Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Библиотека, учительская и кабинеты преподавателей » Добро пожаловать к профессору Слагхорну


Добро пожаловать к профессору Слагхорну

Сообщений 61 страница 90 из 90

61

Гермиона внимательно смотрела на своих собеседников, но из виду не упускала и своих друзей. Само собой заниматься двумя разными делами одновременно было сложно, но это же Грейнджер.
- Добрый вечер. Не желаете ли пуншу? А может, тыквенный сок? - спросила милая с виду девушка у гостей, а староста лишь кивнула медленно, поблагодарив Дэй за пунш. Само собой сейчас пить Гермиона не собралась, если только за компанию с интересными гостями. Все бы было хорошо, если внезапно к ним не присоединилась Лиза Турпин. Странное противостояние, в котором обычно выигрывала подруга Поттера, а не Лиза. Почему? Потому что в чем-то она все равно уступала "главной умнице и заучке" всея Хогвартса.
"Не будет же она на встрече пытаться меня чем-то задеть? Нет, да и зачем ей это?" 
Грейнджер сдержанно взглянула на девушку, потом услышала, как к ним кто-то подходит. Пожалуй, эти шаги она могла бы узнать, где угодно - профессор Снейп. Гриффиндорка непроизвольно внутренне сжалась, потому что обычно разговоры с этим человеком заканчивались непрозрачными намеками на то, что Гриффиндор - сборище глупых выскочек, а дальше следовало снятие энного количества баллов.
"Лучше бы я пошла к друзьям, а не сюда... Не хватает Паркинсон и Малфоя!"
- А где же потерялся Избранный?
Староста немного поджала губы, взглянула на мужчину прямо и серьезно, как обычно, без страха, но с долей отвращение за нелюбовь к Гарри.
"Наверное, он бы первый пришел на весть, что с Гарри что-то случилось... Да, был бы этому рад, несомненно".
- Гарри, - как бы уточнила Гермина, вдохнула поглубже, но тут на пороге появился Филч...и Малфой. Завхоз вопил что-то про нарушения, а Слизеринский Принц пытался доказать, что он приглашен.
"Разве? Когда? Кто?"
Девушка невольно взглянула на Рональда, потом попыталась отыскать взглядом Гарри. но его все еще не было в кабинете.
"Неужели он обиделся, что его не позвали... и решил сюда проникнуть? Конечно, это же лучше, чем бегать отпрыску Малфоя с подносом в руках, как другие ребята. Может быть, его кто-то позвал, но мне было не до этого. Выслеживать, кто пригласил Драко Малфоя сюда, но это явно не Паркинсон".
Тут наконец-то пришел Гарри, и Гермиона выдохнула спокойнее, потому что когда Поттер и Узли где-то рядом ей спокойнее. Значит с ними все хорошо, а она контролирует ситуацию.
Пока все отвлеклись на удивительную сцену разборок Филча с Малфоем, Грейнджер извинилась перед гостями и собеседниками... и под предлогом нужно срочно отойти, поспешила к Гарри.
Само собой вышло некрасиво, но нужно было срочно поговорить с Поттером, а еще лучше с Роном, Джинни и Дорой. Но было поздно...
По пути к другу староста решила пройти к нему через Уизли.
Минута, точнее секунда и Тонкс уходит, а вслед за ней Джинни.
- Рон, что произошло? - спросила гриффиндорка у рыжеволосого друга, немного нахмурилась и приподняла бровь. Неловко находиться здесь, среди незнакомых людей в таком наряде, а тем более неловко перед Рональдом и Гарри, потому что обычно она выглядит совсем по-другому. Девушка неловко заправила прядь волос за ухо, вновь посмотрела в глаза Уизли.
"Стоит отойти на минутку, так он что-нибудь да натворит!"

0

62

Девушка с Когтеврана завязала с гостями беседу. Что-то вроде интервью. Странное какое-то интервью. Не очень приятным оно показалось Лесли. Краем глаза Дэй заметила профессора Снегга - его, всего в чёрном, трудно было не заметить в этой пестроте.
Снегг на вечеринке у Слизнорта? Да это гремучая смесь, ребята!
Впрочем, судя по тем, кто здесь собрался к данному моменту и кто продолжал прибывать на праздник, гремучести в этой смеси и без бывшего зельевара по уши хватало. Вроде, всё ярко, красиво и празднично, а некая напряжённость чувствовалась. И это немного беспокоило Лесли.
Снегг подошёл к Гермионе и весьма недружелюбно поинтересовался у неё, где "Избранный".
Хм, а не всё ли ему равно?
В зал ворвались Филч с Малфоем напару (или Малфой напару с Филчем?) и тут же завладели всеобщим вниманием, особенно Слизнорта, который кинулся их разнимать. Шуму от этих двоих было предостаточно, что Лесли очень не понравилось; девушке дико захотелось убраться подальше. К счастью, из группы гостей пожелала выпить только Гермиона, а потому новоиспечённая (и, кажется, абсолютно никудышная) официантка отправилась нарезать очередной круг по зале. Это было куда лучше, чем стоять в толпе, да ещё и такой, что её центром были Малфой и Филч. Малфой, к слову сказать, в последнее время был какой-то странный; были моменты, когда Лесли почему-то было его даже жалко. Она сама не могла объяснить, почему, но дела обстояли именно так. Вид какой-то был у Малфоя...потерянный. Это ему определённо не шло.
В той же толпе Дэй заметила фигуру Сьюзан Боунс.
Не удивлюсь, если сюда половина Хаффлпаффа сбежалась в качестве официантов и всевозможных помощников, - улыбнулась девушка. - Что поделаешь, не зовёт нас никто никуда, приходится самим изворачиваться, чтобы не скончаться от скуки.
Как-то незаметно с подноса разобрали наконец все напитки, и Лесли пришлось вернуться: не будешь же ходить с пустым...

0

63

Панси взглядом поблагодарила Эдриана за пунш и отпила глоток, закрывая глаза в преувеличенном восторге. Слизнорт определенно знает толк в зельях, как и в напитках, о чем она тут же сообщает зельевару, на что тот польщенно замечает, что всего лишь потакает своим слабостям в любви ко всевозможным сладким деликатесам.
Паркинсон, известная тем же, понимающе кивает. О да, сладости тают во рту и оставляют на губах вкус победы.
Подошедшая Турпин, которую Панси не любит, но сама перед собой делает вид, как будто не помнит, за что именно, портит благодушное настроение слизеринки. Лиза вертится, улыбается, заигрывает с гостями и вообще ведет себя как невоспитанная маггловка, коей, впрочем, и является. Странно только, что маги ведутся на эту уловку, на эту маску простушки, и когда даже Пьюси начинает болтать когтевранке комплименты, Панси всаживает ногти в рукав его нарядной мантии с такой силой, что чувствует боль на кончиках пальцев.
Даже Грейнджер, которую Паркинсон сегодня полна решимости просто игнорировать, не раздражает так, как это делает Турпин одной своей тонкой ухмылочкой.
Панси крутит головой, приветствует декана, обегает зал взглядом в поисках Поттера и улыбается гаденько в ответ на неуверенный взгляд Лесли Дэй, которая выглядит уж совсем нелепо в наряде официантки...
Стоп! Блондинистые кудри Браун оказываются практически шоком: Паркинсон не был готова увидеть свою чистокровную коллегу в отряде обслуживающих вечеринку простаков и теперь готова из кожи вон вылезти, чтобы та увидела ее сочувствующий взгляд, скрывающий едкую насмешку. Она, быть может, и подошла бы к Лаванде позлорадствовать, но не успевает: на вечеринке эффектно появляется Малфой.
- В умении эффектно появиться ему не откажешь, - саркастично делится она своим замечанием с Эдрианом, на миг позабыв, что сама решила никогда не обсуждать с Пьюси своего неудавшегося жениха.
Однако Эдриан ее удивляет, вслед за Слизнортом вступаясь за Малфоя.
Повинуясь движению Пьюси, она прижимается к нему ближе, но безучастно: ее куда больше интересует, почему Млфой пялится на Турпин. Уж не о приглашении от нее он вел речь, ведь сам Слизнорт приглашать его не стал бы?
Едкий привкус поражения поднимается в горле Панси, пока Эдриан, еще несколько раз любезно отозвавшись о вечеринке, начинает уводить ее в сторону.
Ей стыдно во все глаза смотреть на дальнейшее, поворачивая голову все сильнее, пока не начинает болеть шея, но она все же делает так еще несколько раз и даже успевает заметить, как на помощь Малфою приходит хаффлпаффка, флиртовавшая с Эдрианом на Благотворительном Балу.
- А вот и Избранный, - переводит тему Пьюси.
- Наверное, не смог уснуть без Уизли и Грейнджер и теперь разыскивает их по всему замку, - бездумно и автоматически отзывается Панси, не в состоянии скрыть того, то ее мысли заняты совсем другим.
Рядом мелькает форма официантки и Панси ставит пустой бокал (и когда только она успела все выпить?) на поднос и хочет взять следующий, но не тут-то было: поднос пуст.
- А где же напитки? - фальшиво-ласково спрашивает она официантку. поднимая на нее глаза и тут же расплываясь в противной улыбке: это же Дэй с Хаффлпаффа. - Неужели так сложно справиться хотя бы с тем, чтобы на подносе всегда было, что предложить гостям? Профессор Слизнорт слишком добр к Хаффлпффу.

+2

64

Джинни и Тонкс кричат на него вместе и по отдельности. Рона это даже немного утомляет. Он и не думает отказаться от своей идеи, просто видит, что обратился не в том месте не в то время и не к тому человеку. Ничего, может. ему удастся как-нибудь поймать Тонкс, когда она будет в другом настроении...
Когда и аврорша и сестра уходят, рыжий переводит дух с облегчением. Мысль, что Джинни может попасть в неприятности, Рону даже не приходит на ум: он слишком доволен тем, что она наконец-то отстала от него.
Зато теперь он может посвятит себя второй важнейшей задаче - проследить, с кем на вечер пришла Гермиона.
Шугаясь косых взглядов и смешков тех, кто видел его позорный провал с Лавандой, Рон по стеночке пробирается к кучке, где стоит Грейнджер. Там все еще присутствует Турпин, благо, Паркинсон и Пьюси отошли и теперь не испортят Рону остатки вечера.
Заглядевшись на Малфоя и Филча, Рон еще несколько раз натыкается на снующих повсюду официантов, но, хвала Мерлину, на этот раз без инцидентов. А заметив Гарри, Рон и вовсе принимается махать другу как сумасшедший, счастливо улыбаясь: наконец-то он начинает чувствовать уверенность в себе, которая всегда возникает, когда рядом друзья. Впрочем, через секунду вопли Малфоя снова приковывают к себе внимание Уизли. Он уже почти хочет пойти в самую гущу этой заварушки и уверять всех, то Хорек врет и никакого приглашения у него нет и не было.
- Рон, что произошло? - строгий голос Гермионы удерживает его на месте. Так, наверняка она заметила его споры с Джинни и Тонкс, и теперь ему нужно постараться и увести ее со следа.
- Да вон Хорек пришел без приглашения и его поймали! Еще бы, кто захочет приглашать Малфоя на вечеринку, сама...
Рон разворачивается к подруге и осекается, увидев ее как следует. Издали, за людьми, он и не заметил, что Гермиона пришла в самом настоящем платье и теперь это платье предательски сбивает его с мысли.
- Я просил Тонкс тренировать АД, а она отказалась и они с Джинни наорали на меня, - зачарованно выкладывает он то, что хотел скрыть, не отрывая взгляда от платья Гермионы, а затем протягивает руку и касается тканевых цветов на плече подруги.
- Платье.., - идиотски выговаривает он, как будто у него просто взяли и кончились все остальные слова.

+2

65

Если кто и может растормошить любую компанию своим появлением и заставить уважаемых волшебников распахивать рты в безудержном желании отпустить очередную сальную шуточку или сплетню про героя, так это Поттер - движущая сила всего магического мира. Сам по себе довольно неприметный и тихий, он мигом привлекает к себе внимание, если не всех собравшихся здесь, то большую половину точно. Как для себя отмечает Лиза: к нему невозможно относиться нейтрально. Можно принимать его сторону и всегда следовать за ним, либо ненавидеть и отвергать все то, что он собой олицетворяет. Даже несмотря на то, что некоторые идеи и поступки грифиндорца порой не лишены здравого смысла.

Возможно, если бы Лизу распределили на Гриффиндор, у нее сложилось бы иное мнение о Поттере. Но так уж вышло, что она - себялюбивая рейвенкловка и ждать, пока какой-то мальчишка - ее ровесник, к слову - спасет задницы сильных мира сего, она просто не может себе позволить.
Зато может позволить себе Грейнджер, которая чересчур спешно для крайне заинтересованной гостями особы заканчивает разговор и сбегает к шрамоголовому, видимо считая своим долгом охранять его честь и поддерживать достоинство.

И пока заучка кудахчет над золотым яйцом, Уизли начинает трясти от одного только вида оголившихся плеч подруги. Лизе интересно, замечает ли Браун такое маленькое предательство со стороны рыжего, но еще более занимает Турпин то, куда внезапно исчезают взбалмошная аврорша и сестрица Уизела. Мировым заговором здесь и не пахнет, но вряд ли они сбежали с вечеринки, просто чтобы напиться под завязку.

Даже профессор Снейп, взявшийся из ниоткуда и привнесший в целомудренное веселье помимо своего обычного сарказма еще и приличный слой пыли, не отказывает себе в удовольствии спросить об Избранном, при этом уничтожая безразличием, льющимся из черных глазных бусин всех, включая и свой факультет.
Лиза, быть может, тоже засмотрелась бы чуть дольше положенного на Поттера, но ее саму изъедают взгляды с разных сторон, что в каком-то смысле держит в тонусе, хотя и вызывает нестерпимое желание несколько раз принять душ, дабы отмыться от ментальной грязи.
Впрочем, когда Паркинсон перестает на нее беззастенчиво пялиться и позволяет галантному Пьюси утащить себя в сторону от гостей, становиться легче - справиться с вниманием вампира, в виду отсутствия Грейнджер доставшееся ей одной, не составляет особого труда. По крайней мере до тех пор, пока он держит свои зубки зачехленными.

Пока Лиза обводит большим пальцем края бокала, тем самым вызывая легкий хрустальный стон, и гадает, появится Малфой или нет, гости за ее спиной и сузившиеся глаза Поттера напротив вполне красноречиво и очень громко заявляют о том, что Принц все-таки прибыл, да не один, а в сопровождении почетного эскорта в лице хамоватого сквиба.

Допивая залпом остатки пунша и кусая от любопытства и волнения губы, Лиза оборачивается, чтобы воочию убедиться, что именно слизеринец поднял столько шума одним своим появлением. Она всматривается в его расширенные зрачки с плещущимся в них оттенком назревающей паники и перебирает в голове варианты, почему Малфоя, официально приглашенного и всегда аккуратного в таких делах, привели за шкирку, да еще и тыкают носом в содеянное, как нашкодившего ребенка. Хотя, конечно, глаза Малфоя сейчас действительно глаза ребенка, отчитываемого за проступок, который он еще не успел совершить.

Сердце Лизы пропускает несколько холостых ударов, но разум остается трезвым. Все взгляды вокруг устремлены на нарушителей спокойствия и с разных сторон доносится противоречивое - кто-то вступается за слизеринца, кто-то еще больше подливает масла в огонь. Даже обычно незаметная Боунс пытается обелить Малфоя, что вызывает лишь легкое недоумение со стороны рейвенкловки.
Сама Лиза слегка хмурится и, по пути вручая пустой бокал увлеченному шоу вампиру, направляется к Малфою. Что бы он ни натворил, он все еще остается ее приглашенным, и пора бы уже уладить сложившееся недоразумение.

Одна ее рука покорной змеей обвивает по-женски тонкую талию Малфоя, а вторая опускается на плечо, помогая Лизе вытянуть его из общества брызжущего слюной Филча. Уверенным движением она оттесняет слизеринца вглубь зала и встает впереди него, по возможности стараясь сохранить на губах обаятельную улыбку, хотя раздражение вовсю кулаками бьет в грудь.

- Спасибо Вам за Вашу бдительность в такое опасное для школы и всего магического мира время, мистер Филч. Но смею Вас уверить, что мистер Малфой в самом деле приглашен сегодня на этот замечательный, почти семейный вечер, - улыбаясь широко, смело, Лиза заводит руку за спину и наощупь находит ладонь Малфоя, для надежности сжимая ее пару раз. Она надеется, что они смогут поговорить после, а пока он будет примерным мальчиком и не станет больше ввязываться в разговор. Лиза догадывается, какой это неприятный удар для самолюбия слизеринца, поэтому делает все, чтобы он вновь не замкнулся в себе.

- Вероятно, его приглашение просто затерялось где-то в складках мантии, не правда ли, милый? - также надеясь, что Малфою хватит ума подыграть ей, Турпин встает вполоборота и подмигивает блондину. Ее забавляет сам процесс игры, как таковой, поэтому если даже Малфою не позволят остаться, она не станет сожалеть и уйдет вместе с ним.
- Посему, надеюсь, Вы не испортите более никому настроения и не лишите меня удовольствия наслаждаться компанией моего партнера на протяжении всей ночи.
Лиза делает шаг назад и прислоняется спиной к груди Малфоя, стараясь не только для того, чтобы все выглядело максимально искренне, но и испытывая некое удовлетворение от теплых, почти жарких волн, толчками исходящих от напряженного тела слизеринца.

+1

66

То, с какой дурацкой теплотой к нему отнесся Слизнорт - ну точно к престарелому нищему родственнику, забредшему на огонек в сочельник - бесит Малфоя поболе мерзких хватаний Филча. Ему не нужна дурацкая жалость дурацкого толстяка, не нужны эти подачки...
А уж от лицемерной защиты Пьюси, прижимающего к себе Паркинсон с таким видом, как будто он прямо на этом дурацком вечере собирается лишить девственности бывшую малфоевскую невесту, у Драко и вовсе сводит челюсть и он может только кидать злобные взгляды по сторонам.
Проклятый Пьюси может позволить себе благотворительность к побежденному Малфою, и это становится самым жутким оскорблением для последнего.
И даже появление Поттера не отвлекает многих присутствующих от зрелища очередного унижения Малфоя.
Кидающаяся на помощь хаффлпффка и вовсе подливает масла в огонь. Не хватало еще, чтобы пошли слухи о том, с кем он водит дружбу.
Скрипнув зубами и стараясь не смотреть ни на декана, ни на вдруг растерявшую свой апломб хаффлпффку, Драко одергивает сбившийся на бок пиджак, расправляет полы под щебетание Турпин.
Ей не откажешь в артистичности - роль свою она исполняет просто изумительно, но Малфой слишком зол на нее за то, что она не кинулась спасать его сломя голову, а позволила ему холодеть от стыда долгие мгновения на глазах у самодовольных болванов. И ее руки на его талии и плече ощущаются слишком отчетливо, но он подавляет желание скинуть их на глазах глазеющей публики, чтобы не усугублять сцену.
- Вероятно, его приглашение просто затерялось где-то в складках мантии, не правда ли, милый? - продолжает наслаждаться происходящим Турпин.
- Оставил в гостиной, - игнорируя ее подмигивание, ледяным тоном отвечает он, глядя в глаза суетливого хозяина вечера. И когда Турпин прислоняется спиной к нему, приобнимает девушку - теперь пойдут слухи, что свою девушку - за талию и продолжает сверлить Слизнорта взглядом поверх головы Турпин.
- Надеюсь, мы разрешили все эти неприятные моменты. Поверьте, не хочется и далее быть причиной заминки этого прекрасного вечера, - как механическая кукла, произносит он фальшивые фразы, и когда внимание окружающих перестает быть сосредоточено на них с Турпин, веско и негромко произносит ей в ухо, не позволяя ей в первые секунды освободиться от его руки. - Милый? И давно я милый? Подразумевалось дружеское приглашение, если я не ошибаюсь.

+2

67

Лиза плохо переносит пренебрежение к своей персоне и обычно отвечает собеседнику тем же, редко для кого делая исключение. И дело тут даже не в оскорбленном самолюбии или детском желании обращать на себя внимание. Просто если она открывает кому-то часть себя, часть своей души, то взамен требует хотя бы банального уважения. Раньше для нее Малфой всегда был этим исключением, тонким канатом, по которому нужно идти с крайней осторожностью. Но в данной конкретной ситуации Малфоя не спасает даже то, что он Малфой.

Ее раздражает его необъятная самоуверенность и девушка лишь хмыкает в ответ на его вопрос. Она знает, что он просто бесится оттого, что вся ситуация складывается не в его пользу. Но вместо того, чтобы сгладить атмосферу и направить гнев на повышение своей репутации хотя бы в собственных глазах, Малфой буквально зеленеет от злости, взирая на мир через мутноватую пелену отвращения и жалости к самому себе.
Лиза прикрывает глаза, чуть выше положенного вздергивает нос и липкой, неохотно подчиняющейся тенью отделяется от тела слизеринца, так плавно, словно сыр соскальзывает с масла.

- Кто виноват в том, что ты потерял приглашение с такой же легкостью, как совсем недавно потерял Паркинсон? Вижу, ты уже успел заметить, что она не теряет времени даром и совсем не жалеет о тебе, - слова вырываются прежде, чем Турпин успевает их обдумать, и ей ничего не остается, кроме как с завидным удовольствием мазохиста наблюдать, как Малфой кривит губы. С видимым усилием преодолевая ком в горле, Лиза изображает подобие усмешки, такой чужой на ее бледном сейчас лице. Она успокаивает себя тем, что это всего лишь ответная реакция организма на холодность, и на самом деле жало не такое острое, каким кажется поначалу. Но глубоко внутри она со смесью страха и сожаления понимает, что ей не стоило этого говорить.

Гости отвлекаются от унизительной картины падения слизеринца и понемногу переносят свое внимание на разговоры внутри небольших образовавшихся компаний. Профессор Слагхорн также теряет к ним всякий интерес и с воздыханием обращается к более успешным ученикам. И только мрачная фигура Снейпа продолжает наблюдать за ними, своим взглядом продолжая их тела. Но Лизе уже не до этого, потому что все недосказанности между ней и Малфоем обрушиваются на нее потоком из его жутких серых глаз, больше напоминающих обрывы скал и кипящее от холода море под ними.

- Нет. Ты совсем не милый, - без улыбки произносит Лиза тихо, потому что в шепоте никогда не слышно истинных эмоций и можно не опасаться, что голос дрогнет.
- Ты просто ужасен, - опустив взгляд, чтобы подобрать нужные не кусающиеся слова, через мгновение она снова смотрит на Малфоя.
- Но я все равно предпочитаю остаться с тобой.

Она больше не решается касаться его. Не из-за того, что он может причинить ей боль необдуманным резким захватом. Нет, она отчего-то совсем не боится этого. Ей не хочется больше быть отвергнутой даже в шутку, потому она складывает руки на груди и обнимает пальцами грудную клетку.
Воздух в комнате кажется неожиданно студеным.

+1

68

начало игры
***

- Вот теперь точно все готово! – докрасив губы, Дейрдре поставила красную помаду на место. С некоторых пор девушка зареклась красить так ярко, но сегодня – другое дело. Дей намеревалась сегодня сфотографироваться в униформе официантки и послать снимок матери. Небольшая пакость в подарок. Матушка оценит свою старшую дочь, наследницу титула леди МакАлистер и прилагающихся к нему привилегий, в таком шикарном костюмчике. Девушка захихикала, представив реакцию матери на снимок.
Хаффлпаффка с сомнением разглядывала себя в зеркало, не совсем так она представляла себе официанток – черная юбка на четыре пальца выше колена, белая рубашка с галстуком, жилет, перчатки, черные чулки и туфли на высоких каблуках. Нет, Дейрдре отнюдь не была мазохисткой (хотя, это как посмотреть), но другой обуви под униформу у нее не было. Образ довершал тугой узел на голове и яркий макияж, который вовсе не был обязательным, но так уж захотелось семикурснице. Покрутившись около зеркала в надежде уследить, как сидит юбка сзади, и не видны ли резинки на чулках в разрезе юбки, девушка засобиралась на выход и совершенно случайно взглянула на часы – «Опаздываю».
Придя к кабинету Слизнорта, Дейрдре едва подавила в себе желание развернуться и уйти с миром, вызванное собственной непунктуальностью. «Успокойся, дура!» - одернула себя девушка и широко улыбнулась, входя в покои профессора. Она попала в свое «болото» - звучала музыка, слышался смех. Казалось бы, куда уж выше подниматься настроению, но подобная атмосфера всегда действовала на Дейрдре слишком положительно.
Поздоровавшись с хозяином вечера и его гостями, Дейрдре извинилась за свое опоздание, взяла поднос с пуншем и пошла по первому кругу.   
МакАлистер особенно не напрягалась по поводу того, что может услышать здесь от приглашенных. Мерлин, ей восемнадцать лет! Неужели она будет слушать не всегда блещущие остроумием замечания каких-нибудь товарищей? "Ага, уже в пути!"
Девушка огляделась, выискивая взглядом знакомые лица – две хаффлпаффки курсами помладше, одна гриффиндорка в роли официанток, слизеринцы. Развеселившаяся Дейрдре, узрев вдалеке подругу, быстро двинулась к ней, лавируя между людьми и удерживая на одной руке поднос, а второй пыталась поправить выбившуюся прядь. Она не привлекала внимания к своей ноше – не на базаре же; если кому надо, то сами увидят и возьмут.
- Сьюзен!

0

69

В силу своей наблюдательности, Эдриан не может не заметить взглядов, которые пускает Паркинсон в сторону наследника Малфоев. Ему не нужно спрашивать у девушки, что она чувствует сейчас, так как это вполне можно прочесть по языку ее тела. По тому, как она отстраненно поддается на его прикосновения, по тому, как следует в сторону с неохотой. И это, разумеется, не может не задеть самолюбия юноши. Но на то воспитание, чтобы удерживать в себе эмоции на публике, да и Персефона вполне вольна делать и выбирать сейчас любого. Вполне, но Пьюси не считает важным давать ей такой возможности. В войне – все средства хороши. И он больше чем уверен, что выпустив сейчас девушку, она натворит ни одну глупость в силу своей эмоциональности. Пусть даже это будет прикрыто маской холодности, но провести слизеринцев крайне трудно, особенно, когда не можешь с холодной головой расценить ситуацию и сделать верные выводы.
Эдриан переводит взгляд с Малфоя на свою спутницу, на лице которой красуется до боли знакомая фальшивая улыбка и юноша чуть хмурится. Роль второго плана совсем не входила в его планы, но привыкший действовать в тени, Пьюси проглатывает и эту слабость своей спутницы.
«Когда-нибудь, ты будешь думать о другом», - проговаривает про себя он и перехватив девушку за запястье руки, которой совсем недавно та тянулась за бокалом.
- Не стоит так открыто проявлять свое истинное отношение к происходящему, Персефона, - тихо проговорил юноша в притянутую ладонь слизеринки.
Он прекрасно понимал, что Паркинсон поймет о чем, а вернее о ком, он сейчас пытался ей сказать. Ну действительно, не хаффлпафф же повинен в плохом настроении столь очаровательной девушки? В это мог поверить лишь тот, кто не обладал высоким интеллектом, кто не мог сопоставить факты. Тот же Уизли. От его ужимок, жалких попыток привлечь внимание Грейнджер становилось тошно.
«Я бы сослался на генетику, да о ней, при таком количестве потомства говорить не приходится. – ухмыльнулся Эдриана наблюдая за сценой неподалеку. – Хотя, мутации, пожалуй, все же вполне объяснимый факт».
Не дожидаясь новой вспышки гнева со стороны своей спутницы, Пьюси решил самостоятельно выловить пару бокалов с напитком. И уже спустя мгновение, в руки Персефоны был предоставлен новый, наполненный бокал.
- Держи, и пожалуйста, попробуй забыть о нем, хотя бы сейчас, в противном случае мне придется выбить из твоей головки дурные мысли иным способом, - Эдриан ухмыльнулся, посмотрев на Паркинсон сверху вниз, сделал медленный глоток. Его привлекла компания Турпин и Малфоя. И он не сомневался, что Персефона станет следить за своим несостоявшимся женихом. Эти белокурые выделялись на фоне других. Но едва ли Пьюси мог поверить в то, что эту эксцентричную парочку объединяет что-то высокое, скорее что-то общее должно было быть. А вот что, Эдриан догадывался, но предпочел держаться от своих заключений в этот вечер как можно дальше. Таких нужно брать по одиночке и уж никак в компании девушки, за которую ты в ответе.

0

70

Ever worried that it might be ruined
And does it make you wanna cry?
When you're out there doing what you're doing
Are you just getting by?
Tell me are you just getting by by by

Из своего укрытия, Лаванда была уверена, что ее не видно никому, в особенности тем, кто участвует в шикарнейшей сцене с главным героем - Малфоем. И кто бы мог подумать, что может быть настолько весело на типичном приеме, где правит лесть, хвастовство и все остальные прелести слизеринцев. Именно. Слагхорн был по праву истинным представителем змеиного факультета, и в этом Браун убедилась в полной мере. Постепенно, группа расходилась по разным углам и что было примечательно Малфоя пригласила Турпин. Турпин! Лаванда была шокирована. Та, что обвиняла ее в неприличном интересе к слизеринцу сама сделала шаг, который говорил куда больше, чем глупые разговоры. Боль в коленях на секунду отвлекла Браун от наблюдения за странной парочкой, поэтому, когда она вновь посмотрела на них и увидела как Турпин обхватила слизеринца в свои цепкие объятия гриффиндорка даже не удержалась от того, чтобы громко фыркнуть от отвращения.
Джинни ушла, а вместе с ней и Тонкс и теперь, на этом празднике не было совершенно ничего интересного. Во всяком случае, наблюдать за тем, как милуются старосты Рейвенкло и Слизерина у Браун не было никакого желания. Хотя то и дело она ловила себя на мысли, что бросала взгляд в их сторону и тут же закатывала глаза, будто это было самое отвратительное, что она когда-либо видела.
Развернувшись на каблуках, девушка направилась за подносом с напитками, чтобы поскорее приступить к работе и забыть о странных происшествиях и в особенности прекратить поедать взглядом Турпин, которую отчего-то ей хотелось снова встретить ее и высказать ей куда больше, чем она ей  выговорила в прошлый раз.
«Подумать только и это ОНА! Заявляла о моем интересе к этому хорьку!», - гневно подумала девушка, когда на подносе оказался последний бокал, и она вновь вернулась в зал. – «Мерлин и что я злюсь из-за этого? Это же лишь Малфой! Гнусный сноб, настоящая задница Магического мира и просто..просто…так…хватит….слишком много мыслей…слишком…».
Завидев Рональда, который прикасается к плечу Грейнджер, Лаванда застыла с подносом в руках прямо посреди зала. А все вокруг будто погрузилось в темноту, и она видела лишь этих двоих. И идиотскую улыбку на лице Уизли от которой хотелось надеть ему на голову поднос со всеми напитками. Втянув побольше воздуха в легкие, Браун направилась с подносом прямо к своему, уже как она посчитала бывшему парню, так как и без того было понятно, что его взгляд совсем иной, когда он смотрит на Грейнджер. За это Лаванда себя ненавидела сейчас, потому что была настолько наивна, что заметила это только сейчас.
- Угостите свою даму пуншем? – громко произнесла Лаванда, нарушая разговор Рона и Гермионы, но ее взгляд был прикован к Уизли. Строгий, холодный и озлобленный взгляд. – Я одного не понимаю Рональд, какого дементора ради ты ломал комедию или я дура по-твоему? Или стоп, - Браун протянула руку, чтобы юноша молчал, - Ты таким образом привлекал ее внимание, да?! Прелестно! – чуть громче рявкнула она. – Желаю удачи! Тебе и твоей….девушке! – злобно посмотрев на Грейнджер, Лаванда развернулась и пошла прочь от Уизли и наткнулась на Турпин и Малфоя, на последнего вылив все содержимое пунша, что был на подносе.
- Вечно ты там, где тебя не просят! – Рявкнула она и со всей силы ударив Малфоя подносом по груди и направилась к выходу - А тебя, чтобы арахнид сожрал! Ненавижу тебя! – выкрикнула Браун и толкнув Уизли выбежала из помещения.

>>>> пока не знаю куда.

+1

71

Нравоучения Пьюси минуют сознание Паркинсон. Эдриан прав, сто тысяч раз прав, но она не может сейчас прислушаться к голосу разума, который звучит теперь так волнующе знакомо.
Невидяще оглядываясь на него, Панси легко кивает, будто не понимая, о чем говорит ей спутник.
И когда фужер согревает ей руки, она все так же фальшиво улыбается Дэй:
- Я не сейчас не стала со мной разговаривать на твоем месте. Кажется, у тебя еще полно дел.
Отвернувшись от хаффлпаффки с таким видом, будто не оскорбляла ее только что, Паркинсон теперь уже в открытую наблюдает за Малфоем и змейкой скользнувшей к нему Турпин. О, у этой парочки все на мази, и где только раньше были ее глаза?
А Браун? Тоже хороша. Следила за Малфоем, называется. Интересно даже, что должно было произойти, чтобы Браун обратила на это внимание? Поттер должен был стать девушкой Малфоя или того должен был усыновить дракон?
Панси сердится, но больше на саму себя: в том числе и от того, что вид милующегося с Турпин Малфоя вызывает у нее приступ глупой ревности и неожиданен сам по себе.
- Поверь, забыть о Малфое - худший из всех вариантов. Он сумеет напомнить о себе какой-нибудь гадостью, - отшучивается слизеринка, делая вид, что не понимает намеков Пьюси. В конце концов, он тоже должен перестать волноваться о Малфое: если она уже сказала, что между ней и Драко все в прошлом, то так оно и есть. И объятия с когтевранкой уже ничего к этому не прибавят.
Хотя, конечно, исключительно неприятно оказаться правой в своих старых-старых подозрениях. что не такая уж это невинная дружба связывала Лизу и Малфоя на их совместных факультативах.
Панси допивает пунш, чуть морщась от сладости, и едва не давится, поперхнувшись при виде очередной сцены Браун-Уизли-Грейнджер.
Неужели Эдриан боялся, что она вот так же кинется на своего бывшего парня и его новую пассию?
Да как по ней, Малфой может хоть прямо сейчас слезно просить Снейпа благословить его брак с Турпин, ей, Паркинсон, все равно.
И даже то, что в этом образовавшемся на ее глазах союзе уже какой-то раскол (ну что же, Турпин очень быстро поймет, что не в сказку попала), Панси не улучшает настроения.
Она проглатывает апельсиновую цедру, едва не ставшую причиной ее скоропостижной кончины, дергает Пьюси за руку так, что он проливает пунш, и поднимает к нему раскрасневшееся лицо:
- Поцелуй меня! - шипит Панси, делая страшные глаза. - Прямо сейчас, ну же!
К дракклам воспитание и манеры, она не позволит жалеть себя кому тем, кто видел обнимашки Малфоя с когтевранской зубрилой. Пусть все видят, что она не скучает в одиночестве.
А если Эдриан откажется, то она, и в этом Панси готова поклясться своей честью, обойдет каждого одинокого мужчину в этом зале.
А потом пойдет по неодиноким.

+4

72

От слов Турпин в первый момент его кидает в жар. Он начинает осознавать, что эта глупая потеря Паркинсон, которой он поначалу и не придал значения, будет преследовать его еще долгое время, напоминая всем о том, что он слабак. Не смог удержать девчонку, которая только что не сама вешалась к нему на шею.
Миленько.
Не будешь же останавливать каждого ученика старше третьего курса и подробно объяснять, что демонстративная смен кавалера со стороны Паркинсон - лишь реакция на его безразличие, что ему было давно наплевать и растереть на то, чем живет его теперь уже бывшая невеста.
Однако эти неосторожные слова Лизы отчего-то оказывают бодрящий эффект на замкнувшегося было в раковине жалости к себе Малфоя. И когда она продолжает, без улыбки констатируя его ужасность, видимо, привлекающую ее, Малфой начинает холодно улыбаться.
- Спасибо, - с сарказмом тянет он, намереваясь воспользоваться любым поводом, чтобы причинить Турпин такую же боль. - Это именно то, что мне и хотелось услышать. С потерей прекрасной Паркинсон я настолько упал духом, что только твое присутствие может выдернуть меня из пучины отчаяния.
Какая-то девчонка в плохо сшитом оранжевом платье, как раз проходящая мимо, обернулась и вытаращилась на Малфоя с таким видом, будто он заговорил на парселтанге. Он ответил ей безразличным немигающим взглядом и смотрел столько времени, сколько ей потребовалось, чтобы осознать свою ничтожность и юркнуть в толпу собравшихся вокруг гостей Слизнорта студентов.
- Я начинаю скучать на этом вечере. Если больше никаких сюрпризов не запланировано, ты ответишь на пару-тройку моих вопросов в месте по-приятнее после того, как мы еще поулыбаемся Слизнорту? - он легко касается пальцами локтя Турпин, смешно торчащего вперед. - Посмотри, Панси и так сейчас взглядом в нас дыру...
И конечно, Малфой совершенно позабыл, беспокоясь о взглядах Паркинсон, что находится прямо в жерле вулкана, учитывая количество собравшихся в одном месте гриффиндорцев. Поэтому когда где-то неподалеку что-то происходит между Браун и Уизли, он не сразу понимает, что пора спасаться.
А потом уже поздно, потом по нему течет противная сладкая жижа, на него орет Браун и именно его бьет в грудь, как будто это он ей подсунул мерзкого Уизела в качестве объекта романтических воздыханий.
- Вечно ты там, где тебя не просят! - выкрикивает ему в лицо Браун.
- Кретинка! - орет ей в ответ Малфой, забывая и о воспитании, и о социальной маске. - Идиотка безмозглая!
Знал бы он в раньше, как она ему за доброту отплатит, нипочем не оставил бы в живых. Убил бы вместо Обливиэйта, а тело в Шкаф запихал, ее потом не то что Уизли, авроры бы не нашли.
Малфой в бешенстве и уже без прелюдий дергает Турпин за руку. Неудачная вечеринка, определенно.
Пока он даже не рискует вытащить палочку и очистить пиджак и рубашку, заляпанные пуншем, потому что почти уверен, что вынь он деревяшку - и уроки мадам Лестрейндж потребуют немедленного применения в быту.

+3

73

Паркинсон настолько напряжена, что воздух вокруг нее так же заряжается и становится совершенно тяжело дышать. Эдриан ухмыляется, когда замечает сцену, разыгравшуюся между Уизли-Грейнджер и Браун. Что отвлекает его от уловки Паркинсон умело перевести их разговор о Малфое в шутку. Он спускает с рук брюнетке этот ход, так как как в конфликт включается и Малфой собственной персоной.
- Кажется сегодня, Малфой пользуется особой популярностью. Если не знать предыстории я был бы готов поклясться, что Браун окатила его только что пуншем из ревности к Турпин. – Эдриан усмехается и делает очередной глоток пунша. – Хорошо, что ты способна удержаться от столь абсурдного проявления эмоций и опозорить себя на глазах у….
- Поцелуй меня! - шипит Панси, делая страшные глаза, прерывая речь слизеринца. - Прямо сейчас, ну же! – Эдриан внимательно смотрит на Персефону.
Тон, с которым произносит это его спутница заставляет Пьюси отбросить ухмылку со своего лица. Так говорят люди в полном отчаянье. Эдриан готов отказать в подобном, но Персефона так отчаянно смотрит на него, что он решает преодолеть собственные принципы и поставив свой и ее бокал  на поднос официантки прижимает девушку к себе, впиваясь в ее губы самым настоящим поцелуем, который естественно грозит ему только одним – слухами, которые рано или поздно дойдут до его деда (тот даже можно не сомневаться будет крайне недоволен и непременно заставит сделать девушке предложение. Ох уж эти старые правила). Пьюси скользит одной рукой вниз на талию слизеринки, прижимая ее ближе к себе, а второй притягивает ее ближе за затылок, перебирая волосы девушки. Персефона как красное вино пьянит его цветочным ароматом духов, переплетающийся с привкусом апельсиновой цедры на губах, отчего поцелуй терпкий на вкус.
- Ты же понимаешь, что теперь обязана мне, - неохотно отрываясь от губ, Паркинсон шепчет Эдриан, все так же продолжая удерживать Персефону за талию. – И я заберу это, даже если ты будешь сопротивляться. – Пьюси довольно улыбается.
«Она это из-за него, но мне плевать», - думает слизеринец, когда замечает удивленные взгляды некоторых гостей. Впервые он поступил крайне импульсивно. «Во всем виноваты женщины…и их капризы», - с иронией думает он и притягивает к себе девушку. После того, что они устроили эти объятия словно детская шалость. И это на глазах у профессоров!
Эдриан переводит взгляд на Малфоя и Турпин. Он точно знает, что им наплевать на  ход Паркинсон, но как знать, как знать….

+2

74

Поцелуй у Эдриана такой, что дух захватывает. Панси будто летит на качелях в самое небо, даже забывая в какой-то момент, ради чего она обратилась к кавалеру с таким странным предложением. Забывает, что вообще не имела никакого права делать это. Забывает, что на людях хотела вести себя исключительно сдержанно.
И она отвечает, да так отвечает, что сама себе удивляется и после думает с плохо скрытым восторгом, что она "страстная особа", как выражалась ее бабка.

Панси не дура и понимает, что Эдрианом руководит расчет не в меньшей степени, что и ею самой, но она надеется, что в этом расчете тоже присутствует нотка искренности. Искренних чувств, если хотите услышать такую сентиментальную банальщину из уст Персефоны Паркинсон.
Может быть, Пьюси и не ее герой детских фантазий, не принц детской же влюбленности, зато на него можно положиться настолько, насколько вообще слизеринка может положиться на кого-то, кто не является членом ее семьи.
В отличие от известного субъекта.
И потом, когда она снова думает об этом поцелуе, ей приходится честно признаться себе, что, будь на месте Пьюси Малфой, то вряд ли он поцеловал ее вне зависимости от того, как он к ней относился. Малфой не стал бы делать того, о чем она попросила. Такой уж он есть.
Дайте Панси приз за правильную отгадку, она шла к ней шесть лет. Если не десять.
И с такими исходными данными она даже может позволить себе (совсем немножечко, робко и опасливо) сравнить Драко и Эдриана. Может, потому что уверена, что последний победит.

Панси отлипает от юноши с самы задумчивый видом. Вид напускной и призван скрыть волнение, которое все равно проступает на щеках Паркинсон в виде ужасающего румянца. Краснеет она как дурочка-хаффлпаффка, не к поцелуям будет сказано, но Паркинсон все же находит в себе силы мужественно игнорировать это предательсов со стороны собственного организма.
- Конечно, все, что попросишь, - рассеянно отвечает она. Двусмысленность этой фразы в свете предыдущего поцелуя проходит мимо Панси, которая все еще пытается оценить по десятибалльной шкале произошедшее. Пока указатель колеблется где-то между восемнадцатью и девятнадцатью, поэтому девушка точно знает только одно: ей понравилось.
Когда она решает вернуться в реальность, тщательно зафиксировав все свои чувства и мысли, чтобы обдумать их позже, то оглядывает комнату, готовая вцепиться в любого, кто позволит себе ядовитый комментарий.
И да, на ее лице написано выражение глубочайшего самодовольства. Она тренировала его с детства.

+2

75

Умело организованный вечер для избранных студентов терпит крах и постепенно превращается в одну из самых скандальных вечеринок года. Если профессор Слагхорн не слишком рад тому, что происходит перед самым его носом, то ученики - Турпин уверена - с жадностью впитывающие каждую деталь импровизационной постановки, с радостью поведают об этом всему Хогвартсу.

В отличии от Уизли и Браун, которым на все наплевать, и Пьюси с Паркинсон, которые наслаждаются всеобщим вниманием, Турпин крайне неприятно находится в центре событий вместе с раздражительным Малфоем. Он, словно цепной пес, обнажает клыки и злобно скулит, порою переходя на визг. Правда, стоит признать, что держится он вполне достойно, но Лиза боится, что как только все эти любопытные взгляды исчезнут, он станет еще мрачнее и начнет звучать громовым раскатом, грозя затопить все звуки вокруг своим голосом.

На ее колкую фразу Малфой реагирует предсказуемо обидчиво, едва заметно выдвигая вперед нижнюю челюсть и улыбаясь так, что улыбкой это мог бы назвать только незрячий. И глухой, к тому же, человек. Потому что Лиза готова поклясться, что малфоевские зубы с непривлекательным скрежетом пару раз ударились друг о друга.

- Из пучины отчаяния тебя может вытянуть только двойная порция хорошего огневиски. Но его здесь не подают, поэтому тебе просто нужно подумать о чем-то менее.. - в этот момент в поле зрения девушки попадает Пьюси, страстно пожирающий свою пассию, отчего Турпин в первое мгновение задумчиво хмурится. Паркинсон с видимым наслаждением выгибается, отчего ткань платья явнее обозначает ее выдающиеся формы. Лиза ухмыляется и делает неопределенный жест рукой. - О чем-то менее.
- И если ты перестанешь паясничать, то мы отделаемся малой кровью.

Паркинсон далеко не первая, кто додумывается привлечь к себе внимание подобным способом, но получается это у нее весьма вызывающе. И пока Лиза с нескрываемым интересом оценивает мастерство Пьюси, Малфой, кажется, зеленеет еще больше.
Когда Лиза оборачивается к нему уже с готовым ответом на его предложение остаться, то не может сдержаться и шумно охает, словно в замедленной съемке наблюдая, как Браун колотит ее спутника. Турпин не успевает и слова сказать, а бешеная гриффиндорка уже скрывается из виду, оставляя ее любоваться видом Малфоя в сиропе.

- Кхм. Тебе все еще скучно? - Малфой не предпринимает попыток избавиться от липкой жижи на волосах и одежде, только смотрит прямо стеклянным взглядом и больно стискивает ее руку. Понятное дело, ему сейчас не до церемоний, но отыгрываться на себе она не позволит.
Поэтому прежде чем произнести очищающее заклинание, Лиза собирает мизинцем еще не успевшиеся впитаться в ткань пиджака капельки пунша и пробует на вкус. Лимон. Лиза если и удивляется, то лишь тому, насколько хорошо лимонный запах подходит Малфою. Кислота и сладость смешиваются в таком восхитительном противоречивом вкусовом вихре, что новые пристрастия для рейвенкловки обозначаются вполне явно.

После всего, оставаться на вечеринке становится просто опасно, особенно если учитывать, что Малфой после провокаций Паркинсон может ринуться с кулаками на Пьюси, отстаивая то ли честь дамы, то ли восстанавливая собственное душевное равновесие. Но Турпин не спешит тянуть его к выходу, давая возможность выбирать самому. Она сегодня и без того везде опаздывает, заставляя Малфоя выглядеть глупо и ставя под удар его репутацию. Пусть даже во всех случаях это была в основном только его вина, ей не стоит делать что-то, что привело бы его к этой мысли. Больше не стоит, - уточняет Лиза про себя, сосредоточенно обводя взглядом чистого, но весьма потрепанного слизеринца.

+3

76

- Угостите свою даму пуншем?
Рон обернулся и остолбенел. Лаванда, его девушка Лаванда холодно смотрела на него поверх своего подноса, и Уизли казалось, что она смотрит ему прямо в душу. И этот тон Рон тоже очень хорошо узнал, так неестественно громко Лаванда разговаривала только в том случае, если была раздражена до крайности.
Рука Уизли, едва прикоснувшаяся к украшению на платье Гермионы, упала, будто взгляд Браун подействовал не хуже Петрификуса Тоталуса.
- Лаванда...
- Я одного не понимаю Рональд, какого дементора ради ты ломал комедию или я дура по-твоему?
Уизли вновь попытался что-то сказать, но девушка резко выбросила вперед руку, давая знак молчать. Жест был настолько красноречивым, что Рон немедленно замолчал, не держа больше в мыслях перебивать Браун. Говорят, иногда человеку полезно выговориться, и он надеялся, что всегда такая говорливая Лаванда выпустит пар и успокоится, однако сегодня Лвнда была не в настроении много разговаривать.
- Ты таким образом привлекал ее внимание, да?! Прелестно! Желаю удачи! Тебе и твоей….девушке!
Ни тон Лаванды, ни ее гневный взгляд не соответствовали тому, что хотя бы отдаленно могло заслужить эпитет "прекрасно", и крайне смущенный откровенным намеком Рон в который раз подумал, что теперь-то между ними уж точно все кончено.
И он все еще подбирал подходящие слова, а Лаванда уже бросилась прочь, натворив дел в стройных малфоевских рядах.
И если бы не камень, прочно укоренившийся на сердце Уизли после последних правдивых слов Браун, гриффиндорец бы от души посмеялся над невероятно комичным выражением малфоевского лица в момент осознания факта опрокидывания нескольких бокалов пунша на наверняка дорогой пиджак...
А вот в следующую минуту Рону стало не до смеха.
- Кретинка! Идиотка безмозглая! - орет Малфой вслед Лаванде.
Рон бросает на Гермиону извиняющийся взгляд, но он уверен, что она поймет. Особенно его подстегивает тот факт, что рядом с ненавистным Малфоем раздражающая Лиза Турпин, явно оклемавшаяся вполне после своего попадания в Мунго. И на глазах Гермионы он должен прямо сейчас совершить нечто героическое!..
Поцелуй Паркинсон и Пьюси он и не замечает, будучи далек от того, чтобы интересоваться чужой личной жизнью. Исключение составляет Гермиона и его сестра, а слизеринцы не имеют отношения ни к той, ни к другой.
Он снов быстро смотрит на Грейнджер, но слов нет, и он начинает пробираться к Малфою, огибая спешащего на помощь Слизнорта, и встает перед отвратительной парочкой Малфой+Турпин как раз в тот момент, когда когтевранка заканчивает приводить своего спутника в порядок.
- Ты не имеешь права так разговаривать с Лавандой, хорек облезлый!..
Словарный запас у Рона может и не превышает пятиста слов, зато его чувство справедливости сделало бы честь и Основателю его факультета.

Отредактировано Ronald Weasley (2014-01-10 20:32:12)

+1

77

Лиза пробует на вкус воняющий лимоном до рези в глазах пунш, и это как-то вдруг примиряет Малфоя с происходящим. Он криво усмехается в ответ на ее немудреную шутку о скуке, продолжая разглядывать Паркинсон и Пьюси. Кто бы мог подумать, что у Панси будет такой самодовольный вид после банального поцелуя на глазах соучеников?
И кто бы мог подумать, что у Малфоя от этого самодовольства тяжелая тошнота подкатит к горлу? Как будто ему неприятно видеть Паркинсон, так рвущуюся навстречу скрытному семикурснику. 
И если раньше к Пьюси у него была какая-то невнятная неприязнь, то теперь ему хочется проклясть его род до седьмого колена. Именно так, до седьмого колена.
И дело не в том, что ему нужна надоедливая Паркинсон. Дело в том, что Паркинсон была его, а теперь не его.
Малфой не любит и не умеет делиться. И терпеть не может ситуации, в которых его вынуждают делиться своим.
Он брезгливо стряхивает уже чистые руки и переводит взгляд на Лизу.
- Спасибо. Не уверен, что, вытащи я палочку, ограничился бы чистящими заклинаниями, - ровненько отвечает он рейвенкловке таким тоном, как будто не вводит ее в святую святых под названием Доверие Малфоя. - Больно противно все это вокруг. Тоже мне, избранное общество, студенческя элита.
А вот последнее он говорит уже достаточно громко и четко, намереваясь быть услышанным именно что дословно. Это кажется неплохим отмщением Слизнорту за его пренебрежение Драко Малфоем.
- Потворствование разврату, неуравновешенные официанты, нападающие на гостей... Едва ли об этой вечеринке будут положительные отзывы. Да я готов поспорить на галеон, что директор и профессор Макгонагал просто не в курсе, что здесь происходит, - тон у Малфоя почти дружелюбный, и он даже оборачивается вокруг себя, как будто рассчитывает на поддержку других гостей.
Чушь, конечно, никакой поддержки он не ждет, он помнит, кто он такой, и не устает напоминать остальным, просто смешно наблюдать за шокированными лицами некоторых знакомых. Зато успокаивает.
Он отпускает руку Турпин, вот просто разжимает палец за пальцем, и снова усмехается, видя ее настороженный взгляд.
- Волнуешься? Да зря. Я на людей не бросаюсь.
Не потому что не хочу. Просто умею себя сдерживать.
И подскакивающий к нему Уизли сейчас также не вовремя, как зубная боль на свидании.
- Захлопнись, Уизли. Мне не нужно твое разрешение, чтобы называть вещи своими именами.
А вот Уизли может его взбесить уже по-настоящему, учитывая выдавшийся вечерок в общем.
- Может, на сегодня достаточно консистенции безумия вокруг? - обращается он к Лизе. О скуке речь уже не идет - так притворяться даже ему не под силу.

+3

78

Вокруг происходило непонятно что, а ведь на первый взгляд серьезное мероприятия, даже профессора были здесь.
"Все в замке знают о том, что нельзя совмещать веселое времяпрепровождение, если вместе находятся два враждующих факультета. Опасно для здоровья и жизни, потому что найдут к чему прицепиться". - думала староста, оценивая обстановку вокруг. Нужно быть большим храбрецом, чтобы собрать в одной комнате факультет львов и змей.
Чувствую, вечер будет очень веселым. Главное, чтобы это все не переросло в катастрофу Вселенского масштаба. Слово за слово, а потом и до палочек дело дойдет. При Снейпе и Слагхорне - это опасно, а еще глупо".
Непроизвольно девушка взглянула на Уизли, потому что отлично знала характер своего друга. Сначала говорит и делает, а потом понимает, что натворил. Она его не осуждала, ибо изменить до сих пор в нем это качество не смогла. 
- Да вон Хорек пришел без приглашения и его поймали! Еще бы, кто захочет приглашать Малфоя на вечеринку, сама... - говорит друг, но неожиданно умолкает на пару секунд. Грейнджер даже стало не по себе. Неужели за ее спиной стоял профессор Снейп, ибо другого повода заставить замолчать Рональда не было, по крайней мере, это самый логичный из всех.
"Снимет с нас еще баллов. Интересно, а в минус возможной уйти?"
Волшебница еще больше сжалась внутренне, оглянулась, но никакого Снейпа рядом не было.
"Что это с ним?"
Само собой староста и подумать не могла, что в ступор Уизли повергло то, что она пришла на встречу в платье. Собственно, все было логично... В чем еще нужно было явиться? Не в форме же школьной, все же сегодня вечеринка.
"Почему она отказалась? Хотя, я бы тоже не стала снова подвергать опасности репутацию директора школы. Плюс - это опасно для нас".
Гермиона заметила, как Рон завороженно смотрит на ее платье. На щеках девушки появился легкий румянец, потому что она не привыкла ходить в такой одежде, да еще перед теми, кто ее видел разных жизненных ситуациях. Волшебница неловко взглянула на друга, потом на его руку, тянущуюся к тканевым цветам на плече. Вокруг все будто остановилось, а сердце Грейнджер застучало быстрее и быстрее... заставляя все больше краснеть щеки. 
"Все хорошо. Успокойся".
- Платье.., - сказал Рональд, а девушка невольно улыбнулась. Да, Уизли частенько забывал слова от растерянности или же неуверенности.
- Да, - ответила староста тихо, почти неслышно, потому что ее удивляло поведение рыжеволосого парня.
Вокруг происходило что-то странное, а именно: Турпин заявила, что пригласила Малфоя на этот вечер. Сама она этого не сказала, но по поведению казалось, будто они сладкая парочка.   
"Вот это да! Вижу, что между Малфоем и Паркинсон пробежала кошка, да, причем не одна".
- Почему они против этого, я понимаю, но неужели именно здесь нужно обсуждать это? - прошептала волшебница тихо, ибо вокруг все равно было много народу. Несколько слизеринцев, а еще человек, которому никто не доверял в Ордене. Да, Снейп. Девушка предпочитала занимать нейтральную позицию в этом споре, потому что понимала, что много чего не знает. Профессор однажды проявил себя с лучшей стороны, когда загородил собой троих тринадцатилетних школьников. Что могло произойти с ним, если бы все сложилось иначе? Наверное, никто не думал об этом. Никто, кроме Гермионы.
- Угостите свою даму пуншем? - неожиданно раздался голос Лаванды рядом. Грейнджер невольно вздрогнула, потому что хорошо понимала, что появление этого человека к добру не приведет.
"Опять? Мерлин, да сколько можно? Я и так к нему не подхожу, да и разговариваю только, когда мы находимся вместе с ним и Гарри". - обреченно подумала гриффиндорка, ибо знала, на что способна ревнивая, истеричная и нелогичная Браун.
... Тебе и твоей…. девушке!
Гермиона удивленно взглянула на Лаванду, потом на Рона, но промолчала. Да, лучше было пока молчать.
Браун пролила содержимое бокалов на Малфоя, да еще и накричала на него.
"Неужели нельзя просто включить логическое мышление и отключить свой гонор?" 
Староста взглянула на друга, потом на уходящую Лаванду.
"Опять ревность..."
Малфой бросает, что-то обидное вслед Браун, а Гермиона стоит на месте, не зная, что делать. Просто нужно успокоиться, хотя... Рональда как-то странно взглянул на подругу, а потом побрел в сторону пары Драко и Лизы.
"Только не это!" - подумала она, но было поздно. Девушка устремилась за рыжеволосым парнем, но. Но тот уже успел оскорбить Малфоя любимым словом всей троицы. Хорёк.
Грейнджер встает позади своего друга, но понимает, что сделать толком ничего не может - только, если попытаться успокоить.
- Рон, не нужно, - сказала староста уверенно и твердо, зная, как влияет на Уизли ее тон, - пойдем отсюда. Он этого не стоит.
"Гарри куда-то исчез еще!"
Гриффиндорка мягко тянет юношу за локоть к себе, уводя подальше от слизеринцев, их взглядов и слов.
- Не хватало нам еще драки на глазах у профессоров... - выдохнула девушка тихо-тихо, когда отвела Рональда в более или менее уединенное место возле легких и мягких штор.
- Прости, что так вышло с Лавандой, - закончила она и взглянула в глаза юноши.

+2

79

В общем-то, всё было не так плохо, как можно было ожидать. Все были заняты своими делами - кто просто наслаждался вечером, кто разговаривал, кто сцены устраивал... Типичная вечеринка. Хотя... Разве Лесли была на многих вечеринках, чтобы так говорить? Ни на одной не была! И, в принципе, её сей факт вполне удовлетворял. Здесь всё было неплохо. Разве что Паркинсон, кажется, какую-то гадость задумывала. Хотя сдалась ей Дэй... Просто Лесли с Пэнси вечно были в контрах; неудивительно, что взгляд второй в ответ на взгляд первой был не самый дружелюбный. Далеко не дружелюбный. Он совсем не понравился Лесли.
Не обращай внимания на это. Как ещё она может на тебя смотреть? Успокойся.
Она пошла, как и собиралась, за новой партией напитков, когда кто-то опустил на поднос пустой бокал.
- А где же напитки? - поинтересовались очень нехорошим тоном, и Лесли обдало холодом: она поняла, что теперь столкнулась с Паркинсон нос к носу. Как так получилось?
Ну, сейчас начнётся...
Её вовсе не радовало то, чем обычно заканчивалась любая встреча с этой слизеринкой. А уж здесь тем более... Девушка подняла голову и встретилась с Пэнси взглядом. Лесли старалась смотреть как можно уверенней, учтивей и в то же время безразличней, но она очень сильно подозревала, что у неё это не получалось. Можно было со стопроцентной уверенностью утверждать: Паркинсон получила то, что ожидала и желала получить: взгляд неуверенный, затравленный - как ни храбрилась Лесли, она знала, что слизеринка скажет что-то очень нехорошее, что бы это ни было. Ну не любили они друг друга.
- Неужели так сложно справиться хотя бы с тем, чтобы на подносе всегда было, что предложить гостям? Профессор Слизнорт слишком добр к Хаффлпффу.
Может, замечание было и справедливым, но из уст Панси оно звучало тааак протииивно... Где-то неподалёку раздался почти крик - кажется, это Лаванда. Лесли насторажилась и почти начала просить мироздание, чтобы оно устроило какую-нибудь штуку для устранения отсюда Паркинсон.
Надо разобраться наконец, что творится! То на Рона выливают пунш, то теперь, подозреваю, на кого-то ещё... Разве можно так? Давай, Панси, забудь о моём существовании, это идеальный вариант поведения для кого угодно!
По-хорошему, надо просто пройти мимо. В самом крайнем случае - послать Паркинсон лесом и таки пройти мимо, но Лесли почему-то не могла ни сказать что-либо, ни пойти дальше по своим делам, игнорируя выпады слизеринки против себя. Она смотрела на ту, словно ожидая очередного удара, когда мироздание, кажется, над ней сжалилось: то ли Пэнси надоело тратить своё драгоценное время на какую-то зачуханную хаффлпаффку, то ли у неё просто появились дела поважнее.
- Я не сейчас не стала со мной разговаривать на твоем месте. Кажется, у тебя еще полно дел.
И отвернулась как ни в чём не бывало.
Ой, спасибо. Я и не собиралась разговаривать с тобой. Ох, чтоб я ещё раз...
...влезла в такую авантюру, да. Теперь нужно было найти Лаванду. Лесли осмотрелась по сторонам и увидела только светлую макушку, метнувшуюся к выходу. Она пронеслась, как маленький ураган, оставив Малфоя в смятении (и в пунше, но об этом Лесли узнает потом) и оттолкнув Рона (Бедный Рон, не везёт ему сегодня.). Лесли хотела окликнуть Браун, но не успела: та выскочила из зала.
А не пойти ли...таки наполнить поднос?
Она наконец дошла и забрала очередную порцию напитков. Пройдясь по залу и осознав, что везде что-то происходит, Лесли подошла к Сьюзен и Дейрдре, которые были здесь же и так же, как она.
- И как вам всё это? - поинтересовалась она у них. - По мне так дурдом. То ли профессор потерял контроль над ситуацией, то ли ему того и надо было.

+2

80

От Горация Слизнорта

Снейп, его бывший ученик Северус Снейп так зыркнул на бедного Горация из-под бровей, что Слизнорт моментально растерял весь свой апломб. Даже если бы Филч прямо сейчас потащил пойманного студента в подвалы для телесного наказания, Гораций не проронил бы ни слова, вот просто ни словечка. Как и сам Северус, не кинувшийся грудью на защиту студента своего факультета.
Впрочем, сказанного и сделанного оказалось достаточно, и Гораций шумно выдохнул, водружая сползшую было улыбку на ее законное место.
- Ну вот и славно... Разумеется, у мистера Малфоя есть приглашение, просто он его оставил в гостиной... Да если бы и не было, мы же празднуем Рождество, ха-ха, - попытался наладить было праздничную атмосферу зельевар, но куда там. Студенты гудели, как потревоженный улей, ни обращая ни малейшего внимания на затаившихся в углу специально приглашенных гостей - Уорпл и Сангвини явно искали повод побыстрее покинуть это странное увеселительное мероприятие.
Слизнорт был в отчаянии: его с такой любовью организованная вечеринка терпела крах. Некоторые студенты покидали помещение, другие оглядывались вокруг с плохо скрываемой жаждой скандальных подробностей, Лаванда Браун летела через зал, подобно фурии, а Паркинсон целовалась с Пьюси...
Да такой вечеринки Минерва ему долго не простит...
И в тот момент, когда Лаванда Браун начинает кричать на Ронаальда Уизли -  кто, кстати, его позвал? - и Гермиону Грейнджер, Слизнорт понимает, что с него хватит. Что ему нужно как можно скорее оказаться подальше, предоставив выпутываться из происходящего старостам и Снейпу.
Он незаметно начинает передвигаться к выходу, но оказывается свидетелем очередной стычки между факультетами, окончившейся печальным облитием Драко Малфоя. Слизеринец взрывается как пороховая бочка, да только мисс Браун уже далеко, и на ее место с совершенно обалдевшим видом лезет Уизли.
Официантки, потерявшие свою бойкую товарку, сбиваются в шепчущую кучку, Паркинсон с мечтательным видом виснет на Пьюси, Грейнджер начинает выводить Уизли из-под обстрела Малфоевского остроумия, Поттер затерялся в интерьерах, а путь на волю Горацию преграждает высокая и крепкая фигура Эйдана Линча в мантии с эмблемой его родной команды.
- Мистер Слизнорт! - Эйдан лучится благодушием. - Премного извиняюсь за опоздание, в Каминном Узле какая-то неисправность на линии с Мунго, пришлось два часа ждать, пока разгрузят ваше направление. Спасибо вам за приглашение! Я всегда с большим удовольствием посещаю подобные мероприятия, на которых могу пообщаться с подрастающим поколением и объяснить им, как важен здоровый образ жизни и спорт!..
- Я вам так благодарен, - всхлипнул Слизнорт, мертвой хваткой вцепляясь в мантию квиддичиста и начиная блажить голосом уличного зазывалы. - Студенты! Студенты!!! Я прошу вашего внимания!.. Встречайте героя мирового квиддича мистера Эйдана Линча!!!

+2

81

Быстро, совсем быстро Сьюзен остаётся одна. Мгновение, другое. На неё уже никто не смотрит. Но Боунс всё равно. Глаза Сьюзен стекленеют, и она чуть пошатывается, едва не роняя поднос с пуншем. Ей кажется невероятным, как она могла перепутать заносчивого слизеринца с милым Роджером... Хотя, Роджер на последнем балу вёл себя далеко не как милый.
Молодец, тоже АД называется... Перепутала слизеринца с Роджером, вступилась за слизеринца. Ладно бы просто за слизеринца - за Малфоя. Драко Малфоя. Джинни с Гермионой наверняка перестанут с ней разговаривать, если узнают. А они узнают. Узнали наверное уже. Они ведь на балу. Медленно, очень медленно, Сьюзен двинулась сквозь толпу, стараясь оказаться незамеченной. Но, похоже, ей повезло. Едва Малфоя утащила Турпин, все зеваки как-то сами собой рассосались. На бедную Боунс, к счастью, теперь никто не смотрел.
Сьюзен попыталась выкинуть все мысли из головы и сосредоточится на давновесии подноса, стараясь не краснеть, когда ей казалось, что кто-то на неё смотрит. Получается, она теперь предательница? Попыталась помочь слизеринцу - предала? Но ведь Хаффлапаф не гриффиндор. Хотя, посмотреть с другой стороны, то она могла предать АД, поддержав члена инспекционной дружины. А если она не специально? Если она не хотела, почти не хотела помогать Малфою? Если Сьюзен думала, что на месте пострадавшего Роджер?
Голос девушки отвлёк её от невесёлых раздумий. Вручив кому-то бокал с шампанским, Сьюзен обернулась на приветствие.
- Привет, Дейдре! Рада тебя видеть, - Сьюзен улыбнулась подруге и оглянулась на профессора Слизнорта, на всякий случай. Если честно, то хаффлапафка немного побаивалась нового профессора по зельям. Вдруг он очень разозлится, если увидит, как две официантки болтают?! Но, кажется, он смотрел совсем в другую сторону.
- Как провела каникулы? Хорошо отдохнула? - рыжая прядь выбилась из общей кучи, сползая на лицои безумно мешая. Но руки хаффлапафки были заняты подносом, и она не могла поправить её.

0

82

Эдриан не может скрыть довольной ухмылки на своем лице, когда замечает румянец на щеках Паркинсон. Это удивляет его и забавляет одновременно. Удивляет, потому что он считал Персефону не такой скромной, особенно после ее просьбы поцеловать ее при всех. Забавляет, потому, как в очередной раз она открывается для него с другой стороны.
- Как всегда прекрасна в своем настоящем обличие, - тихо проговаривает он, растягивая слова и перехватывает девушку за руку. – Я многое хочу, не боишься? – шепчет он, поглаживая костяшки пальцев Персефоны.
Его внимание привлекают взгляды, которые пускают Малфой и Турпин на них с Паркинсон. Эта парочка не выглядит влюбленными. Их не связывает что-то, что можно назвать романтикой, их глаза не сверкают от переизбытка гормонов. Но их связь настораживает. Эдриан кивает слизеринцу и его спутнице, чуть сузив глаза. Он определенно точно желая узнать, что связывает этих двоих. Отголоски слов Малфоя сбрасывают с лица Пьюси маску добродушия.
- Кажется, кто-то не ценит щедрости судьбы быть среди лучших, - обращается юноша к своей спутнице.  – Что ж, некоторые этого так же не ценили, поэтому находятся среди достойных, среди себе подобных, - колкая фраза в сторону Малфоя. Пьюси не надеется, что тот едва ли услышит и тем более поймет, на кого именно намекает. Но определенно точно слизеринец уверен, что кому-то следует придержать язык за зубами, особенно учитывая положения своей семьи.
- И как ты могла общаться с таким … - в сторону, очень тихо замечает Эдриан, но намеренно недоговаривает. – Впрочем, это уже не важно, ведь теперь ты со мной, не так ли? – Пьюси внимательно смотрит в глаза девушки. Его карие глаза цепляются за лицо девушки, игнорируя то, что происходит теперь вокруг.
Он не считает вечер провальным, напротив, праздник все больше и больше ему нравится. Без облития пуншем и сцен ревности, какой же вечер запомнится надолго? Так, жалкие посиделки. А тут и поцелуй при всех. Определенно для Хогвартса теперь Паркинсон его. А что еще может так тешить самолюбие, как обладание кем-то? Может, сама девушка и отвергает свою принадлежность, утверждает, что свободна, но разве Пьюси говорил, что с ним можно спорить? Тем более после того, что произошло, в интересах девушки быть милой и покорной, чтобы не портить свою репутацию. Чтобы не  стать вновь «несостоявшейся миссис». Так недалеко и до проклятья не хуже чем «черная вдова». Но это все тогда, когда женское сердце слепо следует вперед разума. А пока, Паркинсон ведет себя весьма умело и умно. И Пьюси даже верит в то, что между ними может что-то быть.
- Раз уж мы развратны по мнению некоторых, может повторим? – Эдриан подмигивает Персефоне, но тут же обращает свое внимание на объявление профессора Слизнорта .
- Ловец сборной Ирландии, - тихо проговаривает Пьюси. – 1994 год, победа Чемпионата по квиддичу. А профессор определенно знает, кого приглашать на вечеринки. Заметила, все его ученики из клуба занимают отлично устроились в жизни, - взгляд в сторону Малфоя, - а кое-кто так и останется за бортом со своей холеной гордыней и выдуманной славой. Не зря говорят, скажи кто твой друг… - Эдриан предлагает персефоне руку, - может, ты желаешь познакомиться с ловцом, который действительно знает, что такое снитч? – Пьюси усмехается. – Ну или ты можешь провести остаток вечера в компании охотника Слизеринской команды, подающий большие надежды и имеющий отличные перспективы в будущем?
Слизеринец, заручившись словами своей спутницы о том, что она готова сделать все что он попросит решительно смотрит на девушку, дожидаясь ее решения.
- Чего бы тебе сейчас хотелось, Персефона? – задает он мягко свой вопрос, откидывая прядь волос с плеча слизеринки.

+4

83

Панси опускает ресницы  с наигранным смущением. Она помнит, что обещала Эдриану много себя настоящей, но всему есть разумный предел, и слизеринцы этот самый предел стараются не переступать.
- Не боюсь, - она хихикает, смягчая категоричность своих слов. Несмотря на то, что семикурсник будоражит ее чувства, в том числе и чувство опасности, она и правда не боится. Опасается, настороже, но не боится. Она слишком полагается на защиту своего происхождения, чтобы всерьез испугаться желаний равного себе мага. Пара поцелуев и, возможно, откровенные взгляды в декольте не лишают Персефону Паркинсон сна и аппетита. К тому же, она еще слишком хорошо помнила хеллоуинский инцидент и свой ужас под направленной на нее палочкой Пожирателя Смерти.
Так что нет, Эдриан ее не пугает.
Но если уж на то пошло, ее и Малфой не пугает, какие бы сверкающие взгляды он не нее не бросал. Во-первых, она знает, до чего ее несостоявшийся жених не любит сцены, конец которых непредсказуем, а во-вторых, она прекрасно знает, что он посчитает ниже своего достоинства открыто демонстрировать свои эмоции.
Хорошо бы и ей научиться у Малфоя этой премудрости и перестать глядеть время от времени в сторону Турпин как на злейшего врага.
Той только на радость, в этом Панси почти не сомневается.
К удовольствию Панси, Малфой все же получает по заслугам, правда, от Лаванды Браун. Слизеринка не была бы против, чтобы немного досталось и наряду Турпин, но приходится быть скромной в своих желаниях.
Малфой отвлекается от нее и Пьюси, начиная возмущаться умственным способностям гриффиндорки, а затем и мгновенно включаясь в препирания с Уизли, и это Панси не нравится: она предпочла бы, чтобы униженный и оскорбленный Драко продолжал беситься за стеной своего самообладания, как на медленном огне доходя до необходимой степени готовности, а затем взорвался над головой еще не подозревающей в полной мере его ядовитость Лизы.
Впрочем, Уизли проворно уволакивает Грейнджер.
- Впрочем, это уже не важно, ведь теперь ты со мной, не так ли? - Эдриан отвлекает Панси от созерцания разворачивающихся событий, и она благодарно сжимает его руку.
- Теперь у меня просто нет другого выхода, если я не хочу показаться легкомысленной вертихвосткой, - кокетливо отвечает она, облизывая нижнюю губу слишком медленно, чтобы этот жест не был нарочитым. - Но повторять здесь уже чересчур, хватит и того, что нас уже обсуждают и осуждают разные закомплексованные неудачники.
Последняя шпилька, произнесенная хорошо поставленным голосом, предназначалась Малфою, который всегда боялся совершить что-либо на глазах других студентов, и  если и удостаивал Панси поцелуя, то в уединении их поместий или темных и безлюдных уголках замка.
Как будто он стыдился ее. Или своих таких естественных поступков.
- Мне больше хочется посмотреть на настоящую знаменитость. В конце концов, не так часто видишь человека в этой школе, помимо Поттера, который и правда знает, как поймать снитч, - ее голос непривычно звонка разносится по всему помещению.
Паркинсон обольстительно улыбается Эдриану и тянет его в сторону профессоры и нового гостя.

+1

84

Порой Лизе кажется, что Малфой появился на свет не ради продолжения знатного аристократического рода, а затем, чтобы приковывать к себе всеобщее внимание. И даже не столь важно, хотят окружающие обращать на него свои взгляды или нет. Им приходится на это идти, потому что невольно Малфой делает все для того, чтобы оказаться в центре событий. Даже тогда, когда совсем не хочет этого. Возможно, у него заложено на генетическом уровне - привлекать к себе внимание, а потом самому же воротить ото всех нос. Мол, поглядите, какой я, только не слишком долго.

Пока он вертится вокруг себя и обманчиво-доверительным голосом делится своим нелестным - что вполне ожидаемо - впечатлением о вечере, Лиза наблюдает. И все больше убеждается, что в слизеринце перед ней нет и толики того Малфоя, что сидит взаперти внутри этого блеклого, но по-своему идеального тела, томительно ожидая и выжидая момента, когда можно будет показаться наружу. Она не может ответить наверняка, что из себя представляет этот самый глубинный Малфой, но чувствует, что захлебнуться в нем всей своей несгибаемой натурой ей будет гораздо проще, чем в Черном Озере.

Они пробыли здесь без малого полчаса, все кружась на одном месте и не особенно отдаляясь от выхода, а через них уже успели просочиться и преломиться с десяток пытливых взглядов. И все ничего, если бы только держались в стороне, уткнув не в пример длинные носы в собственные бокалы. Но для Уизли, как и для всех гриффиндорцев, правила приличия - пустой звук. Лиза все еще с неохотой и горьким послевкусием вспоминает последствия Хогсмидской прогулки и теперь с явным подозрением и настороженностью из-под ресниц разглядывает орущего Уизли. Вмешиваться нет смысла, но недооценивать его, как прежде, было бы большой ошибкой.

Как только Грейнджер уводит своего пса на поводке подальше от и без того накаленного Малфоя, Лиза слегка запрокидывает голову и долго смотрит в глаза слизеринца. Несколько раз она сосредоточенно приоткрывает рот в попытке выразить свои путаные мысли, но решается только через пару долгих минут.
- Если честно, я не такого ожидала, когда приглашала тебя сюда. Думала, мы сможем найти тихое место, обсудить все вопросы. Заодно и потешиться над приглашенными гостями. Но никак не участвовать во всем этом, - хрипло и как-то скомканно произносит она и слегка пожимает плечами, будто извиняясь за негостеприимный прием в своем поместье.

Задерживаться здесь и дальше, в самом деле, не было никакого смысла. Разве что Лиза взглянула бы хоть одним глазком на знаменитого ирландского ловца, но в свете последних событий, гораздо мудрее было бы просто убраться с этого вечера куда подальше. Наверняка, через пару минут вокруг Линча соберется целая толпа поклонников и зевак, что совершенно не способствует установлению внутреннего равновесия в их с Малфоем тандеме.

Убедившись, что уделила страстной парочке достаточно внимания, смерив Паркинсон ответным холодным взглядом и тонко улыбнувшись на миг обернувшемуся в их сторону Пьюси, Лиза осторожно заключает ладонь Малфоя между своими двумя и вскользь отмечает:
- А лучше бы бросался. Не так часто и бесцельно, как это делает Уизли, следуя инстинктам. Но так же отчаянно и самонадеянно, - слегка поглаживая костяшки пальцев, обтянутые тонкой кожей, словно сотканной из атласа, Лиза продолжает вдохновенно улыбаться, успокаивая и себя тоже.
- Даже тебе иногда нужно выгуливать своих диких зверей, что живут внутри, - говорит она и для пущей уверенности прикладывает его и свои две ладони к его груди, свято веря в то, что Малфою давно пора пробудиться ото сна.

Пальцы правой руки сами собою сплетаются с малфоевскими, и Лиза, отводя руку чуть назад, держит его своим взглядом и аккуратно тянет за собой.
- Кажется, нам действительно пора заняться делами поинтересней. Пойдем, - полувопросительно-полуутвердительно призывает Лиза слизеринца и аккуратно ведет через гудящий зал к выходу, дальше - наверх и на пару этажей выше, чтобы не дышать многолетней пылью. Малфой не сопротивляется и покорно следует за ней, вернее - вместе с ней, но через некоторое время Лиза все же останавливается посреди узких витков коридора рядом с одиноко горящим факелом. Место не самое приятное, но ей необходимо убедиться, что он в порядке и не успел за время их короткой прогулки затаить очередную обиду или взрастить в себе горделивую злость. Что, зная Малфоя, вполне может оказаться правдой.

========> Коридоры Хогвартса

+1

85

Малфою даже немного жаль, что Грейнджер, как обычно, впрочем, контролирует ситуацию и уводит Уизли как можно дальше, пока обстановка ветер не переменился окончательно. Ему нет дела до мнения рыжего, да и тот ничего особенного из себя не представляет, но все же терять время на свары с ним не слишком-то достойно наследника Малфоев.
И Избранного Темным Лордом.
Малфой не ведет и бровью в сторону отошедших гриффиндорцев, делая вид, что никакого Уизли и вовсе не существует, а затем также демонстративно не_смотрит в сторону Паркинсон и Пьюси, отпускающих какие-то колкие и неостроумные шутки в его адрес.
Герой мирового квиддича все же заслуживает толику его внимания и Малфой поверх головы Турпин бросает короткий взгляд на Линча. В Мэноре у него есть даже автографы всей сборной Ирландии, но вот ловец, по мнению Малфоя, подкачал. Слишком уж Линч высок для ловца, тут сколько чар не накладывай, а плохая аэродинамика даст о себе знать. У самого Малфоя такая же проблема - голова торчит, локти, колени. В отличие от того же толстого и коротконогого Поттера.
- Потешиться мы можем и в другом месте, - сквозь зубы говорит Малфой, опуская взгляд на повернутое к нему лицо Турпин - внимательное и настороженное. - Я тоже не ожидал, что этот ваш хваленый Клуб Слизней на поверку окажется рассадником неадекватности.
Ну все, это как будто он извинился. Достаточно.
Следующие слова его спутницы заставляют Малфоя сглотнуть. Отчаяние и самонадеянность - да что Турпин, что Уизли знают об отчаянности и самонадеянности.
Но ее прикосновения сдерживают его порыв взорваться, высказаться, прокричать - "У меня есть Черная Метка!" - пока сдерживают.
Он позволяет Лизе потянуть его к выходу и даже идет следом, чувствуя, как крепко она его держит - как будто он попался на крючок к этой снежноглазой охотнице.
Они выходят за пределы этой душной комнаты, оставляя позади перешептывания и натянутую атмосферу всеобщего недоверия, а потом оказываются где-то, за очередным поворотом, которые Малфой уже перестал считать.

Коридоры Хогвартса

+1

86

- Захлопнись, Уизли. Мне не нужно твое разрешение, чтобы называть вещи своими именами.
Рон покрснел от сдерживаемого гнева.
Рон вдохнул воздуха побольше, чтобы теперь уж как следует проучить Малфоя...
- Рон, не нужно, пойдем отсюда. Он этого не стоит.
Гермиона оказывается прямо за ним и Рон, как дрессированное животное, не может не подчиниться уверенности в ее голове. Тем же голосом она говорит все, абсолютно все правильные вещи, и не подчиниться ему кажется просто невозможным.
Малфой, впрочем, тоже не горит желанием ввязываться в очередной скандал. Неужели утомился, хоречек, от ненависти окружающих? Ну что же, в таком случае Рон еще припомнит тебе это выступление.
Рука Гермионы на его руке заставляет Уизли распрощаться с большей частью своих кровожадных намерений, и он идет за ней прочь, оставляя Малфоя и Турпин вариться в облаке собственной зависти к окружающим.
- Не хватало нам еще драки на глазах у профессоров...
- Да я бы просто ему разок врезал и все, никакой драки, - хорохорится рыжий, но следующая фраза подруги выбивает у него почву из под ног.
- Прости, что так вышло с Лавандой.
Уизли кивает и прячет глаза. За то, что так вышло с Лавандой, извиняться нужно вовсе не Гермионе. Просто никак у них с Браун не клеится, вот и все. Хотя он, Рон, старается. Старается очень сильно,  все равно чувствует себя виноватым перед Лавандой, и это чувство вины не дает ему спокойно смотреть на свою девушку.
- Ты не виновата, - выдавливает он из себя, продолжая смотреть куда угодно, но не на Грейнджер. И даже легонько трясет рукой, избавляясь от пальцев Гермионы на локте.
- Просто все как-то неправильно, а я даже не знаю, почему так. Вроде бы, я понимаю, что она сердится, но не всегда понимаю, из-за чего, и она поэтому сердится еще сильнее...
Уизли покрутил в воздухе рукой, демонстрируя, что, по его мнению, происходит между ним и Лавандой. Настроение пропало совсем и даже появление ирландского ловца не спасло ситуацию.
- Лучше бы он Крама пригласил, ведь это Крам поймал снитч. Что же ты не написала своему Виктору и не пригласила? Он бы наверняка примчался из самой Болгарии, - непонятное недовольство вечером предсказуемо выливается в раздражение, которое находит единственный объект для себя - Гермиону. - Пойду я. Удачно тебе повеселиться с этими воображалами.

Коридоры Хогвартса

+1

87

Смех Персефоны выдает ее волнение. Эдриан знает, что девушка по своей натуре не стала бы делать больше, чем на то хватило ее уверенности в выгоде собственных действий. И за эту черту характера он не может винить ее. Он в принципе не имеет права обвинять ее в чем-либо. Но ее категоричность в словах подстегивает его на безрассудство. И это игра, в которую они играют открыто, будоражит кровь. Да, Паркинсон определенно могла бы стать актрисой, если бы захотела и в отличие от жизни, он бы выделил ей главную роль. Ему же нравился второй план. В тени кого-то можно быть незаметным и свершать свои самые лучшие планы чужими руками. Славы это не принесет, но выгоду всегда можно свою извлечь, даже из самого мелкого деяния.
- А мне нравится, когда ты ведешь себя легкомысленно, - задумчиво подметил Пьюси, перехватывая Паркинсон  под руку. - Это особенность, которая весьма привлекает к себе внимание и отличает от других. – Слизеринец задумался, а после добавил, - в разумных пределах. – Эдриан улыбнулся. – Ну а выход всегда есть, - Пьюси легко касается руки девушки свободной рукой и послушно следует за ней в сторону профессора Слизнорта и его именитого гостя.
Пьюси забавляло, как умело перенимала инициативу Паркинсон. А ее комментарий не мог не заставить его ухмыльнуться.
- Столько энтузиазма! – восхищенно прошептал Эдриан поравнявшись с Персефоной.
Разговор Слизнорта и Линча был в разгаре. Но все внимание слизеринца было направлено на Малфоя и Турпин, которые вместе удалились в коридоры. Разумеется, это было бы не его делом, если касалось лишь отношений. Если бы он не видел с кем именно уходила Турпин на Благотворительном балу, что позволило сделать ему вывод, что этих двоих может связывать и нечто иное, что позднее подкрепилось словами Забини после разговора с Гринграсс-младшей. О чем он не собирался рассказывать Паркинсон. Для девушки, по его личному убеждению было бы удобнее думать совсем иное. Так, она будет держаться подальше от Малфоя и Турпин. А следовательно находилась бы в безопасности.
Пьюси чуть склоняется к Паркинсон, чтобы предложить ей все же уйти с празднества.
- Во истину чудесный вечер, но не пора ли нам удалиться? – Эдриан внимательно смотрит в глаза Персефоны.
Не самый худший вечер, на котором присутствовал Пьюси, но все же его нелюбовь к подобному роду мероприятий берет верх и он стремится поскорее уйти. Подальше от шумных разговоров и большого количества людей. Однако все это стоило пережить ради поцелуя девушки при всех. Необычное ощущение, которое не могло, не нравится.

+1

88

Панси, разглядывая очередную знаменитость, притащенную Слизнортом, старательно игнорирует демонстративный уход Малфоя и Турпин. Дааже слишком демонстративный, чтобы быть действительно тем, о чем они говорят.
Рассадник неадекватности, так?
О, Малфой, ты еще даже не представляешь, что такое настоящая адекватность.
И когда Турпин по-хозяйски утягивает Малфоя за собой, Панси прикрывает глаза и качает головой.
Полукровка с Рейвенкло? Малфой окончательно и бесповоротно свихнулся.
А может быть, новая мысль приходит к Панси в голову, озаряя все своим неприятным светом, это просто Драко решил всех переиграть?
Да ни у кого не повернется язык назвать его Пожирателем Смерти, глядя на то, как он милуется с Лизой Турпин.
Панси в сердцах сдвигает брови к переносице.
И предложение Эдриана необычайно кстати.
- С удовольствием, - чуть более нервно, чем обычно, говорит она и решительно кладет свою руку на локоть Пьюси.
Нет уж, такие игры не для нее. Пусть о ней шепчутся по углам, называя Пожирательским отродьем - ее мать упал бы в обморок, узнай она о том, что ее дочь появляется открыто с полукровным волшебником.
Как все же хорошо, что на Хеллоуинский бал она пошла одна, отвергнув предложение Захарии Смита. Он, конечно, очень мил, чудесно воспитан и понимает, что за птица этот хваленый Поттер, но во всем надо знать меру.
Нет, хватит топтаться на вечеринке, ничего скандального уже не произойдет - Браун сбежала, и даже Малфой с Турпин ушли. Все остальное она вполне сможет узнать из завтрашних сплетен, если еще будет, что узнавать.
- Кажется, мы остались в меньшинстве, - кивает она вокруг. И правда, представителей Слизерин практически не видно, а официантки начинают кучковаться вокруг обиженной Паркинсон хаффлпаффки. Не хватает ввязаться в межфакультетскую ссору. Для старосты - позор.
- Большое спасибо за приглашение, профессор, - пропела Паркинсон, поравнявшись с зельеваром. - Вечер просто чудесный, у вас настоящий талант устраивать подобные суаре. Надеюсь, вы позволите Эдриану приглашать меня чаще. Спокойной ночи.
Ну что же, Слизнорт будет просто полным мерзавцем, если в скором времени не пригласит ее в этот чертов клуб для избранных. В конце концов, у него должен быть штатный льстец.

Гостиная Слизерин>>

+2

89

Держась рядом с другими официантками, Лесли не переставала оглядывать помещение и попутно придумать, как выйти из сложившейся ситуации. Самой лучшей и единственной более-менее здравой идеей было подойти к зельевару и жирно так намекнуть, что пора заканчивать. Что вечеринка себя исчерпала и дальше будет только хуже. А то он ведь, наверное, всё ещё надеется и пытается исправить ситуацию! Хотя это абсолютно бесполезно.
Придётся признать поражение, профессор: всеобщей любви и Рождества не получилось. Нужно знать меру. А мерная чаша, думаю, переполнилась ещё полчаса назад.
- Пойду подойду к Слизнорту, - сообщила она двум другим хаффлпаффкам. - Надо же как-то прекращать это безумие. Вот пусть прекращает. Всё равно ничего хорошего уже не выйдет однозначно. Только перессорятся все.
Не выпуская из рук подноса (мало ли!), девушка пошла через заметно опустевший зал в поисках профессора. Взгляд её скользнул по почётным гостям, которые с явной опаской поглядывали на всех вокруг, желая, видимо, поскорее отсюда уйти. Лесли их отлично понимала.
Бедняги. Они же ни в чём не виноваты. А их сюда загнали, запугали и бросили в одиночестве. Надо потом и к ним подойти,  гости всё-таки...
О, а вон Слизнорт. Куда это он идёт, интересно? К выходу. Ай, как хорошо. Браво, профессор. Сами кашу заварили, а расхлёбывать не хотим (маггловская поговорка как нельзя лучше описывала этот, очевидно, клинический случай). Лесли прибавила ходу, виртуозно удерживая поднос (в начале вечера он качался на её руке, как корабль посреди моря в шторм. Хоть поднос держать горе-официантка приноровилась!), а профессор Гораций, на её счастье, затормозил. Вернее, его затормозили - высоченный молодчик в квиддичной форме.
О, ещё один несчастный.
Теперь Лесли начинала понимать, почему сегодня все переругались и передрались. Да потому что обстановка была такая - "медовая" какая-то. А на самом деле очень нервная. Даже сама Дэй чувствовала в себе такой заряд ехидства, какого отродясь не было. Стоило следить за тем, чтобы всё это ехидство на кого другого не выплеснуть! Особенно на невиноватого. Слизнорт попытался громко привлечь внимание к новому гостю, но всем, кажется, всё равно. Кроме Лесли. Она, обалдевая от неизвестно откуда взявшейся наглости, выросла перед гостем, выставив вперёд поднос.
- Добрый вечер, мистер Линч! Добро пожаловать в Хогвартс! Не желаете ли выпить? - а потом обернулась к Слизнорту и тихо и быстро прошептала: - Профессор, всё весьма плачевно! Многие уходят, а те, кто не уходит, сейчас все передерутся. Кажется, пора заканчивать!

+1

90

Гарри не спеша обошел большую комнату и немного усмехнулся тому на сколько здесь было все уютно да и празднично..Да и сам он выглядел с иголочки..Хотя ему всегда было удобно ходить в спортивном,но ради такого случая можно и потерпеть.Да и толком то уже не отступишь раз уж пришел,хоть и пытался на большее время опоздать..Но как всегда взглядом его многие провожали,что больше всего раздражало.
Здесь были почти все те ученики,которые по большей части значили для Слизнорта..Увидев профессора он подошел к нему и пожал ему руку..
-Добрый вечер профессор..-кивнув головой Гарри нервно улыбнулся ему..
Он пытался хоть немного расслабится,но все же от взглядов и от шёпота учеников не укрыться как не старайся...
Хоть здесь не было Малфоя,который сейчас просто доставал его своей издевкой..Хотя не исключено, что Слизнорт мог и его тоже позвать на вечеринку,но к счастью он не появлялся на глаза,а он его толком и не искал..Взяв пунша Гарри укрывшись ото всех в темном углу наблюдал за учениками,которые веселились на вечеринке..
Надеюсь это долго не продлится?!-Подумал Гарри ,поправляя галстук на шее..
Но потом услышав шум  резко поднял взгляд на открывшуюся дверь.Через толпу людей  Филч втащил Малфоя в середину зала..Тот отпирался и пытался соврать,что его пригласили..И эта показная сцена устроенная им коридоре с  Турпином была подозрительна.
-Интересно,что именно Малфой хотел узнать или сделать попав сюда?-думал он со злостью смотря на него..Но когда Малфой начал оскорблять Лав,а потом и его лучших друзей ,Гарри разозлился и не мог стоять в стороне,стиснул скулы и направился к ним.
-Малфой-крикнул он но пока он пробирался через толпу те уже успели уйти...
Время как не странно прошло быстро и многие начали расходится,Гарри тоже не стал дожидаться окончания вечеринки так как хотел найти своих друзей и направился к выходу.

Гостинная гриффиндора>>

Отредактировано Harry Potter (2014-02-17 02:19:07)

0


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Библиотека, учительская и кабинеты преподавателей » Добро пожаловать к профессору Слагхорну


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC