отдать жизнь и свободу ради того, чтобы очистить мир от грязной крови, потупляющей истинных волшебников? - когда Беллатриса говорит, она широко раскрывает глаза, смотря в лицо Нарциссе. всем, включая собственное безумие, Беллатриса будет доказывать, что страдает не зря. Когда появилась татуировка? Таутуировка была всего лишь символом. Абстрактным знаком служения. То, о чём хочет спросить Нарцисса случилось гораздо раньше. Когда она поняла, что готова сложить голову ради Идеи и... одного единственного полукровки. От этой мысли Беллатрисе становится смешно, и она смеётся. Громче, громче. Пока эхо от каменных стен не заглушает её собственный голос. Это помогает ей не сойти с ума. Так считает Беллатриса.
- Спустя около двух лет после моего замужества с Рудольфусом, - за соседней стеной послышался шорох, и Беллатриса поняла, что все заключенные притихли в своих камерах, внимательно следя за сестрами. У Азкабана нет секретов, нет ничего святого, - я поняла, что должна служить Идее. И что я готова ради её пытать, убивать, и даже умереть. А ещё через несколько лет я приняла метку. И почти в это же время поняла, что мне нравится пытать, убивать, и что я буду рада умереть во имя Идеи, - Беллатриса больше не смеётся, ограничиваясь улыбкой. Кажется, когда она была на свободе, не смеялась так громко, часто и непристойно для Леди. Кажется, это ненормально?
- Эмоции. Я думала, что это хорошо, потому что это значит, что живёшь, - Лестрейндж облизнула потрескавшиеся губы, - а теперь я не уверена.
- Давай, расскажи мне, как дела в Англии и почему твой муж нас не навещает.

+2

7

Воссоединение двух сестер происходит крайне осторожно, не смотря на всю уверенность и спокойствие, Нарцисса, будто бы маленькая, несмышленая девочка, боится сделать что-то "не так". Не так вздохнуть, не то сказать. Встреча с сестрой, тем более, с другой.. Нет, она все та же: пышная, угольно-черная пышная копна волос, бледная кожа, и завораживающей взгляд, но Цисса чувствует, что даже за это короткое времяпровождение в Азкабане, ее старшая сестра Белла, кардинально изменилась.
Мне давно нужно было привыкнуть, что Беллатриса уже другая. Веду себя, не меньше, чем второкурсница - хаффлпавка, продолжаю верить во что-то, и ведь сама уже не отвечу себе на вопрос: "во что?" Может, в то, что все еще может быть по-прежнему? И я этого ожидаю?
Наконец, Беллатриса затрагивает ту самую тему, которая так волновала и пугала Нарциссу. Белла сама заговорила, сейчас, блондинка слушала крайне внимательно свою сестру, будто бы боясь пропустить какую-то очень важную часть разговора.
Пытать и убивать? О, Мерлин, и все это говорит моя сестра? Отнюдь, я никогда не была неженкой, которая не слышала о насилии и боли, но я не думала, что все это будет нести моя сестра. Так же, я и предположить не могла, что всё это подберется слишком близко ко мне.
Миссис Малфой не осуждала свою сестру, даже могла понять ее от части: в жизни чистокровной, аристократической леди, крайне мало эмоций, которых так не хватало ее сестре, главное, - это благополучие в семье и наследники.. пожалуй, и всё.
Тем более, Беллатрикс никогда не была обычной аристократкой, такая яркая и эмоциональная, и не намека, на холодность, отстраненность и жеманность. Она одна из немногих, кто оставался "живой" и жил по-настоящему, а не так, как этого требуют написанные столетиями назад правила, тем более, она в отличии от Андромеды, не нарушала их. - Давай, расскажи мне, как дела в Англии и почему твой муж нас не навещает.
- У тебя родился племянник.. А у Люциуса долгожданный наследник, он так обрадовался мальчику. Мой супруг и дальше продолжает работать в Министерстве Магии, скоро должен пойти на повышение.. - блондинка начала с самого банального.- А почему не навещает? Беллатрикс, у него всё свободное время забирает работа. - ложь.. И пусть, благодаря плохому освещение не видно бледного лица Нарциссы, догадаться, что она лжет не составит труда.
Если быть до конца откровенными, мистер Малфой не хочет ничего иметь общего с узницей Азкабана и женщиной, которая положила тень на фамилию Малфоев, мужчина откровенно отказался от родственных уз с Лестрейнджами, причем, со всех их семейством.
Сказать все это своей сестре, миссис Малфой просто не смогла, во-первых, потому, что отношения между Люциусом и Беллатрисой никогда не были особенно теплыми и родственными, а во-вторых, супруг урожденной Нарциссы Блэк, всегда относился с неким остережением к безумной сестре своей супруги.

+3

8

- племянничек, - смеётся Беллатриса, - я помню про племянничка. Однако это не повод отсиживаться в министерстве , подлизываясь к министру, пока мы гниём в темнице. Мы приносили одинаковые обеты, но почему-то оказались в разном положении! Хочешь что бы я поверила, что Малфой верен своему долгу? Я не дура, дорогая сестрица. Он предал нас, как и многие. Тех, кто остался верен Тёмному Лорду можно пересчитать по пальцам, - Беллатриса отворачивается, обхватывая себя руками. В Азкабане холодно. Очень холодно. Но некоторые воспоминания холоднее стен тюрьмы, - я была самой верной, самой преданной, - добавляет Беллатриса после некоторой паузы. Она совсем недавно пришла к этому выводу. Кто, кто здесь предан Повелителю сильнее мадам Лестрейндж? Другие Лестрейнджи, Крауч? Они пошли сюда за Беллатрисой. Долохов? Будь его бы воля, он бы не сел. Керроу? Судя по вокальным дуэтам на языке славянина, она тоже села не только за Идею. Беллатриса одна, одна осталась верна Тёмному Лорду.
Лестрейндж меряет шагами пол своей камеры. Всё должно быть не так. Она должна быть рада видеть Нарциссу, нарцисса должна быть рада видеть её. Они должны разговаривать обо всём на свете: о семье, об Англии и о надежде на светлое будущее. Но Беллатриса не может себя заставить говорить об этом. Она отреклась от семьи, когда принимала метку. Она проиграла Англию, когда попалась в руки авроров. Она, конечно, верит в светлое будущее, но вот только по лицу миссис Малфой ясно, что светловолосая женщина уверена - сестра не выйдет из тюрьмы. А если и выйдет, то точно не потому, что Тёмный Лорд жив и придёт на помощь своей верной соратнице. Беллатриса не хотела углубляться в поток мыслей, но привычки одиночества брали своё. Беллатриса боялась того, о чём думала. Боялась, что её мысли могут оказаться истиной. Неужели Нарцисса рада, что Тёмный Лорд пал.
За камерой веет холодом. Внутренности Беллатрисы болезненно сжимаются. Она падает на кровать, не в силах стоять на ногах. Нет, только не в обморок. Не сейчас. За решёткой проплывает тёмный плащ дементора. Беллатриса, кричит, сама не слыша свой крик. На мгновение ей показалось, что ей снова тринадцать лет, и она тайком подсматривает за тренировкой Слизеринской команды по квиддичу. Всё проходит так же быстро, как и начиналось. Дементор скрывается в конце коридора. Но Беллатриса ещё долго мучительно кашляет, стараясь справиться с холодом и спазмами лёгких.
- Трудно поверить, что они раньше служили Тёмному Лорду... Говори, Цисса, не молчи. Расскажи мне о чём-нибудь. Я просто хочу слышать живой человеческий голос.

+1


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Эпизоды » Safe and Sound


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC