Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Столы факультетов и преподавательский стол>>


Столы факультетов и преподавательский стол>>

Сообщений 61 страница 90 из 99

61

В ответ на слова Николсон Панси подняла палочку снова, чтобы проклясть уже наконец надоевшую ей нахалку, но ее удержало от этого появление декана, который, подобно летучей мыши, оказался в центре событий. Видно было, что тот в своем обычном состоянии ненависти ко всему живому, и когда Снейп набросился с едкими замечаниями на всех скопом, Паркинсон ничуть не удивилась: именно к такому Снейпу змейки привыкли.
От примененной деканом Финиты ее глаза сразу же перестало жечь, и Панси отняла от лица платок Драко, который инстинктивно схватила с коленей. Она злобно усмехнулась в лицо Николсон, когда Снейп обращался к той лично с язвительными комментариями способностей студентов Хаффлпаффа, но в следующую минуту ее ждал непредвиденный удар: профессор Снейп принялся за них, своих змеек. Досталось и Нотту с Пьюси, и даже ей...
О, Мерлин, только не Бал. Малфой заговорил с ней, первый, дал платок, он наверняка вспомнил, что так и не пригласил ее на Бал... А их планы с Дафной... Неужели всему этому не бывать только из-за того, что эти ненормальные решили обсудить квиддич? О, нет!...
Панси кинула короткий благодарный взгляд на Малфоя, решив поговорить с ним позже, и вытянулась перед деканом, едва удерживаясь от желания сложить руки по швам. Вместо этого она вытерла полученным платком глаза, стараясь выглядеть как можно более обиженной, и, дождавшись, когда профессор Снейп закончит свою тираду, чтобы, не дай Мерлин, не перебить самого грозного декана, несчастным голосом произнесла... Произнесла бы, но ее перебила Николсон. Видно, у той совсем отсутствует инстинкт самосохранения, подумала Панси, когда хаффлпаффка принялась пререкаться со Снейпом. Когда Хелена умолкла, Панси немного помялась и с опаской обратила на себя внимание декана:
- Доброго вам утра, профессор Снейп. Прошу меня простить, но это все - вина гриффиндорцев, сэр. При всем моем уважении, я лишь как староста пыталась навести здесь порядок, пока мистер Малфой, Грейнджер и Уизли отсутствовали в Зале. Мисс Николсон напала на меня первой, это вам подтвердят все, здесь присутствующие, поэтому мои действия, сэр, лишь попытка самообороны. Я понимаю, что, как староста, я не должна была пускать в ход палочку, но дело в том, что заклинание мисс Николсон заставило меня забыть об этом... Сэр, вы же сами видите, что она со мной сделала, - закончила Панси умоляющим тоном и приложила платок к уже не слезящимся глазам, чтобы размазать косметику в попытке вытереть ее. - Пожалуйста, не лишайте меня Бала, сэр.
Краем глаза она косила на Малфоя, опасаясь пропустить момент, когда тот пожелает покинуть место приема пищи. Она обратила внимание, что он не прочел свое письмо, но ей мучительно хотелось знать, как далеко зашли ее родители в стремлении выдать ее замуж по удачнее и в курсе ли мистер и миссис Малфой о том, что их сын остался без неофициальной невесты.
Ситуация была из явно неприятных, да еще вся эта нервотрепка с Балом...
Если он пригласит меня на Бал, быть мне миссис Драко Малфой, загадала Паркинсон про себя, цепляясь за смешные старинные приметы.

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-04-21 18:50:13)

+4

62

В принципе, если бы  Аурелию спросили прямо, какого черта она все это время торчала в чаcовой башне, она не смогла бы адекватно ответить. Собственно, именно потому и не сразу ответила на вопрос Астории.
- Je? Eh bien ... Levé tôt et a décidé de se promener autour du château. C'est endormi dans la tour.- и все таки было хорошо, что не многие знают французский, а если и знают, то уж точно не прислушивались бы сейчас к разговору подруг.  Декан всея Слизерина, гроза Гриффиндора, любитель снимать баллы и просто хороший парень, известный под именем Северус Снейп ворвался в Зал и… а дальше вам лучше не знать.
- Послушай, mon cher ami, Аурелия, ты же не хочешь завтракать, правда?- Астория наклонилась ближе к Аурелии  В Зале действительно нечего нельзя было толком услышать,- может, выйдем в коридор, да и прогуляемся, мне есть, что тебе рассказать,- несколько минут назад, это можно было бы вполне устроить. Но не сейчас когда Снейп с огромной радостью наградил всех представителей, кроме Рейвенкловцев, которые вместо завтрака предпочитали погрызть гранит науки, отказом от сегодняшнего бала.
- Торр’и,- сунув ложку в руку подруге прошептала Аурелия, - если хочешь попасть на бал- сиди и жуй кашку! А то вместо платьев и мы получим отгул от торр’жества! – в самые напряженные моменты, английский Аурелии становился блестящим.  Пододвинув к себе тарелку, Аурелия не с самым приятным лицом начала есть.
- Профессор, прошу меня извинить, но мне кажется, что вы не правы.. Это не честно дискриминировать ученика только по названию факультета. Может быть, мне вообще рано учиться? И приходить на ваши уроки тоже нельзя? Что же, я с удовольствием заберу документы и переведусь в другую Школу, где ко мне будут относиться нормально. Надеюсь, что к тому времени ваш серпентарий изучит правила хорошего тона- этого уже Аурелия точно не могла выдержать. Да как она посмела?! Morgan déshabillée, barsuchiha fou! Она с силой стукнула кулачком по столу, так, что тарелка Астории и своя собственная подпрыгнули. Боли в руке она не почувствовала.
- Если кого и надо в серр’ пентарр’ий, то только ее! Была бы я настоящей змеей, я бы давно придушила ее- выплюнула Аурелия, напрочь забыв о декане и о том, что сейчас может  лешить себя возможности пойти на Бал ,- я всегда знала, что эти,- Аурелия кивнула головой на представительницу рода , барсучат,- никогда умом не отличались, но чтоб на столько…- вейла презрительно посмотрела в глаза к хаффлпаффке. Вид у нее был такой, словно она готова была объявить войну всем слизеринцам со Снейпом во главе.
- А я надеюсь, шш’то хорошенько круциатню тебя- Аурелии сейчас действительно хотелось встать и одеть барсучихе тарелку с кашей на голову и залить сверху тыквенным соком да еще и ложкой для красоты украсить, но, спасибо годам тренировок, она продолжила сидеть на месте. Теперь рука по- настоящему начала болеть.

о1. Я? Ну... Встала пораньше, решила прогуляться по Замку. Вот и заснула в башне.
о2. Моргана ее раздели, сумасшедшая барсучиха!

Отредактировано Aurеlie de Rouvie (2012-04-13 10:59:56)

+2

63

Кто бы еще утром мог подумать, что завтрак может стать таким гадким. Джинни давно так не злилась. Последний раз,  она так злилась при разговоре с Роном. Но это вполне нормально. А еще ее раздражало поведение слизеринца. А если быть более точной – его мимика. Он напоминал слизняка. Возможно, все было и отдаленно, но ассоциация была четко выраженной.  Сейчас казалось, что дело уже даже не в факультетах, а сугубо личное.
Зря Джинни так долго злилась. Следовало хорошенько наподдать, и покинуть Большой Зал, просто злобно изрекая ругательства и строя план мести. Но вместо этого Уизли прохлопала момент, когда Пьюси ее обезоружил. Уизли даже немного растерялась.  Как это так ее и обезоружили. Да еще и так просто. Конечно, она не мастер заклинаний, но все-таки достаточно сильная, а тут не успела отразить.  Немного стало даже стыдно. Но ее щеки полыхали из-за злобы, поэтому стыда видно не было, и он был не такой большой, чтобы как-то все спустить. Скорее это еще больше разгорячило.
- Пьюси, если ты у тебя не хватает мозгов применять заклинания, не ровняй всех под себя. И я не ты, когда целюсь – попадаю не из-за удачного случая или помощи декана! – прорычала девушка и быстрым шагом направилась следом за парнем. Дабы забрать у него палочку. Сзади она услышала голос, который явно выкрикивал заклинание и Джинни скорее всего получила бы плеткой по спине, если бы не Северус Снейп. Заклинание плети применяла Алиса. Естественно, как же без нее. Обязательно должна вставить и свою волшебную палочку, чтобы присоединиться к всеобщему шабашу слизеринцев. Уизли бы с удовольствием ей ответила. О да! Она бы хотела ей ответить хорошо и громко, а еще желательно с заклинаниями, но главным сейчас было забрать свою палочку, пока еще не поздно.
Джинни кок раз вовремя подоспела к Пьюси и наглым образом вырвала свою палочку из его рук. На какой-то момент она даже испугалась, что сломает деревко, но хвала Мерлину, все обошлось.
Гриффиндрка в некоторой степени была благодарна профессору, иначе сейчас бы она корчилась на полу от боли. Хотя, была надежда на то, что Алиса плохая волшебница и удар у нее плохой. Но как ни как, Джинни повезло именно из-за него. Благодарить его она, естественно, не собиралась. Да и зачем? Одно доброе дело погоды не делает. К тому же, если бы не его дорогие студенты, всего этого бы вообще не было. Вот раз он декан, пускай и разбирается со своими студентами.
Джинни спрятала палочку в карман мантии и решила оправдать свой факультет.
- Профессор Снейп, если бы мистер Нотт быль более осторожным – ничего бы этого не случилось! – по правде говоря, Уизли сейчас меньше всего волновали балы. Но она знала, как потом будет выслушивать Рональда. В прочем – Джинни приносить достаточное количество балов во время матчей по квиддичу – ей можно сейчас парочку и потерять. Но это так – нотки гриффиндорца. На самом деле, она вполне не против если балы снимут у всех. Гриффиндорцев то всего двое, а слизеренцей, которых можно лишить балов – минимум четыре штуки.
Джинни боялась другого, что Снейп назначит отработку на время бала или игры в квиддич. Он любит делать подобные «благотворительности». Скорее всего, именно поэтому Джинни решила помолчать и просто повиноваться тому, что будет. Котлы испортить она всегда успеет.

с уважением|мисс Уизли

Мистре Нотт, весьма благодарна за Вашу заботу и наставления по поводу придерживания, повторюсь - минимального придерживания, канона. Но я достаточно хорошо знаю канон своего персонажа и то, какие заклинания мне можно применять. Перечитайте внимательно том 6, главу восьмую.

— О, дорогая! — благосклонно хихикнул Слизнорт, повернувшись к Джинни, которая яростно уставилась на Забини из-за огромного живота Слизнорта. — Лучше бы тебе поостеречься, Блейз! Я видел, когда шел по вагону, как эта молодая леди произвела самый большой крылатый кошмарик, какой я только видел! Я бы с ней не связывался!

крылатый кошмарик - это этот же сглаз. 

+1

64

Все думают, что мечтать это очень просто. Что для этого достаточно захотеть и вот ты уже где-то далеко, тебя окружают заморские пейзажи, а слух ласкает неведомая до сих пор мелодия. Но мало кто задумывается, что процесс мечтания нуждается в обрамлении, к нему тоже нужно подходить, осознавая, что сейчас ты займешься важным делом. Да, мечтать, это не «Ночным рыцарем» управлять, но кто сказал, что управление своими грезами намного отличается от управления автобусом? Здесь тоже одно неверное движение, одна неточность может привести к тому, что все полетит в тартарары. И то, где ты оказываешься, вынырнув из своего внутреннего мира тоже немаловажно. Лучше всего оказаться на подоконнике гостиной родного факультета или под деревом в школьном дворе и ощущать на своем лице дуновение летнего ветерка. Если так, значит все получилось. Но если ты возвращаешься в реальность и видишь перед собой разъяренного Снейпа, который вовсю распинает учеников, грозя наказаниями и источая сарказм направо и налево, значит, место для грез было выбрано крайне неудачно.
В это утро с Орлой именно это и случилось. Она просто выбрала неудачное место и время. Или же другие ученики так легкомысленно решили затеять склоку в месте, которое другие выбрали для погружения в себя.
Будь ее воля, она бы с удовольствием пропустила все замечания профессора зельеварений мимо ушей. Начинать новый день, да тем более такой, с чужих негативных эмоций, совершенно не хотелось. Тем более, что к Снейпу Квирк относилась нормально. Не любила, не ненавидела, а понимала, что он мастер своего дела, а она, хвала Мерлину, не гриффиндорка, чтобы он костерил ее.  Значит на уроках можно было сосредоточиться на самом процессе приготовления снадобий. Все-таки неизвестно как повернется жизнь и уметь сварить хотя бы самые основные зелья необходимо.
Но в это утро декан Слизерина решил не оставлять без внимания представителей абсолютно всех факультетов.
А как насчет Равенкло? Вы сегодня у нас за вольных слушателей? А еще говорят, что это факультет людей с мозгами.
Все-таки он странный….участвовали в разборке – плохие, сидели молча – тоже плохие. Кто же тогда у него хороший, если даже слизеринцам сейчас досталось.
-Молчание – золото, профессор. И именно потому что мы с мозгами, мы не ввязываемся в подобные препирательства, которые не имеют под собой абсолютно никакой цели.
Фраза Снейпа обидела Орлу? Отнюдь.
Молчание и впрямь золото, но иногда  нужно дать понять людям, что у тебя тоже есть свое мнение и если ты не отстаиваешь его с палочкой наперевес и с арсеналом оскорблений, это еще не значит, что ты без мозгов.
С этого момента, девушка решила все же прислушаться, что происходит в Большом Зале, кто что говорит и делает. Все равно ведь в покое не оставят.

+1

65

Переход на новый эпизод
Прохладное сырое осеннее утро окутывало Хогвартс. Здесь, в Большом зале, еще царил неуютный предрассветный сумрак. Серо-сизое с западной стороны и бледно-лиловое с восточной небо, отраженное в волшебном потолке было чистым и угрюмым, сквозь узкие створчатые окна первые холодные лучи восходящего солнца проникали в помещение и неуверенно плясали на стенах зала, высоко под самым сводом. Дамблдор опустился в свое директорское кресло с высокой спинкой за преподавательским столом. Искалеченная рука, в последнее время все более не дававшая покоя, коснулась подлокотника, и профессор испытал облегчение, ощутив приятную прохладу лакированной древесины. Подняв волшебную палочку, Альбус зажег по небольшой горстке свечей из тех, что парили над каждым столом. Сразу же стало, как будто, теплее, и директор улыбнулся этому, ни с чем несравнимому, теплу родного дома. Преподаватели один за другим занимали свои места, приветствуя директора и друг друга, понемногу прибывали студенты, все более наполняя зал привычным для этого места шумом звонких юных голосов. Дамблдор приветливо кивал и широко улыбался всем новоприбывшим. Чопорное пожелание доброго утра от Минервы, бодрое рукопожатие от Филиуса, широкая добродушная улыбка от Помоны, несколько опрокинутых кубков и неловкое извиняющееся бурчание от Хагрида. Все было как обычно. Обычное замечательное утро в любимой обители в кругу дорогих сердцу людей. Скамьи перед факультетскими столами были по-утреннему наполовину пусты, сонные хмурые студенты в большинстве своем не спешили на завтрак. На столах появились утренние яства, зал мигом наполнился ароматами черного кофе, патоки, жареного бекона и свежих сдобных булочек. Зазвенели наполняемые тарелки и кубки, застучали вилки и ложки, гул голосов затих, сменившись звуками, оповещающими о начале трапезы среди учеников. Шорох многочисленных крыльев стал предвестником неизбежно скорого прибытия почты. Не прошло и полминуты, как в окна влетело несколько десятков сов, с письмами, посылками и газетами, зажатыми в клювах и лапах. Птицы кружили под потолком, высматривая своих адресатов. Слушая рассказ профессора Синистры об интереснейшей туманности, замеченной ею прошлой ночью близ созвездия Скорпиона, Альбус то и дело украдкой поглядывал на учеников. Мисс Паркинсон за слизеринским столом только что прочла письмо, по-видимому, несущее для нее неприятные вести – по лицу юной аристократки пробежала мрачная тень, но леди тут же взяла себя в руки. Мечтательная дочь Ксено Лавгуда в это утро казалась чем-то опечаленной, взгляд ее прекрасных светлых глаз выражал большую рассеянную грусть. За столом Пуффендуя о чем-то живо секретничала стайка мальчишек-первокурсников. Многие студенты обсуждали предстоящее нынешним вечером событие.
Безмятежно улыбаясь занимательной истории о саженцах антенницы, Дамблдор уделял большую часть своего внимания грубому, не слишком приличному анекдоту, который Хагрид громогласно рассказывал Горацию на правом конце стола. Сквозь смех Слизнорта и оханье профессора Стебль до директора донеслись формулы заклинаний. Подняв глаза, Альбус лицезрел склоку между студентами старших курсов. Все происходило очень быстро. Ученики метали друг в друга ругательства наряду с заклинаниями. Флитвик спрыгнул со своего кресла и умчался на поле боя, спустя мгновение потерявшись среди учеников, хотя, его тонкий голос, призывавший прекратить развернувшиеся беспорядки, был слышен среди гула, поднявшегося в зале. Рядом Минерва резко поднялась со своего места. Дамблдор жестом остановил ее.
- Но, Альбус! Это безобразие необходимо немедленно прекратить. – Ноздри Макгонагалл раздувались, губы сжались в тонкую ниточку.
Поймав мечущий молнии взгляд профессора, Альбус слегка нахмурился:
- Нет необходимости, Минерва, Северус уже подоспел. Он, как никто иной справится с раздачей наказаний ученикам. – Горько улыбнувшись, директор свел вместе кончики пальцев, наблюдая эффектное появление на сцене черного как ночь преподавателя.
Воцарившаяся с появлением нового действующего лица в  этой неприятной пьесе тишина позволяла слышать каждое слово, произнесенное Снейпом и участниками конфликта. Профессор защиты от темных искусств с присущими ему хладнокровностью и непреклонностью распорядился судьбами присутствующих на вечер сего дня. Но у директора на этот счет было иное мнение. И связано оно было не только с добротой и лояльностью по отношению к юности. В его планы входило присутствие на сегодняшнем балу всех студентов. Тяжелое ощущение опасности, угрожавшей его подопечным, уже давно не покидало Альбуса. Что же говорить о столь рискованном предприятии, как запланированный в Хогсмиде бал. Встретившись взглядом с Северусом, Дамблдор слегка кивнул, призывая Снейпа подойти к преподавательскому столу.

Offtop: Приношу свои искренние извинения перед всем участниками квеста и всего форума за столь длительную задержку игры.

+5

66

Нет, ну это просто неслыханная наглость! В Большом Зале только что произошла потасовка сродни маггловской "сражение едой", (но вы понимаете, что было вместо еды? Любимые заклинания), а Логан Дэриан Ходжес-младший даже слова не вставил! Почему? Ведь он же должен был быть в первых рядах, возглавлять объединенные силы Гриффиндора, Пуффендуя и Когтеврана в битве против нелюбимого Слизерина, крошить налево и направо "гринписовцев" и вообще быть на коне!!! А потому что у парня, который играет эту роль, сломались разом все компьютеры и он из-за этого бедствия прос**л все веселье и удовольствия черт его дернул сделать одну... Ну ладно, об этом поподробнее сейчас.
- Доброе утро. - дежурно произнес Логан, ощутив прикосновения любимой. Одна из статей в газете вдруг люто, бешено заинтересовала его, что он даже отвлекся от спора насчет квиддича, хоть у него и был целый воз аргументов в свою пользу. ДА и вроде бы ему послышались голоса слизеринцев... Нет, статья о том, как лучше противодействовать инферналам интереснее. Черт, почему здесь не написали, эффективно ли отрубать им голову или нет? И почему они называются инферналами, а не зомби? А? А? А?!
- Эй, постой-ка... Это же зелье для снов без сновидений? - спросил когтевранец, увидев рядом на столе кружку, принесенную Николсон. Через мгновение газета была отложена, а староста сделал небольшой глоток. Чисто ради любопытства. За это любопытство он будет ненавидеть себя весь оставшийся день. - Всегда мечтал попробовать эту штуку...
Дальше было все как в тумане. Нет, эта штука не вырубила крепкого и здорового духом Логана Ходжеса, но вот... уммм... закемарила конкретно. Силуэты начали расплываться, видны были только цвета, звуки стали приглушенными словно старосту Когтеврана контузило...
- Ухххх... Забористая хрень. Сольешь мне потихоньку пол-унции от своей порции, дорогая? Оп-па... - Логан, которого отпустило,  удивленно посмотрел на мокро-грязных Долгопупса и Уизли-самую младшую, затем на Паркинсон с размазанной по лицу тушью, потом на подоспевшего Снегга, начавшего орать... - Ребята, WTF?
- Неужели у кого-то есть возражения? - если честно, Ходжес был одним человек, за исключением слизеринцев, кто не имел ничего против Снегга. Вот и сейчас он понимал профессора ЗОТИ: что-то произошло, а ему приходится разгребать это. Своими специфическими методами. У каждого свой стайл.
- Нет, сэр. - Логан махнул своему факультету рукой, показывая тем самым, что сам разберется. Дамблдор, ну почему ты сделал его старостой факультета, а? Вот, если Лог не разрулит эту проблему благоприятно для обоих сторон, то он огребет либо от всего факультета, либо от одного Снегга. - Мы признаем ошибку и приносим свои извинения. После завтрака я проведу воспитательную беседу с нарушителями от Рейвенкло.
Даааа, абсолютно весь факультет прекрасно знает, что Ходжес-младший дружески похлопает их по плечу и прибавит по паре баллов. Но это если правонарушение было не очень серьезным и относилось к Слизерину.
- Борода Мерлина... Я чувствую, что пропустил что-то важное. - огорченно произнес шестикурсник, глядя вслед уходящему к преподавательскому столу Снеггу. - И что слизеринцы огребли по полной. И если это так, то я, пользуясь данной мне властью старосты, причисляю по пятнадцать баллов... - он задумчиво обвел глазами Долгопупса, Уизли и Хелен. - ... Долгопупсу, Уизли и Николсон за умение постоять за себя, друзей  и не давать врагу спокойно жить. Аминь.

+3

67

...
   Явление Снейпа не сильно отрезвляет студентов. Недалекая хаффлпаффка - видимо. у нее комплекс жертвы - спорит с самым злобным профессором, и Драко закатывает глаза, когда слышит это. Видимо, у девчонки настоящий талант навлекать на себя неприятности, а раз так, это облечает груз его вины, перекладывая часть на плечи собственно Николсон.
   Язвительные хлесткие фразы профессора даже смешат его и он хмыкает, разглядывая Нотта, Пьюси и Лонгботтома. Вот уж кто удивил так удивил. Пожалуй, он готов провести всю жизнь за этим столом, не желая ни читать письмо из дома. ни делать то, что должен делать.
   Малфой изображает самый смирный вид, хотя у него все же ехидно изгибаются губы, и берет в руки вилку, чтобы потыкать ею в тост. Слова Аурелии не ускользают от его слуха. и он снова фыркает, сдерживая смех в присутсвии разъяренного декана.
   Кушать кашку - это лучший совет на эту минуту, и Малфой начинает чинно наливать сока себе, а заодно и Паркинсон, используя второй кувшин, до которого удачно не добрался Нотт.
   Паркинсон же здравый смысл отвергает, впрочем, не так радикально, как некоторые хаффлпаффки, хотя Драко бы предпочел, чтобы она вообще промолчала - только что Снейп отметил, что ее поведение оставляет желать лучшего, на что она еще нарывается.
   Он внешне игнорирует слова Паркинсон о том, что отчасти виноват в происшествии из-за того, что не пришел на завтрак раньше, но раздраженно поводит плечами. Он не нянька, чтобы водить за руку однокурников, так что не стоит сваливать вину на него. Малфой даже не уверен, что сдержался бы сам будь он здесь в разгар локального конфликта.
    - Простите, профессор Снейп, - он покаянно опускает голову, не скрывая злой усмешки. - Больше подобного не повторится.
   Он врет и это очевидно даже самому последнему первокурснику. Не менее очевидно это и Снейпу, но это Драко не волнует. Его вообще больше не волнует ничего, кроме Выручай-комнаты и проклятого Шкафа.
   Когда декан удаляется в сторону преподавательского стола, Малфой поворачивается к Паркинсон и начинает громко ее отчитывать:
    - И что все это значит? Не можешь держать себя в руках?
   Его прерывает довольный гул голосов от стола Рейвенкло, и Малфой поворачивается как раз вовремя, чтобы заметить, как староста Ходжес изображает маггловского деда Санту, разбрасываясь баллами, не оделяя и гриффиндорцев.
   Малфой зло прищуривается. Будь сейчас Амбридж у руля, уж он бы заставил Ходжеса заткнуться, сняв с него разом с полсотни баллов, а потом и с его дружков, но этого позволить себе он не может. Впрочем, Панси чуть раньше начала двигаться в правильном направлении, как он услышал, заходя в зал, да и пример Ходжеса был перед глазами.
    - По пятнадцать баллов Нотту, Винтер и Пьюси. За умение... Как там? Постоять за себя и друзей и за то, что не дали спокойно жить врагу, - ехидно усмехается он, разглядывая рейвенкловцев. И это - самые умные. Мерлин, у Шляпы точно маразм.
   Он снова поднимает вилку и подцепляет кусок бекона,в се еще теплого благодаря чарам. Из-за этого маленького происшествия на какое-то время он чувствует себя как раньше - и наслаждается завтраком. Тихий вздох рядом обращает его внимание на Паркинсон.
    - Мы им отомстим, - говорит он, пока не имея в виду ничего конкретного, но уверенный, что так оно и будет. - И нюхлер с этим Балом. Кстати, - поворачивается он к Астории неподалеку. - Придется отложить свидание. Видимо, Бал мне сегодня не посетить.

+4

68

Панси хлопала ресницами, но больше по привычке, чем действительно надеясь этим пронять Снейпа-Мужчину-Который-Не-Улыбается. Но вот Гроза Подземелий отправился по своим супер-важным делам к остальным преподавателям, а Паркинсон смогла перевести дух. Как оказалось - рановато.
- И что все это значит? Не можешь держать себя в руках? - послышался недовольный голос Малфоя.
Ну вот опять. Опять она виновата. Хватит это терпеть!!!
Панси поворачивается, чтобы швырнуть в бесцветные глаза Малфоя платок и обвинить его в том, что если бы он не отлынивал от своих обязанностей старосты, то ничего бы не произошло, но Драко уже не до того. Он во все глаза пялится на стол Рейвенкло, и Паркинсон тоже поворачивается, чтобы посмотреть, что так привлекло ее напарника.
Ну что же, все понятно. А еще Слизерин обвиняют в том, что они нечестно играют.
Наверное, эти мысли пришли в голову и Малфою, потому что он уже раздавал баллы своим однокурсникам, использую ту же формулировку, что и мальчишка - староста Рейвенкло.
На минуту Панси испытала острое раздражение: все это кажется таким глупым, эти детские попытки насолить друг другу,  Что даже немного противно, но это чувство быстро проходит.
Она достала палочку и отчистила платок от пятен туши, а затем высушила тонкую ткань с вышитыми инициалами, аккуратно свернула и подвинула к локтю Драко, который с самым невинным видом ковырялся в тарелке. Она вздохнула и он тут же обернулся к ней, уже не такой раздраженный, как чуть раньше.
- Мы им отомстим, и нюхлер с этим Балом.
Паркинсон кивает и улыбается. Такой Малфой ей определенно нравится куда больше, чем равнодушный ко всему происходящему. Но уже в следующее мгновение она меняет свое мнение: теперь она хочет прибить белобрысого мерзавца, посмевшего пригласить на Бал Асторию Гринграсс.
- Драко, - ледяным тоном позвала она его. - Ты пригласил на Бал Асторию Гринграсс?
Это очевидно, но ей нужно услышать подтверждение от него самого.
Малфой кивает с самым невинным видом и делает вид, что молчит, потому что запихнул себе в рот половину тоста.
- Твою же дементорову мать, - низким, едва слышным голосом говорит Паркинсон, больше не имея сил сдерживаться. День выдался ну просто фан-нахер-тастическим и кажется, что сбросить с Астрономической Башни нужно было еще вчера.
- Тебе не кажется, что ты должен был пригласить меня?!! - Панси вскочила с места и сжала в пальцах палочку, удерживая себя от того, чтобы наколдовать Малфою что-то ужасное. - Меня, Драко, меня, а не эту твою почитательницу!
Она зло посмотрела на Асторию. Итак, может быть, именно младшая Гринграсс станет новой невестой Принца? Пожалуй, Астория будет только счастлива от такого развития событий...
Паркинсон опустила глаза, стараясь взять себя в руки, и сцепила пальцы на палочке как можно крепче.
- Драко, - спокойным тоном произнесла она и постаралась улыбнуться, надеясь, что улыбка выглядит не вымученно: достаточно пищи для сплетен. - Мне нужно тебе кое-что сказать. Поговорим после того, как ты прочтешь свое письмо, хорошо? Просто пообещай мне, что поговоришь со мной, а не сбежишь, как обычно.
Немного удивленного кивка Малфоя ей хватило.
Панси села опять на свое место и судорожно отхлебнула глоток сока, едва не закашлявшись. Итак, значит, война.

офф. И да, с Драко согласована отпись за его кивки хд

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-04-25 15:32:13)

+3

69

из гостиной факультета

Рон не терял ни минуты, как и положено истинному сыну Грифиндора. Ему казалось, что доспехи в ужасе шарахались от него, а портреты предпочитали разбегаться, чтобы не попасться ему на глаза, когда он спешил в Большой Зал. Кажется, впервые в жизни Рон думал не о завтраке в это время суток.
Двери Большого зала дрогнули перед ним и раскрылись, и Уизли устремился к столу Гриффиндора, не обращая внимание на волнение и странные обрывки разговора вокруг.
Он остановился прямо перед Джинни и обвиняюще указал на нее пальцем.
- Ты! Джиневра Молли Уизли! Как ты объяснишь свое поведение?!!
Он повертел головой, но Дина Томаса в зале не было. Ничего, этого любителя чужих младших сестер он убьет позже. Будет знать, как целовать его младшую сестру.
- Ты ведешь себя недостойно! Целуешься с Дином на виду у всех! Не отпирайся, я все знаю! - продолжал бушевать Рон, сжимая кулаки и не обращая внимания на тех, кто пытался его остановить. - И это мое дело, потому что ты моя сестра! Я не хочу, чтобы о тебе ходили слухи!!! Ты ведешь себя как... Как... Как...
Он осекся, не в состоянии подобрать нужные слова, а то, что грозило сорваться с его языка в эту самую минуту было недопустимым.
Взволнованный до крайности, Уизли не замечал ни взъерошенного вида Джинни, ни напряжения, ощутимо царившего в Большом Зале. Он бы сейчас не заметил и толпы Пожирателей у соседнего стола, поглощенный тем, что его младшая сестра крутит романы с мальчишками, опередив его в этом деле. Он старше, он мальчик, а Джинни и тут его обошла!
- И не трогай меня, я спокоен, - отбросил он руку Финнигана, который попытался утихомирить разбушевавшуюся стихию под названием Рональд Билиус Уизли. - Иди лучше потрогай мою сестру, она вряд ли будет против!
Конечно, Рон уже перегнул палку, вот только ему сказать об этом пока было некому.
Возможно, будь в зале Гермиона или Гарри, они могли бы успокоить Рона, но сейчас у него не было никаких сдерживающих факторов и он мчался вперед навстречу ссоры с Джинни как взбесившийся Хогвартс-Экспресс. Со стороны других столов послышались смешки, наверняка и слизеринцы уже откровенно наслаждались представлением, но Уизли было наплевать на все это.

+5

70

Если утро началось плохо, то, как ты не старайся, лучше оно не станет. Студенты Хогвартса в большинстве своем были сборищем упрямых ослов, с громкими, но бесцельными разговорами и глупыми мечтами. Иногда Северус хотел поддержать завхоза Филча, когда тот требовал вернуть телесные наказания. Делаешь замечание какому-нибудь гриффиндорцу, он тебе хамит в ответ, а ты ему раз – и плеткой по ушам. Красота. Но если бы Снейпу разрешили таким образом наказывать студентов, то примерно 80% школы ходило бы с тяжелыми увечьями. Сердобольный Дамблдор и МакГонагалл такого бы никогда не допустили. А жаль.
Вот и сейчас Северус, окруженный кучкой неугомонных идиотов со всех четырех факультетов, мечтал о каком-нибудь действенном оружии массового поражения. Поток их несвязной глупой речи с каждой секундой сворачивал уши декана Слизерина в маленькие трубочки.
- Профессор, прошу меня извинить, но мне кажется, что вы не правы..
Брови Снейпа так и поползли вверх рискуя там и остаться. Он не прав? Эта девечнка только что посмела сказать, что он не прав?
Это не честно дискриминировать ученика только по названию факультета. Может быть, мне вообще рано учиться? И приходить на ваши уроки тоже нельзя? Что же, я с удовольствием заберу документы и переведусь в другую Школу, где ко мне будут относиться нормально. Надеюсь, что к тому времени ваш серпентарий изучит правила хорошего тона..
Учеников быть нельзя. Учеников бить нельзя. Учеников бить нельзя. Северус успокаивал себя как мог. Девочка, видимо, действительно была недалекая, раз не понимала с кем она связалась. Или просто решила, что если она пустила пару заклинаний в сокурсников, то ей теперь никакой Снейп не страшен. Вопиюще ужасная ошибка. Вот так и наступает глупая нелепая смерть.
-Мисс Николсон, - прошипел Северус, нависая над студенткой, - думаю, я не ошибусь, если скажу, что вас никто не держит в этой школе. Если вы надеялись, что я кинусь вам в ноги и начну просить остаться и не держать на меня зла, то вы жестоко ошиблись. Впредь держите свои неуместные комментарии при себе.
Хаффлпафка продолжала буравить его взглядом, еще немного и до трусов бы прожгла своими глазенками. Впрочем, преподаватель отвечал ей тем же. Но вот, ее рот снова открылся, и очередная глупость слетела с ее языка.
- Хорошо, профессор Снейп. Сегодня Хогвартс лишится трех курсов с первого по седьмой курс, исключая, Слизерин.
- Глупость ваше второе имя, мисс Николсон, – рявкнул Снейп, начиная не на шутку раздражаться. - Если вам трудно справиться с какой-то информацией, то лучше потрудитесь переспросить, а не несите чушь! Минус 20 очков с Хаффлпафа за дерзость! И если у вас до сих пор трудности с получением информации, то я уточню – наказаны абсолютно все участники этой бойни, со ВСЕХ факультетов. И только они, а не все курсы.
Хоть голосовые связки у декана зеленого факультета были в порядке. Уже весь Большой Зал наблюдал за разборкой, а за преподавательским столом уже появился и директор, и деканы других факультетов. Похоже, они решили оставить этот сброд Снейпу. Замечательно.
Староста его собственного факультета решила гнуть свою линию.
- Доброго вам утра, профессор Снейп. Прошу меня простить, но это все - вина гриффиндорцев, сэр. При всем моем уважении, я лишь как староста пыталась навести здесь порядок, пока мистер Малфой, Грейнджер и Уизли отсутствовали в Зале. Мисс Николсон напала на меня первой, это вам подтвердят все, здесь присутствующие, поэтому мои действия, сэр, лишь попытка самообороны. Я понимаю, что, как староста, я не должна была пускать в ход палочку, но дело в том, что заклинание мисс Николсон заставило меня забыть об этом... Сэр, вы же сами видите, что она со мной сделала. Пожалуйста, не лишайте меня Бала, сэр.
- Научитесь отвечать за свои поступки, мисс Паркинсон, – снова рявкнул Северус. - Обвинять другого может любой дурак, не думал, что такие учатся на Слизерине. Если ваши действия вы называете «наведением порядка», то мне даже страшно представить, что такое хаос в вашем исполнении. Как не прискорбно, но минус 20 очков с Слизерина.
Тут же влазит Малфой. Ну конечно, без него же ни одна вода не освятится. Но с ним нужно быть осторожнее, аккуратнее. Дьявол побери его и его семейство.
- Простите, профессор Снейп. Больше подобного не повторится.
- Потренируйте свое актерское мастерство перед зеркалом, мистер Малфой. Говорят, помогает. Полагаете, я настолько наивен, чтоб поверить вашим словам? Советую своему факультету молчать, если вы не хотите лишиться еще балов. Где-то что-то еще бурчала Аурелия де Рувье, но Северус уже просто не стал слушать, хватит с него. С двумя факультетами он разобрался, осталось еще два. Гриффиндор не заставил себя ждать.
- Профессор Снейп, если бы мистер Нотт быль более осторожным – ничего бы этого не случилось!
-Какая прелесть, мисс Уизли, – Снейп сложил ладони и изобразил умиление, насколько мог. - Вы тоже не умеете отвечать за свои поступки?  Похоже звездное окружение и староста-брат плохо на вас влияют. Минус 20 очков Гриффиндору.
Ну что, остался Равенкло. Уж эти ребята не подведут, хотя вероятно они понимают, что тоже потеряю очки. Если не за провинность, то за компанию.
-Молчание – золото, профессор. И именно потому что мы с мозгами, мы не ввязываемся в подобные препирательства, которые не имеют под собой абсолютно никакой цели.
- Похвально мисс Квирк. Но, как я смотрю, к преподавателю вы тоже не пошли, дабы решить этот конфликт?
Они все его достали, он найдет ошибку в их действиях, даже если они будут просто смирно сидеть и не дышать.
- Нет, сэр. Мы признаем ошибку и приносим свои извинения. После завтрака я проведу воспитательную беседу с нарушителями от Рейвенкло.
- Похвальные старания, мистер Ходжес. А пока, минус 20 балов Равенкло для профилактики. С меня хватит. Немедленно расходитесь по своим столам и заканчивайте завтрак. Письма с информацией о наказании вы получите позже. – Снейп развернулся и увидел, что директор просит его присоединиться к столу. Он уже было пошел, но остановился и добавил. - И еще одно, если пока я дойду до преподавательского стола, изумруды в чашах ваших факультетов снова пополнятся, вы об этом крупно пожалеете, обещаю. Взмахнув мантией, он удалился к столу преподавателей. Не успел он сделать и пяти шагов, как зеленые изумруды Слизерина начали пополняться. В таком исходе Северус и не сомневался. Ну что ж, получат свое, крысеныши. Они просто вывели его из себя.
Наконец он вернулся к своему месту, где его уже ждал завтрак и директор.
- Звали, профессор? - обыденным тоном спросил он. Если Дамблдор сейчас скажет, что отменяет наказание и возвращает всем балы, Северус заколет себя вилкой прямо здесь.

+7

71

>>>> Очевидно, из прострации
Часто ты не понимаешь, что твориться вокруг тебя, и предпочитаешь просто отмалчиваться, быть в стороне от всего, что происходит, учишься не обращать внимания на глупость окружающих, привыкаешь даже к тому, что однокурсники, порой, ведут себя как малые дети, четко подтверждая деление на факультеты. Однако сейчас, когда в буквальном смысле слова, Пожиратели смерти окутывали все, от магловских кварталов, до Министерства магии, стычки между факультетами казались настолько бесполезным занятием, что Гарри этого вовсе не замечал. Он проходил мимо, и даже если ему кто-то, что-то говорил, это оставалось без внимания. Промолчу, сойду за умного, не более. Хотя молчать всегда, тоже не вариант. Нельзя вести себя так, как считаешь нужным постоянно, ведь в таком случае, внутри накопится добрый чан эгоцентризма. А что может быть хуже этого, одному Волдеморту известно, поскольку именно он, мастер выдумывать различные гадости. Гриффиндорец коснулся шрама, и, закрыв глаза, наверно в тысячный раз попытался узнать, что задумал Темный Лорд, или хотя бы, где он находится, в каком окружении, хоть что-нибудь. Но, увы, ничего кроме пульсирующей боли, ему не довелось испытать. Нужно ждать, ибо противник редко сидит, сложа руки, а еще лучше, найти способ покинуть школу и попытаться что-нибудь выяснить, и перестать сидеть на месте. Не самое лучшее решение, поскольку ответов на вопросы, что не прекращали появляться в его голове, было даже слишком много.
«Все к лучшему» решил Поттер, и, проводив глазами студентку хафлпаффа, медленно побрел к лестнице. Кажется сегодня, было какое-то мероприятие. Или оно было вчера, или будет завтра… Что-то точно намечалось, но реакции на это, у Гарри не было ровным счетом никакой. Бал, подразумевал веселье, а ему, было явно не до этого.  В последнее время, его одолевало упадочное настроение, и навязчивая идея усилить связь между собой, и Темным Лордом. Все сводилось только к этому человеку, и упорно оставалось на этой точке. В целом, ничего нового. Сверившись с картой замка, юноша ускорил шаг, и вскоре, оказался в Большом зале, где кажется, совсем недавно, были разборки. Сделав несколько шагов, гриффиндорец замер, не желая принимать участие в том фарсе, во главе со Снейпом, поскольку с него снимут как минимум десять балов только за то, что он появился в этом помещении, и вдогонку, еще за то, что посмел услышать краем уха то, что говорил специалист по зельям. Безусловно, хотелось влезть, и будь что будет. В любом случае ему не привыкать к штрафным балам, наказаниям и тому яду, что постоянно на него выливал Северус. Поттер просто подождал, пока мужчина наведет порядок, и удалиться к столу преподавателей, где восседал директор школы.
«Интересно, чем он так занят, что не вмешался сам?» мелькнувшая мысль оказалась не нужной, поскольку внимание Гарри тут же переключилось на Рона, который что-то громко кричал в адрес своей сестры. Стоит отметить, что ничего содержательного Поттер не услышал, но тон, и заданная громкость голоса друга, настораживала, особенно если учесть тот факт, что совсем рядом сидит профессор зелий, и только и ждет момента, чтобы в очередной раз показать свои способности к словесному уничтожению всех и вся, на своем пути. Поскольку юноше совсем не хотелось, чтобы его лучший друг попал в лапы зельедельца на пару с Джинни, он поспешил к друзьям, чтобы попытаться утихомирить Уизли, и понять, с чего вообще начался весь этот крик. Права все возможные слова, подходящие для ситуации, куда-то делись из его головы, как только он оказался на нужном месте.
Рон, мне показалось, или ты как-то громко разговариваешь? – спросил он, надеясь, что тонкий, даже слишком тонкий, едва различимый, и по всей вероятности лишний, намек, все будет замечен товарищем – Обязательно устраивать разборки при профессорах, среди которых Снейп, и слизеринцах, которым только дай повод поиздеваться? – добавил он, представляя, что могут подумать или сказать представители факультета зеленых, и какие будут последствия, ведь теперь, благоразумия Поттера на то, чтобы промолчать, явно не хватит.

+2

72

Интересно, а у этого зелья побочный эффект – отсутствие самосохранения? И именно поэтому Герта сейчас тут не сидит и не наблюдает за этим безобразием?
В груди Хелены все еще клокотал ураган, который хотел снести все на своем пути. Она же никогда не пререкалась ни с одним профессором, включая Снейпа! Кошмар, ужас какой. Как стыдно! А мастер зелий даже переходит на крик, и постоянно повторяет «мисс Николсон», но для обладательницы этой фамилии происходящее сейчас как в тумане, и крик в ее ушах был сродни шепоту. Значит, зелье работает. Губы блондинки сложились в не прошеную улыбку, но когда она поняла, что тут все-таки идет разборка, состроила кислую мину.
Вернувшись мыслями в большой зал, Хэл прислушалась к тому, что говорила Паркинсон. Три «Ха!» так и пронеслись в голове Николсон. Уж она-то была уверена, что староста змеек начнет выслуживаться перед деканом. До девушки донесся противный голосок с французским акцентом. Вот же зараза! Хелен мысленно скривилась, участливо проговорив.
- А я надеюсь, шш’то хорошенько круциатню тебя
- Надеюсь, что ты сможешь правильно выговорить это заклинание. А то вдруг, оно случаем даст противоположную реакцию... Как думаешь?
Чуть отвернув голову вбок, Хэли тут же пожалела об этом. Кружка, с которой она пришла, исчезла со стола.
- Эй, постой-ка... Это же зелье для снов без сновидений? Всегда мечтал попробовать эту штуку...
Николсон расширившимися от ужаса глазами наблюдала за разворачивающейся картиной: Логан взял ее кружку и с интересом разглядывал… поднося ко рту. О боже. Это же не это зелье. Он не должен его пить! Пф.. Интересно ему.. Лучше бы спросил, каково мне? Собственно, КАК я себя чувствую! Ну не до чего ему дела нет! От обиды у девушки даже защипали глаза и она потянулась рукой к кружке с воплем.
- Логан Дэриан Ходжес-младший! Быстро поставил мою кружку… Это же не зелье сна без сновидений!
В истерике, не зная, что ей делать, и как поведет себя пойло, девушка выбила из рук парня чашку, но было поздно. Он уже успел это попробовать. Обреченно вздохнув, Хэл мысленно застонала, прикрывая глаза. Вот же, блин. Попала.
- Ухххх... Забористая хрень. Сольешь мне потихоньку пол-унции от своей порции, дорогая?
- Конечно, дорогой. Я даже дам тебе рецепт. – Негромко рассмеявшись, Хэл снова подсела к Ходжесу, обнимая его за плечо и наклоняясь к его уху. – Знаешь, что это? Это медленно действующий яд. И мне его любезно помогла сварить Гертруда Рихтер. Ты же знаешь, кто это и что она может? Молодец, хороший мальчик, вспомнил. И теперь через сутки ты умрешь медленной смертью вместо меня, потому что я не успела это выпить. Это очень благородно с твоей стороны.
Закончив говорить шепотом, Хэлен отстранилась от Логана, все же понимая, что своим монологом загрузила его.
- Господи, расслабься. Это всего лишь экспериментальное зелье против галлюцинаций.  А еще оно заглушает посторонние шумы. Я подумала, что это будет полезно для сегодняшнего Бала.
Пуффендуйка облегченно выдохнула, выговорив последнюю фразу, опустив взгляд. Почувствовав спиной грозный взгляд профессора, девушка пошла к нему, мужественно выслушав все то, что он говорил.
- Простите профессор Снейп, я не знаю, что со мной происходит. Я признаю свои ошибки и готова понести наказание.
Хэл тихо проговорила, смотря исподлобья на мужчину. То, что с нее сняли 20 баллов, было заслуженно, но отработка… Это вообще кошмар!
Как только мастер зелий ушел, Хелена обнаружила лежащего на полу Невилла.
- О господи, Нев… Фините Инкататем!
Блондинка шепотом произнесла заклятие, расколдовывая друга.
- И что слизеринцы огребли по полной. И если это так, то я, пользуясь данной мне властью старосты, причисляю по пятнадцать баллов... Долгопупсу, Уизли и Николсон за умение постоять за себя, друзей  и не давать врагу спокойно жить. Аминь.
- Логан, это нечестно! У тебя будут неприятности! Ты же слышал! А заодно и все мы получим незабываемые ощущения, драя до конца года его котлы, или еще чего хуже!
Хэл возмущенно засопела, скрестив руки на груди.

+2

73

В зале послышался голос декана, и Астория едва передернула плечом, как неожиданно подруга с силой вложила в ее руку ложку.
- Торр’и, если хочешь попасть на бал- сиди и жуй кашку! А то вместо платьев и мы получим отгул от торр’жества.
Гринграсс сморщив нос, заставила себя проглотить овсянку. Что не сделаешь, чтобы попасть на бал.

- Et pourquoi je suis allé pour le petit déjeuner!1 – прошептала Астория сквозь зубы.
- Если кого и надо в серр’ пентарр’ий, то только ее! Была бы я настоящей змеей, я бы давно придушила ее. Я всегда знала, что эти, никогда умом не отличались, но чтоб на столько.
-Мисс Николсон, думаю, я не ошибусь, если скажу, что вас никто не держит в этой школе. Если вы надеялись, что я кинусь вам в ноги и начну просить остаться и не держать на меня зла, то вы жестоко ошиблись. Впредь держите свои неуместные комментарии при себе. – нависнув над хаффлпафкой сказал Снейп и Астории еще больше стало не по себе. Девушке казалось, что она присутствует на каком-то спектакле, в котором главная цель это как можно изощреннее задеть, унизить другого.
- И как вообще она может разговаривать с профессором в подобном тоне. Или она в принципе не далекого ума или это происшествие в Хогсмиде у нее превратило мозг в fumier de poulet2 – прошептала на ухо Аурелии Астория.
- Хорошо, профессор Снейп. Сегодня Хогвартс лишится трех курсов с первого по седьмой курс, исключая, Слизерин. –
- Нет, определенно, этой девушке стоит обратиться к колдомедику. Чувство страха пропало напрочь! – возмущенно пробурчала Гринграсс.
- Глупость ваше второе имя, мисс Николсон, – рявкнул Снейп. - Если вам трудно справиться с какой-то информацией, то лучше потрудитесь переспросить, а не несите чушь! Минус 20 очков с Хаффлпафа за дерзость! И если у вас до сих пор трудности с получением информации, то я уточню – наказаны абсолютно все участники этой бойни, со ВСЕХ факультетов. И только они, а не все курсы.
- Доброго вам утра, профессор Снейп. Прошу меня простить, но это все - вина гриффиндорцев, сэр.  – Сказала Паркинсон в оправдание и Гринграсс едва хихикнула себе под нос, но решив, что привлекать к себе внимание слизеринки не самая лучшая идея, поэтому она развернувшись сделала вид, что ест. - При всем моем уважении, я лишь как староста пыталась навести здесь порядок, пока мистер Малфой, Грейнджер и Уизли отсутствовали в Зале. Мисс Николсон напала на меня первой, это вам подтвердят все, здесь присутствующие, поэтому мои действия, сэр, лишь попытка самообороны. Я понимаю, что, как староста, я не должна была пускать в ход палочку, но дело в том, что заклинание мисс Николсон заставило меня забыть об этом... Сэр, вы же сами видите, что она со мной сделала. Пожалуйста, не лишайте меня Бала, сэр.
- Научитесь отвечать за свои поступки, мисс Паркинсон, – снова рявкнул Северус. - Обвинять другого может любой дурак, не думал, что такие учатся на Слизерине. Если ваши действия вы называете «наведением порядка», то мне даже страшно представить, что такое хаос в вашем исполнении. Как не прискорбно, но минус 20 очков с Слизерина.
- А я надеюсь, шш’то хорошенько круциатню тебя. – Буквально прошипела Аурелия и Астория схватила подругу за локоть, чтобы хоть как-то ее успокоить.
- Надеюсь, что ты сможешь правильно выговорить это заклинание. А то вдруг, оно случаем даст противоположную реакцию... Как думаешь? – весьма дерзко, по мнению Астории высказалась Хелена, после чего была удостоена  пронзительно-холодного взгляда слизеринки.
- Honey, stupide et malade ne vaut pas vos nerfs!3 – прошептала Гринграсс.
Вот и Драко подал голос, и Астория отпустив подругу, перевела на него взгляд.
- Простите, профессор Снейп. Больше подобного не повторится.
- Потренируйте свое актерское мастерство перед зеркалом, мистер Малфой. Говорят, помогает. Полагаете, я настолько наивен, чтоб поверить вашим словам? Советую своему факультету молчать, если вы не хотите лишиться еще балов.
Заслышав реплику декана, слизеринка вновь опустила взгляд в тарелку. Каша остыла, но чтобы не привлекать к себе внимание, девушка продолжила поедать овсянку.
Астория внимательно проследила за тем, как декан направился к преподавательскому столу, а его мантия, развиваясь как крылья летучей мыши, следовала за ним.
- Похоже он сегодня встал не с той ноги,- прошептала Астория.
В это время Малфой стал громко отчитывать Паркинсон и в его голосе были такие нотки, от которых по телу Астории пробежали мурашки.
- Мы им отомстим. И нюхлер с этим Балом. Кстати, - повернувшись к Астории, сказал Драко
- Придется отложить свидание. Видимо, Бал мне сегодня не посетить.
Астория подавилась овсянкой от такого громкого заявление. Ее не смутило даже то, что Малфой говорил, что им не удастся пойти на бал, а то, что он назвал это во всеуслышание свиданием.
- Конечно, Драко, как скажешь, – сказала Астория, а на ее щеках проступил едва заметный румянец. Развернувшись от слизеринца, девушка сделала глоток тыквенного сока, но она совсем забыла о Паркинсон, которая впрочем, не давала о себе забыть никогда. Ледяной тон, который донесся с той стороны, где сидела Персефона заставил Асторию замереть на месте, так, что сок, пролился через край кубка и проскользнув по подбородку девушки,  а затем и шеи устремился под платье от чего она даже вздрогнула.
- Драко. Ты пригласил на Бал Асторию Гринграсс?- Тебе не кажется, что ты должен был пригласить меня?!!
Угловым зрением Астория увидела, как вскочила Паркинсон с палочкой в руках.
- Меня, Драко, меня, а не эту твою почитательницу!
- Как она меня назвала? – переспросила Астория у Аурелии, хотя разумеется этом было лишь для того, чтобы подчеркнуть, что ей совершенно не понравился тон Паркинсон. – Знаешь, Аурелия, мне думается, что стоит прогуляться, а то в компании излишне раздражительных персон, - выговаривая каждую гласную, и достаточно громко, сказала Гринграсс, чтобы быть уверенной, что Персефона поймет, что адресатом сообщения в никуда является она. – Я ощущаю себя соплохвостом, которому пытаются отрезать хваост. Кроме того не думаю, что такие почитательницы, как я вполне отдают себе отчет в том, что с объектами почитания стоит разговаривать с уважением и без излишней истерики, которая истинным аристократкам не присуща, как считаешь? Я же не позволяю кричать, так ведь? - Астория холодно посмотрела на Персефону.
"Думаешь, я так просто сдамся? Как бы не так! Я еще покажу, кто из нас слизеринка и кто достоин быть рядом с ним! Война, ты ее хочешь? ты ее получишь!"

>>>>>>>> Спальня девочек 5 курса, Слизерина
_______________________________________________
1 И зачем  я пошла на завтрак! (фр.)
2Куриный помет (фр.)
3Дорогая, глупцы и больные не стоят твоих нервов. (фр.)

Отредактировано Astoria Greengrass (2012-04-27 07:42:03)

+4

74

Вот и пятый курс.
Казалось, только вчера Аурелия распечатывала конверт с приглашением в Хогвартс, только вчера выбирала палочку, только вчера была распределена на Слизерин… а сегодня… а что собственно, сегодня? А сегодня, сейчас, в данный момент, здесь, она сидит в большом зале, среди своих однокурсников, которые, мягко говоря, были готовы перегрызть друг другу глотки.
Спокойные дни- это миф, не извольте даже шутить на эту тему. Не умеют они так.  Кричат друг на друга, замолкая лишь для того, чтобы перевести дух, переварить услышанное. Они словно собака с кошкой цепляются к друг другу, припоминая все слова, что могли быть брошены в лицо ближнему.
- Надеюсь, что ты сможешь правильно выговорить это заклинание. А то вдруг, оно случаем даст противоположную реакцию... Как думаешь?- чего- чего, а оскорблений от какой-то полукровки из Хаффлпаффа она не могла терпеть. Встав, еще быстрее, чем появившийся профессор Снейп, Аурелия появилась перед Хеленой.
- А теперь слушай меня внимательно, барсучиха недоделанная,- шипит Аурелия, сверля милое личико Хелены , едва сдерживаясь,  чтобы не оставить на ней отпечаток своей ладошки с французским маникюром,- либо ты сейчас закг’ываешь свой очаг’овательный рр’отиг, или я сделаю так, что не ты, ни этот…,- Рувье замешкалась, вспоминая имя сидящего рядом с Хеленой [для сохранения ваших нервов вырезано цензурой],- твой очаг’овательный дг’уг завтра не пг’оснутся. Тебе все ясно, Vous êtes un immonde, répugnant, pathétique, Demi-un parvenu! Barsuchiha!,- развернувшись, поправив рукой волосы так, что они мигом очутились на лице у Хелены, вейла прошипела,- Bon Appétit!
Сев на свое место около Астории, не обращая внимания на Драко и Персефону, Аурелия зашипела
- Нет, я просто в бешш’енстве! Жил бы сейчас Салазаг’ Слизег’ин, но бы убил эту девицу пг’ям тут! И заодно великого мальчика Гагг’и Погг’ера и его гг’язнокровную подг’ужку Грр’ейнджер! Да кто она такая?Жалкая полуг’ровка с Хаффлпаффа. Хаффлпафф! Да от одного названия этого факультета, хочется упасть и смеяться до тех пог’ пока тебя к Помфг’и не отведут.
-Как не прискорбно, но минус 20 очков с Слизерина- вы это тоже слышали? Да не будь Аурелия слизеринкой, ее завтрак уже бы оказался на голове у профессора. Рейвенкло- ладно еще, они за балами не особо гонятся. Хаффлпафф- вообще великолепно, просто чудесно! Но родной серпентарий-то за что?!
- Драко. Ты пригласил на Бал Асторию Гринграсс?- Тебе не кажется, что ты должен был пригласить меня?!!- Персефона вскочила, какой раз за утро достав палочку. Аурелия достала свою, резко встав и закрыв собой Асторию.
-Меня, Драко, меня, а не эту твою почитательницу!- С Парпинсон народная мудрость, что нападение это лучшая  защита вообще не прокатит. Тут лучше спокойно выслушать все истерические заявления в духе «где тебя дементоры женили сукин ты сын…», а потом уже тщательно подбирая слова, дабы не вызвать новый приступ истерического всплеска старшекурсницы, рассказать почему же Драко пригласил на бал Асторию. Так что Аурелия не спешила рассыпаться в оправданиях, спокойно стояла перед пускающей в потолок дым Персефоной.
- Как она меня назвала?- послышалось сзади шипение Астории.
- Почитательницей- бросила вейла через плечо,- Перр’сефона,- обратившись к старосте, холодна произнесла Аурелия,- тебе не кажется, что уже хватит отчитывать Дг’ако за то, шш’то он должен и не должен, не маленький уже. И пг’екрати держать его за костюм, не кинется он на гег’оические подвиги,- закончив свою речь, выслушав несколько реплик и от Астории, Аурелия отправилась вслед за подругой в гостиную Слизерина.
---  > Спальня для девочек 5- ого курса.

__________________________________________________________________________________________________________
Ты- мерзкая, отвратительная, жалкая полукровка- выскочка! Барсучиха! ( фр )
Приятного аппетита! ( фр.)

+3

75

Женщины! - раздраженно думает Малфой, наблюдая за поведением Паркинсон и тем вирусом безумия, который она распространяет вокруг себя. Он уже и сам не рад, что решил действовать настолько прямолинейно не по-слизерински. Секундное желание причинить Панси мелкую пакость оборачивается каким-то фарсом, где идиотом выглядит он сам - ну как это вообще у них получается.
Лучше бы он продолжил ее избегать до самого Бала, а уж там даже Панси догадалась бы, что произошло. Драко морщится, представляя себе сцену, которую могла бы устроить Панси на балу, и приходит в недовольство - как он вообще связался с этой импульсивной особой? Это было довольно мило в прошлом году, и Паркинсон действительно умеет его расшевелить, но иногда она настолько наплвательски относится к собственной репутации, что это касается и его.
Интересно, можно ли вообще не жениться? Послать все к дементорам и забаррикадироваться в комнатах? - рассеянно думает Малфой, пока Панси поднимается на ноги и кричит, что он должен был пригласить ее. Это его откровенно бесит. Он никому ничего не должен, кроме своего рода, неплохо бы ей запомнить эту простую истину.
Драко сверлит Паркинсон взглядом, мысленно желая ей оступиться на лестнице, потому что на ее крики может снова нагрянуть Снейп, но успокаивается Персефона довольно быстро - прячет палочку, садится и просит его о разговоре. Это даже удивительно, и Драко кивает, размышляя, не будет ли финалом этого разговора какое-нибудь гадкое заклинание из семейного собрания Паркинсонов. Это возвращает его к идее побега от брака. Впрочем, мысли о роде довольно быстро разбивают его недавнюю фантазию о том, что он никогда не свяжет себя с одной из этих мегер в юбках. Роду нужен наследник, а воровать младенцев - совсем недостойно.
Драко бы еще помозговал над этой проблемой, но тут в игру вступает вторая скрипка. Мисс Гринграсс удивляет его не меньше невесты, когда в открытую осмеливается противопоставить себя Паркинсон в гневе. Малфой тщательно жует тост, демонстрируя, что все это его вообще не касается. К сожалению, после слов Аурелии эта тактика больше невозможна - Рувье явно произносит его имя. А еще она открыто обращается к Паркинсон с критикой, и Драко даже думает, что сейчас малышка Астория недосчитается подруги.
Он быстро хватает Паркинсон за локоть свободной рукой, пока она не совершила снова свой коронный подьем из-за стола и выхватывание палочки, и сжимает пальцы, заставляя ее остаться на месте. Также он надеется, что ей хватит ума догадаться, что это и пожелание молчать.
- Аурелия, как давно ты начала лезть в дела, которые тебя совершенно не касаются? - обманчиво мягко спрашивает Драко, откладывая вилку, и не ждет ответа. - То, что должна делать моя невеста по отношению ко мне, вовсе не требует твоей рецензии, и я удивлен, что мне потребовалось прямо напомнить тебе об этом.
Впрочем, пятикурсницы уходят, и он поворачивается к Паркинсон.
- Не благодари, я не хотел, чтобы ты продолжала вести себя как шут. Так что там с письмом? Это прозвучало тревожно, Паркс. Плохие вести из дома? - он боится прочесть свое письмо, потому что тон Панси его действительно напугал. Что такого, Мерлин, может произойти, что имеет отношение к ним обоим? У него ровно одна догадка и она касается Лорда - и его отец, и отец Паркинсон состоят в Организации. О других ниточках, связывающих его с Паркинсон, Малфой забывает.

+3

76

Я не отвечаю за свои поступки?! Да я целиком и полностью разочарована, что у меня получился такой неудачный сглаз, - мысленно ругалась Джинни, шагая к столу Гриффиндора. Утро сильно подпортило впечатление о целом дне. Сейчас не особо тянуло думать даже о бале. А ведь Джинни хотела туда пойти и была очень рада, когда Дин ее пригласил. Конечно, у него не было выбора – они же встречаются. Но все равно была рада. А сейчас у нее и платье было хорошее, которое ей нравилось и настроение с самого утра. Но после такого завтрака все это казалось каким-то незначительным. Уизли следовало остыть, хотя она хотела отвоевать честь факультета. Ох как хотела, но не решилась. Гермиона будет явно недовольно и Рон, наверно, будет из-за этого злиться. Надо ей эти проблемы в такой день? И так их много.
Девушка подошла к столу и остановившись у своего места, решила немного очистить свою форму.  К сожалению и ей досталось от слизеринцев.
Limilo!- раздраженным голосом произнесла девушка, а потом уселась за стол и приступила к бесполезным раскопкам каши в тарелке. Там нет оторванной головы Нотта, а жаль. Очень жаль.
Постепенно Джинни приходила в себя и уже через минуту весело обсуждала с соседкой, чтобы они сделали со слизеринцами, если бы не вмешался их декан. Они уже перешили к тому месту, где зеленые ничего не умеют без своего смалистоволосого Снейпа, как над ней нависла злобная, рыжая туча, которая начала орать.  Джинни, естественно, подозревала, что брат на нее будет кричать. Он же  у нас староста да еще и ее брат. Он не сможет пропустить возможность покричать на нее. Но вот такого она от него не ожидала.
Джинни привстала из-за стола и уже набирала в груди в воздух, чтобы ответить брату как следует, но он продолжил раньше и то что Уизли услышала, застало ее  врасплох. Она то думала, что получает за сглаз на Нотта, а тут за какой-то поцелуй.
- Прости, Рон, ты сейчас на меня за какой именно сегодняшний поцелуй кричишь? За тот, что был у портрета или главного входа? – озлоблено и с легкой улыбкой произнесла Джинни, продолжая слушать раздраженные вопли Уизли-старшего. Это начинало ее раздражать. Какое он имеет право на нее орать. Да еще и за такое. Ну брат он и что с этого? Она же не пытается ему мозги вставить за то, что он плохо играет в квиддич. А тут он на весь зал на нее кричит.
- Как кто я себя веду? Потрогать меня может каждый? Да ты просто бесишься, что все вокруг по парам и счастливы. Все целуются , Рон, глаза разуй. Только ты не как все! – начала повышать голос Джинни. Она не боялась кричать на брата и на данный момент считала это вполне нормальным. Тут подошел Гарри и что-то сказал. Возможно, она бы ему улыбнулась или поприветствовала парня, но сейчас у нее было совсем другое состояние.  Джиневру раздражало то, что Рональд  пытается контролировать  ее жизнь да еще и вот так на весь зал.
- Бесит, что все с кем-то целовались?! У Гарри была Чанг. Даже Гермиона целовалась с Крамом! Ты же не думал, что они просто так на бал ходили вместе? Один ты не целованный! Раздражает это, правда? – более злобно и абсолютно безжалостно произнесла девушка, подступая к брату все ближе.  Не вовремя он решил показать братские права, которых, к слову, у него нет. Джинни ему никогда не разрешала себя отчитывать, с чего он подумал, что сейчас она отреагирует по хорошему. И вообще, он так думал? И чем он думал, если думал?

заклинание|Закрыть

Limilo - Очищающее заклинание (пятновыводитель).

Отредактировано Ginevra Weasley (2012-04-26 23:32:04)

+3

77

- Оооооххххх... Яд? А я разве не говорил, что мой дядя, который самых честных правил, готовил меня ко всему? Самое страшное, что у меня может быть от этого, - так это несварение желудка. - спокойно произнес Логан, стараясь привести мысли в порядок. Слишком много букв, слишком много постов, чужой выделенной речи, негатива, ненависти, зависти, ненужной информации, недопонимания и тому подобного - пожалейте бедного Логана Ходжеса. - Погоди-погоди-погоди, против галлюцинаций? О, нет... Кэп! Гейм-Бой! Надеюсь, оно имеет не постоянный эффект и его действие скоро пройдет? Мне приятно быть с моими галлюцинациями, даже если они и галлюцинации. И посторонние голоса в моей голове совсем не мешают.
Её взгляд послужил весьма подробным ответом и самый умный староста самого умного факультета поспешил заткнуться. Нет, все-таки его бредни должны оставаться в пределах его разума и не выплескиваться наружу в виде поджиренных черных слов, обозначающих прямую речь. А если подумать, то в последнее время он начал уделять Хелене все меньше внимания, особенно после того несчастного случая, что с ней произошел. А вель она тоже человек, тоже думает, переживает, любит... его. Нет, ему нужно что-то предпринять... и Бал, пожалуй, будет самым идеальным вариантом, благо он так и так идет на него с ней. Хотя ещё не предлагал Хэл этого.
- Вот повторюша-малфуша. - недовольно сказал когтевранец, услышав слова Малфоя. И как этот белобрысый парень смог услышать через целый стол гомонящих подростков сказанные обычным, негромким голосом слова? Стоит подивиться возможностям слуха Драко. - Белобрысый неоригинальный хорек.
Если честно, Ходжесу было плевать на баллы. Ну причислил, так за дело! Да и не своему факультету, заметьте, причислил, а Пуффендую и Гриффиндору. Вот они пускай и разбираются со Снеггом, а он будет в сторонке. Черт, да он просчитал даже то, о чем совершенно не подозревал.
-  Рон, мне показалось, или ты как-то громко разговариваешь? - не одному Гарри это показалось, ибо Логу, которому надо было отвлечься на какую-нибудь совершенно другую тему, тоже услышал повышенный голос своего гриффиндоского коллеги. - Обязательно устраивать разборки при...
- Кто-то здесь сказал "слизеринцы?" - дружески произнес когтевранец, оказываясь рядом с гриффиндорским столом. Неканон среди канонов, черт возьми. Будь Роулинг мертва, она бы вертелась в своем гробу. - Не думаю, что им сейчас до вас, вон, у Малфоя своя Санта-Барбара с Паркинсон и Гринграсс. И если он опять услышит мои слова, я ему дам в нос. - последнее предложение было произнесено шепотом. - А вообще, Рон, зря ты кипитишься, ведь это же Хогвартс! - когтевранец взмахнул руками. Надо было спасать самую младшую Уизли, а то предпоследний младший Уизли её растерзает. - Там целуются, тут целуются, везде целуются! С пятого по седьмой курсы здесь болеют любовной лихорадкой, ты об этом не знал? Хммммм... А ты вообще-то сам того... целовался? 

Отредактировано Logan Hodges (2012-04-27 17:04:14)

+2

78

Дамблдор наблюдал за всем происходящим поверх очков-половинок, горячо желая прекратить разыгравшееся меж обеденными столами безумие, но понимая, что его вмешательство помешает воплощению в жизнь планов. Чистые, ничем не прикрытые эмоции наполняли сейчас атмосферу Большого зала. Как удивительно, порой гнев вызывает в нас такие положительные порывы как жажда справедливости, вера в собственные силы и возможности, желание выявить правду. А порой – просто оголяет все наши истинные чувства, выставляя их напоказ, иногда даже против нашей воли. Чаще всего все это читается в глазах, сложнее – когда выражается поступками. Альбус временами ловил себя на мысли, что он искренне завидует юности и той самоуверенной бескомпромиссности, которой она может похвастаться. Как бы ему хотелось порой махнуть так же волшебной палочкой, выплеснуть бушевавшую в его душе бурю наружу, дать волю страху, боли и тревоге, любви, надежде и вере, дать им полностью охватить все его существо, снова побывать на пределе эмоций. Сто лет прошло с тех пор, как он в последний раз позволил себе подобное. За тем последовала неминуемая горькая расплата. Не было жалости по утрате тех времен, лишь иногда накатывала спокойная размеренная тоска. Но директор знал, что отдал бы все на свете, если бы мог повернуть время вспять и исправить роковую ошибку, знал и то, что невозможность сделать этого – его плата за ту самую бурю, что унесла с собой жизни самых близких для него людей. И сейчас, наблюдая великую силу человеческого потенциала в этих юных, полных жизни и света лицах, ныне искаженных гримасами злости и ненависти, Альбус думал о том, что вся эта истинность совершенно не стоит того, что приходит за ней. Ребята заступались за своих друзей, что, безусловно, похвально, особенно для студентов Слизерина, за собственную ущемленную гордость, но палка давно была перегнута. К давящей тревоге добавилась печаль. Эти злые жестокие времена докатились и до Хогвартса, и творят свой безрассудный хаос здесь и сейчас, в Большом зале, обычным, ничем не примечательным утром. В этом Волан-де Морт, несомненно, преуспел, необходимо отдать должное…
Северус с мрачным злобным видом шел по направлению к преподавательскому столу. За его спиной в просвете дверного проема Дамблдор увидел Гарри Поттера. В последнее время юноша выглядел все более и более удрученным, благо, хоть в случившемся сейчас на глазах у всей школы безобразии он не принимал участия, и без того у парня хватает головных болей.
- Звали, профессор? – тоном, как всегда ничего положительного не выражающим, спросил подошедший к столу Снейп.
- Доброе утро, Северус, - спокойно ответил Альбус, подняв глаза на профессора. – Не найдется ли у вас немного свободного времени, я хотел бы с вами побеседовать?
С этими словами директор поднялся из своего кресла и широкой поступью направился в сторону выхода из Большого зала.

> Кабинет директора Хогвартса Альбуса Дамблдора

+5

79

Панси прекрасно слышала то, что имели сказать обе нахалки с пятого курса. Она мрачно сверлила глазами Асторию в то время, как та комментировала поведение самой Панси.
Ну конечно, эта снулая рыбина считает, что Драко ею заинтересовался всерьез и из-за того, что она ведет себя как полудохлый гриндилоу... Ну уж нет. Рядом с Драко только одно место и оно принадлежит ей, Персефоне Паркинсон. И что бы там Астория себе не думала, так это и останется. 
В голове Панси немедленно созрел план: она должна как можно скорее убедить родителей, что она все же должна выйти замуж за Драко. Правда, тут возникли естественные препятствия технического порядка: как это сделать, она даже не представляла. Идею о том, чтобы сказать, что Драко ее обесчестил, Панси отвергла после некоторого размышления: Теренс Паркинсон вряд ли бы оставил подобное деяния младшего Малфоя без наказания, а овдоветь через пару минут после бракосочетания было слишком лихо даже для легкомысленной Персефоны. Слова о безграничной любви вряд ли произвели бы впечатление на родителей с обоих сторон. Итак, Персефона была в тупике и все пыталась придумать, как же решить возникшую проблему, но не могла. Зато она поняла точно, что ей нужно узнать, что обо всем этом думает сам Малфой.
Погрузившись в эти невеселые размышления, Панси даже не сразу поняла, что Аурелия обращается непосредственно к ней, да еще и с такими нахальными словами. От удивления она даже не сразу сообразила, что может просто-напросто заколдовать Аурелию, чтобы той неповадно было впредь лезть в дела старшекурсницы, но, как ни странно, ее удержал Малфой, который, видимо, в этом году решил побить все мыслимые рекорды толерантности, не ввязываясь ни в стычки с гриффиндорцами, ни во что либо столь же веселое. Панси сладко улыбнулась в лицо Аурелии, когда Драко довольно резко обратил внимание пятикурсницы на то, что она откровенно вмешивается не в свое дело, хотя и сама не ожидала, что Малфой внезапно решит вмешаться в девчачью ссору. Это ее даже немного приободрило, однако от слов Драко о невесте настроение снова упало и улыбка увяла: кто знает, сохранятся ли между ними хоть какие-то отношения, если Малфой узнает, что она больше не потенциальная миссис Малфой? Нельзя исключать то, что Драко может проводить с ней время только ввиду необходимости, а не по собственному желанию: эта мысль показалась Паркинсон ужасно неприятной, и она повернулась к Драко, намереваясь спросить ее об этом, но он ее опередил.
- Не благодари, я не хотел, чтобы ты продолжала вести себя как шут. Так что там с письмом? Это прозвучало тревожно, Паркс. Плохие вести из дома? - его голос звучит обеспокоенно, и Панси даже спускает ему шпильку о шутовстве. она смотрит ему в глаза и высвобождает руку из его хватки, чтобы дотронуться до его холодной ладони.
- Я не знаю, что об этом думаешь ты, но для меня это неприятная новость, - проговорила она, пытаясь сохранять самообладание, чтобы не сорваться в злые слезы обиды или не начать обвинять его в этом несчастии. - Помолвка не состоится на Рождество... Скорее всего, вообще не состоится.
От того, что она озвучила эти страшные новости, ей стало еще больнее. Панси опустила глаза и уставилась на салфетки на столе. чтобы не встречаться взглядом с Драко.
- Хочу, чтобы ты знал: я узнала об этом только что и не согласна с этим, Драко, - совсем тихо произнесла Паркинсон, не зная, как вообще Малфой отреагирует на это. Вокруг был полный бедлам, что-то орали друг другу Уизли, даже Поттер приковылял на завтрак, но Панси почти впервые в жизни мало интересовало происходящее вокруг.

+3

80

Рональд воздевал к потолку руки и даже не заметил подошедшего Гарри.
- Рон, мне показалось, или ты как-то громко разговариваешь? Обязательно устраивать разборки при профессорах, среди которых Снейп, и слизеринцах, которым только дай повод поиздеваться?
- Гарри, - нервно повернулся Уизли к другу, - как ты не понимаешь? Моя сестра ведет себя хуже любой слизеринки! Да наплевать мне, что они подумают: что бы они не подумали, вряд ли это хуже правды! Она целуется с парнями на глазах у всего Хогвартса, а ты осуждаешь меня за громкий голос! Что с тобой вообще такое?!!
Тут отмерла и ошеломленная Джинни, и Рональд мгновенно рассердился еще сильнее, хотя десять минут назад он был уверен, что достиг критической отметки.
- Прости, Рон, ты сейчас на меня за какой именно сегодняшний поцелуй кричишь? За тот, что был у портрета или главного входа? Как кто я себя веду? Потрогать меня может каждый? Да ты просто бесишься, что все вокруг по парам и счастливы. Все целуются , Рон, глаза разуй. Только ты не как все! - Джинни показалсь бы сейчас любому воплощенной богиней мщения, целившейся в самые болезненные места и ударявшей точно в яблочко. Каждое ее слово казалось отравленной стрелой в беззащитную ронову спину.
От легкой улыбки сестры у Рона едва не случилась икота. Он покраснел еще сильнее и сжал кулаки. Появись сейчас тут Томас, прибавилось бы пациентов Помфри. Но Джинни тоже продемонстрировала темперамент настоящей Уизли: постепенно повышая громкость голоса, она наступала на брата, жаля его колкими фразами. В какой-то момент, когда она упомянула Гарри и Чжоу, Рон смог выдавить смешок, потому что не желал признаться, как сильно завидовал другу из-за этого, но следующие фразы сестры оказались роковыми.
- Даже Гермиона целовалась с Крамом! Ты же не думал, что они просто так на бал ходили вместе? Один ты не целованный! Раздражает это, правда?
Гермиона и Виктор Крам? Гермиона целовалась с Крамом? Два года назад? И продолжает с ним переписываться? У них там что, дистанционный роман?
Волна возмущения, гнева и обиды затопила Рона и он даже не стал погружаться в поиски причины этих сложных чувств. злость на Джинни, которую он лелеял каждую минуту с того момента, как Лаванда обронила свою неосторожную фразу, внезапно почти угасла, заменившись ужасным раздражением из-за поведения подруги, но Рон был бы не Роном, если бы так просто замолчал.
- О, заткнись, Логан, - он кинул самый убийственный взгляд из своего арсенала в сторону Ходжеса, который решил вступиться за Джинни, и снова уставился на сестру.
- Да какое мне дело, чем там Гермиона занималась с этим идиотским Крамом? Но ты моя сестра и не имеешь права так себя вести! Ты позоришься сама и позоришь меня своим поведением!
Возможно, если бы Рон смог остановиться и подумать, что Джинни права и он просто завидует, а потом остановиться снова и подумать, почему он так злится из-за обнаруженного факта поцелув Гермионы с Крамом на четвертом курсе, история могла бы пойти по совсем другому пути, но рональд Уизли никогда не мог вовремя остановиться, не сделал он этого и сейчас.
- Я запрещаю тебе целоваться с Дином как старший брат, и ты обязана меня послушать! - заорал он, вкладывая в эти слова всю свою злость на Грейнджер.

+6

81

>>>>Из гостиной Гриффиндора

Лаванда выбежала из гостиной, в поисках Рона. Но коридор был абсолютно пуст. Никого не было в это время. Конечно, сейчас же время завтрака. Лав достала из кармана часы, и посмотрев на время, утвердительно кивнула. Значит, мне стоит поспешить, если его пылкая натура не наделала кучу ошибок и ушла дальше громить все вокруг? Ох, Рон... Какой ты вспыльчивый... И одновременно милый..
Вздохнув, Браун уже подходила к дверям Большого зала, как из-за дверей послышался шум и крики. Блондинка чуть притормозила, увидел, что оттуда выбегают две слизеринки. Ну, надо же. Лучше бы оттуда выбежала толпа всех слизеринцев. Ухмыляясь, Лаванда прошла мимо, гордо задрав голову и заходя вовнутрь. Сейчас нужно выцепить Рона, и поговорить. И...ммм.. что-то я... Мерлин...
Оценивающе осмотрев зал, Браун слегка офигела. Все как сошли с ума: ругаются, кидаются заклятиями и ссорятся. Рон как раз стоял в окружении Гарри и Джинни, явно споря. И кто просил меня влезать? Покачав головой, Лаванда осторожно протиснулась между учениками, подходя к этой троице.
- Всем доброе утро..
Гриффиндорка как можно равнодушнее проговорила, покосившись на Рона и улыбаясь краешком губ. Мысленно, ей хотелось поддержать парня, ведь редко когда можно встретить такую заботу, главное, не перегнуть палку.
Что несет этот...выскочка? По крайней мере, такие вопросы не этичны.
- Просто не обращай внимания. Пусть говорит, что хочет. - Лаванда тихо проговорила, коснувшись плеча однокурсника. Вообще, все было странно. Но если она сейчас встрянет, то привлечет много не нужного внимания, и потолок рухнет на пол.

+1

82

офф. Ну, как вы, так и я. Меня вот тоже содержание некоторых постов зацепило. Так что держитесь.

Хелена часто дышала, пытаясь прийти в чувство. Уж слишком сильно она бурно реагировала на происходящее. Если ей еще кто-то что-то скажет, она его убьет. На глазах у всех. Не стесняясь преподавателей. А нечего меня доводить!
- Нет, определенно, этой девушке стоит обратиться к колдомедику. Чувство страха пропало напрочь!
- Зато ты слишком смелая. Тебя не посещало чувство, что ты всегда оказываешься не в том месте, а? Особенно, если вспомнить твои пристрастия... Готова расшибиться в лепешку, лишь бы защитить моего убийцу.. Ой, пардон, ты же думаешь только о себе! Тебе плевать на других. Да покарает тебя Мерлин, Гринграсс!
Девушка громко выкрикнула, презрительно смотря на слизеринку, сжимая и разжимая кулаки. Нет, ну надо же! Не стыда не совести!
- А теперь слушай меня внимательно, барсучиха недоделанная, либо ты сейчас закг’ываешь свой очаг’овательный рр’отиг, или я сделаю так, что не ты, ни этот… твой очаг’овательный дг’уг завтра не пг’оснутся. Тебе все ясно, Vous êtes un immonde, répugnant, pathétique, Demi-un parvenu! Barsuchiha! Bon Appétit!
Вот бл*дь!
- Ах ты, мерзавка! Куда пошла? А ну, стой! - Кажется, терпение Хэл сошло на нет, и она побежала за вейлоподобной сукой. - Ты, грязная полукровка! Ты даже не человек, мразь! Как ты смеешь меня оскорблять в том, в чем ты даже не лучше тебя? Ты не смеешь мне угрожать. Никто не смеет мне угрожать. Никогда. И ты... Не исключение. - Хелен вздернула носик, и толкнула Рувье к стене, наставляя на нее палочку, надавливая на горло. Николсон продвинулась к ней ближе, как та несколько мгновений назад. - Чтоб ты сдохла, тварь. Упаси боже тебе что-то сделать со мной, или с...Логаном, - девушка с нажимом проговорила имя парня, обернувшись на него, и снова перевела взгляд на змейку. - Я уничтожу тебя. И зелья у меня получаются намного лучше. Только, вдруг, я "нечаянно" ошибусь с составом, и твой дрожащий декан не сможет приготовить противоядие... И ты сдохнешь, медленно и мучительно.
Только, если вдруг ты останешься жива, я тебе дам поблажку. Убей лучше меня. Не хочу мучиться и оставаться в этом дурдоме. А справедливости, от вас, змей, не дождешься.

Произнеся пафосную речь, Хэл отпустила палочку, а потом снова развернулась к Рувье, отвешивая той оплеуху.
- Свободна. Пока я не наложила на тебя Аваду Кедавру.
Встряхнув волосами, девушка прошла за стол самого тихого факультета в этой потасовке, чтобы забрать сумку и уйти. Но, не тут-то было.
- Погоди-погоди-погоди, против галлюцинаций? О, нет... Кэп! Гейм-Бой! Надеюсь, оно имеет не постоянный эффект и его действие скоро пройдет? Мне приятно быть с моими галлюцинациями, даже если они и галлюцинации. И посторонние голоса в моей голове совсем не мешают.
- Нуу... Тебя никто не заставлял его пить. - Хэл немного равнодушно проговорила, наливая в другую чашку чая, и делая пару глотков. Но заявление Логана заставило понервничать девушку. - Эм... Логан...
Хелен положила руку Ходжесу на плечо, заглядывая в его глаза.
- Может, тебе надо что-то делать с...этим?
Николсон пожала плечами, забрала сумку, повесив себе на плечо, но в игру вступил Рон, который ругался с Джинни. И почему всем все интересно так?
- Ходжес, прекрати. Не видишь что ли, что парню об этом говорить не уместно. Попсихует и успокоится.

0

83

...
   Держась за руку с Паркинсон, Малфой чувствует себя идиотом-третьекурсником, но вид у Панси такой, будто она только что похоронила всю семью вместе с ним самим, поэтому он молчит и даже обхватывает ее пальцы и слегка сжимает. Она опускает голову и вообще вся такая странная - непохожая на себя вообще.
   Ее слова в общем-то не сильно его расстраивают. О будущем он не думает уже довольно давно, и да, их помолвка в последнее время ему действительно мешала, потому что внимания невесте требовалось много. Очень много. Больше, чем он готов был уделять. Но все же это изменения, а Малфой не любит неожиданных изменений. Более того, он чувствует себя отвергнутым, и это нелепое чувство неприятно, потому что не вписывается в привычный мир.
   Да, именно так. Паркинсон стала привычной, он знает ее всю жизнь и знает, чего от нее ждать по большому счету. А теперь в его жизни появится огромный вопросительный знак. Правда, есть и хорошая новость - до свадьбы он может не дожить.
   Малфой улыбается Паркинсон и обнимает ее за плечи:
    - Не могу сказать, что эта новость меня радует. Но и драматизируешь ты излишне.
   Паркинсон поднимает голову и он видит, что это была неправильная фраза. Он возвращается к своей тарелке и так же тихо говорит:
    - Успокойся. Я напишу отцу. Если это возможно, то постараюсь повлиять на ситуацию. Но мне нужны подробности, чтобы сделать хоть что-то. Например, причина.
   Договаривая фразу, он уже знает причину - ну или ему кажется, что знает. Видимо, мистер Паркинсон посчитал, что Люциус Малфой больше не является желанным партнером в долговременных проектах. И это чертовски неприятно. Так неприятно, что Драко даже игнорирует разборки у стола Гриффиндора, не имея никакого желания узнавать, из-за чего орут рыжие.
   Паркинсон пожимает плечами и это тоже понятно - вряд ли ей кто-то что-то объяснял. Поставили перед фактом, как это произошло и по поводу ожидаемой помолвки, да и все. А теперь вот дали задний ход. Малфой с интересом думает, а не написала ли ему Нарцисса хоть пару слов об этом, и, кивнув Панси, достает из кармана мантии письмо.
   Почерк у Нарциссы летящий, изящный, и он быстро пробегает глазами строки на пергаменте.
   Мать выражает приличествующее случаю сожаление о проишедшем с девчонкой Николсон и вполне ожидаемую от Нарциссы Малфой тревогу по поводу того, что Хогвартс не может обеспечить безопасность учеников. Вполне ожидаемо она соообщает, что полна негодования по этому поводу и примет меры, чтобы в Министерстве обратили внимания на это вопиющий случай халатности, однако Драко точно знает, что все это ложь. Однако про помолвку нет ни слова, и Малфой думает, что Нарцисса не знает о произошедших в жизни сына изменениях. Он пока и не уверен, что хочет посвящать ее в это, проблема-то вроде несущественная, да и неактуальная.
   Он еще раз прочитывает письмо из дома - ничего нового,  лишь вскользь упоминается, что неделя выдалась совершенно спокойной и никто не прерывал занятий миссис Малфой неожиданными визитами. Драко истолковывает это так, что никто из Аврората не подозревает мать в связи с событиями в Хогсмиде, и это лучшая новость за неделю. У него тоже все в порядке, так что это сошло им с рук.
   Малфой убирает письмо в карман и наклоняется к Панси, отпивая сок:
    - Нарцисса ничего не пишет о помолвке. Думаю, мои родители еще не в курсе, как это не безумно звучит.

+3

84

Джинни злилась. С каждым сказанным словом Рона она все больше хотела ему влепить оплеуху. Ее глубоко возмущает такое поведение ее брата. Уизли еще никогда не хотела так сильно что-то ему сделать. И сделать так, чтобы он потом месяц не вылезал из больничного крыла. Ее личная жизнь – это ее личная жизнь и никто, тем более Рон не имеет права лезть в ее пространство.
К тому же ей очень обидно, что Рональд с такой злость и даже ненавистью на нее кричит. То что она делала не заслуживает таких гнусных слов да еще и от родного брата. Это сильно ее задевает, но она все равно держится ровно и наступает на брата.
- Я позорю тебя?! Ты думаешь, я не видела, как ты красуешься перед мадам Размертой!? Надеешься, что она тебя поцелует?! Пошел бы и научился целоваться, чтоб завидно не было! Или тебя уже научила этому тетушка Мюриэль!? – окончательно вышла из себя Джинни и даже достала палочку из мантии. Сейчас она не побоится воспользоваться магией и наслать на Рона хотя бы сглаз, чтобы знал, что не стоит к ней лезть.
Джинни всегда раздражали его повадки. Рону всегда не нравилось ее поведение, и она всегда из-за этого ныл и жаловался. Такое впечатление, что это он сестра в их семье, а не она. Сейчас она даже пожалела, что помогла попасть ему в команду, а ведь это было для него так важно. Она хотела ему помочь. Но Рональд никогда в это не поверит. Она слишком самовлюбленный, чтобы принять подобные вещи. Она же превосходный Рональд и не может быть посмешищем в глазах других.
А еще Джинни злило то, что все вокруг пялились, делая вид, что не обращают внимания или лезут в их беседу. Логан Ходженс решил вставить несколько реплик, которые ничему не помогли,  а только больше разозлили.
Но все же больше всего ей было обидно, что Рон вот так с ней при всех. Да даже если бы и  лично ей все высказал – неприятно такое выслушивать от родного брата. Джинни крепко сжимала палочку и наставила ее на Рональда. Она была обижена и зла на него. Она ее брат, она рядом с ним росла и он был с ней дольше остальных братьев, но его отношение приводило ее в бешенство и лишали любого ощущения реальности и того, как следует сделать.
- Не смей мне запрещать делать что либо!  Я сама решу и без твоей помощи!  Это тебе лучше перестать прятать фото тетушки Мюриэль под подушкой и пойти научится целоваться! Тогда это не будет для тебя таким гадким, потому что ты этого не умеешь! – озлобленно бросила Джинни в адрес  брата. Она еле сдерживала слезы от обиды и злости. Она не ожидала ничего подобного от Рональда. А сейчас он так яро высказывает ей все это, и даже не подумав о том, что она его сестра, девушка и принимает все не так как он.
Она отправляет в него заклинание, но почему-то промахивается, а потом убегает в сторону двери. У нее нет желания продолжать эту ссору, и она не перестанет встречаться с Дином.

----------> Спальня для девочек

+6

85

Когда Джинни достала палочку, Рон не медлили ни минуты со своей, не веря, что сестра нашлет на него заклинание.
- Я умею целоваться! - заорал Рон, выдерживая тон сестры. - Я умею, но я - старший, я мужчина! А тебе я запрещаю, слышишь? И я смею запрещать тебе, потому что я твой брат и ты должна меня слушаться!
Вспышка заклинания вырвалась из палочки Джинни и пронеслась слишком близко от него, задев колебаниями воздуха кожу щеки. Она попыталась заколдовать его! Мерлин, она попыталась наложить на него какой-нибудь свой Летучемышиный сглаз!
Рон даже не успел выставить щитовые чары, и целься Джинни чуть лучше (или желай она его заколдовать на самом деле), то все кончилось бы совсем по другому, а так он только гневно опускает палочку и кричит ей в след:
- Я запрещаю тебе целоваться с мальчиками!!!
Сестра уже выбежала за дверь Большого Зала и Рон начинает приходить в себя. Он прячет палочку в карман и садится на свое место за столом Гриффиндора. Оглядывается на Лаванду и кивает ей, благодаря за поддержку.
- Но ведь она позорит меня! - уверенно говорит он, встретив взгляд Гарри. Судя по тому, как старательно скрывает усмешку Финниган, это так.
- А с Дином я еще поговорю. По своему, - добавляет Рон кровожадно и от Симуса теперь определенно слышатся смешки.
Уизли накладывает на тарелку побольще еды, до которой может дотянуться, чтобы заесть неприятное чувство внутри, которое образовалось при известии, что Гермиона целовалась с Виктором Крамом, и с наигранным энтузиазмом спрашивает, что здесь произошло. Через минуту его энтузиазм уже перестает быть наигранным и он иногда перестает жевать, слушая, как Невилл и Джинни раобрались со Слизерином. Против воли, он чувствует гордость за сестру, и если бы он не был так зол, то непременно сказал бы ей после, что она крутая, но сейчас он может только ободряюще похлопать Невилла по плечу и несколько раз бросить угрожающие взгляды на стол серебристо-зеленых, все равно кому именно.
Пока он обсуждает подробности состоявшегося мини-сражения, Уизли несколько раз громко хохочет над особо удачными моментами и порывается сказать, что уж он бы в этом деле показал слизеринцам, где гриндилоу зимуют, но его особо никто и не слушает.
За болтовней Рон почти отвлекается от своей основной задачи, от завтрака, и когда на стол перед ним опускается листок с приглашением в кабинет директора, гриффиндорец уже совсем не рад тому, что он староста.
Особенно плохо, что Гермионы нигде нет, и отдуваться придется ему самому.
Рон поспешно засовывает в рот побольше сэндвича так, что едва может откусить кусок, и встает из-за стола, поднимая пергамент.
- Ну я фофол, нафо фнать, фто ефе прифумал эфоф фофземельный уфас, - говорит Уизли. Он колеблется, не сказать ли. чтобы ребята нашли Гермиону и передали ей распоряжение профессоров, но злость и обида все еще очень сильны, поэтому он решает продемонстрировать подруге, что и сам прекрасно со всем справится, пока она целуется с болгарами или занимается еще чем-то подобным. Поэтому он машет Гарри и направляется из Большого Зала.

--- Кабинет директора

Отредактировано Ronald Weasley (2012-05-04 11:23:24)

+4

86

Она сказала - а потолок Большого Зала по прежнему на месте. И даже Драко на месте. Он не вырывает руку и не сбегает, пользуясь таким потрясающим поводом как несостоявшаяся помолвка, и Панси опускает ресницы, чтобы не выдать мгновенно вспыхнувший счастьем взгляд: значит ли поведение Драко, что он влюблен в нее? Очень вероятно. По крайней мере, совершенно точно, что он не в восторге от полученной информации и не хочет бросить ее немедленно, а это уже кое что в их ситуации.
- Не могу сказать, что эта новость меня радует. Но и драматизируешь ты излишне, - спокойный голос Драко кажется Панси полным скрытого издевательства, и она резко поднимает голову, чтобы увидеть злую насмешку на лице Малфоя. Насмешки, впрочем, нет, но легче не становится. Она слишком драматизирует? Да как он может так говорить! Она мечтала об этом с десяти лет, делала все, чтобы понравится ему, изменилась внутри и снаружи, старалась всегда быть образцом для подражания и в тоже время живой и интересной, и вот все, что он может сказать - что она излишне драматизирует?
Чертов Драко Малфой не умеет мечтать и у него никогда не отбирали мечту!
- Успокойся. Я напишу отцу. Если это возможно, то постараюсь повлиять на ситуацию. Но мне нужны подробности, чтобы сделать хоть что-то. Например, причина, - успокаивающе произносит Драко, замечая что-то в лице или взгляде Панси.
Она старается улыбнуться и на миг у нее получается поднять уголки губ в лишенной жизни улыбке. Пожимает плечами, потому что понятия не имеет, что могло заставить Теренса и Элоизу отказаться от идеи породниться с Малфоями. Разве не об этом мечтали они все трое: отец, мать и сама Панси последние несколько лет?
Панси задумчиво чертит невнятные узоры вилкой в луже джема на своей тарелке, отодвигая в сторону попадающиеся идеальными кубиками нарезанные кусочки тоста. Это аллюзия на ее жизнь: крошечные островки идеальности в тягучей сладкой луже. Что она может? Ничего. Чего она хочет? Столь многого.
- Нарцисса ничего не пишет о помолвке. Думаю, мои родители еще не в курсе, как это не безумно звучит.
Она задумалась и не заметила, как Драко уже дочитал письмо и теперь наклонился к ней, чтобы не афишировать тему разговора. От его слов становится легче. Может быть, все это просто глупое недоразумение?
Ага, а у твоих родителей есть еще одна дочь Персефона, которая собиралась стать невестой Драко Малфоя, - язвительно говорит ей внутренний голос.
Но как бы то ни было, Драко сказал ей, что он постарается что-то сделать. Повлиять на ситуацию, да? Она верит ему, да она всю свою жизнь ему верила, даже в семь, когда он сказал, что в фонтане в парке Малфой-мэнора живут добрые русалки и уговорил ее залезть в огромную мраморную чашу и вымокнуть всю с ног до головы под серебристыми холодными струями. Она потом проболела неделю, но все равно верила каждому письму, в котором он обещал навестить ее завтра. Надо ли говорить, что не навестил ни разу?
- Хорошо, - покорно говорит Панси непонятно к чему, а потом тянется к Драко, преодолевая тот десяток дюймов, что есть между их лицами, и коротко целует его в губы, не закрывая глаз и тут же отстраняясь.
Он хмурится, он не любит публичных проявлений чувств, но перед ними уже лежат два одинаковых пергамента с их именами, поэтому эта выходка Панси остается безнаказанной, пока безнаказанной.
Она допивает сок и встает, делая вид, что все в полном порядке.
- Пошли, очень интересно, что потребовало нашего присутствия, - она кивает головой в сторону столов других факультетов, где остальные старосты также рассматривают пергамент и заканчивают завтракать.
Малфой тоже встает и они уверенно пересекают Большой Зал и выходят в массивные старинные двери.

Кабинет директора Хогвартса Альбуса Дамблдора <

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-05-04 12:09:29)

+2

87

- Пфффф.... - пфыкнул Логан, понимая, что опять он не к месту влез. Вообще зря влез. Почему он всегда лезет в чужие дела? Почему? Почему? Почему? Почему у него возникают такие поганые чувства, когда его мнение не учитывается? Черт... Долбанный Мэри-Сьюзм, нужно понять, что вокруг тебя, Логан Дэриан Ходжес-младший, мир не крутится. Однако ты все равно самый умный...
- Может, тебе надо что-то делать с... этим? - он взглянул в её глаза. Тревога и непонимание плескались в них. Да уж, оно и понятно, когтевранец сам себя всем этим пугает. Но в то же время в этом было что-то манящее, очаровательное...
- Просто не обращай внимания на это. Я могу предположить, что у меня в мозгу опухоль, которая вызывает во мне все это безумие. Но безумие - это синоним гениальности, как говорил один очень живучий парень, а с опухолями живут несколько десятков лет. - Логан пригладил её встрепанные волосы. Надо же, она ещё более очаровательна, когда разъярена. - Надо же, ты ещё более очаровательна, когда разъярена. Похоже, слизеринцы тебя сильно задели. Гринграсс и эта француженка, йеп?
Хммм... Он слышал их слова, похоже, сверхслух Малфоя передался и ему. Но почему-то только сейчас понял их смысл. Серьезные угрозы с их стороны, просто так такими словами не пускают на ветер. Как там советовал его любимый крестный отец, мистер (для Ходжеса - дядя) Натаниэль Чарльз Купер, майор спецназа Её Величества? Промолчи и не реагируй, а потом ночью снайперка поможет тебе... Так, вот только слизеринцы находятся в подземелье, а не в башнях, как нормальные люди навроде Когтеврана или Гриффиндора. Значит, нужно выманить Гринграсс и Рувье погулять около Запретного Леса, два выстрела... Нужно отправить дяде сову с просьбой прислать AW, затем найти подходящее местечко и придумать, как подложить Малфою оружие.
- Не обращай внимания на них. Глупые слизеринские пятикурсницы сами не знают, что болтают. А если что, то не проснутся они. - они переместились обратно к столу Когтеврана и теперь он поглощал сок. Ананасовый, если вам интересно. - Кстати, она назвала меня очаровательным, ха? Упс, старост зовут к директору! Надеюсь, ничего серьезного и это не будет касаться Бала.

-----------> Кабинет директора

+1

88

Подперев щеку Луна казалось уже вечность наблюдала за тем, что происходит в Большом зале. Ни капельки не понимая что и зачем тут происходит. Но ей было больно и грустно все видеть. Почему завязалась все это странное и непонятное? Все хорошо кончится? И не заметила первопричины ссоры. Она же смотрела на далекое-далекое в высоте волшебного потолка окно и грустно улыбалась полностью в своих мыслях о добрых и счастливых, о снах и яви, о жизни, смерти, об одиночестве, друзьях, семье и доме, который далеко, да обо всем. А потом раз, и увидела что некоторые студенты не совсем завтракают. И там были ее любимые друзья. Но не стала подходить, вмешиваться, что-то предпринимать. Ей бы и не хватило сейчас жизни в себе, чтобы что-то сделать, да и кому она нужна... Чувство собственной ничтожности и незначимости появились как ниоткуда из просто ощущения себя в себе. Нет, она знала, что ее друзья ее любят и даже может ценят, ведь битва в Министерстве магии так их сплотила. Но что она может... Бессильно опустившиеся руки на стол. Сказать что мозгошмыги виноваты, а они на самом деле не хотят всего этого говорить и делать? Что их боль отзывается злостью на других? Что все плохо, на что посмотреть с ненавистью? Что Солнце сегодня в опасной близости к Меркурию,  и что это может вызвать раздоры на пустом месте? (Прочитав все что полагалось по прорицанию Луна кое-что запомнила и теперь постоянно из любознательности проверяла на практике.) Даже то, что друзья и... не совсем друзья, но возможные друзья (так хотелось в это верить) сейчас обсуждали, обсуждали довольно громко и кажется с уже применением заклинаний (Луна не видела, все видя как сквозь мутное стекло или калейдоскоп, который показывал все и сразу, но в причудливых вариациях) ей было непонятно. Она не специально не замечала. Это ее секрет. Что она мечтала хотя бы день все видеть как нормальные люди. Все замечая и оценивая правильно. Так как оно и есть. Но как оно есть? Непонятно... Но что сейчас происходит, в эти секунды, что делать с этим? Ничего не понимала. Все смешалось, спуталось, запуталось, пе-ре-ме-ша-ло-сь... Зачем они и что? А она зачем? Сражаться против Пожирателей - это одно. Они хотят убить тебя и ты это вроде видишь. Надо защищаться и защищать. А тут... Все же свои. Такие же как она и ее друзья. Все четыре факультета сошлись и разрушали всю хрупкую гармонию бытия сегодня. А Лавгуд так хотелось хоть чего-то постоянного и сильного, что не проведет ее за нос безумно. Но безумие пряталось везде, даже в заплатке на пятке носка, в его странных собственноручных швах.
   Наверное Волшебная Шляпа сейчас спела бы отличную вдохновенную песню о единстве, увидев на таком отличном примере, совсем не единство между всеми. Хотелось бы подойти, улыбнуться, положить кому-нибудь руку на плечо и чтобы все забылось. Чтобы все улыбнулись. Но нет. Ее не услышат, кажется... И скажи она громче... Она никогда не повышала голос, просто не смогла бы, наверное. Никогда не злилась, что всегда дает силу голосу...
   Нет. Она злилась. Очень-очень давно. И это то, что она никому рассказывать не будет. Но с тех пор она больше не умеет злиться. Все ушло и она больше не умеет. Возможно, когда-нибудь, когда ее помощь понадобиться не только растерянной помощью, а и тем, что дает только гнев.
   Луне Лавгуд было очень грустно. Смертельно грустно. Невозможно грустно. На твоем сердце темная туча, на душе черная подушка не дающая дышать, на мыслях слой старой затхлой пыли, не дающей отыскать нужное и положить чистое новое не испачкав и не утопив в этой серой смерти. Ты не видишь света, не слышишь добрых слов и чувств окружающих людей. Видишь только что-то нехорошее, непонятное. В себе видишь нехорошее еще больше, а через это весь мир серым, черным и забрызганным злом. А жизнь не останавливается никогда, чтобы там у тебя не творилось на душе и в твоей личной жизни.
   Профессора поспешили на разрешение ситуации с ребятами. В лице профессора Снейпа, которого за всех профессоров хватало.
   Как же ей было плохо... Голова закружилась. Луна даже не могла рисовать последнее время. А рисовать она могла всегда. Просто берешь в руки карандаш или тонкое перо, тихонько макаешь его в чернильницу и легкой плавью ведешь по бумаге... И мир перестает существовать. Все твои мысли и боль уходят, прячутся, разрешаются сами собой... И не важно какой будет результат. Позже ты посмотришь на это и вспомнишь все. Все до каждой черточки и что думала в тот момент. Что вложила, какой страх спрятала в той линии, какую боль зачеркнула той штриховкой. Страшно. Очень страшно, когда ты теряешь эту способность быть и любить. Когда даже письмо от самого родного человека не отзывается в тебе фонтанирующей радостью, даже улыбкой. Все твои улыбки фальшивые, как ты не хочешь иначе. Окружающие не замечают, они привыкли к тебе и твоей лавгудовской улыбке, к светлой косичке перекинутой через бок. Все привычно и хорошо. Сегодня у Лавгуд не было косички. Она распустила волосы и спряталась за ними, не видя что творится с боку от нее. Да и не особенно видя то, что творится впереди ее, там где разворачивались столь печальные для нее, потому что там были ее друзья, важные ей очень люди, а она не могла помочь, не имела этих сил, события. Услышь Луна про отмену бала она бы скорее сейчас обрадовалась и улыбнулась. Но он же будет. А она все равно пойдет. Она же все равно пойдет... Но ей было как-то нехорошо. Что-то недоброе жило у нее на душе и все что связано с этим балом причиняло лишь боль другим. И сегодня она отчетливо это видела. Ящик открыт, пути назад нет. Все действующие лица на поле, ход делают белые. Ход всегда делают белые. Своим отвратительным-прекрасным добром они порождают зло, с которым ему просто необходимо бороться, чтобы быть добром. А иначе какое оно добро. Добру надо чтобы кому-то, где-то  было плохо. Очень надо. Оно питается от этого. Луне совсем стало плохо, она ссутулившись спрятала лицо в ладонях надеясь что эти мысли скоро ее покинут и уже не вернуться вновь. Этого нет, этого нет, этого нет, - повторяла про себя маленькая Луна, чувствую себя подвешенной в пространстве, где только тьма и пауки плетут серебристую паутинку ей на платье... Сказки на ночь... Маггловские-волшебные сказки. Дюймовочка. Ксенофилиус называл ее Дюймовочкой. Они читали ей эту сказку в детстве. Луна потеряла возможность дышать. И медленно, отняла руки от лица. Сухие ладошки сцепились друг о друга на столе и девочка совсем забылась. Никто ничего не замечал, впрочем Луна не так уже необычно выглядела с остекленевшим взглядом вникуда. Но разворачивающаяся трагедия "Будет бал или нет" привлекла внимание уже всех кажется учеников без исключения. Ведь все подумали, а вдруг это и нас как-то коснется? Такой мир, все неразрывно, пока мы верим в это. Луна потеряла эту связь сейчас. - А мама будет феей... Тебе нравится эта сказка, Луна? - Да, папочка, очень, но мне так жалко Золушку, что она так трудится, а сестры такие злые... Почему они такие?.. Им жалко что она поедет с ними на бал? Почему, мамочка? Они поймут ее в конце?
   Этого нет, этого нет, этого нет! Луна резко встала и забыв сумку вышла из Зала. Она не раз ее забывала, не страшно. На подсознании всегда знала, что вернется и она будет на том же месте под столом, куда ее кинула. Никто не заметит, не поднимет, не принесет. Луна ловко ее задвигала под лавочку. И забывала сама. Но теперь ее вела отнюдь не просто забывчивость. Ей было все равно. Ей было намерено все равно. Совсем все равно так, чтобы стало больно и еще более жалко. Чтобы это чувство жалости задвинуло то, о чем она больше не могла думать. Просто не могла, чтобы не сойти с ума.

Ушла бесцельно и грустно улыбаясь бродить по коридорам.

+3

89

Ссора в Большом зале как-то странно влияла на трапезу, и чем громче шел спор, тем интересней становилось Лаванде. А ведь девушка уже успела протиснуться за стол, и взять с вазы яблоко. Почему-то именно в этот момент ей хотелось грызть этот фрукт, чтобы до неприличия раздавался хруст поедания.
Нет, ну вот что они друг друга пилят да пилят? Две старые бабки, которые не поделили мандрагору! А Джинни тоже хороша! Ну, как же… У нее же такой брат, что прямо ух….  Кажется, мысли Лаванды потеряли связную речь, после того, как она подумала о рыжем пареньке. Уизли-младшей же так повезло, а она недовольна. Конечно, ей же проще наблюдать за своим драгоценным Гарри Поттером, а брат так… примазался будто… Не справедливо… Будь бы у меня такой брат, я бы его слушала еще лучше, чем профессора Трелони, и бегала бы за ним быстрее молнии.
Браун томно вздыхает, не отводя взгляда от Рона, и от рассеянности хлопает ресницами, пытаясь отвлечься от шевелюры старосты, даже не заметив того, как яблоко падает из ее рук, а она сама кулачком стучит по столу.
- Ну да, конечно! Вот еще!
Ничего не значащая фраза для Лаванды, полностью отрезвляет ее сознание. На щеках блондинки играет румянец, но она старается делать вид, что ничего подозрительного не произошло. Но на самом же деле хочется смеяться в голос, потому что Лаванде не хочется, чтобы хоть кто-то узнал о ее маленькой тайне. Хотя, это еще с какого ракурса на это посмотреть.. Блондинка сдавленно бормочет о том, что это все-таки из-за волнующего Бала, который будет вне стенах школы, а это значит, что...свобода опьяняет.
Лаванда успокаивает в себе нервную дрожь, и когда все успокаиваются, девушка может с облегчением вздохнуть. Но, по-человечески это делать не получается. Ее тревожит мысль о том, что Гермиона ближе к Рону, а это значит, что придется либо идти на попятную, либо действовать..
Браун хмыкает и подымается со своего места, идя на выход из Большого зала. Есть определенно не хотелось, нужно многое было обдумать.

=====) Неизвестное направление

Отредактировано Lavender Brown (2012-05-05 12:18:29)

+1

90

Хелена все еще пыхтела, не желая мириться с тем, что ее могли так задеть чьи-то слова. Да еще и кого? Двух мелких слизеринок! Да чтобы им пусто было!
Девушка перевела взгляд на Логана, пытаясь отвлечься на него. Я все думала, что же это с ним происходит... Почему он так.. Почему он спокойно так говорит, будто это обычная царапинка, при которой говорят "ничего, до свадьбы до живет". Ну а это.. Хэл сдавленно всхлипывает, инстинктивно протягивая свою руку к парню, чтобы хоть как-то подбодрить.
То, что сейчас говорит Ходжес, заставляет Николсон задохнуться от возмущения, и почувствовать, как болезненно ноет сердце.
- Почему ты так спокойно об этом говоришь? - Пуффендуйка вздыхает, обнимая Логана за плечи и заглядывая ему в глаза. - Безумец, Ходжес, ты безумец.. Они лжецы... Это все не правда... И мне страшно за тебя..
Хэли говорит свистящим шепотом, кусая губы. В ее голове бьются тревожные мысли, заставляя волноваться. Она хотела просто сесть и поговорить с Логаном, потому что без внимания это не останется, но, зная его прыткость, парень обязательно избежит от этой темы.
- Надо же, ты ещё более очаровательна, когда разъярена. Похоже, слизеринцы тебя сильно задели. Гринграсс и эта француженка, йеп?
Хелен тихо смеется, смущаясь и жмурясь от такого прикосновения, хотелось быть ближе, и рядом.
- И почему-то я знала, что ты так скажешь... Но, что верно, то верно... Задели они меня сильно, и просто так я это не оставлю.
Блондинка вздыхает, разъяренно комкая салфетку и откидывая ее в сторону. И где справедливость? Николсон вздрагивает, услышав очередную его фразу. Пуффендуйка отстраняется от него, скрещивая руки на груди ака Молли Уизли и гневно смотря на него.
- Даже не думай об этом. Месть сладка, но не в таком виде. Так что... Нужно ждать.
Хэл держит Логана за руку, давая ему понять, что уже пора прекращать это. Нечестно ведут игру только слизеринцы, остальных просто грязно палят и сдают с потрохами.
Подходя к столу, Николсон присаживается рядом с Логаном, наблюдая за ним.
- Ты очаровательно обаятельный. Красивый. - Хелена мило улыбается парню, проведя ладонью по его груди. - Но для них ты будешь очаровательным только став трупом...
Все еще бурча, блондинка наблюдает, как рядом с Ходжесом появляется письмо, и парень тут же это подтверждает словами, и собирается.
- Удачи тебе у Дамблдора... И... подожди...
Хэл смотрит в след уходящему Логану, и догоняет его, обнимая за шею и целуя.
- Но мы еще не договорили...
Хитро улыбаясь, девушка убежала на свое место, забирая сумку. И, Хэл была готова поспорить на что угодно, ведь пять минут назад тут сидела Луна, а теперь ее не было. Куда же она убежала? Блондинка пошла на выход из Большого зала.

=====) Двор Хогвартса

+3


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Столы факультетов и преподавательский стол>>


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC