Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Палата>>

Сообщений 31 страница 60 из 96

31

Ммм... Кажется, Дафна не очень жалует их "Слизеринского Принца". Странно, а я думала, что в их серпентарии все дружно и мирно живут. Видимо, в семье...гм... кхем.. В общем, понятно. Хелена перебирала разные мысли в голове, все как-то недоумевая. Боже, что же это такое? И почему я такая неудачливая? Не могу уже смотреть на эти стены, аж тошно. Николсон усмехнулась, выслушивая Дафну, и чуть кривясь. И почему-то меня это не удивляет... Осталось разобраться только со сном... Да нет, просто перемены... В жизни... Или еще...что-то...
- Я смотрю, тебе он не особо нравится.. Хотя вы однокурсники, странно так... Хотя, это скорее всего не мое дело, поэтому если не ответишь, я не расстроюсь..
Хэли тихо проговорила, чуть усмехнувшись, и снова заворачиваясь в одеяло, повернувшись набок, лицом к слизеринке. Никогда бы не подумала, что мне будет уютно в больничном крыле. Девушка окинула взглядом пустую палату, чуть хмурясь. Николсон думала о том, что же будет с тем, кто решил вот так неудачно с ней пошутить. Потому что если это кто-то из школы, то его будет ждать исключение. Горькая усмешка тронула губы блондинки, и ее сердце болезненно заныло. Дамблодор никогда не выносит сон из избы, только вот кому я успела так навредить, что мне желают смерти? Я никого не трогала.. Одинокая слезинка скатилась по ее щеке, и Хелена попыталась как-то уместиться, чтобы ее соседка не заметила ее такого состояния.
- Да, со стороны и, правда, это выглядело...устрашающе... Это ужасно.. О, он очень прыткий... Черт, жаль его.. Все и правда так переволновались? Наверное.. Понятно, спасибо за информацию...Дафна.
Ну, называть человека по фамилии для Хелены  было странно, особенно если почти на равных условиях. Хотя, она же не обидится за фамильярность? Я больна, мне можно.
- О, да... посиди тогда в зоопарке или рядом с барсуками...
Пуффендуйка хихикнула, проводя параллель их факультетов и животных. Да, в серпентарии страшно. Точно. Чуть помолчав, девушка проговорила, совсем спонтанно бездумно.
- Мне кажется, что твоей сестре очень повезло... Я бы тоже хотела иметь заботливую старшую сестру..

+1

32

Дафна поняла, что смутила своей язвительностью в адрес Малфоя хаффлпафку. Ну да. Слизерин обычно выглядит для остальных как единое целое, этакий монолит, в котором все едины и все заодно. Мало кто знает, что на самом деле творится за закрытыми дверями змеиной гостиной...
- Я смотрю, тебе он не особо нравится.. Хотя вы однокурсники, странно так... Хотя, это скорее всего не мое дело, поэтому если не ответишь, я не расстроюсь... - тихо сказала пятикурсница, кутаясь в одеяло.
"Сестринский инстинкт" взыграл в слизеринке с удвоенной силой.
Гринграсс посмотрела на Хелену и прикрыла глаза. Интересный вопрос. Для самой Дафны в том числе. Малфой определенно не был врагом, да и не мог им быть, так как вражда вещь обоюдная - а Гринграсс-старшая терпеть не могла открытых конфликтов. Против этого бунтовал ее инстинкт самосохранения. Но не могла она и нормально относиться к без пяти минут Пожирателю, а может и не без пяти, в которого так глупо влюблена сестра. Будь она одна, вряд ли бы ее отношения с принцем всея Слизерина изменились. Девушка и так подозревала, что многие из ее однокурсников лояльны Лорду, но так как она сама была в глубоком нейтралитете, это не мешало общению совершенно. Они друг другу ничем не обязаны и не испытывают сильной взаимной привязанности, так что случись что с кем-то из них - на остальных это мало чем отразится.
- Малфой, знаешь... Я бы не стала его оценивать как-то однозначно. Бездна недостатков и бездна достоинств, но это, разумеется, на взгляд чистокровной слизеринки. Возможно, представители других факультетов сказали бы о нем иначе, даже узнав, как следует. Я отношусь к нему с симпатией. Но сейчас от него стоит держаться подальше, - понизив голос сказала девушка. Пожалуй, сейчас она совершала преступление против неписаного кодекса своего факультета. Не принято было среди слизеринцев обсуждать свои внутренние дела с посторонними.
- Прыткий - это хорошо, - светло улыбнулась девушка, чувствуя нотку зависти. Ее-то сюда притащил Малфой. И судя по паре лишних синяков, Дафна не зря злословила: приложил ее таки дорогой однокурсник о пару косяков по дороге. - Своя ноша не тянет. Твои друзья переживали... Сильно переживали, но с ними все в порядке. Со мной тоже. Просто... Просто я трусиха необыкновенная, а уж насилия и всего прочего в этом духе и вовсе не переношу. Плохо мне становится... Поди сейчас над моим обмороком весь факультет потешается. Я же считаюсь стальной, хотя это и не так совсем. А ты лучше сейчас о себе беспокойся и выздоравливай, ладно? И не благодари за "информацию". Ничего полезного я тебе все равно не сказала...
На слова о зоопарке Гринграсс захохотала, но тут же зажала рот, в панике глядя на дверь, за которой скрылась мадам Помфри. Если колдомедик услышит, как нагло в ее царстве нарушают тишину, то слизеринку ждет разнос... Но, хвала Мерлину, вроде бы пока пронесло.
- Барсуков нельзя недооценивать, - с комичной серьезностью сказала слизеринка. - Укусить еще как могут. Но хотя бы не ядовитые.
Хаффлпафка была определенно симпатична слизеринке. Неприятия к барсучьему факультету она никогда не испытывала, а происхождение Хелены говорило в ее пользу, да и чувство юмора у блондинки имелось в наличии.
- Моей сестре повезло? - переспросила Дафна, мгновенно погрустнев. - Тори с тобой не согласится, как мне кажется. Она считает, что я ее... слишком опекаю. И делаю это чересчур надоедливо. Может быть, она даже права.
Тяжелый вздох вырвался из груди будто против воли.
- Но сестру я очень люблю...

Отредактировано Daphne Greengrass (2011-12-23 20:04:55)

+2

33

*начало игры*
Как тесен мир, не правда ли? Как часто происходят всякие неожиданные встречи, и именно тогда, когда вы совсем на них не надеетесь.  Как часто жизнь нас удивляет, сталкивая с людьми которые помогают нам, поднимаю с колен, или делают сильнее. Предают, радуют, вселяют в душу надежду на счастливое будущее, или убивают все чувства, которые живут внутри.
Обычный день, ничем не примечательный, такой же как и сотни, и тысячи других перед ним. В Больничное крыло Ребекку занесло совершенно случайно, несмотря на то ,что сейчас она должна сидеть в гостиной и делать домашнее задание по маггловедению. Просто невероятно сильно захотелось прийти к Хелене, её дорогой Хелл, которая всегда так хорошо понимала каждое её чувство и ощущение, которая была такой же как она, только не совсем одинокой, был Логан, который кстати тоже в последнее время ни на шаг не отходил от Хелли.
Проходя по каменным плитам тёмных коридоров, освещаемых лишь многочисленными факелами, Бекка поежилась. Наступала осень, но не та, которую описывают в книгах как время любви, нет, холодная, угнетающая осень.  На секунду остановившись, прикоснувшись рукой к холодной каменной стене, Ребекка подумала, как хорошо было бы в магическом мире, если бы все жили дружно. Никаких Пожирателей, никакого Азкабана, никакой Темной магии, никаких Непростительных заклинаний, никаких ненужных смертей…Продолжать можно было бы до бесконечности… Но увы, это была мечта. Обычная мечта обычной ученицы необычного Хогвартса.
Все выше, выше и выше. Все, что происходило в жизни поднимало выше, почти до небывалых высот. Это очень сложно отследить поэтапно, это вообще сложно отследить, просто в один прекрасный момент очнешься на одной из самых высоких вершин, выше которой ты уже подняться не можешь и никогда не сможешь, ибо достиг своей вершины. А на вершине-то место для тебя одного, двое там не поместятся - одному все равно придется спуститься хоть на ступеньку, но ниже. Посмотришь вниз - и почти страшно - высоко, далеко падать. А то, что падение будет обязательным - в этом не возникает сомнений. Ибо для того, чтобы удержаться на вершине, нужно виртуозно балансировать, уметь  не поддаваться всем ветрам сомнений, страхов и опасностей, для того, чтобы удержаться нужно  отгородиться от всего, что есть и может быть, стать совершенно и полностью цельным для самого себя, по сравнению с самим собой. Быть может это кому-то удается, но я точно знаю, что мне это никогда не удастся. Я навсегда останусь той веселой Ребеккой, которая находит нечто позитивное даже там, где его просто не должно быть…А как же этот Тот-Кого-Нельзя-Называть?.. Он слишком подвластен эмоциям, как бы ни пытался это скрыть - от себя ведь не скроешь. Можно носить маски и делать вид. Все поверят, все уверятся и отринут. Но суть-то от этого не меняется, не измениться.
Можно всю жизнь тренировать себя, устанавливать жесточайшие рамки и железный самоконтроль, отстраивать вокруг себя непрошибаемую стену без противоречий, но все равно потом возникает нечто, совершенно неожиданно из-за чего все это спокойствие и уверенность лопается, разрушается, разбивается с такой легкостью, будто состояло из тончайшего стекла.
И в этом есть своя прелесть. Такая особая, мазохистская прелесть, доставляющая почти радость. Нет, я определенно не люблю, когда меня загоняют в угол. Тогда я теряю устойчивость, когда ощущаю спиной стену, ибо дальше некуда отступать. В море, каким бы бушующем они ни было нет углов, и стен нет, но только для тех, кто это понимает и принимает, для остальных же - это сплошная стена, сулящая смерть. Лучше быть окруженным врагами, жаждущими немедленно уничтожить со всех сторон, лучше четко осознавать, что у тебя за спиною противник, что навел на тебя все орудия и скоро ты будешь уничтожен, но даже тогда, даже тогда остается один путь - вниз, на дно, но постараться забрать с собою при этом как можно больше жизней. И никаких эмоций, никакого желания оглянуться панически назад и никакого намека на трусливую мысль - сбежать. Дезертиров следует расстреливать без промедления, невзирая на причины, не разбираясь в мотивах. Равно как и тех, кто допускает мысль о сдаче в плен…
Бекка грустно усмехнулась, сжав руку в кулачок.  Только сейчас холод камня обжог ладонь, Ребекка отдернула руку. И с чего такая забота?.. Под ноги Бекки прилетел какой-то листок. Девушка оглянулась- вокруг никого небыло. Улыбнувшись, она подняла его и принялась читать: « Мы с тобою умрем в безымянном потоке, мы с тобою умрем в безвестной тишине, не совсем как герои под грохот фанфар и рыдания с суши. Молча, зубы сцепив, под сухие щелчки несбывшихся взрывов, невзирая на боль и осколки сердец, минуя водовороты, поддаваясь ветра жестоким порывам, враг прямо по курсу, полный вперед »- Знакомые строчки…Кажется, из какой-то книги. Позже найду её в библиотеке, непременно…
Отождествлять свою жизнь с войной - это единственное спасение. Каждый день, каждую минуту - война за право оставаться собой и только собой. Война с собой в первую очередь, война со всем и каждым, какими бы любимыми и дорогими они ни были.
К этому нужно просто привыкнуть, это нужно просто принять и будет легче. Не всегда выходишь победителем, чаще всего проигрываешь сам себе, зачастую в мелочах... и это хуже всего.
Встрепенувшись, Ребекка продолжила свой путь в Больничное крыло. Пробежав по ступенькам, Бекки постучалась в огромную дверь с резным узором, выполненным, по видимому, в ручную.
-Мадам Помфри? Можно войти? Это Бекка- весело сказала девушка, открывая дверь, улыбнувшись своей самой милой улыбкой.
-Конечно, Бекка. Заходи. Надеюсь, ничего не случилось?-спросила женщина, выходя из палаты.
-Нет, у меня все в порядке,- сказала Ребекка, улыбнувшись во все тридцать два зуба,- Я пришла проведать Хелену. К ней можно?
-Да, конечно, проходи. Ей как раз нужна компания-сказала медсестра, с теплой улыбкой пропуская Ребекку в палату.
Хелена лежала на койке, аккуратно заправленной, похожей на своих братьев близнецов, за которыми так тщательно следит Мадам Помфри.
-Привет, Хелли. Я видела, как тебя несли сюда? Ничего серьезного не случилось? Я встретила Логана, когда шла сюда. Он набросился на меня, будто бы это была не я, а дементор какой-нибудь, начал трести и умолял, чтобы я зашла к тебе. Так что случилось?- спросила Ребекка, присаживаясь на краюшек кровати. Хелл была здесь не единственной посетительницей. Рядом на кровати расположилась ещё одна девушка. Аристократическая бледность, надменный взгляд, каменное выражение лица… Слизеринка, одним словом.
-Привет. Ты же из Слизерина, верно? Прости, я не знаю твоего имени. Я- Ребекка.

+3

34

Хелена перевела взгляд на потолок, внимательно изучая его и слушая Дафну. Интересно, где сейчас Луна и Логан? Наверное, Луни очень переживает... Она такая впечатлительная.. Мне страшно. И хочется до ужаса на учебу, чтобы забыться от этого всего... Примените ко мне Обливэйт, мне это очень-очень нужно. Я хочу обо всем этом забыть и начать сначала этот учебный год. Интересно, частичный Обливэйт мне сможет помочь? Я не забуду...Его? Чуть зажмурившись, Хелена попыталась выбросить из головы глупые мысли обо всем.
- Оу... Как мило... Но я бы предпочла не знать о Малфое вообще... Он совсем меня не впечатляет... Я лишь могу тебе посочувствовать...
Николсон фыркнула, чуть поежившись и напрягая слух, потому что слизеринка чуть ли не шептала. Уж Хел точно понимала, что перед ней раскрывается страшная тайна.
- Прыткий - это хорошо,
- А как Луна? Скажи мне... Логан говорил, что не видел ее.. Я так беспокоюсь...
Хелен судорожно выдохнула, чувствуя, как ее сердце бешено колотиться. Так было всегда, когда она переживала за друзей, и не знала, все ли с ними в порядке.
- Логан хороший.. Черт, и правда, я не знаю, чтобы без него делала... Он не отходил от меня ни на шаг...
Пуффендуйка смущенно пробормотала, облокачиваясь к стенке. Ей и правда его очень не хватало, что она постоянно смущалась от того, что он так излишне заботлив.
- Барсуков нельзя недооценивать. Укусить еще как могут. Но хотя бы не ядовитые.
Эти слова долетели до блондинки как будто издалека, а виски стянуло невидимым жгутом. Как больно. Опять это повторяется. С силой сжав зубы, девушка попыталась вытеснить из своей головы боль, цепляясь за слова слизеринки.
- Ох... Блииин.. Нееет...
Хел сжала виски руками, раскачиваясь на кровати. Десять-девять-восемь-семь-шесть-пять-четыре-три-два-один. Еще один глубокий вздох и боль отпускает сознание девушки.
- Мне казалось, что я вообще не могу кусаться, да еще и ядовито... Половина моих друзей - тихие и совершенно нормальные люди...
Авада Кедавра мне самой.
- Моей сестре повезло? Тори с тобой не согласится, как мне кажется. Она считает, что я ее... слишком опекаю. И делаю это чересчур надоедливо. Может быть, она даже права.
- Ты о ней заботишься, и это главное..
Хелена вздохнула, слыша, как где-то хлопнула дверь. А это кто еще?
-Мадам Помфри? Можно войти? Это Бекка
Бекка... Она тоже уже знает... И что, об этом знает вся школа? Хел грустно вздохнула, попытавшись состроить нормальное лицо.
-Привет, Хелли. Я видела, как тебя несли сюда? Ничего серьезного не случилось? Я встретила Логана, когда шла сюда. Он набросился на меня, будто бы это была не я, а дементор какой-нибудь, начал трести и умолял, чтобы я зашла к тебе. Так что случилось?
Николсон улыбнулась вошедшей подруге, выслушивая с порога сбивчивые речи. О боже, сколько наплыва информации, даже я когда проснулась, не получила столько.
- Бекки, привет... Ну, вот так... правду говоришь... Нууу... чуть умерла, но... вроде жива... Меня чуть не прокляли... Но мадам Помфри творит чудеса, мне уже лучше...

+2

35

- А как Луна? Скажи мне... Логан говорил, что не видел ее.. Я так беспокоюсь... - забеспокоилась за подругу Хелена.
Дафна успокаивающе улыбнулась.
- Она осталась на месте, рядом с той мерзостью, от которой ты постарадала, думаю, она дождалась авроров. Не бойся за Лавгуд. Ее называют сумасшедшей, вот только безумцы на самом деле мудрей всех, за ту вещь твоя подруга хвататься точно не станет. Скорее всего, она совсем скоро навестит тебя.
Николсон так забавно смущалась, когда упоминала имя того "бегуна на длинные дистанции с утяжелением", что Гринграсс даже почувствовала небольшую зависть. И к тому, что у Хелены имелся в наличии поклонник, и к тому, что сама девушка умела испытывать такие вот нелепо-романтические чувства. Это было... очень мило.
После очередной фразы Николсон застонала от боли и сжала виски, Дафна же тут же приобняла хаффлпафку за плечи и попыталась утсроить поудобней.
"Что я делаю? - сама себя не понимала слизеринка. - Я веду себя так, будто передо мной Астория... Это что, от невозможности излить на кого-то другого заботу и внимание? Впрочем, пусть так. Николсон это хотя бы нужно сейчас".
- Ты о ней заботишься, и это главное... - ответила блондинка на вырвавшуюся у Гринграсс-страшей жалобы на отношение сестры.
"Ну да... Наверное. Но я уже в этом не уверена", - вздохнула про себя "змейка" и промолчала.
Тут в больничное крыло зашел посетитель: девушка с хаффлпаффа, фамилию с ходу Дафна вспомнить не могла, поэтому сразу пришла к выводу, что происхождение у этой ученицы не безупречное с точки зрения аристократии магического мира.
Очевидно, что эта девушка была подругой Хелены, потому что только две близкие подруги могут с порога вываливать друг на друга что-то вроде "потока сознания". Этакий плохо структурированный щебет, из которого никому другому ничего толком и не понять.
-Привет. Ты же из Слизерина, верно? Прости, я не знаю твоего имени. Я- Ребекка, - обратилась хаффлпафка к Гринграсс.
Та на секунду задумалась, что делать в этой ситуации. Она чистокровная, поэтому общаться со всеми подряд попросту неприлично, но с другой стороны, все они ученики Хогвартса и условно на семь лет обучения равны. К тому же, это всего лишь разговор... Да и слизеринка никогда не выражала идей о том, что все нечистокроные - сброд.
- Да, - спокойно улыбнулась Гринграсс. - Шестой курс. Дафна.

+2

36

Блейз на минутку остановился перед дверью, ведущей в больничное крыло, дабы отдышаться и немного успокоиться. Какой-то малявка сказал ему, что Дафна Гринграсс здесь – вот и нашлось, чем себя занять, пока все остальные шастают непонятно где. Тем более что у Забини была небольшая проблемка, требующая обращения в Больничное Крыло. Дома происходила полная чертовщина. Матери снова надоел очередной супруг и она решила от него избавиться. Только вот новоизобретённый Фридой в свободное от светских раутов время яд почему-то не сработал. Мать занервничала и в срочном порядке вызвала единственного сына домой, где они вместе за рекордные сроки видоизменили формулу смертельного напитка и влили его в бесчувственного Энтони, привязанному заклинанием к стулу. Всё получилось. Теперь нельзя было допустить, чтобы хоть кто-то что-то понял, иначе и его, и блистательную Фриду упекут в Азкабан за преднамеренное убийство. Сидеть в тюрьме не хотелось, мать отпускать туда – тоже. Поэтому Блейз натянул на лицо самую добрую улыбку из своего арсенала выражений лица, поправил безукоризненно отглаженную мантию, пригладил волосы, кивнул сам себе и толкнул двери в палату.
Добрый день, Миссис Помфри, можно войти? Это Блейз Забини, я хочу проведать Дафну Гринграсс, если Вы позволите, конечно, - обворожительная улыбка, учтивая речь как всегда сделали свою работу.
Да-да, конечно, входите, мистер Забини. Только потише тут, у вашей сокурсницы был нервный срыв. Не делайте ничего, что заставило бы меня выгнать Вас вон.
И ещё у меня к вам небольшая просьба. Я немного… обжегся, - Блейз протянул медсестре левую руку, на тыльной стороне которой виднелся небольшой пузырящийся ожог. – Я был дома, у моей матери произошла огромная беда, совершенно трагически погиб её муж, Энтони. Она так его любила, - скорбная мина. – Я помогал ей прийти в себя, она очень сильно нуждалась в чьей-то поддержке. Такая трагедия, - а тут прекрасный сын, искренне сочувствующий, заботливый и нежно любящий свою хрупкую мать. Ага, как бы ни так, - еле сдержал Блейз злорадную гримасу.
– А как вы получили рану, мистер Забини?
Я… Кхгм… - слегка запнувшись, Блейз продолжил выдавать заранее подготовленную легенду. – Я экспериментировал в домашней лаборатории, пока мать была занята. Вот, случайно пролил на себя желчь гарпии. А дома такая неразбериха. Тупоголовые эльфы не смогли найти мне заживляющее. Действие желчи я нейтрализировал, но вот противоожогового я не нашёл. Могу ли я попросить его у Вас?
Конечно, минутку. Сейчас принесу. Проходите внутрь, присаживайтесь. Ваша подруга ожидает Вас.
Миссис Помфри удалилась в соседнее помещение, а Блейз подошёл к больничным койкам. Увидев Хелену, он кивнул ей и присел на краешек постели Дафны.
Как ты, Даф? Что вообще произошло? Похоже, я пропустил много интересного. И, да, здравствуй, Хелена. Представишь мне свою подругу?

+3

37

Несчастный случай. Он на то и несчастный, что ничего хорошего не несет за собой, как и сейчас. А уж если он и виновников не имеет, то вообще досада.
Трэйси с детства не переносит всякие ссадины, болячки, синячки… Брррр! Какая гадость, и саднит всегда так, словно милостыню просит! Да и любовь к своей гладкой и бархатистой коже, больно бьет по самолюбию девушки. Вава на коже, не позволительная роскошь для нее.
  Обычное утро, вполне себе такое, осеннее. Не много меланхоличное и лишенное позитива, как чай без сахара, с опадающими золотыми листьями и слякотью от ночного дождя. В общем, все как всегда – школа в сладкой полудреме, ученики заняты своими делами.
И угораздило же Дэвиз получить отработку у профессора трансфигурации именно в этот день. Да еще и с двумя первогодками из хафлпафф, которые нарочно шумели на весь кабинет, стараясь довести слизеринку до белого каления. В тот момент, когда она собралась подойти к мальчикам, и потребовать необходимую тишину, у одного из них посыпались искры из палочки. Он принялся было извиняться, перед старшекурсницей, но было уже поздно. Одна из искр, своеобразного фейерверка, угодила Трэйси прямо на руку и обожгла половину ладошки. Но, на этом все беды не окончились, девушка попыталась залечить рано чарами, но ожег повел себя весьма странно – он увеличился в размерах и поменял цвет из светло-розового до пурпурно-красного. Принося невероятную боль! Малыш испугался и со слезами на глазах, просил простить его, на что Девиз лишь круто развернулась на каблуках и помчалась в больничное крыло, крепко сжимая зубы и мысленно проклиная все.
Оказавшись на пороге, нужного ей помещения, она резко распахнула дверь и прямо с порога начала звать колдо-медика:
- Мадам, Помфри! Мне нужна ваша помощь! Срочно! Рука болит жутко!
И только после её криков, она обратила внимание на окружающих её людей.
"Ой! Мерлин, что это я… Но, рука же болит! Сильно…"
- Здравствуй, Блейз! – девушка не много покраснела и опустила глаза в пол,- Дафна, рада видеть тебя! Как самочувствие?- она посмотрела на остальных присутствующих и лишь коротко кивнула им.
- Давай, я осмотрю твою руку. Ожег от чего? И какие заклятия ты применяла против него?
- Мадам, это ожег от снопа искр первокурсника, я и сама не знаю, что он хотел сделать… А применила обычное заживляющее… И результат на лицо, – она поморщилась от боли и отвращения. Как только целительница отпустила её руку, девушка присела на ближайшую больничную койку и принялась рассматривать ладонь, которая заметно увеличилась в размерах.

0

38

Люди легко сравнимы с водой. Они так же рано или поздно остывают, так же изменчивы и быстротечны. Они привыкли судить по поверхности, не пытаясь нырнуть вглубь , забывая о том, что не смотря на видимую гладь, под ней может скрываться буря. И наоборот. Все самое важное - глубже.

А Вы знаете, что друзья бывают двух "сортов"? Первый из них причисляется к так называемым "настоящим", которых можно ощупать, обнять, прижать к своей груди и рассказать все, что у тебя на душе в данный момент - пожар или лед, и эти друзья помогут, не бросят в беде. Пусть даже на всеобщем обозрении они будут делать вид, что в отношениях царит ненависть, но это будет ошибочно. А вообще, самые лучшие друзья - это враги, которые смогут прославить тебя в любой момент или подбодрить издевками. Второй же вид друзей "липовый". Они смеются с тобой, говорят, что безумно любят, холят и лелеют, но стоит тебе отвернуться, как они плюнут тебе в спину, вонзают острие ножа тебя прямо в сердце, ты уже не сможешь ничего сделать. Поддержки от них в самые трудные моменты ждать нельзя, они проявляют себя как своеобразные непристойные люди. Иногда этих друзей можно назвать инкогнито: ты не знаешь их имени, откуда они и так далее, однако причисляешь их к списку твоих друзей. Забавно смотрится со стороны такая ситуация, когда ты идешь с человеком под ручку, он кажется джентльменом, но потом, если ты сделаешь что - то неподобающим образом, об этом узнают все твои знакомые, причем преувеличенно и в красках. Таких друзей у Ребекки очень мало, она привыкла. Конечно из любой ситуации она выйдет "сухой", а тот кто сказал или сделал что - то ей назло, будет тонуть в глубинах позора и ненависти остальных. Поэтому она заводит исключительно "друзей - врагов", собственно рекламирующие её самыми лучшими образами. Нет Хогвартсе такого волшебника, который бы не знал имя Ребекки. Многие, а особенно Слизеринцы, считали её странной. А что плохого в человеке, который пытается всегда и во всем видеть позитивное?
Её сравнивали с  Луной Лавгуд, говоря, что она сумасшедшая. А что плохого в том, что ты не такой, как все?
Её сравнивали с близнецами Уизли, говоря, что она любительница шуток. А что плохого в том, что ты можешь развеселить всех?
Её сравнивали с Гермионой Грейнджер, говоря, что она зубрилка и ботаник. А что плохого в том, что ты хочешь знать все?
Её сравнивали с Оливером Вудом, говоря, что она влюблена в квидич. А что плохого в том, что ты обожаешь спорт?
Её сравнивали со многими. И вот теперь эта «похожая на Лавгуд вечно улыбающаяся чудачка» сидела здесь и слушала рассказ Хелены.
-Знаешь, это весьма не логично. Кто-то из учеников этого точно сделать не мог. Старшие? Им тоже это не нужно. Может, кто-то из По..- Бекка запнулась. Она не привыкла произносить их,- По.. Ты меня поняла. Но на что им ты? Логический вывод один: или это была чистая случайность, или это сделал кто-то, кого мы ещё не знаем.
Логика… Цифры… Ребекка их просто обожала. Но стоило числу возрастать и возрастать, так она сразу его начинала боятся. Глупо. Но разве кто-то из нас хоть раз в жизни не делал ничего такого глупого? Проливал сок на новую одежду, путал заклинания так, что вместо цветов появлялись пауки… А потом смеялся. Результату или своей глупости. Так бывает, это жизнь.
Главное, что все уже позади… Только, пожалуйста, не береги больше незнакомые ожерелья в руки, хорошо?- улыбнулась Ребекка.
- Да, - спокойно улыбнулась Слизеринка. - Шестой курс. Дафна.
Странно.. Нет той высокомерности, нет той гордости, нет того чувства превосходства… Вообще ничего нет. Будто бы, она с Гриффиндора. Они славные ребята. Честные, верные, прямолинейные, открытые… Не то что змеи. Но ведь шляпа никогда не ошибается.
– Как ты, Даф? Что вообще произошло? Похоже, я пропустил много интересного. И, да, здравствуй, Хелена. Представишь мне свою подругу?- к ним присоединился ещё один парень, из Слизерина. Не нужно быть гением, чтобы понять, что все манерные речи, гладкозализанные волосы и каменное лицо принадлежать чистокровным волшебникам. Ребекка уже хотела ответить на его вопрос сама, дабы не напрягать Хелену, но промолчала. Она не знала законов чистокровных, потому что сама была полукровкой. Она промолчала, улыбнувшись Хелене, будто бы говоря: «расскажи ему, не бойся»
- Мадам, это ожег от снопа искр первокурсника, я и сама не знаю, что он хотел сделать… А применила обычное заживляющее… И результат на лицо.
Вот так всегда. В Больничном крыле всегда так. Больно, щиплет, колет, режет… Бой барабанный, крики, скрежет…- вспомнила Ребекка слова русского магла- писателя. Пушкина, кажется. А девушка устроилась на больничной койке, недалеко от их компании.
Вот людям просто нечего делать - созывать толпу народа, которых не знают, которые сами будут не знать, что они вообще забыли на этом мероприятии. Этот снобизм, иначе его можно называть полнейшим идиотизмом, иногда принимает слишком широкий размах.
Хотя может это кому-то и нравиться, быть в толпе непонятных баранов и чувствовать себя значущим, хоть как-то важным, если уж иными способами невозможно достичь уважения.
Принцип - лучше в стаде баранов чувствовать себя королем, чем быть сильным среди сильнейших - вполне себя оправдывает в некоторых случаях.
Угу, рожденным ползать не понять летающих.

+2

39

Хелена все еще сидела на больничной койке, борясь с головной болью, и выслушивая Дафну с Бекки. Теперь и тихое Больничное Крыло чуть оживилось, и мне совсем даже не хочется спать. А общение с людьми, которые тебя поддерживают… Ладно, Ребекка… Мы с ней давно дружим, и понимаем друг друга с полуслова, а вот Дафна… Слизеринка, истинная змейка, и так непривычно необычно, что мы сидим и непринужденно общаемся, даже не смотря на то, что мы и не похожи на подруг.
Хел от головной боли даже и не поняла, почему Дафна так доброжелательно себя повела. Тем более что после такого случая головная боль - само разумеющееся. Как же хочется иметь старшую сестру, и что бы она также обо мне заботилась, и мы могли бы говорить, говорить, говорить…
- Не правда, Луна не сумасшедшая… Она очень даже хорошая, зря о ней вы так говорите..
Николсон чуть насуплено проговорила, защищая подругу. Пуффендуйку всегда цепляло такое отношение ко всем людям. Чистокровки, полукровки, грязнокровки, сумасшедшие.. Как глупо. Не думаю, что это…это… Мерлин, да об этом судачит пол мира, потому… потому что грядет война, и все трясутся за «чистоту» народа, чтобы отстоять Войну.
Хелли встряхнула головой, чуть зажмуривая глаза. Она молчала, потому что не знала, что еще сказать. Тишина, стоявшая в палате, совсем не напрягала, а была очень уютной. Пока.
В коридоре, где-то около мадам Помфри зашумели, и Хел чуть напряглась, полагая, что тишину этого места может кто-то нарушить.
Как ты, Даф? Что вообще произошло? Похоже, я пропустил много интересного. И, да, здравствуй, Хелена. Представишь мне свою подругу?
В палате показался Блейз Забини, которого, видимо, подлатала мадам Помфри, и приветствующе кивнула парню. Странно так, совсем необычно, сидеть так… Блин.
- Привет, Блейз. Конечно, познакомься – Ребекка, моя подруга с факультета, и она с шестого курса, как и вы. Бекки, это Блейз Забини, шестой курс, Слизерин.
Хелена с улыбкой проговорила, смотря поочередно на Забини и Бекки, пытаясь не рассмеяться. Вот в чем минус вражды факультетов и непризнавания кого-то, кто отличается по статусу крови. Хорошо же нашему факультету, мы дружим с теми и теми, и совсем ничего не боимся. Но иногда граница может расколоться напополам.
Ну, вот, опять. Уже и рта раскрыть нельзя, ходят, шумят. Ужас. О, это Трейси, странно, что это Забини не обучил ее манерам в Больничном Крыле? Тут, между прочим, люди оправляются от  незапланированного убийства, а потом приходят... всякие и мешают состоянию покоя.
Николсон лишь из вежливости кивнула Дэвис, а потом, закутавшись в одеяло, обернулась к Бекке, которая хотела ей что-то сказать.
-Знаешь, это весьма не логично. Кто-то из учеников этого точно сделать не мог. Старшие? Им тоже это не нужно. Может, кто-то из По… По… Ты меня поняла. Но на что им ты? Логический вывод один: или это была чистая случайность, или это сделал кто-то, кого мы ещё не знаем.
Хели с грустью посмотрела на подругу, которая говорила о… кошмарных вещах. Ужасных. Я не могла перейти ИМ дорогу. Девушка судорожно вздохнула, понимая, что этот разговор ни к чему не приведет. О, Мерлин, тут еще слизеринцы, а что, если… Испуг овладел Николсон, но она прикусила губу, и обняла за плечи Коулман.
- Тш, все в порядке. Это просто нелепая случайность… Может, этот… даже людей перепутал… Нет, ну, правда, всякое бывает… Хоть и Хогсмид охраняют, я все равно не представляю…
Хел улыбнулась, и снова улеглась на койку, замолчав. Думать не хотелось. Совсем.

+2

40

Пост от Поппи Помфри, школьной медсестры

автор

by DM

   Записка некоторое время тычется к двери больничной палаты, а затем все же протискивается в щель под дверью и устремляется в кабинет мадам Помфри.
   Медиведьма выходит в палату и окидывает взглядом компанию студентов, держа в руках несколько флаконов и баночек самого разного вида.
    - Трейси, тебе придется несколько дней пользоваться заживляющей мазью и избегать попаданий на кожу некоторых зелий - я напишу тебе список, а ты будь внимательная на зельях. Видимо, такой эффект дало то, что он неправильно наколдовал эти сови искры, ох уж эта вечная спешка, вечное желание скорее схватиться за палочку... Мазь на тумбочке около койки, на которой ты сидишь. можешь забрать всю. А вот и ваше противоожоговое, мистер Забини. Будьте аккуратнее впредь. И если не поможет в пару дней - придите снова.
   Помфри покачала головой и подала слизеринцу небольшую баночку с жирной желтой мазью с приятным запахом, а затем повернулась к Дафне.
    - Мисс Гринграсс... Профессор МакГонагалл желает вас видеть в своем кабинете, но я считаю, что вы еще недостаточно оправились от своего шока и если начнете вспоминать в подробностях то, чему были свидетельницей, то вновь вернетесь ко мне в состоянии куда более худшем, чем нам всем хотелось бы. Я настаиваю, чтобы вы провели эту ночь и завтрашний день здесь, а затем я опсмотрю по вашему состоянию. Вам нужен покой, а не допросы... Побеседуете со всеми желающими после. Вот это зелье сна-без-сновидений, не забудьте принять перед отбоем - и завтра вам уже должно быть куда лучше. И никаких волнений, это самое важное.
   Ведьма поставила на тумбочку перед Дафной непрозрачный флакон и многозначительно постучала по нему коротко подстриженным ногтем в пятнах от лекарственных зелий.
    - Что же касается тебя, Хелена... Диагностирующие заклятья показывают, что твоей жизни на данный момент ничто не угрожает, так что, возможно, госпитализация в Мунго не потребуется... Но пока мы не знаем точно, что это за проклятие, с которым ты столкнулась, я не могу сказать ничего конкретного. Скорее всего, твое состояние может еще несколько раз резко ухудшиться, поэтому я однозначно оставляю тебя здесь, под моим присмотром. Не хватает еще, чтобы ты почувствовала себя плохо где-то в замке. Да и кто знает, что именно с тобой случиться. Смотри внимательно: вот этот синий флакон - если внезапно начнешь задыхаться. Из желтого стекла - если очень сильно начнет болеть голова - но только совсем сильно, поняла? Так, что не сможешь терпеть. Вот эти прозрачные капли - если почувствуешь, что руки и ноги холодеют и перестают слушаться. Но из каждого флакона - по глотку, не больше. По одному глоточку,  - ведьма выставляла склянки и кивала в такт своим словам. - Ну и конечно - зови меня. Впрочем...
   Она ловко вытащила палочку из кармана передника и несколько раз взмахнула ей. Над кроватью Хелены появилась полупрозрачная золотистая сетка, окутала девушку и исчезла, будто растворившись в воздухе.
    - Ну что ж, теперь я буду знать об изменениях твоего состояния - если вдруг тебе станет хоть немного хуже, я почувствую это... Так... Как ты сейчас себя чувствуешь? Что-то болит?
   Помфри озабоченно склонилась над Николсон, засветила неяркий Люмос и велела следить за огоньком, пока она машет палочкой, а сама стала внимательно вглядываться в зрачки девушки. Через пару минут эта процедура была закончена.
    - Так, пожалуй, тебе стоит выпить Укрепляющее и снова поспать. Акцио, Укрепляющий Бальзам. Итак, - она обернулась к остальным студентам, - чтобы через двадцать минут здесь никого не было. и Дафне и Хелене нужен отдых - это основа любого лечения. Я сейчас отвечу профессору МакГонагалл и выйду проверить, что вы обеспечили покой обем своим подругам.
   Она решительно сунула стакан с Укрепляющим зельем в руку Хелене и, велев позвать ее, если головная боль так и не пройдет, удалилась в свой кабинетик.

+2

41

"Что это за вечеринка в Больничном крыле?" - с раздражением подумала Гринграсс, привычно растягивая губы в заученной милой улыбке. От всего этого топота и гомона сильно разболелась голова, но не стоило лишний раз изображать из себя припадочную барышню. Гринграсс сделаны из стали и алмазов, иначе никак. В родном серпентарии только так и следовало себя вести.
- Привет, Блейз, я уже успела соскучиться, рада, что ты с нами. Привет, Трейси. Со мной все в порядке, ребята, разве что нервы слегка подвели... Это Николсон пострадала. Если не вдаваться в детали, ее едва не убили. Проклятой вещью. До сих пор как вспомню - так не по себе.
Хаффлпафки тут же загомонили, обсуждая между собой произошедшее. Эта Ребекка показалась Дафне чересчур громкой и... какой-то слишком уж активной, слишком самоуверенной, слишком любящей привлекать внимание. Она одним своим присутствием будто бы пыталась стать центром всего происходящего. И этим до зубовного скрежета напоминала слизеринке Малфоя.
"Что ж, вряд ли мне придется слишком часто с ней встречаться", - успокоила себя Гринграсс, ни единым жестом не выдав возникшее неприятие.
Хвала Мерлину, что мадам Помфри решительно взялась приводить свою вотчину в нормальное состояние, урезонивая визитеров. К однокурсникам Дафна относилась хорошо, но сейчас их присутствии утомляло.
Правда сказанное колдомедиком заставило девушку слегка занервничать.
- Мисс Гринграсс... Профессор МакГонагалл желает вас видеть в своем кабинете, но я считаю, что вы еще недостаточно оправились от своего шока и если начнете вспоминать в подробностях то, чему были свидетельницей, то вновь вернетесь ко мне в состоянии куда более худшем, чем нам всем хотелось бы. Я настаиваю, чтобы вы провели эту ночь и завтрашний день здесь, а затем я опсмотрю по вашему состоянию. Вам нужен покой, а не допросы... Побеседуете со всеми желающими после. Вот это зелье сна-без-сновидений, не забудьте принять перед отбоем - и завтра вам уже должно быть куда лучше. И никаких волнений, это самое важное.
Дафна недоуменно наклонила голову на бок, переваривая сказанное. Произошедшее расследует гриффиндорский декан? Почему не директор? Это не настолько серьезно? Или же директор чем-то занят? Но что может быть важнее безопасности учеников? И почему допрос слизеринцев не доверили их собственному декану?
"Дафна, поздравляю, у тебя паранойя. Прогрессирующая", - мрачно констатировала девушка.
Она взяла пузырек с зельем и перебралась на свою кровать.
- Разумеется, мадам Помфри, - кивнула "змейка", всем видом выражая доброжелательность и послушание. - Я сделаю все, как вы велели.

+2

42

Привет, Блейз. Конечно, познакомься – Ребекка, моя подруга с факультета, и она с шестого курса, как и вы. Бекки, это Блейз Забини, шестой курс, Слизерин, – ответила на приветствие всегда милая и вежливая Хелена. Моё же ты солнышко, – подумал Блейз, приветственно кивая Ребекке, на лице которой хорошо были видны эмоции, которые девушка испытывала на данный момент. Лёгкая заинтересованность, пренебрежение, неприязнь, возможно, лёгкое отвращение, не к нему лично, а ко всем слизеринцам вместе взятым. Она была настроена явно предвзято. Ну и чёрт с ней, буду я тут заморачиваться из-за какой-то дурнушки-хаффлпафки, которая ещё и полукровка.
   Забини только успел поинтересоваться, что, собственно, произошло с Дафной и что же она делает в Больничном Крыле, как в палату с воплями влетела Трейси. Недовольно скривившись, Блейз смотрел, как она требует помощи у Миссис Помфри. Трейси вела себя слишком громко, слишком невоспитанно. Недостойно ученицы Слизерина. Последнее время ранее любимая Трейси совсем не радовала Блейза, и он подумывал о том, чтобы расстаться с ней. Наконец девушка заметила, что она в палате не одна, и громко поздоровалась со всеми присутствующими. На что Дафна, наконец, ответила, притом обоим однокурсникам:
Привет, Блейз, я уже успела соскучиться, рада, что ты с нами. Привет, Трейси. Со мной все в порядке, ребята, разве что нервы слегка подвели... Это Николсон пострадала. Если не вдаваться в детали, ее едва не убили. Проклятой вещью. До сих пор как вспомню - так не по себе, – Дафна поморщилась, терпеливо отвечая однокурсникам. Блейзу показалось, что она совсем не рада их видеть. Произошло явно что-то совсем нехорошее, раз Дафна, которая всегда являлась образцом вежливости и воспитанности, улыбается так натянуто и смотрит на них так устало и грустно.
Ого, невероятно! – удивлённо приподнял бровь Забини. – Как проклятая штука могла попасть в руки Хелены? – парень вовсю изображал искреннее сочувствие, а в его голове тем временем мелькали хороводы мыслей.
   Кому могло понадобиться убийство простой хаффлпафки? Вряд ли девушка могла натворить что-то такое, за что её могли хотеть устранить. А вот быть посредником вполне могла. Значит, жертва не она. Но тогда кто? Это нужно было обдумать. Блейз мысленно сделал себе пометочку и только было хотел расспросить Хелену об этом происшествии, как в палату вошла Мадам Помфри и начала раздавать почти всем присутствующим лекарства и ценные указания.
А вот и ваше противоожоговое, мистер Забини. Будьте аккуратнее впредь. И если не поможет в пару дней - придите снова, – женщина протянула Блейзу небольшую баночку с мазью. Точно такая же стояла у него в тумбочке, но миссис Помфри это ведь не обязательно было знать, верно?
Мисс Гринграсс... Профессор МакГонагалл желает вас видеть в своем кабинете. Я настаиваю, чтобы вы провели эту ночь и завтрашний день здесь, а затем я посмотрю по вашему состоянию. Вам нужен покой, а не допросы... Побеседуете со всеми желающими после.
Но... – попытался протестовать Блейз, но был перерван решительным голосом такой хрупкой, но при этом волевой медсестры.
Итак, - миссис Помфри обернулась к остальным студентам, - чтобы через двадцать минут здесь никого не было. Дафне и Хелене нужен отдых - это основа любого лечения. Я сейчас отвечу профессору МакГонагалл и выйду проверить, что вы обеспечили покой обеим своим подругам.
   Строго зыркнув на посетителей, Миссис Помфри кивнула им и вышла из палаты, направившись в свой кабинет.
Ну, раз так, то нам следует уходить, правда, Трейси? – Блейз обратился к своей девушке. Та в ответ кивнула, и подошла поближе.
Пока, Дафна. Выздоравливай. Увидимся завтра, – вежливо попрощалась с одноклассницей Трейси и взяла Блейза под руку. Парень едва заметно скривился. – Пойдём, Блейз? – вопросительно глянула на него девушка.
Да, сейчас. Ладно, прости, Даф, нам пора. Поправляйся. Пока, девушки, – кивнул Забини хаффлпафкам и вместе с Трейси вышел в коридор.

>>> Ушли.

Отредактировано Blaise Zabini (2012-01-22 22:52:07)

+1

43

Весь этот цирк со стороны слизеринцев откровенно раздражал Хелену, и девушка еще изначально не знала как себя вести. Если Дафна сама разбудила ее и вывела на разговор - ничего страшного, но когда в палату ввалились конкретные представители змеиных, хаффлпаффка откровенно говоря растерялась.
Просто, для нее вообще это все было в новинку: наблюдать за такими шумными студентами, хоть их факультет и кичился всегда спокойствием и аристократичностью, а на деле же... Они такие же как и все! Хотя... Стоит ли их обвинять в том, что они почти как все... не считая лишь раздувшегося эго и мании величия... А манеры поведения оставляют желать лучшего...
Вздохнув, девушка прикрыла глаза и попыталась успокоиться. Как же они все в одно мгновение стали ее раздражать. Даже Блейз, всегда такой милый, спокойный и рассудительный, от чего Хэл всегда смущалась, был на грани риска удушения собственными руками Николсон. И чтобы потом без зазрения совести спрятать тело, не знать, не видеть, не слышать... Это все уже у нее в печенках сидит. Так противно... Аж кишки подворачиваются и скручиваются в жгут, заставляя блондинку мучиться.
Пока Хелена в мыслях представляла, как будет расправляться с каждым слизеринцем, тишину нарушил еще один посетитель - мадам Помфри. Да, без сомнения, это школьная медсестра, Хэл приоткрыла глаза, наблюдая за женщиной. Она впервые в жизни была так рада видеть ее, что еле удержалась от того, чтобы броситься ей на шею. Эта женщина всегда приходит вовремя! Неужели сейчас установится тишина и покой!
Мадам Помфри раздавала указания всем нуждающимся, а меня видимо, как самую больную, решили оставить на десерт, а потом подошла к Хелене, выдавая нужные указания.
Ох, а если им все-таки придется отправить меня в Мунго? Нет-нет, ни в коем случае это не должно произойти!
- Смотри внимательно: вот этот синий флакон - если внезапно начнешь задыхаться. Из желтого стекла - если очень сильно начнет болеть голова - но только совсем сильно, поняла? Так, что не сможешь терпеть. Вот эти прозрачные капли - если почувствуешь, что руки и ноги холодеют и перестают слушаться. Но из каждого флакона - по глотку, не больше. По одному глоточку,
- Конечно, мадам Помфри, я так и сделаю. Спасибо вам большое. А... эээ... что вы такое делаете?
Блондинка улыбнулась медсестре, внимательно наблюдая за ее действиями. И правда, что это? Ведьма наколдовала вокруг нее золотистую сетку, и Николсон будто обдало жаром от такого колдовства.
- Ну что ж, теперь я буду знать об изменениях твоего состояния - если вдруг тебе станет хоть немного хуже, я почувствую это... Так... Как ты сейчас себя чувствуешь? Что-то болит?
- Эм... Так вот так это действует... Голова... немножко болит... Но это не так страшно...
Хэл прикусила губу, пытаясь почувствовать, что еще говорит ее тело. А точнее, как сильно ноет ее голова. Да, Укрепляющий Бальзам сейчас то, что нужно. И сон. Девушка держала в руках склянку с Укрепляющим, решив, что выпьет его, когда все уйдут.
Ого, невероятно! Как проклятая штука могла попасть в руки Хелены?
Хм, в первую очередь это интересно мне. И интересно то, что все так открыто это обсуждают, будто меня нет... Совсем... И мой спаситель куда-то запропастился... А Луна? Может, там идет какой-то допрос или дело по случившемуся?
Когда мадам Помфри ушла, то и Блейз с Трейси тоже ушли, попрощавшись.
- Пока, девушки,
- Пока...
Хэл тихо пробормотала, обернувшись к Ребекке.
Коулман сидела, внимательно слушая, и что-то для себя отмечая. И даже не смотря на это все, однокурсница выглядела напуганной. И, услышав речи медиведьмы, засобиралась в гостиную, извиняющееся улыбаясь Хелене.
- Все будет хорошо, Хэл. Точно, вот увидишь. Поправляйся...
И хаффлпаффка вышла из Больничного Крыла.
Блондинка вздохнула, и выпила Укрепляющий Бальзам, надеясь на то, что он разгонит удручающие мысли, и поможет ей уснуть.

=====) Башня Пуффендуя

офф. Действия, описанные Ребеккой, согласованы.

+2

44

Гостиная Слизерин

Паркинсон шла в Больничное крыло с как можно более деловым видом, рассчитывая, что если ей кто и встретится, то обманется этой маской занятого и спешащего по делу человека. Правда, в какой-то момент она все же юркнула в небольшое ответвление главного коридора, когда ей послышались шаги впереди, но это оказался староста Пуффендуя, спешащий в сторону своей гостиной, поэтому можно сказать, что ее прогулка после отбоя увенчалась успехов в той ее части, что касалась дороги в Больничное крыло. про обратный путь она старалась не думать.
Дверь палаты тихо скрипнула, чем вызвала недовольное шипение Панси, и девушка пошла между койками, ориентируясь больше на память о расположении кроватей, чем на зрение, и стараясь идти на цыпочках. когда она налетела на тумбочку, для чего-то (наверно, в целях самообороны) поставленную посреди прохода между кроватями, но едва не упала, но в последний момент все же оперлась руками о свое неожиданное препятствие и удержалась на ногах. Негромкий мелодичный звон разбитого стекла в тот же момент показал, что не всему удалось повторить ее подвиг.
Панси замерла, напряженно прислушиваясь, не выскочит ли откуда-то медсестра, готовая отстаивать право своих пациентов на полный и безоговорочный покой, но было тихо. Поняв, что такими темпами она скорее сама окажется в числе подопечных Помфри, налетев на что-то более опасное, нежели спокойно навестит Дафну, Панси вытащила из кармана мантии палочку и прошептала "Люмос!", загородив появившийся свет ладонью.
Больничная палата с неярком свете приглушенного люмоса показалась ей неожиданно большей, чем она ее помнила по своим редким посещениям, и куда более загадочной. Проследив взглядом по комнате, она обнаружила две занятые койки. Одна, вероятно, принадлежала той девочке, о которой рассказывала в гостиной младшая Гринграсс, когда прибежала из деревни сломя голову, а вот вторая пациентка, стало быть, и была Дафной. Панси, стараясь не шуметь и по прежнему прикрывая палочку так, чтобы видеть лишь небольшой кусок пола под ногами, пошла к койкам.
Светлые пряди волос у одной из девочек однозначно указали ей, что Дафна дальше.
Паркинсон подошла  кровати однокурсницы и наклонилась над девушкой.Как она может так спокойно лежать, когда у нее, у Панси такая беда!
Немного посомневавшись, а вообще имеет ли она право беспокоить подругу, Паркинсон вытянула руку и тронула Дафну за плечо.
- Дафна! Дафна, я прошу тебя, ну не спи же ты! Проснись, Дафна, нас ждут великие дела!

0

45

Чего Дафна никогда особо не любила, это когда ее будили. Особенно посреди ночи. Особенно в больничном крыле. Поэтому, когда в палате раздались тихие шаги, а затем звуки, говорящие, что непрошеный визитер во что-то врезался и опрокинул что-то бьющееся.
"И кого это понесло в вотчину мадам Помфри? Это по Николсон, что ли парень соскучился?" - недовольно подумала Гринграсс, но на всякий случай достала из-под подушки палочку. Мало ли... В крайнем случае, нашлет какую-нибудь гадость на нарушителя порядка, чтобы неповадно было будить больных по ночам.
Свет Люмоса слабо озарил палату. Дафна не шевелилась. Но наглость-то какова! Еще бы Люмос Максима использовал, чтобы уж точно наверняка привлечь внимание колдомедика, чего мелочиться-то?
И тут слизеринку осторожно тронули за плечо.
- Дафна! Дафна, я прошу тебя, ну не спи же ты! Проснись, Дафна, нас ждут великие дела! - прозвучал совсем рядом голос Паркинсон.
Дафна тут же расслабилась. Ну да. Если у кого-то хватает духу нарушать правила, то это обычно либо гриффиндорцы, либо слизеринцы.
Девушка резко села на кровати.
- Панс! - зашипела на подругу Гринграсс. - Чего крадешься? Я же тебя едва не прокляла с перепугу! И какие у нас могут быть великие дела посреди ночи? Неужели ты собралась отравить гриффов прямо в их башне?

Отредактировано Daphne Greengrass (2012-02-19 14:43:50)

+3

46

- Гриффов?!! - едва не взвизгнула Панси, но усилием все же сохранила толику самообладания. - Да какое мне вообще может быть дело до этих неудачников? У меня есть объекты намного ближе!
Она драматично прижала руки к груди и опустилась в ноги кровати Дафны, ерзая и устраиваясь удобнее, а затем и пристроила палочку на прикроватную тумбочку.
- Это Николсон там? - кивнув на вторую занятую койку, произнесла она, - Астория несла что-то уму непостижимое, как будто ее прокляли... Это правда?
Впрочем, понятно было, что все эти вопросы на самом деле не слишком интересовали Панси. Если уж говорить начистоту, на данный момент ей было совершенно неважно, что там с кем случилось, потому что свои проблемы она традиционно ставила не первый план. Возможно, чуть позже она вернется к обсуждению пуффендуйки, а сейчас есть и более насущные беды.
- Пока ты отлеживаешься здесь, я попала в самую ужасающую неприятность, которая могла со мной случиться... Ты даже не представляешь себе масштаба катастрофы...
Панси глубоко вздохнула, скинула туфлю и подобрала под себя ногу, устраиваясь с комфортом на кровати Грнграсс и размышляя, что из состоявшегося в гостиной разговора не обязательно для воспроизведения.
- Эти кольца... Магические артефакты, помнишь? Так вот, одно из них очень неприятно влияет на произвольную пару волшебников, оказавшихся возле него. И когда я с Малфоем в гостиной рассматривала эти артефакты, примчалась Буллстроуд и умудрилась надеть это самое кольцо себе на палец...  И я, твоя подруга Паркинсон, оказалась под воздействием кольца вслед за ней... Можешь себе представить, что мы с ней наговорили, да еще и не забудь про то, что в гостиной раздражающим фактором торчал Малфой. И я набросилась на него как последняя дура. Я обвинила его в том, что ему на меня наплевать, в том, что он постоянно ноет... При нем упрекнула Миллисент, что та в него влюблена... Словом, если у Малфоя еще были какие-то иллюзии по поводу собственной популярности, то теперь они рассеялись. И теперь он просто рвет и мечет, не упуская случая сказать мне гадость. Но это лишь предыстория. - Паркинсон обеспокоенно покосилась на Дафну: то, что та пока не услышала, вряд ли оставит ее равнодушной. - В довершение всех несчастий я... Перед тем, как уйти из гостиной,  чтобы хоть что-то тайное таковым оставалось... Словом, я... Ох, Мерлин, Дафна! Я во всеуслышание заявила, что Астория без ума от него!..
Панси закрыла лицо руками и обессиленно откинулась к стене, ожидая, по меньшей мере, громов и молний. Она была не сильна в самокритике, но здесь и последнему флоббер-червю было понятно, что Панси Паркинсон сама себе вырыла неплохую яму. Достаточно было лишь посмотреть на решительный вид Астории, которая словно бы уже целовалась с Малфоем на помолвке. Что-то наверняка произошло после того, как Панси оставила гостиную факультета, но у кого же ей узнать, что именно?

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-02-19 17:08:10)

+3

47

- Гриффов?!! Да какое мне вообще может быть дело до этих неудачников? У меня есть объекты намного ближе! - едва не завопила возмущенная Паркинсон.
Понятно...  У дорогой подруги проблемы, причем серьезные, а кто лучше Дафны подойдет на роль советчицы и жилетки? Дружба между Паркинсон и Гринграсс была достаточно крепкой и проверенной не только по слизеринским меркам, но и по общечеловеческим, поэтому в школе со своими бедами они прибегали друг к другу.
- Ближе? - озадаченно переспросила Дафна, встревожившись. Если уж Панси решила пожертвовать сном, чтобы прийти в Больничное крыло, то дело и правда серьезное.
- Это Николсон там? Астория несла что-то уму непостижимое, как будто ее прокляли... Это правда? - спросила подруга, устроившись на соседней кровати.
- Да, - подтвердила слова сестры Гринграсс. - Ей всучили проклятый предмет в Хогсмиде. Николсон могла умереть. Ужасное зрелище, надо сказать. И ужасно, что такое происходит рядом со школой.
Хотя вряд ли Панси действительно было дело до какой-то хаффлпаффки, особенно в свете ее собственных проблем.
- Пока ты отлеживаешься здесь, я попала в самую ужасающую неприятность, которая могла со мной случиться... Ты даже не представляешь себе масштаба катастрофы...
Дафна приготовилась слушать, в душе надеясь, что подруга преувеличила масштаб бедствия, которое ее постигло. Но чем больше Паркинсон говорила, тем больше Гринграсс понимала, что бедствие действительно было ужасным и обрушилось оно не только на Панси, но и на саму Дафну и ее сестру.
- Мерлин... - простонала Гринграсс, дослушав девушку. - Моргана... Мордред... И все подряд. Я так понимаю, ты сказала Малфою то, что ему было говорить никак нельзя: правду... Панс, прости, но мне хочется тебя убить... Он же... Он же попытается компенсировать свое самолюбие за счет моей глупой сестры! До этого она таскала ему шоколад, теперь будет тапочки носить! Она наивна и влюблена, он будет таскать ее рядом с собой, чтобы с одной стороны отомстить тебе, с другой - позлить меня. Дракклово пожирательское отродье, чтоб ему в Тайной комнате застрять до скончания веков!

+3

48

- Я не виновата,  начала было Панси, боясь глаза поднять на Дафну, но с каждым словом, сказанным подругой, она приходила в раздражение. Нет, для нее не было секретом, как именно Гринграсс относится к Малфою, но все же они говорили о ее, Панси, будущем муже. О ее большой любви, в конце концов, по какому-то неудачному совпадению ставшей интересом дафниной сестры. Паркинсон насупилась и сложила руки на груди в старой как мир позе несогласия, но на последних словах и вовсе хлопнула по одеялу рядом с ногой Гринграсс.
- Знаешь, - чуть оскорбленно произнесла она, поджимая губы, - почти полфакультета являются пожирательским отродьем по твоему меткому выражению.
Она понизила голос, оглянувшись на Николсон, фыркнула, заметив разбитый при падении с тумбочки стакан, и вернула укоряющий взгляд на Дафну.
- Мой отец, к примеру, тоже поддерживал Того-Кого-Нельзя-Называть. И мистер Малфой... Ну моя мама ему благодарна до сих пор.
Панси почти беззвучно прошептала это, не сводя пристального взгляда с подруги. Они не особенно обсуждали политику, Мерлин, само собой, им было, что обсудить кроме этой неприятной и даже опасной темы, но и даже теперь Панси не очень-то хотела касаться этой тематики. Насколько она знала, семья Гринграссов никогда не числилась в сторонниках Лорда... Особенно в тех сторонниках, что были обвинены в этом. Чего нельзя было сказать о ее отце. И сейчас был явно не самый подходящий момент, чтобы выяснить политические симпатии друг друга. Поэтому Паркинсон уязвленно хмыкнула и промолчала, однако подумала, что проклятая Темная Метка родителей делит детей не только по факультетам, но и внутри гостиной. И что может прийти такой момент, когда Малфой, Нотт, Крэбб и Гойл станут ей ближе, чем подруга. Эта мысль настолько поразила Панси, что она зажмурилась от переживаний и постаралась отогнать ее как можно дальше.
Нет, конечно, нет. Войны не будет. Будет их свадьба с Малфоем, самый шикарный прием, на который придет Маркус Флинт, будет гордость, когда на ее пальце будет красоваться фамильное кольцо семьи Драко. Паркинсон помахала руками перед собой, чтобы разогнать остатки неприятных мыслей, сама себе напомнив сумасшедшую когтевранку на курс младше, и попыталась делано небрежно улыбнуться Дафне.
- Я и сама не отказалась бы убить себя, но это все кольцо, которое заставляет говорить правду. Ты не представляешь, какой я себя дурой чувствую, прекрасно помня, что наговорила Милли и Драко. Но это пол беды. Мне не нравится, как на меня смотрит твоя сестра. Она как аллигатор, который только что сожрал антилопу. Дафна, это ужасно! А вдруг она что-то задумала? Малфой от меня сейчас шарахается как от огня, да и я, признаться, не готова извиниться, вдруг она воспользуется ситуацией? Ты и сама понимаешь, что он тоже может позволить ей ходить за собой, просто чтобы позлить нас...
Кажется, Дафна ей только-что говорила примерно то же самое. Или нет? Панси была слишком раздражена и расстроена, чтобы мыслить достаточно связно. Все, чего она хотела, так это чтобы кто-то ей сказал, что она напридумывала себе всякого бреда и должна успокоиться. Но, к несчастью, Дафна разделяла ее опасения, а значит, они не были такими уж бредовыми.
- Ох, я просто в замешательстве! - Панси потянула на себя одеяло Дафны и обхватила обеими руками получившийся комок, прижимая его к животу. - Иногда я просто ненавижу этого белобрысого наглого самоуверенного типа!..

+1

49

- Знаешь почти полфакультета являются пожирательским отродьем по твоему меткому выражению. Мой отец, к примеру, тоже поддерживал Того-Кого-Нельзя-Называть. И мистер Малфой... Ну моя мама ему благодарна до сих пор, - тут же вспылила на слова подруги Паркинсон.
Гринграсс вздохнула... Кажется, нужно было выразить свою мысль несколько иначе... Она вздохнула и пересела на кровать, где расположилась Панси. И просто обняла ее за плечи.
- Прости, дорогая... Просто... Просто это больно, видеть, как кого-то убивают. И больно бояться, что кого-то убьют. Я не хотела тебя обидеть. Я никогда не захочу тебя обидеть, даже если ты... примешь метку. Но для меня это нечто ужасное. И совершенно неприемлемое. Я не выношу этого святого пафоса, который следует за Дамблдором, как шлейф, не выношу этого магглолюбия, но то, что делает Темный лорд... Не получается оправдать всю эту кровь даже спасением магического мира.
Дафна прикрыла глаза. Первый раз она вслух говорила о своих убеждениях. И, наверное, последний. О таких вещах не говорят во всеуслышание, по крайней мере, не в той ситуации, которая возникла в магическом мире. К тому же, Гринграсс считала, что только ее подруга достойна такой откровенности. Она ей доверяла.
- В том, чтобы почувствовать себя дурой нет ничего смертельного, Панс. К тому же, это забудется гораздо раньше, чем ты думаешь. А вот то, что Малфой оскорблен - это куда как неприятней. И моя сестрица... Аллигатор? Пожалуй, сходство есть... - криво усмехнулась Дафна. - Вспомни, сколько она страдала по Малфою, ходила тенью, заглядывала в глаза. А он ничего не видел и не понимал. Теперь вцепится мертвой хваткой. Не понимает, мой маленький аллигатор, что добычу схватил не по себе. А Малфой... Дай бог, чтобы он просто позволял ей ходить рядом. Я, наверное, скажу вещь неприятную для тебя, но мне кажется, ему все равно, кто с ним будет. Потому что он не любит ни тебя, ни Асторию. Но Тори удобнее. Она управляема, она хочет угодить, она готова часами рассказывать, какой он замечательный.
Девушка тяжело вздохнула и спрятала лицо на плече у подруги.
- Ну что вы в нем нашли? Что она, что ты... Он же способен любить только свое отражение в зеркале, он увяз в делах Лорда, его семья в немилости и на этой стороне, и на той... Но ты хотя бы способна с ним справиться...
Гринграсс поняла, что она едва не плачет. Стальная выдержанная Дафна чувствовала, что вот-вот закатит банальную истерику. Очевидно, дневное происшествие, как и говорила мадам Помфри, не прошло бесследно...
Усилием воли девушка взяла себя в руки и посмотрела подруге в Панси в глаза.
- Но мы же слизеринки, дорогая, верно? - злодейски ухмыльнулась она. - Мы берем то, что хотим, делаем, что хотим и избегаем наказания. Что нам стоит обвести вокруг пальца одного-единственного мальчишку и мою глупенькую сестрицу?

+3

50

Панси потянулась к Дафне и обняла ее в ответ. Нельзя было не признать, что Дафна была права, а Панси просто как всегда отреагировала на формальную причину, проигнорировав суть. Повелась на фантик.
- Я не хочу принимать Метку, ты же знаешь, - прошептала она на ухо Гринграсс... и утаила, что примет, если отец прямо велит ей сделать это. И то, что так она сможет стоять наравне с Драко, чья служба Лорду уж точно не за горами, играло не последнюю роль в ее самоуговорах. Спасение магического мира же волновало Панси на самом деле примерно так же, как и судьба лонгботтомовской жабы. Разумеется, она время от времени говорила то, что ожидалось услышать от чистокровной слизеринки, гордящейся своим происхождением и кровью, но примерно так же она и интересовалась здоровьем пожилой дальней родственницы, раз в месяц отсылая той небольшое письмо с забавными рассказами о себе, по большей части выдуманными: просто так было принято. Политика Панси Паркинсон была таковой, что девушка по большей части имитировала многие ожидаемые от нее вещи, предпочитая истинные свои мотивы хранить далеко от любых глаз, иногда и своих собственных. Дело было не в недоверии, она доверяла Дафне абсолютно и безгранично, но и понимала, что начни она сейчас излагать свои мысли, конфликт может развиться, а это было бы так некстати.
Выслушав слова Дафны, Панси рассмеялась и погладила подругу по волосам, хотя смеяться было ой как сложно. Пожалуй, были бы они гриффиндорками, то ревели бы обе в три ручья, но noblesse oblige, поэтому ей оставалось только держать лицо. Слова Дафны режали по живому, заставляя Панси пошире распахивать глаза, сдерживая слезы, да стискивать кулаки под прикрытием одеяла.
Тысячу раз была права Гринграсс в своей оценке, тысячу раз Панси должна была признать это и отступиться, позволяя другой наивной молоденькой девочке мнить себя центром малфойцентричной вселенной, но должна - не значит сделала, и Панси только проглотила неприятный осадок. Если Драко считал любовь сказками для идиоток, Панси считала так же. Если Драко был холоден как сливочное мороженое за стеклом витрины, Панси отказывалась от горячего шоколада. Кто и где вообще видел эту любовь? Влюбленности Панси вполне хватит им обоим, да и Малфой совсем не так безразличен, как думает Дафна. Панси много раз читала в его глазах симпатию, теплоту, восхищение... Это совсем немало. Более того, этого достаточно. Когда-то она довольствовалась дружбой, теперь ее и Драко связывало нечто большее, а устаревшими категориями пусть пользуются другие.
- Этот мальчишка не уйдет от меня, пока я сама не дам ему воли, - самонадеянно заявила Панси, повыше поднимая подбородок и копируя ухмылку Дафны. - Если твоя сестра аллигатор, то я леопард, и эта антилопа моя законная добыча. Никто не обойдет меня на моей территории, даже другая слизеринка! И я прошу тебя о помощи, хоть ты и против моей увлеченности. Драко, возможно, не идеален, но он идеален для меня. И я ни за что не позволю кому бы то ни было разрушить мою помолвку: ни ему, ни Астории, ни кому либо другому. И раз твоя сестра объявила мне войну, то пусть готовится к поражению. Я помирюсь с Малфоем еще до бала, даже если мне придется принести ему разок тапочки, и он убедится, что лучше меня ему не найти. На четвертом курсе проклятая Грейнджер со своим Крамом были звездами, но этот бал я никому не уступлю. Мы с Драко будем главной парой, куда там до нас бобру или Поттеру!
У Панси горели глаза и она пылала воодушевлением, вцепившись в руку Дафне и строя планы на приближающийся бал.

+3

51

Панси ответила на объятие, и Дафна со вздохом прижала подругу к себе покрепче. Ну почему же все так сложно? Им только по шестнадцать лет, то, во что они замешаны вольно или невольно, ненормально.
"Умилительная картина, две слизеринки сжимают друг друга в объятиях и жалуются на жизнь, - хмыкнула про себя Гринграсс-старшая. - Думаю, многие бы заплатили, чтобы посмотреть хоть одним глазком на такое зрелище".
- Я не хочу принимать Метку, ты же знаешь, - еле слышно прошептала Паркинсон.
- Я знаю, что ты не хочешь, - также тихо ответила девушка, устало прикрыв глаза. - Я все знаю и все понимаю. Я твоя подруга, что бы ни случилось.
Дафна думала, что все это несправедливо. Родственные узы, призванные поддерживать о оберегать, для многих ее однокурсников стали тяжкими цепями, тянущими к пропасти. Каждый чистокровный с детства приучен к мысли, что семью нужно поддерживать во что бы то ни стало, сейчас у тех, кто должен был стать красой и гордостью магического мира, не было выбора. Не было даже надежды на выбор. Сестрам Гринграсс повезло, они оказались относительно свободны в своем жизненном пути благодаря тому, что их родители не приняли ни одной стороны. Хотя вряд ли лорду и леди Гринграсс их нейтралитет дался легко и безболезненно. Дом Дафны порой навещали странные хмурые люди, после чего в глазах мамы стыл испуг, а отец хмурился. Девушка подозревала, что и Пожиратели, и авроры навещали их дом... Тем неприятней была для старшей дочери семейства Гринграсс симпатия ее сестры к Малфою.
Панси же тем временем или успокоилась, или заставила себя казаться спокойней, по крайней мере, ее слова были довольно-таки воодушевленными.
- Да, будь моя воля, я бы не пожелала для тебя такой пары, как Драко Малфой, - не стала спорить Дафна, пожав худыми плечами. - Но ты не моя сестра, ты сильная и ты способна совладать с нашим принцем. Поэтому если ты хочешь получить его - я помогу тебе и словом, и делом. И не вздумай, дорогая, как ты выражаешься, "разок принести ему тапочки". Ты же не сможешь делать это вечно. Боюсь, придется убедить Драко в том, что ты лучшая для него. Такая, как ты есть. И если ты позволишь кому-то встать на своем пути, я перестану тебя уважать, дорогая.

+1

52

Панси деланно рассмеялась. Наверно, Дафне сложно было представить подругу, приносящую тапочки: Панси не слишком посвящала даже близкую подругу в свои неприятно-сложные отношения. Да и ей было стыдно признавать, что она не может справиться с ситуацией. Дафна считала ее сильной незаслуженно, по мнению самой Панси, но никогда бы Паркинсон не добилась того, чего добилась, не будь в ней внутреннего стержня. Правда, был еще вопрос, а нужно ли было этого добиваться и не Драко ли Малфой зовут ее пресловутый внутренний стержень. Паркинсон была слизеринкой до мозга костей, а это значило - воплощенным эгоизмом. На первый взгляд. Однако как назвать тот факт, что абсолютно все ее достижения совершались только во славу ее желания добиться Малфоя, который всегда был рядом и никогда с ней. 
Панси потратила слишком много сил, слишком много времени, чтобы иметь право целовать Малфоя и обсуждать с его матерью прием в честь помолвки. Слишком много, чтобы теперь отойти в сторону или дать Драко выкинуть какую-либо глупость. Хочет он провести оставшиеся до рождества и помолвки месяцы в ссоре? Хочет вскружить голову Астории, хотя куда уж дальше, благодарение Мерлину за его слепоту? Хочет с Миллисент провести пару вечеров на Астрономической башне? Все, что угодно, лишь бы с его лица исчезло это непривычное угрюмое и ожесточенное выражение, появившееся в конце прошлого учебного года. Панси была далека от идей рабовладения, но одно знало точно: Малфой может выкидывать любые коленца, она с ним разберется позже и на законных основаниях, а вот каждую, кто к нему подойдет, будь то слизеринка, гриффиндорка, да хоть сама МакГонагал, ждет ряд неприятных сюрпризов от Паркинсон. И об этом Малфой может даже и не догадываться, ему-то вряд ли понравится подобный настрой. 
Но Малфою может не нравиться что угодно, от тыквенного сока до архитектурных решений Хогвартса. Есть вещи. которые девочки делали, делают и будут делать всегда, а мальчикам остается только развести руками.
- Дело в том, - успокоившись более-менее, начала Панси, - что ему, видимо, не очень важно, лучшая я или нет. И не в том смысле, что он любит меня любую, не подумай даже. Но хватит об этом. Он мой жених и на Рождество состоится наша помолвка, вот что самое главное. Жаль, если Астории это разобьет сердечко, - хищно усмехнулась Панси и захлопала ресницами, - но такое частенько случается с теми, кто не слушает старших сестер.
Она устроилась поудобнее рядом с Дафной. Были свои плюсы в том, чтобы они встретились после отбоя в Больничном крыле. Когда их никто не видел, было уже не так важно держать спину, манерно разговаривать, скрывать эмоции, и Панси могла в нарушение всех приличий залезть на кровать к подруге и засунуть озябшие ноги под одеяло.
- Дорогая, - меняя тему, спросила она, - но почему ты в Больничном крыле? Что случилось и почему тебя не отпустили ночевать в спальню?

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-02-22 11:24:12)

+1

53

- Малфой? Любит?
Дафна еле слышно рассмеялась. Малфой уж точно никаким место не походил на маггловского Ромео. Ну и Панси не смахивала на Джульетту. Астория - походила. И если учесть, что в той маггловской пьесе, которую летом прочла Гринграсс, все закончилось плохо, то лучше уж хогвартская "Джульетта" побудет не удел.
- Не думаю, что он способен любить в полной мере. Хоть кого-нибудь. Испытывать симпатию - возможно. Пока человек ему удобен. Любить - значит, принимать и понимать человека таким, как он есть. С благодарностью принимать шаги на встречу, но не требовать. Для него нужно быть трофеем, который он пожелает заполучить.
Девушка откинулась на кровати.
- Впрочем, это ты его невеста, наверняка, ты знаешь Драко во сто крат лучше меня. Я же считаю, что до помолвки нельзя расслабляться. Хотя о чем я, расслабляться нельзя до свадьбы. Пока вас не свяжут узами брака, все можно еще переиграть. И пока вы не станете мужем и женой... Астория будет питать надежды... Девичье сердце разбивается едва ли не каждый день, чтобы быть склеенным очередной нелепой надеждой. Нужно, чтобы у нее не было надежды. Или... надо, чтобы она стала неудобна для Малфоя. Начала раздражать его.
Рядом с Панси было спокойно и просто. Они были на равных и не пытались ударить друг друга побольней. Рядом с Асторией приходилось нести ответственность старшей сестры, оберегать, заботиться, рядом с другими слизеринцами - блистать манерами и самообладанием...
- Дорогая, - спросила Паркинсон, - но почему ты в Больничном крыле? Что случилось и почему тебя не отпустили ночевать в спальню?
Дафна тяжело вздохнула.
- Николсон всучили проклятый предмет в Хогсмиде, Панс. И отправили в школу. А она схватилась за эту мерзость... В результате, едва не умерла. Я там была. И Тори.
Вспоминать о произошедшем было жутко. Но уже не трясло, как было поначалу.
- Пока рядом была сестра, я как-то держалась. Нельзя было иначе. А потом... Потом плохо стало. Я никогда не могла спокойно смотреть на жестокость... На смерти... В общем, в результате я практически с полноценной истерике билась и свалилась в обморок, и Малфою с Асторией пришлось тащить меня сюда. А когда мы немного пообщались с Драко, едва не стало хуже. Так что ничего трагичного. Помфри, правда, велела оставаться у нее до утра, но это и к лучшему. Боюсь, сейчас я не хочу никого кроме тебя видеть.

Отредактировано Daphne Greengrass (2012-02-22 16:30:40)

+1

54

Панси усмехнулась, а потом и захихикала, прикрывая рот рукой и кидая быстрые взгляды на Дафну. Когда приступ смеха прошел, она прошептала:
- Трофеем? Ой, Дафна. Для Малфоя есть один-единственный трофей - победа над Поттером. Ни я, ни Астория здесь не ценимся, так или иначе. Мы не очень-то его интересуем, и мне искренне жаль, что твоя сестра этого не понимает. Так она точно проиграет, если будет ждать инициативы от него. Томные взгляды и соблазнительные улыбки ничего не значат, и я не знаю, почему Драко так равнодушен к этим проявлениям симпатии. Но мне это только на руку.
С этими словами Панси обняла руками колени и взволнованно уставилась на подругу, выслушивая ее.
- Тогда тебе и правда лучше сейчас не возвращаться в подземелья. У Драко отвратительное настроение, он срывается на всех, а ты не пройдешь мимо без того, чтобы не сделать ему пару замечаний... Неееет, думаю, для тебя и правда наилучшим выходом будет здесь побыть. Здесь твои нервы будут в покое. А хочешь, - Панси обеспокоенно обхватила подругу за плечи, чувствуя, как дрожит Дафна: сильная и уверенная в себе Дафна, не дающая спуска никому и ничему. - Я послежу, чтобы к тебе никто не приходил? Никого не пущу, даже Асторию. А ты отдохнешь, наберешься сил, не будешь нервничать... Но только, Дафна, мне не справиться без тебя. Астория нахамила мне в гостиной, ей совершенно все равно, что я говорю. Мне кажется, она готова на любые глупости. На любые, Дафна! Драко, конечно, не озабоченный гормональными бурями бабник, но вряд ли он откажется от того, что само плывет к нему в руки!
Панси всплеснула руками, отрываясь от Дафны, и приложила холодные ладони к горящим щекам.
- Я боюсь, что если буду слишком усердствовать в том, чтобы сделать ему охоту за мной как можно более сложной, он потеряет и тот интерес, который чувствует. И обратит внимание на Асторию, которая растекается лужицей от одного его взгляда... Мерлин, как же за этим противно наблюдать! Решено. Надо сделать ее невыгодной ему. Знать бы еще, как...
Панси покачала головой и с шуточным осуждением взглянула на Дафну поверх коленей.
- И в такое тяжелое время ты вздумала оказаться здесь... А вот и идея! Может быть, мне упечь Асторию к тебе под бок? Ты сможешь вдоволь наговориться с ней о девичьей чести, а я стану для Драко хоть в чем-то единственной? Он же парень. И у него есть определенные желания.
Несмотря на решительный вид, Паркинсон все же покраснела, но взгляда не опустила.
- Не думаю я, что он станет бегать в Больничное крыло, зная, что Астория с тобой... А я привяжу его к себе хотя бы так... В конце концов, мы же все равно поженимся, так какая разница, когда это произойдет?

+1

55

- Тут надо действовать иначе, дорогая, тоньше... Гораздо тоньше, - мечтательно произнесла Дафна, обрисовывая в общих чертах интригу. - С Асторией уже нельзя говорить напрямик. От одного словосочетания "девичья честь" моя маленькая сестричка будет биться в конвульсиях и орать.
О да. Здравый смысл для девушки в пятнадцать не аргумент. Зато... Зато будет аргументом запрет родителей, прямой отказ Малфоя. Ссора с ним.
- Хорошо бы получить Оборотное зелье, - задумчиво протянула девушка, обсасывая про себя идею. - Это прям-таки будет превосходного. И какое-то количество снотворного. А голоса у меня и Тори похожи, родители не различают. Впрочем, пока не стоит слишком много внимания уделять этому... недоразумению. Но за откровенное хамство тебе я ей выволочку сделаю. Не ее дело открывать рот на того, кто способнее ее. И тем более не след демонстрировать дурные манеры.
И правда, Дафне казалось, что за какие-то сутки Малфой резко стал центром ее вселенной. А это было... недостойно девушки из рода Гринграсс, которые в первую очередь должны были думать о своей семье, а уже потом - вспоминать обо всех других. Надо отвлечься. Найти иные темы для бесед, другие поводы для плетения интриг, не могли же все Хогвартские проблемы вдруг сойтись на влюбленности Астории.
- Не хочу тут отлеживаться дольше положенного, - вздохнула слизеринка, передернув плечами. Оставаться на попечении мадам Помфри - означало спрятаться. Дафна не собиралась прятаться ни от кого. - Не стоит, чтобы на факультете меня считали слабой вздорной барышней. А Малфоя я никогда не боюсь и не собираюсь начинать. Лучше скажи мне, что случилось в мое отсутствие в родном серпентарии? Сколько литров яда окропило ковер к гостиной? Ни на секунду не поверю, что хоть один наш вечер может пройти мирно и спокойно.

+2

56

Снова эта давящая темнота, которая окружает меня и мое подсознание. Я иду по какому-то коридору, и вместо того, чтобы искать выход, я иду все дальше и дальше. Эти стены не отпускают меня. И тишина, которая вроде бы и не тишина, напрягает меня все больше и больше. В моей голове постоянно кто-то говорит, нашептывает на ухо, но оборачиваясь, я никого не вижу. Может быть, это призраки моего не состоявшегося прошлого? Нет, не верю и хочу знать.
Когда силы уже совсем отпускают меня, я вижу призрачную тень - я не вижу лица этого духа, я просто чувствую тепло, и оно рождает в моей груди надежду на то, что я выберусь из этого кошмара, только...
Мерлин, спаси меня, дай выйти в света день. Кажется, я схожу с ума, вокруг меня невидимые путы, и я задыхаюсь, потому что они обвивают мое горло. Я бы закричала, но никого нет, чтобы спасти мое больное подсознание. Когда мне кажется, что моему здоровью ничего не угрожает, из моего горла вырывается хрип, и я кричу...

Это сон, это сон... Очень страшный сон... Потому что Хэл сидит в темной комнате, и прерывисто дышит, будто пробежала два километра без остановки на передышку.
Поначалу Хелена думает, что она находится в своей башне, но нет, девушка только сейчас понимает, что по ее лицу бегут слезы, и все тело бьет мелкая дрожь. Только осознание приходит слишком мучительно. Руки тянутся к столику, на ощупь ища волшебную палочку. Где же она? Сил не было, как и света. Где все? В палате раздается смешок, и Хэл испуганно поворачивается, сжимая в руках одеяло. Зрение совсем подвело ее, и Николсон спрашивает у темноты.
- Кто здесь?

+1

57

Паркинсон фыркнула на слова Дафны о девичьей чести, хотя сделала это по большей части для вида: она и сама прекрасно понимала, что можно, а что нельзя. На ее счастье, Драко был способен сдерживать свои порывы страсти... Хотя это и временами задевало Панси, которая в периоды пессимизма видела в этом символы его полнейшего равнодушия: а как еще думать о парне, который целует тебя только в рождество да в день рождения? Однако эти мысли Панси намеревалась оставить при себе: ей не хотелось выслушивать снова, что Драко Малфой плохой выбор.
- Хорошо бы получить Оборотное зелье. Это прям-таки будет превосходно. И какое-то количество снотворного. А голоса у меня и Тори похожи, родители не различают. Впрочем, пока не стоит слишком много внимания уделять этому... недоразумению. Но за откровенное хамство тебе я ей выволочку сделаю. Не ее дело открывать рот на того, кто способнее ее. И тем более не след демонстрировать дурные манеры.
Панси опустила ресницы, практически прослушав намерения Дафны относительно сестры. Она уловила мысль подруги о ссоре Драко с Асторией и даже счастливо засмеялась, быстро прикрыв рот рукой.
- Ты не поверишь, но у меня как раз есть пузырек Оборотного зелья. Я... кхм... позаимствовала его летом у одного друга, не спрашивай, кто это... Там всего пара глотков, но на час или около того хватит. Ты же успеешь решить эту проблему за час, притворившись Асторией? Успеешь сделать так, чтобы Драко полгода с ней разговаривал как редкостный мерзавец? А снотворное я сварю утром, Драко как раз прислали ингридиенты, там настаиваться три часа зелью, как раз к вечеру будет готово! Мерлин, Дафна, ты такая умница!
Паркинсон прижала руки к груди, улыбаясь подруге. Ее глаза разгорелись, она будто уже была готова бежать варить зелье, но быстрый взгляд вокруг вернул ее в реальность. Глубокая ночь, Малфой наверняка уже давно спит, убрав свои запасы подальше, да и идти по коридорам в полной темноте и одиночестве совсем не хотелось.
Дафна продолжила:
- Не хочу тут отлеживаться дольше положенного. Не стоит, чтобы на факультете меня считали слабой вздорной барышней. А Малфоя я никогда не боюсь и не собираюсь начинать. Лучше скажи мне, что случилось в мое отсутствие в родном серпентарии? Сколько литров яда окропило ковер к гостиной? Ни на секунду не поверю, что хоть один наш вечер может пройти мирно и спокойно.
Панси снова насмешливо хмыкнула и постучала себя пальцем по лбу:
- Ну что ты такое говоришь. Ты вовсе не слабая и не вздорная. Да и что касается Малфоя, я имела в виду лишь то, что около него сейчас неприятно находиться. Он злится на что-то и срывается на всех подряд. Ну хорошо, признаю, злится на меня. Но милее от этого не становится. Что произошло...
Панси задумчиво повела плечами, размышляя, и натянула одеяло повыше, устраиваясь около Дафны удобнее.
- После того, как произошел весь этот... инцидент с кольцом, я убежала из гостиной. Прогулялась по коридорам. постояла возле окна, подумала обо всем этом. Не хотела быть в спальне, не хотела оставаться в гостиной. Не хотела видеть Миллисенту, мы с ней такого наговорили друг другу и, что самое смешное, тоже из-за Драко... Когда вернулась в гостиную уже в сумерках, там была только Гертруда Рихтер. Кажется, она собирается отравить своего жениха. Я посоветовала ей обратиться к Драко или Блейзу, все знают, что эта парочка с ума сходит по сложным и любопытным зельям... Тут вернулся Драко. Ты бы его видела. Злой, раздраженный, галстук висит криво... Словом, будто только что обменялся парой слов с Поттером и Уизли на глазах у Макгоногал. С порога назвал меня полным именем, так что я сразу поняла, что нам помириться сегодня не светит. Ну и не осталась в долгу. Однако, вроде бы, с Рихтер они договорились. По крайней мере, когда я уходила, они что-то мирно обсуждали что-то. Не уверена, насколько эта идея Гертруды реальна, но я не очень-то понимаю ее. Ее жених чистокровен, богат, из материковой аристократии.
Она пожала плечами и усмехнулась.
- А так все было мирно, дорогая. Все усталые к вечеру субботы, чего ты хочешь...
- Кто здесь?
Чужой голос заставил Панси вздрогнуть и инстинктивно схватиться за край одеяла в попытке укрыться с головой как в детстве, но она тут же вспомнила о пострадавшей хаффлпаффке в палате и облегченно выдохнула, а затем большими глазами уставилась на Дафну.
- Это же эта... Хелена, да? Как думаешь, она слышала что-то? Я не уверена, что смогу наложить Обливиейт, я только один раз читала про это заклинание, - прошептала Паркинсон, косясь на тусклый люмос у их кровати.

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-03-02 13:10:00)

+3

58

- У тебя есть оборотное? - оживилась Дафна, чувствуя охотничий азарт. - Вот удача. И снотворное... Теперь главное найти подходящий повод применить все это... А полчаса мне хватит. Малфой не будет разговаривать с моей сестрой как минимум до выпуска, уж я знаю, как и чем его можно ударить побольней.
Губы Гринграсс растянулись в предвкушающей улыбке. О да, уж что и как сказать Драко, чтобы он десятой дорогой обходил потом Асторию, слизеринка могла. Не даром же они столько лет знакомы. Сестру было жаль... немного. Но чего не сделаешь ради ее блага? Вот только Тори потом наверняка попытается ее убить. Или как минимум проклясть.
Панси идея подруги определенно понравилась и сильно. Вот и хорошо. То, что в одиночку провернуть тяжело, вдвоем будет куда как проще.
- О Мерлин, почему весь мир резко начал вертеться вокруг Малфоя? - тяжко вздохнула Дафна, закатив глаза. - Ну понимаю еще, вокруг Поттера. Тот хотя бы Избранный и все такое прочее, но Малфой-то тут причем? Но нет, все девичьи вздохи в гостиной из-за него, все склоки - тоже из-за него и все глобальное заверчивается вокруг этой же персоны. Чего-то в жизни я никогда не смогу понять. И Рихтер я тоже не понимаю, раз уж настолько не мил жених, почему бы не отделаться от него другим, бескровным способом. Нет человека - нет проблемы. Есть труп - проблемы еще большие. А если следы яда обнаружатся? И втягивать в такие неприятности однокурсников... Дело пахнет Азкабаном, дорогая, а у стен есть уши всегда. Особенно в Хогвартсе. В общем, я не одобряю. Но вряд ли кого-то будет интересовать мое мнение в данном вопросе.
Видимо, их разговор все-таки разбудил Николсон. Та подала голос.
Дафна тут же притихла.
- Вряд ли она слышала много, - одними губами произнесла слизеринка. - Пока повременим с обливиэйтом. Если утром спросит, скажу, что ничего такого не заметила. Учитывая ее потрясение, думаю, удастся убедить ее, что все ей только приснилось.

+1

59

[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/8/e/7b0746e0.mp3|cuando me vaya[/mymp3]
Хелена сидит в своей кровати, совсем потерянная и больная. Сейчас для нее не существует абсолютно ничего, только она сама и ее тени. Агония, которая зарождалась в груди Хэл, не давала ей никакого успокоения. И холод, который зарождался в ее груди от уровня сердца, замораживал все ее тело, сдавливая, и заставляя задыхаться.
Из груди Николсон вырывается хриплый вздох, и она просто давится эти потоком холодной пыли и воздуха. Для нее сейчас совсем ничего не имело значения, и голоса... Они были фоновой музыкой, и били прямо набатом. На глазах хаффлпаффки выступали слезы, и она не знала, как их остановить. Хэл обняла себя руками за плечи, медленно раскачиваясь. Сна как не бывало. Истерика, полная и основательная. Мне нужна мадам Помфри... Она не говорила, что может выключ... ооо... мои глаза... Я не должна ослепнуть... Не должна, не могу....
Кажется, еще чуть-чуть и ее голова взорвется от боли... Николсон кусает губы в кровь, и сжимает зубы, чтобы не кричать, чтобы не пугать больше Дафну... А то потом эта слизеринка будет долго отходить после этого больничного. То, что в палате был кто-то еще, Хэл догадалась сразу, но смысла разговора она не могла понять, да и не хотела. Чужие тайны ей ни к чему.
На мгновение Хелена закрывает глаза, и перед ней встает картинка из детства: маленькая девочка и юноша, который развлекает ее солнечными зайчиками, пускаемыми и волшебной палочки. И Хэл снова плачет, потому что это напоминает ей о многом... Ее детство и обещанный приезд с первого курса... Оно все рассыпалось в пыль...
Блондинка даже уже собирается позвать его, но боится, что это призрак, ее видение...
- Мерлин, если ты...умер... То почему, почему... Почему так? Спаси меня... Помоги мне...

+1

60

Начало игры
Весь конфуз в том, что комичность внезапной ситуации не отпустит до самого момента погружения в беспокойный и терпкий сон; буду думать о собственной дурной карме, выуживая колеса из блистера, вталкивая их в себя вместе со вчерашним остывшим кофе, пытаясь одновременно не упасть на близлежащие гладкие поверхности, что соблазнительно поблескивают от искусственного света, вычищенные до блеска; Гады. Почему им не сидится дома. Обязательно нужно залезть внутрь моей головы, переворошить там все, свернуть все порядки с ног на голову и так же пустоголово и легкосердечно убежать, подавившись нездоровым, полусумасшедшим смехом.
Джейн в который за ночь раз открывает глаза, глядя на ненавистную луну. Почему, почему именно сейчас, именно в эту ночь ей не спиться?  А ответ прост. Всему виной вывихнутая нога по любезному толчку какого-то второкурсника. Ну надо же было додуматься столкнуть семикурсницу с самой большой лестницы! И, тем ни менее, у него это прекрасно получилось, и теперь Джейн здесь и совсем не может уснуть.
Эти простыни - почти полностью уверена в том, что из-за дурного настроения все окружающие предметы настроились против меня; не заснуть. Какого черта? Почему колеса стали действовать так рано и так резко? Чертов  день. Чертово  утро. Всегда утро. Разве этого не понять? Ненавижу рассветы. Ненавижу любые проявления природы - от всего становится только хуже. В вакууме жить проще - секунда и желанное избавление.
Поняв, что уже не заснет, Джейн аккуратно, что бы не разбудить спящих однокурсниц, встает, собирая волосы в небрежный пучок, натягивая первые попавшиеся под руку футболку и штаны, застегивает мантию и аккуратно выходит из спальни.
В гостиной тихо. В это время здесь ни одной живой души. Костер давно догорел, книги были разбросаны, чьи-то метлы стояли в углу… Словом, привычная картина. А книги потом кто-нибудь уберет. Их всегда убирали. Обычно тот, кто вставал первым. А Джейн этого сейчас совсем не хотелось…
Пятый этаж.  Темная невыносимая, невозможно увидеть собственной руки. Приходится идти с палочкой в руках, то и дело получая нравоучения от картин и оглядываясь на каждый звук, молясь, чтобы это оказался не Филч.
Хромота с каждым шагом все больше напоминает о себе - что ж, хотя бы на йоту приближаюсь к собственным вполне материальным, хоть и не осязаемым идеалам, - уменьшить рост, изменить форму черепа и повысить громкость голоса, убрав подростковую надрывность и истеричные нотки - новый Серый Кардинал готов. Жаль, что нет фюрера, за чьей спиной можно было бы встать.
Открыв скрипучую дверь, Джейн несколько удивилась, что мадам Помри её не встречает. Обычно, чуть заскрипит дверь, волшебница была уже наготове, а сейчас нет. Странно. Хотя, через несколько секунд появилась и сама Помфри, что-то захлопотав про ногу.
-Останешься  здесь до утра. Где же это видано, чтобы семикурсниц с лестниц толкали!?- покачивая головой, причитает женщина. Джейн тихо вздыхает, проходя к койкам, замечая две фигуры, сидящие почти в полной темноте.
- Доброй ночи Дафна, доброй ночи Персефона- сдержанно улыбнувшись, говорит Джейн, занимая койку между слизеринками и Хеленой, которую успела приметить ещё при входе. Подругу она не решила будить, поэтому просто села на кровать с ногами, аккуратно вытягивая больную, слегка ойкнув.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC