Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Столы факультетов и преподавательский стол>>


Столы факультетов и преподавательский стол>>

Сообщений 1 страница 30 из 99

1

...

0

2

------»Гостиная Гриффинлора.

Джинни не спеша спускалась в большой зал. Ее что-то тревожило, но девочка не могла понять «что» именно, или «кто»  именно. На лице не было постоянной улыбки, а если понаблюдать за походкой, или движением рук, складывалось впечатление, что девушка делает это насильно. Нет, конечно, ее никто не заставлял, просто что-то было внутри. И это что-то забрало улыбку и лучезарный взгляд. Девушка шла по коридору и не смотрела на проходящих мимо школьников, ей глаза изучали камни под ногами, а волосы сползли на плечи и таким способом, прикрывали лицо.
Джиневра зашла в большой зал, столы факультетов, неизменно стояли каждый на своем месте, а над ними развивались на ветру знамена. Девушка направилась к нужному ей столу, и через несколько секунда заметила Дина. Она по привычке начала улыбаться и села за стол рядом с парнем.
- Привет. Что ты делаешь тут так рано? – задала вопрос девушка, намазывая хлеб малиновым джемом. Джинни сидела рядом с Дином, своим парнем. Как странно для нее это звучало «парень». Он, конечно, был замечательным молодым человеком: с ним было о чем поговорить, с ним было приятно где-то погулять, да и вообще с ним было хорошо, как-то тепло и приятно. Но Джинни знала, к кому рвется ее сердце, хотя уже много месяцев и не признавалась себе в этом. Гарри часто ей снился, но она не пыталась вспомнить сон, не видела в этом смысла. Сейчас, она смотрела на Дина, и уже почти верила, что он важнее Поттера, она хотела, что бы так и было, но понимала - это простое, обыкновенное желание. Несмотря на все мысли и понимания, девушке было приятно сидеть с парнем, и она улыбалась - эта улыбка была естественной, теплой и доброй. Она смотрела в его глаза с нежностью и уже забыла об утреннем настроении. Теперь она снова улыбалась и была готова шутить.
- Привет. Ну вот, просто чувствовал, что ты придешь - со смешком произнес Дин, и налил Джинни чаю.
За столом сидело, еще несколько гриффиндорцев и между всеми завязался разговор о квиддиче. Одни обсуждали скорый набор в команду.
- Как вы думаете, будет Рон снова в команде? Я думаю, что да. Он лучший друг Гарри, а значит ему место уже забронировано. И никого не волнует, как он играет. Связи.– произнес один парень доедая свой тост, и Джинни приподнялась что бы чем-то в него запустить, но Дин ее остановил.
- Рон хорошо играет, и Гарри будет хорошим капитаном. Для них обоих квиддич значит больше чем для вас всех, вместе взятых. – отрезала Джинни и одарила всех злобным взглядом. На этой «веселой» ноте гриффиндорци не стали больше обсуждать квиддч, все боялись задеть такие темы как: «Рон – вратарь» и «Гарри – капитан». Джинни тоже не хотела продолжать эту тему, ведь она была, в некоторой мере, согласна с ними, хотя была готова сделать все что угодно, что бы Рон попал в команду. Она немного озабоченно вздохнула, и они с Дином начали оживленно обсуждать тему «новые преподаватели», часто произнося имена Снегга и Слизнорта.
  Джинни вспомнила о встрече с новым преподавателем по зельеварению в поезде,  точнее о его приглашение, которое Джинни явно не нравилось. Она чувствовала себя в компании тех людей немного неуютно, да она бы с удовольствием всем им там «наваляла». Одни высокомерные, другие больны нарцысизмом. Единственными нормальными там были она и Гарри. С надеждой о том, что это не повторится, Джинни снова вернулась мыслями в большой зал, к Дину и оживленному разговору.

Отредактировано Ginevra Weasley (2011-03-11 09:42:29)

+1

3

Хогвартс, такой большой, старый и неприступный, множество коридоров, сто сорок две лестницы. Одни из них были широкие и просторные, другие - узкие и шаткие. Были лестницы которые в пятницу приводили совсем не туда, куда приводили в четверг.  Да и с дверями хватало проблем. Так некоторые из них не открывались до тех пор, пока к ним не прикоснешься в определенном месте, а некоторые и вовсе фальшивые.
И вот по одному витиеватому коридору шла маленькая фигурка девушки, в длинными, почти, белыми волосами, которые спускались чуть ниже поясницы, они были всегда спутаны и и почти всегда перевязанные изумрудной лентой. Девушка была одета и синие шорты с высокой талией, красная блузка и зеленые колготки и конечно мантия с нашивкой факультета, Когтевран, как вы могли догадаться это была Полумна Лавгуд, чудачка с пятого курса факультета Когтевран, она шла в большой зал, где-то девушка услышала что там находится Дженни Уизли, и учиняет разбор полетов, заступаясь за Гарри и Рона.
Вот девушка вошла в главный зал и покружилась, её странны и полный разнообразных мыслей взгляд искал рыжую голову. "Ах, вот она." Луна улыбнулась и подошла к подруге.
- Привет Джинни. - Тихо сказала девушка и легкой нотой радости в голосе. Конечно она была очень рада увидеть её, ведь она лучшая подруга Лавгут, которых у неё по пальцам пересчитать и хватит всего два.

+1

4

Джиневра сидела за столом и играла с едой, периодически бросая взгляд на  учеников. Дин сидел рядом и увлеченно говорил с друзьями, а девочка решила не влезать в эту беседу. Как уже было сказано, настроение у нее сегодня немного пошаливало.  Джи периодически улыбалась  знакомым, что бы избежать странных вопросов.
Для рыжика не было привычным грустить, она всегда улыбалась и была веселой, но сегодня все было по-другому.  Возможно дело в погоде, или в том, что она не выспалась,  в любом случае она перестала искать причину и сладко зевая, попивала сок. На мгновение она вспомнила  прошлые года учебы в школе, а самыми главными моментами – были проделки братьев Джорджа и Фреда. На лице рыжеволосой девушки засияла улыбка, Джинни начала вспоминать все проделки, как дома, так и в школе.  Она была рада тому чем занимались ее братики  это всегда ее весело и она гордилась тем, что они ее братья.   
- Привет Джинни. - Прозвучал до боли знакомы голос. Но что бы быть уверенной  Джинни повернула голову и была рада тому, что ей не показалось.
-Полумна, привет. Как же я рада тебя видеть, нам кок раз пора на урок.
Джинни сделала виноватый и посмотрела на Дина, но тот пробормотал что-то вроде «ничего страшного» и чмокнув Рыжика в щечку, опять вернулся к друзьям.  Джинни обрадовалась, что больше не надо было сидеть за столом. Уизли схватила в одну руку сумку, а во вторую луну и потащила к выходу.
-Пошли на урок, Луна. А потом, как насчет того что бы посидеть  где-то на улице в дали от народу. Не хочу сегодня вести светские беседы. – заулыбалась Джинни и вытащила подругу в коридор. – у нас сегодня первым уроком история. – не очень хорошее начало, но может будет весело. – подмигнула девушка и они зашли в класс прорицания.

-------->класс "История магии"

+1

5

Луна стояла возле большого стола, где сидела рыжеволосая подруга и ждала пока та попрощается с присутсвующими.
- Привет Полумна. - Донесся до неё голос девушки из-за соседнего стола, Луна повернула лицу в ту сторону, но смотрела поверх голо, будто не видя их, она лишь улыбнулась и опять повернулась к Джиневре. Луна как обычно стояла покачиваясь, она была похожа на тонкую березу в ветреный день, некоторые же думали, что у неё в голове столько всевозможных мыслей что порой её голова перевешивает. Скорее всего так оно и было. И вот опять Луна погрузилась в свои мысли и совсем не заметила что рыженькая подруга обращается к ней и предупреждает что пора пойти на урок. Лавгут опомнилась только тогда, когда Джен схватила её за руку и поволокла вдоль столов, только тогда Луна спустилась с небес на землю.
- Ах да, урок.- Тихо и протяжно проговорила Луна и прибавила шаг за подругой.
Девушки бежали по лестница, преодолевая один за другим коридор, но вскоре затормозили у одной из многочисленных дверей и тихо открыли её. Урок её не начался, но многие уже заняли свои места и Луна с Дженни поспешили занять свои.
-------->класс "История магии"

+1

6

Очень интересно вот так просидеть весь урок возле кабинета, Роуз уже всю попу отсидела на этом каменном полу. " Когда же уже звонок..." Девушка подтянула под себя ноги и опираясь ладонями о стену поднялась. " Мои ноги..." Вот так наказание...весь день на больших каблуках, но кто же дуре объяснит что тут уже не перед кем выпендриваться, все что желала получила, правда не в полной мере. Совиная почта не выход, но лучше так чем никак вообще. Да и видятся они не так уж и редко. О да, вполне достаточно.
Роуз кажется совсем застряла в своих, опошленных, мыслях и вовсе забыла что она на каблуках и любой шаг раздается эхом в коридорах старинного замка, она поспешила остановиться и замереть, прислушиваясь не открывается ли дверь. Она поспешила наклониться и развязать ленты на туфлях и взяв их в руки побежала босыми ногами по каменному полу.
Она бежала перепрыгивая через ступеньки. "Главное не нарваться ни на кого." Хотелось просто прыгнуть в пролет что бы быстрее добраться до первого этажа и как жаль что нет такого заклинание чтоб замедлить падение. Нет, есть, но пока не доступно.
Бауэр преодолела уже несколько этажей, осталось пройти по коридору и свернуть и вот главный зал. "Там пожалуй и остановлюсь." Роуз ускорила шаг, сейчас в школе ещё тихо, чуть -чуть до конца урока, по коридору эхом разносился звук босых ног на камне. Наконец то достигнута цель, гриффиндорка забежала в зал и села возле окна, поставив туфли на подоконник.

0

7

<<Башня Когтевран. Спальня для девочек.
И черт знает что творится иногда у людей в голове. Черт знает что они могут себе на придумать в последний момент. За секунду. Допустим, за секунду до конца света может приспичить поиграть на волынке. За секунду до свадьбы может захотеться прыгнуть с парашюта. Это скрытая психология, наше внутреннее устройство. Анна бежала с метлой по лестницам вниз. Через три ступеньки, прыгая, спотыкаясь. Опаздывать надо с умом и иногда. Лисбет опаздывала, но ей было как-то все равно. Уже. Потому что так бывает. ну же. За секунду. Анна есть захотела, жутко. Поэтому бежала со всех ног в Большой зал, чтобы успеть перехватить хотя бы один тост. Не посидеть и нормально пообедать, а просто сзватить тост и убежать, съев его по дороге. Это как остаться чистой перед своей совестью, чтобы она не мучила. Все же верно. Человек всегда стремится выйти "сухим из воды". Анна вбежала в зал и остановилась. Отдышка. Стук сердца где-то в горле. Тук-тук-тук. Лисбет огляделась и уже спокойным шагом направилась к столу своего факультета. Людей было мало. что странно. Вроде, время обеда уже. Лисбет села за свое привычное место:где-то посередине, но ближе к краю. За столом еще сидели пара четверокурсников и один семикурсник. Не густо.
Лисбет взяла в руки тост и намазала его джемом. К черту все, она хочет нормально поесть. К черту, люди сами часто опаздывают. Укусив пару раз, Анна посмотрела на окно. Большое витражное. И как она раньше не замечала, что окна в Хогвартсе-произведение искусства. Но, переведя взгляд чуть ниже Лисбет обнаружила фигуру девушки. Грффиндорка. судя по форме, а лица не видно совсем. Покончив с тостом Анна направилась к девушке. И вот зачем? А затем, наверное, что люди постоянно ищут отсрочку для своих дел, особенно важных. Зацепиться за малейшую деталь, чтобы оттянуть срок начала работы. Подойдя поближе Анна смогла рассмотреть лицо. Роуз. Роузмари Бауэр. Они были не слишком хорошо знакомы, но обстановка сложилась так, что гриффиндорка была ее той самой малейшей деталью, способной  оттянуть время ухода из Большого Зала на отбор.
-Привет, Роуз. Как поживаешь? Лисбет утроилась рядом с Бауэр на холодный камень пола, пододвинув колени к груди.

Отредактировано Anna Lisbeth (2011-05-24 15:57:33)

0

8

"Раз, два, три..." Мысленный счет Бауэр сопровождала взмахом указательного пальца в воздухе. По её мнению на "три" в зал должны были забежать ученики и заполнить эту тишину своим смехом, разговорами, орами, криками! Чем-нибуть. Даже если она продолжит счет этого не случится, не сейчас...Хотя.

Девушка повернула говору к двери после того как услышала шаги, через какое-то врема в зал вбежала блондинка, остановилась, она тяжело дышит, явно бежала, вот она продолжила свой путь, туда, к столу. Она была одета в форму для игры в квидичь, а в руке метла. "Метла...метла..."Роуз что-то забыла, только что? "Метла! Блин! Сегодня отборочные!" Рука которая ещё пару минут назад витала в воздухе сжалась в кулак и не сильно стукнула себя в лоб. " Я думаю пару минут они подождут..."
Она обвела взглядом зал, за столом гриффиндора сидело несколько человек, с какого курса она не знала...ей был интересен только один курс, которого уже к сожалению нет.
-Привет, Роуз. Как поживаешь?

Роуз даже и не заметила что эта блондинка подошла к ней. Она улыбнулась.
- Привет Анна. Поживаю...хорошо. А ты?- Она обвела девушку взглядом и опять вспомнила про отбор. - О, сегодня отборочные. Я хочу попасть в команду гриффиндора. - Девушка пожала плечами.-Не знаю, возьмут ли.

+1

9

На камне сидеть не очень удобно, правда. Когда вокруг тебя все каменно тоже чувствуешь себя неуютно. Ты в камне. Камень в тебе. Сидишь на холодном и твердом, облокачиваешься на холодное и твердое. Косточки больно упираются в каменную кладку. Анна все равно продолжает сидеть, подобрав колени. Сидеть и слушать, сидеть и вздрагивать. Сидеть и понимать, что она сейчас наступает своей совести на горло. Лисбет ерзает на месте. Внимает словам блондинки. Их двое. Блондинки. Красное и синее. Анна размышляла о том, что о ней подумала Роуз. Они почти незнакомы, а Лисбет, такая неожиданная пошла. Просто так, не имея никакой цели. Разговор-это когда хотя бы один человек получает интересную и  новую для себя информацию Что новое может узнать хотя бы одна из них из разговора не понятно. Анна не знала о чем говорить. Рассуждать на какую-нибудь глупую и совершенно  неадекватную тему, типа сравнение мягкости подушек в гриффиндорской и когтевранской спальнях не резонно. Абсурдно до невозможности.
- Привет Анна. Поживаю...хорошо. А ты?-единственная зацепка за разговор. А потом, еще одно: что делаешь. И, может, как-то разговор и завяжется. Я? Как-то, необдуманно.-Анна улыбнулась.
О, сегодня отборочные. Я хочу попасть в команду гриффиндора.-это как-то, ну, совсем лично. Лисбет приподняла одну бровь. Они даже не смотрели друг на друга. Залог успеха любого разговора-зрительный контакт. А тут, пуф. Нету его. Совсем нету. Анна передернула плечами.
Я капитан команды, -Лисбет почесала нос,- сегодня мне нужно отбирать игроков в команду и я не знаю, как быть объективной.
Парадокс. Им обеим нужно быть не здесь. И не сейчас. Они должны бежать со всех ног. Анна и Роуз. Они сидят, их не волнует.

+1

10

Чудесный день. Не смотря на то что на улице дует ветер погода прекрасная. В окно бил яркий свет, мазайка на окнах старинного замка окрашивала солнечные лучи в разные цвета. Хороший день для отбора в команду квидича и Роуз обязательно примут. Она постарается.

В большой зал влетела сова, белая, нет, видно плохо, но она точно светлая. Блондинка пытается разглядеть крылья, если там черные пятна, то скорее всего это Рита, сова Роуз и она принесла долгожданное письмо, но нет. Она полетела с столу слизерина, там кто-то сидел и сова кинула письмо на стол потом развернулась и улетела прочь.
«Да, конечно, все тебе.»

-Я? Как-то, необдуманно.- Роуз не ответила, лишь понимающе качнула головой.- Я капитан команды, -Блондинка почесала нос,- сегодня мне нужно отбирать игроков в команду и я не знаю, как быть объективной.
- О, я думаю у тебя получится.- Роуз искренне просияла и коснулась плеча собеседницы, ободряюще.- А я вот хочу загонщиком стать.- Девушка горделиво отставила плечи назад, показывая моя «вон какая я важная».- Надеюсь мне не переломают кости в первый день.- Она улыбнулась.

+1

11

Анна поворачивает голову, насколько это возможно и смотрит в окно. Она не сова и головой крутит на 180 не умеет, а жаль. Анна смотрит в витражное окно, на солнце. Смотрит и щурится. Лисбет любила в детстве, в солнечную погоду подходить к зеркалу и смотреть на свои глаза. Они яркие, невозможно яркие и глубокие. Из синего в зеленый. Лисбет снова поворачивает голову к собеседнице и улыбается. Солнце бьет в глаза и практически невозможно держать их открытыми. Щелочки, как у китаянок какие-то.
Анна смотрит как Роуз чешет нос во время ее монолога, смотрит куда-то вверх. Ничтожнейшие знаки- важнейшие знаки. Мимика выдает человека больше, чем глаза. Роуз разрывает зрительный контакт. Ей, видимо, не интересно.
О, я думаю у тебя получится. Анна вздрагивает, ведь она думала, что блондинка ее не слушает. В сердце как-то теплее сразу, а улыбка, ну, она непроизвольная. Приятные вещи заставляют улыбаться, приятные слова заставляют улыбаться. Это уже как закон всемирного тяготения.
А я вот хочу загонщиком стать. Лисбет мысленно просчитала шансы Роуз стать загонщиком. Она может, если захочет, вот если бы она захотела стать охотником, тут уже проблема. Ее телосложение, она такая хрупкая. Анна потрясла головой и протерла глаза. Нельзя так делать, нельзя снова превратиться в вычислительную машину. В машину вероятности. В машину доказательств. Хватит. Анна хочет писать стихи и изъясняться красноречиво.
Лисбет посмотрела на собеседницу положила руку ей на плечо.
У тебя есть шанс, поверь мне как капитану. Анна улыбнулась широко и похлопала Бауэр по плечу. Она снова откинулась к стене и подняла голову. Потолок в Большом Зале необычные. Лестницы между  этажами тоже. И Анна, она тоже необычная. Как и всё здесь, как и все здесь.

+1

12

>>Начало игры<<
Себастьян, преисполненный оптимизма в такой чудесный и погожий день, ступал с королевской осанкой по Хогвартсу. Подбородок его был поднят выше обычного, на губах играла счастливая улыбка, а на всех проходивших мимо учеников парень смотрел взглядом хозяина мира. Все сегодня, от мгновенного пробуждения до прекрасной погоды, обещало удачу во всех начинаниях. Одними из таких начинаний стали отборочные в факультетскую команду квиддича, куда Себастьян решил пробоваться на загонщика. Его всегда привлекала эта должность, так как она тесно соприкасалась с самыми опасными мячами в игре - бладжерами. И вот, сегодня ему выпала возможность показать всем, как бы он был хорош в роли загонщика, но, к сожалению, капитан команды Равенкло куда-то пропал, а без него все усилия канут в лету.

Странная она, эта Анна. Отборочные на носу, а она куда-то спряталась и не выходит. Все места, где бы она могла быть, я осмотрел, но не нашел... Может быть, конечно, на нее напал аппетит, но это вряд ли. И, тем не менее, стоит проверить. - размышлял парень, продолжая одаривать всех прохожих своей улыбкой. Себастьян вошел в двойные двери Большого зала, и его взгляд сразу же прошелся по столу своего факультета. Анны нет. Что ж, Вальмонт ожидал этого, посему нисколечко не удивился и повернулся было к выходу, как у стола Гриффиндора он заметил блондинку. Вероятность того, что это капитан, мала, но, все же, нужно проверить.

Себастьян, закинув свой "Нимбус-2001" на плечо, неспешным шагом направился к Анне и Роуз, даже не желавших хоть немного поспешить. Подол его спортивной мантии то и дело отчаянно цеплялся за ноги, словно бы не желая, чтобы парень подошел к двум девушкам, а это ужасно не нравилось его обладателю. Но, что поделаешь, на то она и мантия, чтоб постоянно напоминать о себе не очень приятным образом. И, когда Себастьян наконец подошел настолько близко, чтобы разобрать, кто здесь есть, его зеленые глаза тут же поймали на себе взгляд Анны. Прищурившись по привычке, студент расплылся в дружелюбной улыбке, произнеся вкрадчивым голосом:

- Привет, Анна, - и, посмотрев на девушку, сидящую рядом, Себастьян замялся. Ведь он не помнил ее имени, так как они просто встречались с ней в коридорах школы, иногда здороваясь. Как же ее там?.. Черт! Роза! Нет, точно не Роза, но что-то похожее.. Плевать, представлюсь ей, будто бы в первый раз. И, повернувшись к Роуз, провозгласил. - Я Себастьян!

Теперь осталось ненавязчиво намекнуть на то, чтобы они поторопились к началу отборочных...

+1

13

Роуз сидит на подоконнике. Сидит и разглядывает Анну.
Она смотрит на неё, но думает о другом, о нем, не важно ком. Сова была не Ритой, и письмо не ей. Жаль. Роуз улыбается, на плечо легла рука.
-У тебя есть шанс, поверь мне как капитану.-  Сказала блондинка и похлопала её по плечу. Вот и она улыбнулась.
- О, спасибо.- Просияла Роуз, ей правда было приятно, это было важно. Она ведт очень хотела стать загонщиком, ведь у неё был такой замечательный учитель. Аж два. Фред учил тонкостям «профессии» загонщика, а Оливер учил хорошо держаться в метле и всяким маневрам. Бауэр ещё очень любила наблюдать за Маркусом Флинтом, он отлично играл в кидичь! – Мне правда важно было это услышать.- Потом гриффиндорку что-то отвлекло, что-то волокли по каменному полу зала. Это какой-то парень волок за собой метлу. Лицо занкомо, но это не показатель, Роуз тут все знакомы, она уже со всеми пообщалась.
Парень покрутился на месте и направился к девушками.
- Привет, Анна.- Сказал парень и перевел взгляд на Бауэр. - Я Себастьян!- отозвался он немного подумав. «Ну точно имя вспоминал.» Роуз улыбнулась и ответила.
- Роузмари.- Просияла она. Блондинка осмотрела нового собеседника. Опять форма. «Нужно идти собираться, а то я так пропущу отборочные. И это будет трагедия! Мой Нимбус 2001 так и не отлетает ни одну игру.» Роуз поелозила на месте и спрыгнула с подоконника, она взяла в руки туфли и опустила глаза.
- Нужно идти собираться, а то мало того что не готова так ещё и тут с вами сижу.- Она ухмыльнулась и чуть покачнулась, просто так.

+1

14

Это очень больно, облокачиваться на твердый камень лопатками. Он врезается в кости и ты невольно начинаешь ерзать, пытаясь подставить негодяю более мягкое место. Анна устала от этих махинаций и оттолкнулась от стены. Анна потянулась, и смачно зевнула. Ей было приятно находиться в компании Роуз, поэтому она уже никуда не хотела уходить. Да и к тому же, проведя некоторое время в Большом Зале Лисбет поняла: она ни разу еще не встретила студентов в форме. Значит, капитаны других команд еще не торопятся начать отборочные. Анна улыбнулась своим мыслям и снова откинулась, но уже не на жесткую стену, а на окно. Оно гладкое и более щадяще относится к человеческим костям, срытым под кожей.
Анна только хотела задать вопрос Роуз, как в Зал вошел студент в квиддичной форме синего цвета. Анна откинула голову назад, больно ударилась о стекло. Не такое уж оно и щадящее. Анна тихо простонала что-то на подобие "Неет." Но, к великой радости блондинки следом за этим студентом другие не последовали. По мере того , как он подходил к ним с Роуз Анна узнала в этом человеке Себастьяна.
- Привет, Анна.-парень так мило улыбнулся, что Лисбет просто не смогла не ответить не менее дружелюбной улыбкой. Такие игроки нужны были команде: сильный, уверенный в себе, со взглядом, полным энтузиазма. Анна невольно снова улыбнулась своим мыслям. Но от размышлений ее отвлекла возня справа: Роуз спрыгнула с подоконника. Анна разочарованно на нее посмотрела.
- Нужно идти собираться, а то мало того что не готова так ещё и тут с вами сижу.
Анна вздохнула и печально улыбнулась. Но, в ее голове возник аргумент, который смог бы задержать Роуз.
-Послушай, ведь за все время, что мы здесь сидим, мы не встретили ни одного из твоих. Может, еще рано? Лисбет посмотрела на Роуз с надеждой, мол, я не хочу еще идти на отбор, я неготова.
В то же время она хотела приумерить пыл Себастьяна.
-То же самое, Себастьян, я не встретила никого кроме тебя, кто был записан. Куда ты торопишься? После этих слов Анна снова откинулась на окно и с улыбкой посмотрела на обоих. Я леньтяйка, да, но что поделаешь? Лучше пойти уже всем вместе, а не ждать на поле, на ветру.

0

15

- Роузмари, - ответила Роуз и улыбнулась, спрыгнув с подоконника. - Нужно идти собираться, а то мало того что не готова так ещё и тут с вами сижу.

И она, ухмыльнувшись, опасно покачнулась, из-за чего Себастьян протянул к ней свободную от метлы руку - на всякий случай. Но он понял, что девушка просто придуривается, поэтому вскоре опустил.

- Смотри, не падай, - шутливо подмигнул Вальмонт, пристально смотря на Роузмари. Затем он перевел взгляд на Анну и подумал, что на его лбу находится какая-то смешная надпись, вызывающая улыбку у всех, кто ее видит.

-То же самое, Себастьян, я не встретила никого кроме тебя, кто был записан. Куда ты торопишься? - говорит Анна, и Себастьян умиленно улыбается, прекрасно понимая, что движет его подругой. Лень.

- В твоем обществе я неподвластен времени, - замечает парень, проведя ладонью по рыжим кудрям. Шестикурсник, положив метлу на стол Гриффиндора, сам уселся на скамью и повернулся к двум девушкам, не показывая ничем о своем внутреннем разговоре с самим собой. - Думаю, можно здесь еще немножечко поболтать.

Яркий солнечный свет ударил в глаза парню красным цветом витражного окна, отчего на миг показалось, что тот подвержен влиянию крестража Волдеморта, но тот сразу же прищурился, пододвинувшись вправо, вне досягаемости окна. Почему-то сейчас сердце Себастьяна колотилось с бешеной скоростью, будто бы он уже был в поле для квиддича на отборочных.

Отредактировано Sebastian Valmont (2011-08-07 15:01:18)

+1

16

Весь сегодняшний день Вальмонт переживал частые перепады настроения. К примеру, мгновение назад он лучился счастьем и оптимизмом, зато сейчас настроение опустилось ни к черту. В животе что-то, сопровождаемое нудящей, надоедливой болью, жалобно заурчало. Видимо, парень, сам того не ведая, голодал с самого утра, ведь за завтраком он всего лишь пропустил стаканчик-другой тыквенного сока, да и вообще кусок в горло не лез.
Вальмонт быстро глянул в сторону входа. Никого.
Может, задержалась на занятиях? Где же она, когда мне так плохо!
Теперь же, ощущая в себе некую слабость, он развернулся к столу. Видимо, из-за неважного самочувствия ему было фиолетово, что на обеде когтевранец сидит за столом Гриффиндора. Посеревшее мрачное и хмурое лицо парня, словно состаренное несуществующими годами, уставилось стеклянным и невидящим взглядом прямо перед собой, в тарелку с жареным мясом. Тело срочно требовало подзарядки, вопя, словно маленький голодный ребенок, зато разум яростно отказывался и отнекивался от какого-либо приема пищи, ссылаясь на то, что Себастьяну станет еще хуже.
Неужели, я заболел? Чувствую, если съем хоть кусочек этого чертова мяса, меня вырвет прямо здесь, у всех на виду! А потом еще придется отлеживаться в больничном крыле... Хотя, может, занятия пропущу, и то хорошо. Не, мне нужно срочно увидеть Демельзу.
Он одновременно желал хоть мельком пройтись взглядом по любимой, сказать хотя бы сухое "привет", но также боялся возможности быть окончательно отвергнутым и неинтересным ей.
Вдруг ей сейчас хорошо и весело в другой компании? А на него, Вальмонта, ей плевать?
Все это время, прошедшее с той ночи, она старательно меня избегала. Может быть, она не догадывается об этом, но я-то вижу ее ухищрения, хоть внешне остаюсь и безразличен.. да какой же я ей кажусь холодной скотиной!
Если она войдет в чьем-нибудь сопровождении, сердце горе-любовника слабо забухает в груди, а виски начнут неприятно пульсировать от обилия горячей и даже бурлящей крови.
Ненавижу!
Себастьян неприветливо, или даже враждебно будет сверлить взглядом ее приятеля или приятельницу, а иногда даже и любимую, чтобы посмотреть на ее реакцию (как бы он ни хотел отрицать этого факта) и мозолящий глаза собеседник молодой девушки, мучимый неприятным ощущением от такого взора почерневших глаз, удалился восвояси под предлогом той же головной боли.
А если Демельза будет одна? И тогда Себастьян вряд ли подойдет к ней и начнет разговор, преследуемый сомнениями и догадками. Он не любил показывать напоказ свои чувства, а предпочитал разъясняться наедине, и, разумеется, здешняя обстановка не способствовала искреннему разговору. Поэтому он, если и будет что-то говорить, постарается как можно больше, для виду, придать своему голосу непринужденность и спокойствие.
И чего же я добьюсь таким методом? Вряд ли ее расположение. Если бы она вела себя по отношению ко мне так, как я к ней, то я бы уже давно ушел жить к Хагриду!
Вновь взгляд зеленых беспокойно скользнул по распахнутым дубовым дверям и, не увидев знакомого цвета волос, погас в холодном безразличии.
Вдруг на кудрявую голову свалился какой-то бумажный кулек, обвязанный тонкой бечевкой. Судя по ощутимому удару, от которого парень выдохнул еле слышно ругательство и мигом вылез из томительных раздумий, в кульке находились сладости. Оглядев посылку и напрочь забыв о принесшей его сове, Вальмонт заметил привязанное к ней письмо. Судя по крупному, беспорядочному и угловатому почерку, подписывал конверт отец, хотя само письмо, как вскоре и убедился парень, содержало два абсолютно разных почерка.

+2

17

Гостиная Гриффиндора>>
Невилл быстренько спускался по лестницам и наконец, распахнул двери Большого Зала. Похоже, не все такие же голодные как он, поскольку на еду практически никто не обращал внимание. Кто-то был поглощен захватывающей беседой, а кто-то тупо ковырялся вилкой в тарелке.
Парень ощутил легкое подрагивание в руке, он только сейчас заметил, что все еще держит Демельзу. Она до сих пор не могла отдышаться, поскольку скорость физически развитого Невилла не каждый выдержит. И неожиданно даже для самого себя, он резко выдернул свою руку.
Невилл ты ужасен! Нужно ведь быть более галантным с дамой...
Долгопупс вновь взял руку Робинс в свою. Должно быть, он своими сумасшедшими выходками довел её до тихой истерики.
Пытаясь исправить свою вину перед однокурсницей? он улыбнулся во все свои 32 зуба.
- Ну, куда присядем? Я уже не могу...
Он снова проскользил взглядом по столам. Каждый был занят своим делом, и явно не нуждался в компаний. Тут он заметил парня в квиддичной форме Когтеврана сидящего за Гриффиндорским столом и сосредоточенно раскрывавший нечто похожее на конверт...
Хм... Что он делает за нашим столом? Наверное, у него свои переживания... Может быть, скрасить его одинокое бытие за столом? К тому же, вижу там полно еды, от пирога с патокой до биштексов с яичницей.
Он снова улыбнулся блондинке, все ещё держа её руку.
- Смотри, как этот когтевранец грустит. Давай подсядем к нему? К тому же еды там море!
И не ожидая ответа от Демельзы, он направился к столу, волоча её в след.

+2

18

Невилл спускается по лестницам как заведенный, совершенно не считаясь с запаздывающей Демельзой. Но отчего она, достаточно тренированная девушка, не поспевает за гриффиндорцем? Пожалуй, весь секрет в том, что юная волшебница, предвкушая не очень приятную встречу, стремится отложить свое прибытие в зал, и какой глупостью это не показалось бы со стороны кому-либо, для неё, мисс Робинс, это является реальным выходом.
  Совершенно не считаясь с мнением блондинки, которая постепенно приобретает болезненную бледность и с трепетом ощущает как её холодные кончики пальцев то и дело беспокойно подрагивают. На мгновение застыв в нерешительности у самого входа, Демельза скользит взглядом по столу "когтерванцев" в поисках знакомой рыжей шевелюры и стати, и к своему великому удовольствию не замечает среди учеников Себастьяна. И мисс Робинс облегченно вздыхает, - впрочем, с её дыханием, которое нарушено то ли излишним волнением, то ли той спешкой, с которой они шли сюда, - вздыхать не так-то и легко.
   Демельза бросает удивленный взгляд на Невилла и приподнимает бровь, сразу после того как тот неожиданно вырывает свою руку. Нет, сейчас, для дрожащей девушки это, конечно же, хорошо, но опять таки - что за странное поведение? Размышления об этом - отличная тема для того, чтобы отвлечься, но все же и отвлекаться ей хочется на что-то... более приятное, чем подобное странное поведение. Но и эта тема для размышлений пропадает, как только Невилл вновь берет Демельзу за руку, улыбаясь самой широкой улыбкой, и говорит:
- Ну, куда присядем? Я уже не могу... - и принимается скользить взглядом по залу. Но мисс Робинс лишь плечами пожимает, полностью полагаясь на выбор Невилла - пусть сам и решает, куда садиться. Она и сейчас остается слишком взволнованной, даже после того, как убедилась в том, что Вальмонта тут нет. И, конечно же, юная волшебница не замечает, как взгляд гриффиндорца останавливается, найдя цель.
- Смотри, как этот когтевранец грустит. Давай подсядем к нему? К тому же еды там море! - говорит Невилл и, не дожидаясь ответа, направляется в сторону этого "когтевранца". Демельза вряд ли признается кому-либо в том, что в этот момент по её спине прошла неспокойная дрожь, и она, вопреки своим предчувствиям и волнениям, не видя ничего и никого вокруг, послушно плетется за однокурсником.
  Но буквально в нескольких метрах от цели она таки позволяет себе поднять взгляд на человека, которого Невилл назвал грустящим когтевранцем, и её сердце замирает, впрочем, ровно как и она. Кровь отливает от лица девушки, и она бледнеет уже совершенно натурально, слыша как шумно и быстро у виска бьется неудержимая ниточка пульса. Совсем как в ту ночь... И пока Вальмонт разглядывал, наверное, только что присланную посылку и конверт, Демельза разглядывала его. Но уходить слишком поздно, и в воздухе ей не раствориться, и сквозь землю - вернее, пол, - так просто не провалишься. Поэтому, неожиданно для себя, мисс Робинс, слегка пошатнувшись, падает на скамью рядом с парнем, устремив свой взгляд на стол, заставленный едой. Она молчит, боясь вымолвить и слово. Словно Вальмонт по одному её слову, по одному звуку её голоса, поймет все, что происходит на душе блондинки.

+2

19

Еще один быстрый взгляд в сторону входа, чтобы убедиться, что никого там нет. По привычке Вальмонт тут же опустил взгляд на письмо, но, опешив, понял, что Демельза сейчас войдет в Большой Зал. Но что-то не так.
Чуть подняв голову, Себастьян разглядел и парня, шедшего чуть впереди Демельзы, но очевидно находящийся с ней в одной компании. Потом до заторможенного мозга кудрявого дошло, что они держатся за руку. Держатся за руку! Что, можно было бы подумать, в этом такого, но в Себастьяне уже вскипало жгучее и едкое чувство ревности и угрожало вылиться в гневный словесный понос. Она даже тогда не позволила взять себя за руку, а тут...
Как она может, - возмущался он, естественно, пронзая Невилла грозным взглядом. После того, что я говорил тогда, как я... Ну, сейчас что-то будет, и это что-то будет фиговым. Да, точно, за все эти дни она все-таки придумала, как меня отшить. Наверняка сейчас подойдет и скажет, что уже в паре с Лонгботтомом. Попросит забыть ту ночь, те два слова...
Вдруг парень понял, что он яростно сжимает в кулаке письмо от Вальмонта-старшего, посему взволнованно поспешил разгладить помятое послание и уставиться в него без памяти.
Глаза сосредоточенно и старательно бегали по строчкам, хотя он не мог разобрать ни слова, его так и подмывало кинуть в их сторону предостерегающий взгляд. На скуле пульсировала вена, будто бы предупреждая, что она сейчас лопнет от перенапряжения.
Так, Себасу, возьми себя в руки и не смотри в их сторону! Сосредоточься на письме... Да, понимаю, это сложно, но попробуй прочесть хотя бы слово!
Казалось, Себастьян напрягся всем телом, отчего на лице его вырисовалась упертая и недовольная мордаха, полностью показывающая его внутреннее состояние. Нижняя губа выдвинута вперед, брови нахмурены, да и зрачки сужены. Ноги так и не удерживались от того, чтобы раз в несколько минут постучать по полу. 
Себастьян, явственно ощущая на себе взгляды, ссутулился и вообще уменьшился на скамье, как черепашка втянув шею в высокий воротник формы для квиддича.
"Здравствуй", - успел прочесть Себастьян лишь первое слово, как ощутил резкое движение рядом. От неожиданности от подпрыгнул, но не оторвал взгляда от второго слова.

+2

20

Невилл притащил Демельзу к когтевранцу.
- Привет парень, можно присядем? Ты, если не ошибаюсь, Себастьян Вальмонт? Невилл Долгопупс, очень приятно! Ты очень хорошо играешь в квиддич!
Не дожидаясь ответа и не церемонясь, Невилл сел рядом с Себастьяном. Лицо Себастьяна было каменным, скулы, похоже, готовы были выпрыгнуть от напряжение, но Долгопупс  решил не придавать этому значение, а удивится своему преображению...
Откуда столько наглости? Где тот вежливый Невилл? Похоже, он появляется только тогда, когда чрево хоть чем-то наполнено.
...- Ооо да тут и курочка есть? Давно все-таки я не ел!
Невилл одним укусом поглотил всю ножку, но заметив пристальные взгляды соседей, перестал жевать.
- Что? Я голоден!,- оправдывался Невилл, настолько ясно, насколько позволял его набитый рот.
Приятная волна вкусовых ощущений проплыла по организму.
Вот сейчас легче... И почему я отказывался от еды? Вот дураааак
Невилл пожалуй забыл о своих соседях по части стола. Он решительно дожевал, и запил тыквенным соком.
- Мы вот смотрим, ты тут один сидишь, решили к тебе подсесть, эдак украсить твоё одиночество. А, кстати, вы знакомы, нет?
Его удивило, как робко они себя вели. Нев почуствовал себя краине неловко...
- Ну эта... Это... Я, пожалуй, съем бишфстекс...
Он потянулся за едой, но аппетит уже куда-то бесследно пропал, Долгопупс украдкой посмотрел на Себастьяна и Демельзу, и начал ковыряться вилкой в тарелке.
Да, Невилл, ты похоже точно чокнутый...

+2

21

- Привет парень, можно присядем? Ты, если не ошибаюсь, Себастьян Вальмонт? Невилл Долгопупс, очень приятно! Ты очень хорошо играешь в квиддич! - тараторит Невилл, пока Себастьян сосредоточенно читает письмо. Робинс думает, что лучшая защита - нападение, и что сейчас самое время сказать "о, тебе любимая письмо прислала?", но нехорошее предчувствия помогает ей признать эту идею недействительной. Определенно это не самый лучший вариант, потому что письмо не от любовницы, и потому что нападать ей совершенно не хочется.
...- Ооо да тут и курочка есть? Давно все-таки я не ел!

Демельза молчит. Себастьян молчит. Невилл ест. Отлично!
  Юная мисс Робинс - образец здравомыслия и очарования, мысленно проклинает этот день и желает провалиться сквозь землю, вернее, сквозь пол. Но унылый пол так же крепок, как был секунду назад, и, очевидно, совсем не собирается уступать жгучему желанию блондинки.
  Она протягивает вперед руку, желая взять вилку и изобразить бурную деятельность, переполох в тарелке, уныло поковырять салат, мысленно перебирая все знакомые ругательства, - ведь встреча с Вальмонтом в самом неожиданном месте при самых неожиданных обстоятельствах совсем отбила её аппетит, - но замечая, как подрагивают кончики её пальцев, Демельза убирает руки и опускает взгляд, явно найдя что-то интересное у краешка стола и отчетливо слыша как жует Невилл. И Робинс, подсознательно ища поддержки или спасения, поднимает на него пытливый взгляд.
- Что? Я голоден! - говорит он с набитым ртом и, наконец, проглотив всю свою добычу и запив её тыквенным соком, добавляет:
- Мы вот смотрим, ты тут один сидишь, решили к тебе подсесть, эдак украсить твоё одиночество. А, кстати, вы знакомы, нет?
- Немного. - говорит она и умолкает, - так чуждо и холодно звучит её голос, словно не она сказала это, а какой-то бесплотный равнодушный призрак шепнул слово, безвольно сорвавшееся с её уст и растворившееся в шуме, который долетает чуть ли не до потолка зала.
- Ну эта... Это... Я, пожалуй, съем бишфстекс... - говорит он и тянется за едой. Но Робинс не замечает ровным счетом ничего. И в особенности того, что последние эти слова сказаны как-то особо скованно, что Невилл уже не ест, уплетая за обе щеки, а просто ковыряется вилкой в тарелке, видимо, в явном смущении.
- Приятного аппетита, - говорит она, и уголки её губ на миг растянулись в спокойной, совершенно механической и пустой, улыбке.
Девушка задумчиво складывает свои руки на коленях, стараясь сдержать своё сердцебиение и дрожь в пальцах, обуздать если не разум, то тело... Но ничего не получается, и бледная, как смерть, Демельза, взволнованно и безжизненно глядя в одну точку перед собой,едва не падает в обморок от такого малоприятного события, вызвавшего в ней настоящую бурю, которую котлы Снейпа не видели даже после появления в Хогвартсе Невилла...

+2

22

- Привет парень, можно присядем? Ты, если не ошибаюсь, Себастьян Вальмонт? Невилл Долгопупс, очень приятно! Ты очень хорошо играешь в квиддич! - говорит Долгопупс, на что Сабастьян отвечает ему лишь хмурым угрожающим взглядом исподлобья. Мол, скажешь еще хоть предложение, разверну на все четыре стороны. Однако, как ему не прискорбно это было осознавать, Себастьяну грели душу слова Долгопупса о его хорошей игре в квиддич. Сам того не замечая, Вальмонт слегка расправил плечи, да и взор его несколько смягчился, хотя все еще оставался строгим.
Снова парень уставился в письмо, не имея возможности прочесть и слова от морального перенапряжения. Он пытался незаметно следить за Демельзой, читать письмо и сдерживаться, чтоб не послать Невилла к черту на куличиках.
- Спасибо. Квиддич - смысл моей жизни, - сухо отрапортовал Себастьян и ненавязчиво прошелся взглядом по Демельзе, так сказать, посмотреть на ее реакцию. Но гриффиндорка, казалось, с увлечением смотрела на Невилла, и Вальмонт нехотя проследовал за ее взглядом.
Ммм, как аппетитно, блин, - саркастично усмехнулся про себя кудрявый, на что Невилл ответил только:
- Что? Я голоден!
Ага, я заметил, - коротко кивнул Себастьян, вежливо призывая к молчаливому продолжению его трапезы, не отрывая взгляда от Невилла.
- Мы вот смотрим, ты тут один сидишь, решили к тебе подсесть, эдак украсить твоё одиночество. А, кстати, вы знакомы, нет?
Ооо, хоть один стоящий вопрос, способный разговорить Демельзу! - воспрянул духом он, но снова скис, услышав ее холодное "немного". Да как она может отвечать вот так вот, когда он, Себастьян, ее любит? Конечно, любовь быстротечное чувство, но, все же, он хочет заполучить ее открытое расположение любыми способами.
- Как это любезно с вашей стороны, - отвечает он, прежде всего, Невиллу, стараясь при этом задеть Демельзу интонацией в ответ. - Да, мы... Пересекались пару раз. Как говоришь? Невилл? Приятно познакомиться, - произносит Себастьян довольно-таки любезно, показывая все свое расположение к собеседнику, однако сам остается на стороже, весь в неосязаемых колючках. Он спокойно протягивает ладонь для приветственного рукопожатия, и Невилл мог бы догадаться о настоящем настроении своего нового знакомого только по железной хватке, стиснувшей его ладонь. Что ж, точно также как и мог не догадаться, ведь у Себастьяна всегда была хорошая хватка - даром что тяжелую биту не только удерживает в полете, да еще и искусно ею орудует.
Каково бы сейчас не было паршивое настроение Себастьяна, инициативу и ситуацию пора было брать в свои руки, иначе Робинс могла сейчас просто так, не сказав ни фразы, адресованной ему, уйти.
- Как спалось? - невзначай спрашивает Вальмонт Деми, отложив письмо подальше и решив прочесть его сразу, как придет в себя. Его голос звучит непринужденно, хоть и заинтересованно.

+2

23

- Да, мы... Пересекались пару раз. Как говоришь? Невилл? Приятно познакомиться,- сказал Себастьян Невиллу протягивая руку.
Ну хоть что-то вразумительное услышал от этого парня. Странный какой-то...
Долгопупс недолго думая протянул ладонь в ответ, и почуствовал жесткое, крепкое рукопажатие.
Парень, ты меня проверяешь? Совсем спятил?
Невилл обвиняюще посмотрел на соседа. Казалось, глаза когтевранца пылали яростью к ничего не понимаещему гриффиндорцу.
Он сегодня что, не выспался? С чего это он так на меня смотрит? Я что, метлу его сломал? Или натравил морщерогих кизляков?
Невилл сжал руку оппонента. Все-таки битва в Министерстве Магии вдохновила его наконец заняться физической культурой.  Для этого он и купил книгу " Как стать физически сильным - методика Виктора Крама". Безусловно, свой роскошный торс и широкие плечи Невилл приобрел благодаря именно болгару, а точнее его книги.
Он снова посмотрел в глаза Вальмонта, но уже другим, холодным взглядом.
Что - то он не договаривает...
Он отпустил руку, и почуствовал волну облегчение в мышцах.
- Приятного аппетита,- Демельза вовремя разрядила обстановку.
- Спасибо,- сухо процедил он в ответ.
А парень-то, не хиленький
Неви снова вернулся к своему бифшстексу, косо поглядывая на Вальмонта. Тот, отложил письмо в сторону и снова посмотрел сквозь него.
- Как спалось?
Невилл снова прямо взглянул на Себастьяна. Но тот смотрел не на него, а на единственную девушку в этой компаний, на Робинс.
Он перевел взгляд на блондинку. Она была очень скомканной и сжатой, жалкой тенью обычной жизнерадостной Демельзы, которая была так приветлива в гостиной.
В этот момент, Невилл почуствовал резкий укол совести.
Что с ней? Похоже я сделал что-то не так...
Он решил как-то успокоить девушку. Казалось, она сейчас готова разрыдаться, дрожь выдавала её. Он положил руку на плечо Робинс и подбадривающе улыбнулся. Он старался изо всех сил, но это было лишь пародией на оскал.
Юноша в который раз перевел взгляд на парня. Тот все еще смотрел сквозь него, на Демельзу. Взгляд его был холодным и жестоким. Тут-то и Невилл осознал всю свою ошибку. Он почуствовал ненависть к себе и Себастьяну, жалость и обиду за Демельзу. За какие - то секунды он начал презирать этого когтевранца, обладателя такого взгляда.
Догопупс снова посмотрел на однокурсницу. Она дрожала еще больше. Невилл был готов врезать этому наглому идиоту. Но он вовремя остепенился, решив что, может быть, сможет её чем-то помочь.
Не чуствуя в себе никаких намеков на дружелюбие он как можно четче сказал:
- Похоже, вы знакомы  не совсем "немного"? Может быть, мне лучше оставить вас наедине?,- поворачиваясь к Себастьяну.
Он снова посмотрел на него стеклянным взглядом.
Что же, парень, ты не на того напал, не трус я. Кто обижает моих друзей, тот обижает меня. А я уже не тот мягкий и нежный Долгопупсик!
-... Если, конечно, ты захочешь,- нежно обратился он к Демельзе, улыбаясь.
Он с любовью взглянул на нее, и жалость к подруге хлынуло с новой силой.
Что же, бедняжка, я должен был это сделать...

Отредактировано Neville Longbottom (2011-08-13 13:58:20)

+2

24

По спине и шее Демельзы проходит невольная холодная дрожь, заметная, ясное дело, лишь ей, сразу после того, как девушка интуитивно ощущает на себе взгляд Себастьяна. Он смотрит на неё? Не так, как до этого - тщательно маскируясь и скрываясь, а прямо, внимательно и, наверно, пытливо. Юная мисс Робинс, медленно воскрешая в себе привычную решительность и упрямство, борется с желанием обернуться и встретиться взглядом с его зелеными глазами. Впрочем, борьба оказывается недолгой - страх, смятение, нерешительность, все ещё не покинувшие её разума, быстро подавляют то, что могло бы, пожалуй, спасти ситуацию, взгляни она сейчас на парня многозначительным виноватым, или влюбленным взглядом...
- Как спалось? - спрашивает он непринужденно, но заинтересованно. И на бескровных губах блондинки появляется улыбка, не значащая ровным счетом ничего, кроме обычной её вежливости.
- Ужасно, - коротко отвечает она, прекрасно понимая, что пока не сможет себя сдерживать, и какая-нибудь длинная речь об очередной мелочи жизни выдаст её душевное состояние в мельчайшей фальшивой нотке, в мельчайшей дрожи голоса, которая, несомненно, имеет место здесь и сейчас. Но спустя несколько секунд до мисс Робинс доходит мысль о том, что в этом "ужасно" должна быть обязательно скрыта причина. Но не скажет же она Вальмонту правду о том, что всю ночь думала о нем? Это был бы хороший выпад, но он мог бы заставить Сбеастьяна попросту попрекнуть её, несчастную Демельзу, в невежестве, попрекнуть тем, что она вошла сюда за руку со своим другом, и, в конце концов, это "немного" на "знакомы ли вы?". Ведь рыжий был явно недоволен её ответом...
- Мне снились кошмары, - ответила она, задумчиво потупив взгляд. Она всю ночь думала о Себастьяне и своем ответе, об их будущем, о её будущем, и, так не придя к единому решению, измотанная и уставшая, уснула с рассветом... А снился ей прекрасный сон, где они вместе за руку гуляли по парку, но кроме них в парке было множество других симпатичных парней - из обложек журналов, из улиц - множество красавчиков, на которых невольно останавливается взгляд, когда проходишь мимо; и попросту те парни из школы, которых Робинс считала симпатичными. Но она никак не могла отвести взгляда от своего возлюбленного, и лица проходящих мимо становились размытыми, а то и вовсе ужасными.
  И сейчас, вспоминая об этом, Демельза молчит, а её облик не выражает ровным счетом ничего, кроме апатии и спокойствия. Теперь, когда волна переживаний прошла и она, отчасти от прекрасного видения и воспоминаний, начитнает хотя бы кое-как держать себя в руках, юная душа мисс Робинс, которую только что покинуло большинство переживаний, становится неожиданно пустой и ...слишком свободной.
  На губах блондинки появляется некое подобие улыбки, только теперь эта улыбка является не такой безжизненной и безрадостной, - теперь она выражает хотя бы одну явную эмоцию. Иронию. Её взгляд жадно впивается в глаза Себастьяна, но, не смотря на то, что девушка кое-как владеет своим разумом, её пальцы, покоясь на коленях, продолжают нервически подрагивать, а по телу то и дело пробегает мелкая дрожь. Да, пожалуй, это выдало бы её сейчас целиком и полностью, если бы она только потянулась за чашкой, или вилкой...
  И вдруг, совершенно неожиданно, она ощущает как на её плечо ложится рука Невилла. И та сдержанность, которой она овладела, вернее, которая овладела ею, быстро отступает, оставляя место для паники. Блондинка поднимает слегка удивленный взгляд на приятеля, ощущая как дрожь проходит как раз в том месте, где соприкасается плечо волшебницы и ладонь гриффиндорца. И трудно сказать, что сейчас смущает Демельзу больше - это прикосновение, или эта невольная дрожь.
  Невилл улыбается, но улыбка его натянутая, и больше смахивает на оскал. Он оборачивается к Себастьяну и говорит весьма решительно и четко, без оттенков наигранных дружелюбия и любезности:
- Похоже, вы знакомы  не совсем "немного"? Может быть, мне лучше оставить вас наедине?
- О! - только и восклицает Демельза, немного сжавшись, и возжелав вновь провалиться сквозь землю - и чем раньше, тем лучше.
-... Если, конечно, ты захочешь, - говорит он, обратившись уже к несчастной девушке. Но что это? В его голосе слышна нежность, в его взгляде видно такое тепло, которое обычно называют любовью.
  Она приподнимает бровь, выражая свое "легкое" недоумение, а в её взгляде блестит беззвучная просьба. Нет, не просьба, даже мольба! Но и эта мольба угасает почти так же неожиданно, как и появилась мгновение назад. Мисс Робинс, даже не силясь понять, что же задумал этот тип, таки подчиняется его воле и совершенно неосознанно становится соучастницей его странной игры.
- Нет, - говорит она, едва слышно, прекрасно зная, что тихому голосу всегда можно придать любые интонации, попросту додумав их, и вновь всеми силами старается взять себя в руки, - Я ведь ещё ничего не ела... - и она переводит взгляд на Вальмонта, с молчанием и смущением ожидая его реакции.

+3

25

Отлично. Невилл, до этого курса такой мягкий и тщедушный Невилл, стал теперь таким сильным и храбрым. Что ж, истинный гриффиндорец, ничего не скажешь. Себастьян с готовностью сжал его ладонь  своей так крепко, что аж мышцы заходили ходуном. Конечно, Невилл ответил тем же, и парень даже не удивился. Морщиться от неприятного ощущения сейчас и проиграть этот поединок в присутствии Деми, по мнению Себастьяна, было уж очень непростительно. Он во всем видел игру, и теперь уже воспринимал Долгопупса как своего соперника и считал, что за счастье свое нужно бороться всеми силами и умениями.
Причем, бороться не только честно. 
Окончив "дружелюбное приветствие", парни якобы спокойно занялись своими делами. Хотя Вальмонт ясно чувствовал на себе неодобряющий пристальный взгляд гриффиндорца и еле удерживался от того, чтобы глянуть на него с еще большей злостью и ненавистью. Он всеми силами пытался забыть сейчас о ненавистном ему сейчас  Долгопупсу, осмелившимся явиться в эту непростую игру вот таким вот возмутительным способом, под руку с Демельзой. Но, естественно, он чересчур много думал о том, что он с легкостью забудет о ненужном балласте, и уже забывает, поэтому Невилл все еще сидел у него в голове.
- Ужасно, - к счастью, одного этого слова было достаточно, чтобы забыть о непрошеном госте. Вальмонт уже неприкрыто озадаченно и нерешительно посмотрел на девушку, не в силах сказать и слова. Он рассчитывал на то, что она и сама догадается о нужных подробностях этой ночи. В голову закрадывались неприязненные мысли об окончании их недолгого и еще не начавшегося романа, но когтевранец настойчиво отгонял их как можно дальше. Что могло было послужить причиной ее ужасного сна? Уж не хмурый и неприветливый ли вид Себастьяна послужил тому виной? Или его постоянная отчужденность и агрессивность ко всем, кто ее сопровождал? А, может, его старательный и профессионально наигранный игнор, которым он прикрывался, словно маской, когда ему было особенно больно и одиноко? Когда он, Себастьян, так страстно желал любви одного-единственного человека, так ясно представлял, как он всем на удивление пересечет Большой Зал и, не произнеся ни слова, просто сожмет в теплых объятиях девушку. Его любимую девушку, которая, видимо, все еще сомневается в его любви. Если бы трусливый в этом деле Вальмонт преодолел свои неоправданные страхи и просто объяснился с ней, тогда бы она отбросила все сомнения по поводу его любви. Да, именно так бы и произошло, случись у когтевранца приступ чрезвычайной храбрости.
- Мне снились кошмары, - говорит Демельза. Себастьян уже не думал ни о своем внешнем виде, должно быть, смешным и глуповатым, ни о Долгопупсе, сидящим рядом и, безусловно, бессовестно подслушивающим этот разговор. В этой ее фразе парень заслышал незнакомые нотки и, естественно, интуитивно уже прощупывал ход ее мыслей.
Его лицо снова стало собранным и сосредоточенным, однако уже совсем не таким, каким было в начале разговора. Себастьян продолжал логическую цепочку, глубоко задумавшись о сказанных Демельзой словах.
Ей, вероятней всего, выгодно заставлять Вальмонта думать о том, что спала она плохо совсем не из-за него, а из-за каких-то кошмаров. Это вполне очевидно, посему Вальмонт решил перейти к стремительному нападению, только вот нужно было дождаться, пока Долгопупс уйдет. Он не должен был знать о его мыслях ровным счетом ничего.
- Похоже, вы знакомы  не совсем "немного"? Может быть, мне лучше оставить вас наедине? - доносится из-за спины загонщика голос Невилла. Уголки губ кудрявого незаметно дергаются вверх, и он мысленно благодарит Бога о такой помощи. 
И в следующий миг снова опускаются назад, и, надеялся кудрявый, этого никто не заметил. Долгопупс осмелился при нем, Себастьяне, положить руку на плечо Демельзы так, словно бы он один здесь всеми любимый лучший друг, способный помочь всем и вся! Вальмонта передернуло, потому что Демельза лишь воскликнула какое-то «О!» вместо того, чтобы врезать назойливому однокурснику, или, на худой конец, просто отстраниться.
-... Если, конечно, ты захочешь, - продолжает Долгопупс, в то время как Себастьян тупо не знает, как уже избавиться от Невилла.
- Нет, - скромно отвечает девушка, и непутевый любовник уже готов идти вешаться. Последний с нескрываемой горечью облокачивается на стол и запускает руку в волосы, окончательно запутавшись в своих мыслях и поступках любимой. С одной стороны, она точно стесняется его, но с другой дает понять, что не хочет, чтобы Долгопупс уходил.
Ты что, пытаешься вызвать мою ревность? Так это у тебя прекрасно получается, и я весь на взводе! – гневно прошипел про себя Себ, уставившись в какую-то тарелку с не аппетитным на вид сырным супом.
- Я ведь ещё ничего не ела... – да, просто прекрасно. Теперь это так называется.
- Я был бы глубоко признателен, если бы ты все-таки оставил нас… Одних, - выдавил из себя жалкое подобие вежливой речи Вальмонт, бесстрастно посмотрев в глаза Невиллу.
Надеюсь, ты все поймешь, ну же, будь умницей, Невилл…

Отредактировано Sebastian Valmont (2011-08-15 16:58:37)

+2

26

- Нет, я ведь ещё ничего не ела...
Не сказать, что такой ответ для Невилла был неожиданным. Напротив, именно вот этот поворот событий он и предсказывал. И хоть слова девушки не выказывали особого большого энтузиазма, и из-за своей настоящей гриффиндорской совести она не смогла бы прогнать своего одноклассника.
И хоть все принципы этики и угрызения его совести кричали ему, о том, что он совершает вопиющую ошибку, он не горел желанием вот так вот покидать эту "сладкую" парочку.
Невилл повернулся к Себастьяну, на лбу которого ясно было написано " Она моя, парень, надеюсь, ты это понял".
Он сидел облокачиваясь на стол. Его рука бродила средь рыжих кудрей.
Бррр... До этого момента я считал, что все рыжие дружелюбны, парень... Что же, я научу тебя ценить мою подругу.
- Я был бы глубоко признателен, если бы ты все-таки оставил нас… Одних...
Эти слова когтевранца звучали не так уж дружелюбно.
Казалось он сейчас просверлит в башке Невилла две дырки, в том месте, где должны быть глаза.
Хм... Хочешь меня запугать?
Невилл готов было высказать все своё мнение о Себастьяне и о его просьбах, и о том, куда было бы лучше засунуть их. Но он вовремя остепенился и сдержал гнев. Он медленно посчитал, до десяти, глубоко вздыхая.
Потом он пару раз проклял наглого Вальмонта, но решил не портить окончательно день Демельзе.
Тут Невиллу в голову пришла мысль, которая посещала обычно повседневного Долгопупса, а не столь смелого и яростного как сейчас. Он поставил себя на место Себастьяна, и если он оказался прав, то Невилл сейчас поступал уж очень неправильно. Мало того, он так нагло, будто преднамеренно, буквально притащил к нему его девушку, а еще пытается тут диктовать свои правила. Он пожалел их с Демельзой и начал обдумывать план отступления, но все же, ненависть к Себастьяну угасла лишь чуть-чуть.
Мерлин, Невилл, чувак, я тебя ненавижу! Как можно быть такой сентиментальной размазней? Всем так позволишь диктовать себе?
Но парень проигнорировал последние возгласы его не очень уж сильной чести и резко, отрывисто проговорил:
- Стало быть, ты будешь признательным? Что же, я оставлю вас одних...
Он посмотрел на Демельзу, но по её поведению ничего не сумел понять.
Невилл собрал всю свою волю в кулак и добавил:
- Но если, ты, поганая тварь, хоть как-то обидишь её, не думай что я буду столь же добродушным. Понял?
Последние слова он произнес так громко, что на них смотрела добрая половина Большого Зала.
- ПОНЯЛ?
Долгопупс кричал. Он не знал почему, но ему стало легче. Он посмотрел в холодные глаза Себастьяна, разглядев там повиновение.
- Ну теперь, по твоей благодушной просьбе, я оставляю вас наедине. Приятного аппетита, Демельза. Не хворай, Вальмонт.
Пожалуй, до этого момента Невилл называл по фамилии лишь нескольских слизеринцев и проффесоров. Он ничего не чувствовал к юноше кроме холода, но в тоже время и понимания. Он резко встал, перешагнул через лавочку, и, развернувшись на каблуках, удалился.
----Холл.

+2

27

- Я был бы глубоко признателен, если бы ты все-таки оставил нас… Одних, - говорит Себастьян, и блондинка, вздрогнув, поднимает на него беспокойный взгляд - полную противоположность тому бесстрастному взгляду, которым рыжий наградил Невилла.
- О, за что?! - в изумлении выдыхает Демельза, впрочем, не произнеся и слова. Что может быть ужасней ссоры между друзьями? Что может быть ужасней вражды между двумя близкими людьми? И сейчас Робинс вне себя от горя: её, наконец, постигла всем известная дилемма "либо парень, либо друг". Вовсе не странно что она, являясь самой обыкновенной девочкой, всем своим сердцем желает избавиться от необходимости выбирать, сбежать, желает отмести оба варианта, не в силах сделать решающий выбор... Встанет ли она на сторону Невилла, или в этой конфликтной ситуации будет с Себастьяном, - в любом случае она что-то потеряет, что-то проиграет. А Демельзе лучше вовсе не играть, чем потерпеть поражение.
- Стало быть, ты будешь признательным? Что же, я оставлю вас одних... - говорит Невилл, довольно резко и отрывисто. И от этого голоса, который в понимании мисс Робинс всегда должен звучать дружелюбно, Демельзе становится совсем не хорошо.
- Но если, ты, поганая тварь, хоть как-то обидишь её, не думай что я буду столь же добродушным. Понял? ПОНЯЛ?
И громкие слова гриффиндорца, его крик, его злоба и гнев, режут слух блондинки не хуже острейших лезвий, разрезающих старую потертую ткань. Девушка морщится, заметив сколько взоров обращается в их сторону, и от этого ей становится совсем не по себе. Её бескровные губы дрожат в немом протесте, но эта мельчайшая перемена вряд ли останется замеченной кем-либо, ведь все, включая саму Демельзу, слишком заняты перепалкой Себастьяна и Невилла. А перед её взором мелькают настырные желтые пятна.
- О! - вновь выдыхает она, лихорадочно сжимая ткань мантии в холодных дрожащих пальцах. Подумать только - все это из-за неё, из-за Демельзы. Из-за того, что она оказалась тут, не в то время, не в том месте и... не с тем человеком.
- Ну теперь, по твоей благодушной просьбе, я оставляю вас наедине. Приятного аппетита, Демельза. Не хворай, Вальмонт. - говорит Невилл уже спокойнее и поднимается.
  И как только его шаги заглушает шум зала и стук сердца девушки, желтые пятна в её глазах темнеют и расползаются, застилая плотной пеленой помутневший взор. Демельза невольно прикрывает веки, надеясь на то, что в следующий миг все придет в порядок. Но нет: её веки наливаются свинцом, и с последним мысленным "О" Робинс безвольно сползает со скамьи на холодный пол, потеряв сознание.

+2

28

- Стало быть, ты будешь признательным? Что же, я оставлю вас одних... - говорил Невилл каким-то резким, отрывистым голосом ниже его обычного тембра. Сразу видно, хочет взять дело в свои руки, совершенно не допуская возможности просто-напросто мирно так уйти и не трогать Себа и Деми. И по его интонации Себастьян понял, что эта нудная агрессивная нотация, какую обычно читают родители непоседливым и абсолютно взбесившим сознание детям или посвященные люди сектантам, еще не окончена, посему парень смиренно ждал продолжения.
Взгляд зеленых неотрывно следил за глазами гриффиндорца, даже не моргая. Когда-то Себастьян был чемпионом по игре в "Гляделки", и сейчас помнил некоторые вещи из этой простой игры. Парень не любил в такие моменты отводить взгляд, потому что он считал, что только слабохарактерные и не уверенные в себе люди начинают тупо смотреть в одну точку, ну, или вынужденные кем или чем-либо так делать. Что поделать, он был воспитан активным человеком, не терпящим какого-либо послабления со стороны собеседника. К счастью, или наоборот, Себастьян перенял лишь некоторые черты характера и поведения его отца, самые сложные и тяжелые оставив ему.
- Но если, ты, поганая тварь, хоть как-то обидишь её, не думай что я буду столь же добродушным. Понял? – кидает Себастьяну в лицо Невилл, и тот не удерживается от сильного порыва вскочить на ноги, дать понять этому самонадеянному гриффиндорцу, что он, именно он выше и сильнее. Себастьян возвышался над Долгопупсом, шумно выдыхая воздух через раздувающиеся, словно у бешеного быка, ноздри. В голове роилось множество ругательств и прочей дребедени, но так как Вальмонт не любил ругаться при девушках, ответил только как можно тише:
- Постыдился бы таких выражений, что ли. И да, уж точно не тебе беспокоиться о том, чего я делать не собираюсь.
- ПОНЯЛ? – проорал Невилл, тоже вскочив на ноги и смотря прямо в глаза когтевранцу. Он, видимо, не убедился в благих намерениях Вальмонта. Последний лишь криво ухмыльнулся, нахмурив брови и выгнувшись, как варан перед броском. - Ну теперь, по твоей благодушной просьбе, я оставляю вас наедине. Приятного аппетита, Демельза. Не хворай, Вальмонт.
Себастьян коротко кивнул, отведя взгляд, и уселся на место, пробормотав что-то вроде «Бывай». Он с мрачным видом отвернулся от уходящего Долгопупса, ожидая какого-то эмоционального всплеска со стороны Демельзы, но она молчала. Смотреть на нее было страшно, потому что очень он не хотел увидеть на ее лице неодобрение или гнев… В этой мини-потасовке парень совершенно забыл о том, из-за чего они с Невиллом так собачатся, поэтому Себасу было стыдно вдвойне. Он вдруг осознал, что подверг Демельзу выбору, почему незамедлительно решил извиниться. Но, повернувшись к девушке с открытым для извинения ртом, он заметил только, как она, прикрыв веки, медленно оседала на пол.
- Черт, - непроизвольно слетело с его губ, когда кудрявый, в общем-то, действуя инстинктивно, подхватил Деми и уберег от участи поваляться на холодном каменном полу. При этом ему неосознанно пришлось придвинуться к ней практически вплотную, что Себастьян заметил, когда его ладони уже по-хозяйски лежали на ее талии, а девушка опасно наклонилась в его сторону.
- Э… - неуверенно и крайне удивленно выдавил он для приличия, на случай, если Демельза в следующий момент откроет глаза и обнаружит, что находится в его объятиях. Но нет, она, казалось, даже не дышала. Тогда Себастьян оглянулся в поисках нежелательных зрителей, коих здесь не оказалось: после их с Долгопупсом потасовки все смирно занимались своими делами.
Что ж, оно и к лучшему, - простодушно решил Себастьян, оценивающе оглядывая девушку. Видеть ее настолько близко было так… Необычно, что ли? Да-да, именно так. Непривычно, необычно и весьма неудобно. Неудобно, естественно, в случае ее внезапного пробуждения, но сейчас все было, по мнению Себастьяна, прекрасно. Он, глубоко вздохнув и набравшись тем самым храбрости, прильнул ухом к ее груди. Всего-навсего, чтобы проверить, что она жива, и ничего больше…
От стука ее сердца у Себастьяна порозовели щеки, а вдыхать аромат ее тела ему было крайне непростительно, но он не мог просто взять и отстраниться от нее. Руки сами собой крепче стиснули ее в объятиях, и вот загонщик уже сам прижался к девушке, оставив все лживые и такие добродетельные мысли о помощи.
Она, разумеется, была жива, просто пребывала в обмороке. 
Или претворяется? – промелькнула в кудрявой голове мысль, которая, впрочем, сразу была опровергнута другими, более разумными доводами. Стала бы она так спокойно реагировать на то, что я делаю с ней все, что захочу? Вряд ли… От меня бы она отстранилась точно, будучи в сознании, не то что от этого Долгопупса.
Из таких довольно извращенных мыслей Себастьяна вынудил вынырнуть какой-то гриффиндорский мальчуган , видимо, первокурсник. Он, садясь, не рассчитал расстояния от себя до Себасу, ненароком задев того спиной.
- Ой, - вздохнул он, и первое, что хотел сделать возбужденный и взвинченный Себастьян – прогнать несносного малыша прочь, но тут он вспомнил о Демельзе.
Обморок – это не есть хорошо. Ей, возможно, больно, поэтому лучше бы отнести ее в Больничное крыло. Или в гостиную Гриффиндора?
Нет, нет! В любом случае, мне нужно с ней поговорить, но мне будет мешать присутствие той же мадам Помфри или взволнованных заботливых гриффиндорцев. Отнести к себе в спальню? У нас во внеурочное время там никто не отсиживается, а в дела других никто не лезет без особой на то причины. А, нет. Бессознательная Демельза на моих руках в нашей, хоть и общей, спальне, и есть «особая причина для начала разговора». М-может быть, отнести ее к озеру? Сейчас довольно тепло, но старшие студенты обычно обитают в своих гостиных…
- Эм… Ничего страшного, с кем не бывает, - простодушно улыбается Себастьян мальчику, замышляя тем временем начать его бессовестно эксплуатировать. – Слушай, у меня для тебя задание… Сейчас перемена большая, поэтому находиться ты можешь где угодно. Помоги мне с одним делом, хорошо? Присмотри за этой метлой и письмом с мешком конфет. Если очень захочешь, можешь прочесть письмо, мешок конфет я тебе отдаю только за то, чтобы этот листок и Нимбус были в целости сохранности. Не так уж и сложно, верно? Вот и отлично, спасибо тебе огромное.
Мальчик как-то неуверенно кивнул, бросив жадный и даже одичавший, как показалось Себастьяну, взгляд на упакованный мешок конфет. Что ж, теперь это не его забота, а парнишку он запомнил и в случае чего сможет потребовать свое добро обратно.
Себастьян, мученически вздохнув, поднялся со скамьи, осторожно перенес через нее Демельзу, которую он без лишних предисловий прижал к себе, перекинув ее руки себе за шею. Немного присев, он осторожно ухватил девушку правой рукой за бедро, левой держа ее за… Спину, в общем.
- Эм… В Больничное крыло ее унесу, да, - ответил он на вопросительный взгляд маленького гриффиндорца и направился к выходу.
Ах, теперь ты в моей власти… - ухмыльнувшись, думал Себастьян, тем не менее, поглядывая на Деми и проверяя ее состояние. Нести пострадавшую к мадам Помфри он вовсе не собирался.
>>Озеро

Отредактировано Sebastian Valmont (2011-08-20 20:04:29)

+2

29

У Демельзы шумит в ушах, но шум довольно таки быстро отдаляется, гордо и величественно уступая свое место темной беспроглядной пелене, заволакивающей мысли и разум девушки. прежде всего сознательный разум... Но вот она уже ничего не чувствует, не слышит, не знает. Не думает...  Теперь, на несколько следующих минут, весь мир, как и она сама, прекратят свое существование. Вот, уже прекращает.
  Итак, Демельза падает. Но по счастливой случайности - или не случайности? ведь все в нашем мире закономерно и предусмотрено, - падает она не на холодный безжизненный пол, что истоптан тысячами подошв учеников, разных по росту, возрасту и голосу, а в теплые объятия молодого и живого Себастьяна Вальмонта. О, как жаль, что юной волшебнице не удастся разделить с возлюбленным всю прелесть момента, и как жаль, что Демельза не может сейчас чувствовать с ним в унисон.
Её сердце бьется удивительно медленно, кажется, что ниточка слабого пульса вот-вот оборвется и сердце юной волшебницы навеки остановится, и никому никогда не удастся возобновить работу столь тонкого и хрупкого механизма. Но, вопреки всем ощущениям и страхам, пульс бьется хоть и медленно, но ровно, единым и нескончаемым ритмом.
  Мисс Робинс никогда не теряла сознание, и, не смотря на свою природную впечатлительность, не считала обморок возможным. Ведь она девочка достаточно крепкая, здоровая и тренированная, а тут - бах! - и внезапная потеря сознания. Да ещё и из-за чего? Из-за того что Вальмонт погорячился и поссорился с Невиллом? А значит, из-за того что Демельза сама притащила сюда Невилла, подставив и его, и себя!... Но кто же знал? Хотя она, несомненно, должна была предвидеть и такой поворот событий, а не подставлять себя, своего друга, и своего возлюбленного под удары.. Собственные удары! В общем, как только  Демельза придет в себя, ей будет о чем подумать и за что на себя пожаловаться... Если, конечно же, Вальмонт не сумеет её отвлечь, и если, конечно же, она неожиданно не умрет. Мало ли?..
--- Озеро

+1

30

Переход на новый эпизод.

Рассеянно проводя щеткой по волосам, Паркинсон вдруг поняла, что больше всего на свете боялась этого момента: момента, когда больше не сможет себе врать.
Утро дня бала наступило, до бала оставались считанные часы, а она все еще не получила приглашения от Драко. Неужели он идет с другой?
В расстройстве, она с силой дернула расческу, с сожалением уставилась на клок волос, оставшийся на зубцах, но палочкой махать было поздно, поэтому Панси отложила зловредную щетку, поправила челку и отправилась на завтрак с твердым намерением повидаться со своим ненаглядным и выяснить у него, что, собственно говоря, все это значит.
... Отличаясь отменным аппетитом, Паркинсон все решала, сначала поесть, а потом говорить с Малфоем, или все же сделать наоборот. Наконец, вполне здраво рассудив, что, после разговора с еще более зловредным, чем расческа, женихом, ей может и кусок в горло не полезть, она избрала первый вариант.
Панси вошла с Большой Зал с самым надменным выражением лица и уверенно направилась к столу слизерина, не проявляя видимого интереса к тем, кто уже тоже не спал, а вдохновенно тыкал ложками в тарелки с овсянкой. Опустившись за пустой стол, Панси кинула короткий взгляд на преподавателей, отметила солнечный потолок, а затем постаралась сосредоточиться на приеме пищи, выкинув из головы мысли о коварном приятеле. И потерпела крах. В течение нескольких дней после их достопамятной ссоры они все еще не помирились, и Панси не делала никаких решительных шагов для этого, в чем себя сейчас и упрекала. Однако упреки, хоть и были заслужены, были малообоснованы: помириться с Малфоем было практически невозможно. Он избегал ее, осыпал колкостями, когда не мог ретироваться, и уходил при первой же возможности, едва она пыталась направить разговор в сторону тех несчастных колец-артефактов, которые и стали причиной разлада. Возможно, сама Персефона тоже проявляла недостаточно усилий после слухов о том, что Драко якобы целовался с Миллисент в гостиной всю ночь в день ссоры, когда Панси осталась в больничном крыле с Дафной. После такого, даже если в это не верится, как-то не очень пылаешь энтузиазмом, знаете ли. Поговорить с Миллисент Панси не пришло в голову. Меньше всего Паркинсон хотелось выставлять себя в глазах факультета параноидальной, неуверенной в себе дурой, которая проморгала все на свете, даже своего недогадливого парня.
Поэтому Персефона посещала занятия как обычно, улыбалась как обычно, как обычно желала Малфою при встрече утром и вечером доброго утра и приятных снов, как обычно выполняла домашние задания и кидала в сторону Астории взгляды, которые, будь они стальными клинками, давно оставили бы дуршлаг вместо Гринграсс-младшей. Ну и отмахивалась от слухов, разумеется.
Но сегодня утром она была готова уступить, надеясь успеть прямо спросить Малфоя, намерен ли он пригласить ее на бал, до того, как придет Дафна и выбьет у нее из головы эту глупость.
Паркинсон медленно мазала медом лепешку, не сводя глаз со входа в Большой Зал.

+5


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Столы факультетов и преподавательский стол>>


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC