Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Палата>>

Сообщений 61 страница 90 из 96

61

- О Мерлин, почему весь мир резко начал вертеться вокруг Малфоя? - тяжко вздохнула Дафна, закатив глаза. - Ну понимаю еще, вокруг Поттера. Тот хотя бы Избранный и все такое прочее, но Малфой-то тут причем?
Панси задумчиво посмотрела на Дафну. Неужели она действительно считает, что Малфой не становится центром любого образования? О, ей было, что сказать подруге - мир не резко начал вертеться вокруг Малфоя, так было всегда, просто сейчас Дафна удосужилась это заметить.
Она слабо улыбнулась, уже успев успокоиться по поводу проснувшейся Хелены.
- Ну, если ты считаешь, что она купится на это, то все в порядке,  - Панси пожала плечами, выпрастывая руки из-под одеяла. Все же в рубашке и мантии под пуховым одеялом было жарковато.
Она продолжала наблюдать за Николсон, которая села на кровати и принялась раскачиваться, обхватив себя руками. Ее рваное хриплое дыхание нервировало Панси, которая вовсе не хотела, чтобы хаффлпаффка прямо сейчас умерла в десяти футах от нее.
- Мерлин, если ты...умер... То почему, почему... Почему так? Спаси меня... Помоги мне...
Слабый, прерывистый и тихий голос Хелены напугал Панси до дрожи, и она обхватила себя руками, копируя позу хаффлпаффки. В палате сразу будто похолодало, и Паркинсон сдвинула брови, словно это могло помочь ей понять или увидеть того, к кому обращалась девушка на соседней койке.
До чего страшно, Мерлин Великий!..
- Может быть, к ней подойти? Ты слышишь, как она дышит? - Панси и сама удивлена, обнаружив в себе запасы гуманности, но все объясняется банально: все в школе в курсе истории Плаксы Миртл, и Панси вовсе не хочется становиться очередной Оливией Хорнби, чтобы умершая в нескольких шагах от нее Николсон вздумала бы портить ей жизнь и свадьбу с Драко, решив, что Панси того заслуживает.
К счастью, в палате появилась Помфри, на ходу поправляя очки и заталкивая волосы под ночной чепец, и Панси юркнула под одеяло Дафны с головой, погасив палочку и гадая, заметит ли медсестра ее туфли.
- Дафна, обувь, - прошипела почти неслышно она и ткнула подругу под одеялом в бок.
Медсестра хлопотала вокруг Хелены, причитая так, словно та уже готовилась отойти в лучший мир, а Панси, устроив подбородок на плече Дафны, наблюдала за действиями медсестры, пользуясь полутьмой в палате. Целительница совала в руки Хелены флакон за флаконом из стоявших у той на тумбочке и приговаривала что-то успокаивающее, что-то вроде того, что через минуту Хелене полегчает, что она не должна бояться, что это ожидаемый криз...
Панси почувствовала не страх, а липкий ужас, потому что, несмотря на успокаивающие интонации, в голосе обычно такой невозмутимой мадам Помфри слышалось сильное волнение, которое она не могла скрыть. Будь она на месте Хелены,  - подумала Панси, то давно бы устроила скандал и потребовала, чтобы ее отправили в больницу Святого Мунго.
и все таки, что же такое страшное произошло с Хеленой? Ведь та явно не просто под случайное заклинание попала. Не иначе, что-то очень темное.
Однако вскоре медсестра замедлила движения и стала меньше суетиться. Наверное, пациентке стало полегче.
Когда Помфри исчезла в своей кладовке со словами, что принесет еще одно чудодейственное снадобье, Панси не смогла сдержать комментарии.
- Подумать только, кому она могла так навредить... Да это же покушение на убийство, не иначе.
От разговора Панси отвлекло появление нового действующего лица. Малознакомая хаффлпаффка, кажется, прихрамывая вошла в палату.
Когда и ей помощь была оказана, а Помфри, поправив Хелене одеяло и ободряюще погладив ее по волосам, удалилась снова, Паркинсон вылезла на свет.
- Доброй ночи Дафна, доброй ночи Персефона.
Какая я тебе Персефона...
- Лишь обстоятельства свели нас здесь, - не хуже своего декана шипит Паркинсон, раздраженно посматривая на пришелицу и смахивая с лица упавший локон, - и знание наших имен вовсе не дает тебе право к нам обращаться.
Панси сердита, устала и взволнована коварными планами Дафны и разыгравшейся только что сценой реанимации Хелены. поэтому фамильярность этой девушки, тем более с Хаффлпаффа, становится последней каплей, переполняющей чашу терпения слизеринки, оправдывая полностью слухи о ее гадком характере.

Действия мадам Помфри по оказанию помощи Хелене Николсон были согласованы с администратором DM.

Отредактировано Pansy Parkinson (2012-03-07 20:56:44)

+3

62

Хелена же и не думала успокаиваться, дыхание ее было хриплым, тяжелым прерывистым... И Дафна будто к месту примерзла. Ей хуже? Ну да, должно быть хаффлпаффке хуже...
- Ну, если ты считаешь, что она купится на это, то все в порядке, - произнесла Панси.
- Купиться-то она купится... - выдавила из себя с трудом Гринграсс. - Ей вообще сейчас кажется не до нас...
"Ненавижу это!"
Казалось, будто эта надпись буквально высветилась в мозгу слизеринки. В тот момент она испытывала ненависть такой силы, что, кажется, могла убить собственными руками. Любого. Она ненавидела ни кого-то конкретного, а всю эту ситуацию, всю череду событий. И Николсон умудрившуюся огрести неприятности, и Дамблдора, который не сумел уберечь учеников, и Малфоя, корень всех зол их факультета, и собственную сестру, и весь Хогвартс...
- Может быть, к ней подойти? Ты слышишь, как она дышит? - растеряно и вроде бы даже напуганно спросила подруга.
- Должно быть... - промямлила Дафна. Следом за ненавистью пришел страх. Сейчас Гринграсс не для кого было быть храброй.
Слава Мерлину, мадам Помфри и сама появилась в палате, на дожидаясь того, что ее позовут. Панси тут же оказалась с головой под одеялом. Удивительная скорость реакции, будто уже успела попрактиковаться где-то в подобной маскировке.
- Дафна, обувь! - прошипела подруга, толкнув Гринграсс. Та резко наклонилась и засунула туфли подруги подальше под кровать. Хотя судя по развитой деятельности мадам Помфри, сейчас можно было невозбранно прятать под кровать не только туфли, но и саму Парскинсон, а так же отряд боевых авроров с Хагридом, колдомедик и то бы не заметила.
Дафна малодушно зажмурилась, не желая видеть всего этого кошмара. Мадам Помфри заливала в Хелену зелья и все что-то говорила, говорила... Гринграсс не могла понять, что именно, все эти увещевания слились для нее в один нескончаемый гул.
Панси подала голос, когда женщина вышла:
- Подумать только, кому она могла так навредить... Да это же покушение на убийство, не иначе.
- На убийство... - тихо согласилась девушка. - Но только не Николсон. Иначе бы какой смысл давать ей ожерелье в футляре... Николсон явно несла его кому-то...
И тут в палате появилось новое действующее лицо. Какая-то хаффлпаффка.
- Доброй ночи Дафна, доброй ночи Персефона.
Гринграсс резко села на кровати так же, как королевская кобра раскрывает капюшон при виде врага. Разве что не шипела. Ну не все же сразу?
- Дафна? Персефона? Ты нас с кем-то перепутала? - шипение в голосе все-таки проскочило. - Кажется, ты не значишься в списке наших друзей. И даже в списке наших знакомых. Там вообще не значится людей с отвратительным воспитанием.

+2

63

Существует семь кругов ада, и чем ближе пекло, тем страшнее. Видимо, по подсчетам Хэл, она находилась на пятом круге.
В этот момент в голове пуффендуйки мешались короткие образы-видения детства, ведь тогда у нее не было проблем, все было хорошо. А воспоминания настоящего приносило только боль. Николсон сейчас чувствовала какую-то непонятную ей пустоту, апатию. Девушке до сих пор хотелось думать о том, что все это не правда, всего лишь сон. И чем сильнее Хелена щипала себя за руку, тем острее была боль от разочарования. Зато теперь вся рука в синяках.
Хэл поглубже вздохнула, чувствуя, как ее организм медленно приходит в норму. Иногда у нее были подобные случаи, и это называлось паникой. Но сейчас... Это было сильно, и имело свои последствия. В больничном крыле стало слишком шумно, и Николсон решила, что это по ее вине, даже мадам Помфри пришла. Эта наколдованная сфера странно на нее влияла. И школьную мед.сестру она чувствовала по запахам трав, исходивших от нее.
- Все будет хорошо. Вот лекарство...
Пришедшая мадам Помфри носилась над Хелен, причитая и охая. И Хелена безропотно принимала все микстурки, и терпела все осмотры. И, кажется, что зрение тоже вернулось.
- Спасибо, мадам Помфри... А почему...вы не направляете меня в... Святого Мунго? Мне же хуже..
Хэл хрипло прошептала, испытывающее смотря на женщину, которая как воды в рот набрала. Но потом все ответила.
- Пока тебе ничего не грозит, ты остаешься тут.. Хотя бы до утра... То, что ты осталась жива, уже чудо..
Поджав губы, медиведьма ушла. Хелена оперлась на стену, прикрывая глаза, а потом открывая их и оглядывая палату.
- Почему-то я совсем не удивлен... Джейн? - чуть поморщившись, блондинка оглядела компанию слизеринок, а потом она увидела свою однокурсницу, удивленно воскликнув. - Джейн, как ты тут очутилась?

0

64

Начало игры.

Мэт доехал до Хогсмида и не смог отказать себе в удовольствии неспешно прогуляться до школы, в которую был приглашен в качестве помощника неизменной мадам Помфри. Осенняя прохлада как нельзя лучше располагала к длительным прогулкам, этим выгодно отличаясь от летнего зноя и промозглого зимнего холода. К тому же, молодому человеку нужно было привести в порядок мысли и в очередной раз настроиться на возвращение в Хогвартс. Наверняка в момент выпуска, после всей суматохи со сдачей экзаменов, бессонных ночей и взрывающейся от нужных и не особо знаний головы, никто из нас и подумать не мог, что когда-нибудь снова придётся оказаться в школе.
Дорога будто бы сама ложилась под ноги – Мэт привык много ходить во время своих зарубежных поездок, а поселившись в Лондоне, завёл традицию ежедневно выкраивать час-два на ходьбу – неважно, на работу или же просто изучая заново родной город. Однако сейчас воспоминания о «взрослой жизни» как будто потеряли краски, уступив место ностальгии по школьным годам. Первый поход в Хогсмид оставил неизгладимое впечатление в душе тогда ещё совсем юного мальчика, ведь так много взрослых магов, да и вообще деревню, населённую исключительно волшебниками, он видел впервые. До этого лишь походы в Косой переулок и близлежащие улочки, где мама покупала компоненты для зелий, были для Мэта дверью в магический мир. И вот оказывается, что дверь на самом деле – всего лишь форточка, а реальность больше, чем казалось в двенадцать лет.
В самой школе мужчина не встретил ни души – даже печально известный всем выпускникам Хогвартса последних лет завхоз Филч на сей раз пропал где-то в недрах замка, так что Мэттью беспрепятственно прошёл в больничное крыло. Его захлестнула новая волна воспоминаний, хотя в этих палатах ему приходилось бывать не так часто. Конечно, как и любой другой мальчишка, Мэт периодически в кровь сносил локти и колени, но так как к спорту, и в особенности к квиддичу, он относился равнодушно – мётлы всегда немного пугали юного Дэниэлса своей непредсказуемостью, – то и тяжёлых повреждений ему обычно удавалось избежать. А мадам Помфри совсем не изменилась. Интересно, пройдет ещё пятнадцать лет – а она снова будет выглядеть так же? И ведь не спросишь, каким зельем пользуется, чтобы держать себя в форме, – обидится до глубины души!
Мэт прошёлся по пустой палате – похоже, турнир по квиддичу ещё не начался, поэтому кровати не были заняты толпой героически переломанных игроков, – пытаясь придумать, чем занять себя в необычно тихой и спокойной школе. Разве что за профилактику простуды приниматься, так ведь всё равно до холодов ещё немало времени…

+2

65

Спальня девочек Когтеврана --->

-Вы, наверно, удивлены, что я здесь делаю в такое время?
Орла вошла в больничную палату, уверенная, что увидит здесь мадам Помфи, к которой частенько заходила, но не потому что болела, а потому что хотела понаблюдать как та готовит исцеляющие зелья, применяет различные лекарские чары. Девушка внимала всему, стараясь запомнить как можно больше.
В палате она оказалась после того, как просидела около часа на холодном каменном подоконнике в прилегающем коридоре. Из спальни Квирк ушла, окутанная ореолом своих мыслей, ей нестерпимо хотелось на воздух, хотелось почувствовать его свежие молекулы в своих легких, понять, что выдыхая их, она выдыхает что-то застоявшееся внутри, старые проблемы, былые неудачи. Но на улице было неуютно, поэтому Орла пошла туда, куда не шли сейчас другие ученики – в сторону больничного крыла. Сейчас все были заняты приготовлениями к балу, а это занятие вряд ли можно отнести к травмоопасному.
К ее собственному удивлению за прошедший час к ней голову не пришло больше ни одной мысли.
Наверно они растерялись по пути сюда. Теперь я знаю зачем магглам эти штуки, наушники, кажется – они надевают их, закрывают уши и мысли уже никуда не могут деться.
Поняв, что она лишь зря тратит время, когда мадам Помфри наверняка сейчас так же, как и другие обитатели Хогвартса, не сидит на месте, раз за разом перепроверяя что же положить в свой заветный чемоданчик, с которым она отправится вечером на Бал, Орла решила помочь целительнице. Однако же сейчас она видела перед собой не знакомую с первого курса женщину, а мужчину, которого видела впервые.
-Здравствуйте, сэр. А вы не подскажете, где мадам Помфри? Я хотела помочь ей собраться и, может быть, научиться еще чему-нибудь полезному.
Орла смущенно улыбнулась, не зная, что еще сказать.
Я пришла не вовремя.
- Наверно мне лучше зайти позже
Кто знает, быть может этот мужчина пришел сюда за медицинской помощью, а я буду лишь путаться под ногами, да и неловко как-то…
Однако же девушка не представляла себе куда теперь может направиться, ее сейчас нигде не ждали.
Тогда все-таки отправлюсь во двор. Одену что-нибудь теплое. Я такую чудесную махровую кофту купила весной и до сих пор ни разу не достала из шкафа. В ней я не замерзну. А что самое главное, на ней такие красивые узоры, они похожи на те, которые рисует мороз на стелах, а здесь кто-то, подражая ему, нарисовал их на теплой материи.

Отредактировано Orla Quirke (2012-08-19 23:45:38)

+2

66

Мэт настолько погрузился в свои размышления и воспоминания, что совсем отключился от реальности, поэтому появление в палате ещё одного человека стало для него почти сюрпризом. Только что из-за двери прозвучал голос, обращавшийся к мадам Помфри, и вот уже в комнате появилась девушка, судя по юной внешности – студентка. Ну да, действительно… Школа – и вдруг молодая девушка. И правда, как это внезапно… Мэт мысленно съязвил по поводу своей наблюдательности, а студентка, видимо, приняв его молчание за нежелание отвечать, собралась уходить.
Привет, ты мне вовсе не помешала, – молодой человек прямо-таки излучал дружелюбие, как бы извиняясь за свою медлительность. – Мадам Помфри нет, она уехала в Лондон – прикупить нужных зелий и компонентов, ну и отдохнуть заодно, она ведь тоже живой человек.
На самом деле, Мэту стоило большого труда выпроводить трудолюбивую колдомедсестру на давно залуженный отдых, пришлось дать все мыслимые и немыслимые клятвы, что он справится за эту пару-тройку дней со всеми, несомненно нереально сложными случаями, в которых может понадобиться медицинская помощь. Пожалуй, в первый раз она точно не оставила бы меня тут одного. Мало того, что недавний – если смотреть глазами самой мадам Помфри конечно – мальчишка, какое к нему может быть доверие? Но положительная репутация наконец заслужена, что не может не радовать.
Я хотела помочь ей собраться и, может быть, научиться еще чему-нибудь полезному.
Здорово, ты собираешься стать колдомедиком? – сам Мэт подумал, что в таком юном возрасте даже в самых ярких фантазиях не представлял, кем будет работать во взрослой жизни. Будущее представлялось каким-то расплывчатым радужным пятном без капли конкретики, которая пришла сама и прилично позже. Тут молодой человек понял, что снова начал погружаться в себя, и поспешил исправиться:
Ой, совсем заговорился и забыл. Я Мэт Дэниэлс, и в ближайшее время я буду заменять здесь мадам Помфри.

+2

67

Белые стены. Кругом чистота. Казалось бы, чистота всегда вызывала одобрение и чувство чего-то правильного, но не здесь. Любой, побывавший в этих стенах, будет до хрипоты спорить с этим, говорить, что это помещение сводит с ума, навевает ужас, приносит боль. Ах, если бы им можно было объяснить, что комната не причина их страданий, а следствие. Попадание сюда – расплата за свои поступки. Ругать? Предостерегать? Все это делалось миллионы раз и сделается еще. Профессора, деканы, родители и те, кому не безразличны. Будет множество эмоций, но не здесь. Здесь нужно восстанавливаться, возвращаться к нормальному состоянию и тела и души. Именно поэтому в колдомедики должны идти не из-за уговоров или выгоды, а по зову сердца, нужно чувствовать в себе озеро заботы, из которого потом будешь на протяжении многих лет черпать и отдавать страждущим. Это озеро должно быть глубоким, оно не имеет права обмелеть.
Пока мужчина говорил, Орла осторожно его изучала. Он был еще молод, судя по всему, легко мог найти общий язык с людьми, поддержать разговор, большего пока понять нельзя. Однако же главным на данный момент было то, что девушке не было неуютно в его обществе. Она доверяла своей интуиции, способности чувствовать людей.
- Вы правы, мадам Помфри удивительный человек, который, как мне кажется, даже ночами не позволяет себе крепко спать, постоянно ожидая, что кому-нибудь может понадобиться ее помощь. К сожалению, так оно зачастую и бывает, в основном несерьезные травмы, но все же. Койки практически никогда не пустуют. Поэтому я иногда помогаю, например могу сделать перевязку.
– ты собираешься стать колдомедиком?
Девушка задумчиво посмотрела на лекаря, будто никогда раньше не размышляла о таких вещах, хотя это было и не так.
-Я бы хотела стать преподавателем, но не знаю по какому предмету. Иногда мне кажется, что это слишком ответственно – стать наставником детей, обучать их, ведь от меня будет зависеть насколько полно они смогут раскрыть свои волшебные способности, но дело не только в этом. Мне кажется, что любой преподаватель должен еще и вкладывать какие-то жизненные ценности, а это сложно.
Кажется я опять отошла от темы вопроса. Начала рассуждать, а не отвечать четко и ясно. Вечная проблема, из-за которой некоторые не дослушивают до конца, а мне так хочется поговорить…Но говорить ведь можно и о том, что интересно не только мне, но и собеседнику – главное вовремя об этом вспоминать и уметь переключаться. Я учусь этому. Попробуем.
- Хотя, наверно, преподавать все же легче, чем лечить людей. Я не представляю себя колдомедиком, но считаю, что знать некие основы будет нелишним, тем более сейчас.
Орла замолчала и лишь теперь заметила какая в палате стоит тишина. Ей стало понятно отчего собственный голос казался таким незнакомым – отражаясь от здешних стен, он становился громче, чем есть на самом деле. Ей показалось, что если внимательно прислушаться, то можно было услышать, как имя ее, отражаясь от сводчатого потолка, отскакивает в каждый уголок помещения. Как же волнительно-приятно всегда знакомиться с новыми людьми!
Я Мэт Дэниэлс, и в ближайшее время я буду заменять здесь мадам Помфри.
-Я очень рада с Вами познакомиться, мистер Дэниэлс.  Меня зовут Орла Квирк, - девушка оглядела себя, ища опознавательные факультетские знаки, однако сейчас на ней была школьная форменная юбка и маггловский пуловер нежно-персикого цвета, который она надела, придя после завтрака в спальню, а посему ей пришлось добавить, - я студентка Рейвенкло и, как Вы уже поняли, мадам Помфри любезно разрешила мне иногда приходить и помогать ей. Скажите, мистер Дэниэлс, а сегодня вечером на Балу будете Вы дежурить?
В ожидании ответа, а также понимая, что задержится здесь несколько дольше, чем на пять минут, Орла подошла к стулу и вопросительно взглянула на мужчину:
-Вы не возражаете, если я присяду?

+3

68

Мэт с интересом слушал девушку, рассуждавшую о своём будущем и работе преподавателя. Наверное, ещё несколько лет назад я без вопросов согласился бы с тем, что учить детей намного проще, чем лечить кого бы то ни было. Но сейчас… Редкий больной считает себя экспертом в колдомедицине, а вот среди студентов через одного попадаются всезнайки, которые твёрдо уверены – они любого учителя за пояс заткнут, несмотря на юные годы.
Никогда не задумывался об этом, но, по-моему, быть преподавателем – это ещё и постоянная, непрекращающаяся работа над собой. Ведь ты всегда должен быть на несколько шагов впереди своих студентов и открывать им что-то новое, – Дэниэлс усмехнулся, когда понял, что его монолог больше всего походит на начало лекции. – Врачу одновременно и проще, и сложнее, ведь все пациенты разные, приходится учитывать индивидуальные особенности каждого. Хотя, если задуматься, то любая профессия может похвастаться своими подводными камнями.
Скажите, мистер Дэниэлс, а сегодня вечером на Балу будете Вы дежурить?
Мэт хлопнул себя по лбу – ведь его последние полчаса не оставляло ощущение, что он о чём-то забыл. И точно – мадам Помфри предупреждала его о предстоящем торжестве в честь Хэллоуина, на котором ему необходимо было присутствовать. С одной стороны, обычная вечеринка – зачем на ней колдомедик? Но с другой – это всё-таки дети, какими бы взрослыми они себя не считали. Всегда кто-то может споткнуться или почувствовать себя плохо под давлением множества людей. Правда, до самого бала ещё оставалось время, так что Мэт никуда особо не опаздывал. Но всё равно мысленно отчитал себя за легкомысленность.
Да, и с этой обязанностью мадам Помфри, я надеюсь, у меня получится справиться, – он старательно пытался выглядеть уверенным и надёжным, потому что мало что может быть хуже, чем колдомедик-раздолбай. А разрушать создавшееся – Мэт очень надеялся – позитивное впечатление не хотелось.
Вы не возражаете, если я присяду?
Конечно, устраивайся, где тебе удобно, – он отвесил себе очередной мысленный подзатыльник. Совсем отвык от общения со здоровыми людьми. Это больных так и тянет сразу уложить и начать осматривать, а тут – вполне себе успешная и уверенная девушка… Но на галантного кавалера ты, парень, явно не тянешь. Сам Мэт присел на краешек соседней койки, чтобы не возвышаться над студенткой.

+2

69

Библиотека.....

Аурелия прогулочным шагом следовала по коридорам к больничному крылу. В голове не осталось ни одной плохой мысли, а на лице отражалась легкая полуулыбка, совсем не свойственная слизеринцам. Девушка была полностью уверенна, что её концерт по заявкам и так вовремя раненая рука произвели должное впечатление на профессора и Браун, а уж монолог примирения и подавно демонстрировал снисходительность змеенышей перед гриффиндорцами. Полностью удовлетворенная первой половиной дня Рели уже подумывала о том, что она как обычно до последнего моменты оставалась без пары на бал, но эта проблема была слишком быстро решаема и, поэтому мисс оставила её еще на время, не желая думать об этом в таком умиротворенном состоянии.
Рувье и не заметила как добралась до больничного крыла и услышала чьи-то голоса. Разобрать о чем говорили присутствующие было нелегко, но это и не волновало вейлу, она по-хозяйски толкнула дверь и вошла в палату, громогласно заявляя о своем присутствии.
-Мадам Помфри, я, конечно, не смертельно больной пациент и я могла бы подождать за дверью, но одна из ваших волшебных настоек или мазей смогла бы помочь мне. У меня даже не осталось бы шрама на ру...
Обнаружив в палате только весьма привлекательного молодого человека и какую-то студентку, имени которой Аурелия не смогла бы вспомнить и под пытками, девушка умолкла и смущенно улыбнулась.
-Прошу прощения, я не знала, что здесь кто-то есть — явно лукавила слизеринка, не сводя изучающего взгляда с мужчины. - Просто, я подумала, что мадам Помфри смогла бы мне помочь. У меня произошла довольно неприятная ситуация, а я сама не сильна в лечебных заклинаниях. Ну раз уж её нет, не могли бы Вы мне помочь? Снова извиняюсь, но я даже не знаю вашего имени, но уже готова доверить Вам собственную жизнь!
Рели открыто флиртовала с единственным мужчиной в этом помещении, открыто игнорируя еще одну студентку, с которой, по видимому, у них шла интересная беседа.
-Так вы мне поможете?-юная особа протянула вперед руку и продемонстрировала присутствующим свою окровавленную ладонь. На мертвенно бледной коже кровь приобрела насыщенный темный оттенок. Несколько капель лениво сползли по кончикам пальцев и устремились к каменному полу палаты.
Ну ничего себе перемены! Не принц, конечно, но довольно милый юноша. Хотя, кто сказал, что юноша? Может быть ему уже далеко за 50... Это ухудшит ситуацию, но в общем всё довольно неплохо!
-Вы позволите?- Рувье нагло присела рядом с мужчиной и, даже сидя он был намного выше слизеринки, взглянула на него снизу, будто на отца.
Чтобы быть с ним наравне одними каблуками дело не обойдется. Хотя стоп! Почему я его сразу рассматриваю как потенциального жениха? Остановись мгновение, ты прекрасно! Хватит! Это прежде всего врач. Но такой симпатичный...Или мужественный... Нет! Хватит! Прервав внутренний монолог, девушка решила побыть хоть немного воспитанной.
-Надеюсь, я не сильно помешала вашему разговору? Просто я не частый гость в больничном крыле и, сколько раз здесь была, мадам Помфри почти всегда мечтала уложить меня в стационар на долгое время. И она почти с порога кидалась на каждого входящего с расспросами о том, что, где и как именно болит. А тут неожиданно так... Тихая беседа студентки и нового медика. И обстановка такая уютная и уединенная. Вот поэтому я и решила уточнить, о чем же вы беседуете и смогу ли я поддержать ваш разговор? Так как моё появление слегка сбило нить диалога, я чувствую себя немного виноватой.
Аурелия взглянула на мужчину из под пушистых ресниц и виновато улыбнулась. Мнение девушки, личность которой вейла всё еще не могла установить, но точно знала, что она была замечена где-то рядом с Луной Лавгуд, а значит, они могли бы быть сокурсницами. А раз эта девушка не гриффиндорка, то язвить и плеваться ядом — не обязательное условие. Рели обернулась к собеседнице и дружелюбно улыбнулась. Жест, не присущий слизеринке, мог вызвать совершенно неясную реакцию, но попытаться всё же стоило. Как советовала профессор Фрэнсис, надо быть более отзывчивой и излучать добро, чтобы от меня не шарахались в стороны другие студенты. Ну может она и не так говорила... Но попробовать быть добрее всё-таки хочется!

+4

70

Библиотека ---->

Розелин пару раз удалось убедиться в том, что Аурелия действительно пошла в больничное крыло Хогвартса. Хорошо, что не обманула. Я бы сильно разочаровалась в ней, если бы она сказала, что ей нужно к мед. сестре, а на самом деле направилась бы в гостиную своего факультета перекинуться со сокурсниками парой словечек. Роуз видела, как слизеринка поворачивала за очередной угол по пути к мадам Помфри. Сама же Фрэнсис просто шла следом, не стараясь особенно спрятаться, скорее просто не привлекая внимания.
Будучи студенткой, Розелин была в больничном крыле чаще в роли навещающего кого-то человека нежели пациента. Я думаю, что мадам Помфри, как и мадам Пинс, не очень изменилась.
Аурелия громко обозначила свой приход в палату, толкнув дверь ногой. И снова эмоции... - подумала Розелин. Не услышать отнюдь не тихое открытие двери. Ну ладно, добралась, значит, я могу быть спокойна. Фрэнсис не собиралась дальше следить за судьбой слизеринки сегодня, не сомневаясь в том, что мадам Помфри окажет ей всю необходимую помощь, обработает рану и скажет все, что должна сказать беспокоящаяся за здоровье студентов мед. сестра Хогвартса.
Дверь осталась чуть приоткрытой, и Розелин машинально заглянула в нее. Она была любопытна от природы, и всякая открытая дверь представляла для нее интерес. Палаты выглядят все также... Но мадам Помфри не видно. Студентка и какой-то молодой человек. Роуз присмотрелась к мужчине, с котором не очень скромно беседовала Аурелия. Все еще стоя в коридоре, Фрэнсис старалась вспомнить, где она видела этого человека. Точно не из Дурмстранга. Хм... Может в книжный когда-то заходил? Или в школьные годы пересекались? Розелин не была уверена. В ее памяти всплывали обрывки бесед с этим мужчиной, но она никак не могла вспомнить его имени. Интересно, а он меня помнит?
Любопытство снова взяло верх, и Розелин тихо прошла в палату. Кроме молодого человека и Аурелии в комнате была еще одна студентка. Не повторяя поведения слизеринки, Роуз посмотрела на незнакомую ей девушку и улыбнулась. Рувье как раз заканчивала свою речь, сидя на кушетке возле мужчины.
А тут неожиданно так... Тихая беседа студентки и нового медика. И обстановка такая уютная и уединенная. Вот поэтому я и решила уточнить, о чем же вы беседуете и смогу ли я поддержать ваш разговор? Так как моё появление слегка сбило нить диалога, я чувствую себя немного виноватой.
Розелин улыбнулась едва заметной улыбкой. Я тоже была такой. Ну или почти такой. Молодежь сейчас вообще смелее чем мы в их возрасте. Аурелия улыбнулась присутствующей в палате студентке. Не думаю ,что это искренни, но лучше уж так, чем никак вообще.
Глупо было притворяться, что тебя нет в помещении, когда ты в нем есть. Слиться со стенами у Розелин не было шансов, поэтому она решила обозначить свое присутствие во избежании непонимания.
- Вижу, мисс Рувье, Вы благополучно добрались до больничного крыла. Однако не вижу мадам Помфри, - сказала Роуз, оглядывая палату словно в подтверждение своих слов. Думаю, эта юная мадмуазель не будет рада моему появлению, ведь ей в этой комнате интересно другое. Фрэнсис перевела взгляд на "другое". Молодой человек однозначно напоминал ей кого-то.
- Вы новый медик в Хогвартсе? - спросила Фрэнсис, пристально глядя на мужчину. - Вы кажетесь мне знакомым. Мы не встречались раньше?
Молодец, Фрэнсис. Со стороны наверняка выглядит как дешевый прием, который используют люди без фантазии в попытке познакомиться с противоположным полом.
Розелин осталась стоять посреди палаты. В конце концов ее тут не ждали. Первый вечер в Хогвартсе оказался куда более насыщенным, нежели предполагала Фрэнсис. Впрочем, ее это совсем не расстраивало. Больше того, она радовалась тому, что школа - это не просто место обмена знаниями, но и интересное общество.

Отредактировано Roselyn Francis (2012-08-29 22:54:32)

+3

71

< --- Совятня.
Дафна с мрачным видом шла до Хогвартса, по и дело массируя вески. Боже… Боль такая, будто это не моя голова, а меня Круцио пытают. Драко показал Астории парочку непростительных… Хотя, вряд ли. Как у  педагога у него маловато опыта, а Астория будет только лупать глазками и пропускать все мимо ушей. Дафна зашла в Хогвартс и закрыла глаза, тихо выдохнув. Наконец-то тепло…
Дафна медленно шла по коридорам. Было как-то грустно от холода. Или холодно от грусти. Дафна зажмурилась, в какой раз массируя вески. Где же это чертово Крыло, Амбридж ему в невесты!...
Поднявшись на один лестничный проем, Дафна оказалась перед дверьми лазарета.  Они стали тяжелее, или у меня нет сил от слабости… Дафна открыла дверь и вошла в помещение, залитое солнечным светом.
- Вы кажетесь мне знакомым. Мы не встречались раньше? – Дафна с удивлением подняла одну бровь. И это мне?.. Дафна уже хотела сказать что-нибудь грубое в ответ, но поняла, что это было адресовано не ей. По мимо этой девушки здесь была и Аурелия. Эта птичка с континента будет преследовать меня теперь везде?..  зло подумала Дафна.
- Добрый день, мисс Рувье. Надеюсь, с вами все хорошо? – вежливо поинтересовалась Дафна, хотя вежливость была только в голосе. Бремя аристократа – изображать вежливость любой ценой?.. Выдержка, благородство и прочая пафосная чушь?.. Боже, как я от всего этого устала…
- А с вами мы не знакомы, верно, мисс? Или миссис? Дафна Гринграсс. Шестой курс. Слизерин – безэмоционально произнесла Дафна.
-Вы не подскажите, где мадам Помфри?У меня голова раскалывается, будто в ней гиппогрифы пляшут…

+1

72

Орла легонько кивала головой в такт словам колдомедика. Он, безусловно, говорил очень правильные вещи, о которых она и сама, порой, задумывалась. Но когда тебе всего 15 лет, ты имеешь особенность сам ставить свои размышления под сомнение правильны ли они, поэтому когда слышишь подтверждение собственным мыслям из уст взрослого человека, они приобретают вид уже не просто голословных рассуждений, а вполне себе авторитетного мнения.
-Спасибо за такие интересные мысли, мистер Дэниэлс, я теперь обязательно буду учитывать все, что вы сказали, до времени, когда придется выбирать дальнейший путь еще есть возможность все изменить или, наоборот, утвердиться в своем намерении стать преподавателем.
С обсуждения тем философских, разговор перешел на будничные. Речь зашла о предстоящем Бале, о котором в Хогвартсе сейчас, наверно, не  беседовали разве что заспиртованные лягушки в подземелье профессора Снейпа.
– Да, и с этой обязанностью мадам Помфри, я надеюсь, у меня получится справиться,
-Почему-то я в этом не сомневаюсь. Мадам Помфри ни за что не доверила бы нас всех человеку, в котором не была уверена на триста процентов. Единственное, - Орла немного замешкалась, не зная будет ли уместным ее предложение, но все же решилась, - если вам будет проблематично что-либо найти в ее шкафчиках, можете обратиться ко мне, я более или менее ориентируюсь. Ну или можете спросить у наших игроков в квиддич, они тоже частые гости здесь, уже наверняка запомнили в каком отделении хранится костерост, а в каком зелье от фурункулов.
Может кому другому Орла бы всего этого не сказала, она не привыкла навязываться, но с мистером Дэниэлсом было легко разговаривать, он не старался поставить границу, которая бы препятствовала спокойному общению. Мужчина разрешил устроиться на стуле и Орла аккуратно присела, положила руки на колени и хитро улыбнулась  - предпраздничное настроение наконец-то дошло и до нее, заставляя рождаться в голове мысли и вопросы, которые в другой день вряд ли бы там оказались.
-Мистер Дэниэлс, а можно задать немного странный вопрос? Сейчас все обсуждают свои наряды на Бал, а вот вы будете надевать что-то праздничное? Тем более это же маскарад, может быть вы припасли какую-нибудь маску и для себя?
Девушка склонила голову и наблюдала за реакцией мужчины. Ей действительно было интересно услышать ответ.
В это момент дверь отворилась, по ногам пробежал ветерок, Орла оглянулась и увидела девушку.
Кажется, она обычно садится за слизеринский стол. Могу ошибаться…
Вновь вошедшая девушка прямо с порога выдала тираду, смысл которой Орла, привыкшая к размеренным разговорам в башне Рейвенкло, улавливала с небольшим трудом. Выслушав, когтевранка только слегка покачала головой
-Мы говорим о профессиях. О том, кем сложнее быть: профессором или колдомедиком, о предстоящем Бале, о…
Нарядах
-…в общем ни о чем особом, но если ты присоединишься, будет ничуть не хуже, а только лучше.
Как ни старалась, Орла не могла вспомнить, как зовут эту девушку. Помнила, что имя у нее необычное.
Скорей всего она тоже не помнит, как меня зовут.
Квирк протянула свою ладошку и приготовилась представиться, когда дверь открылась во второй раз и вошла женщина. Она сразу же обратилась к Дэниэлсу и перебивать старших Орла не решилась. Она вообще немного растерялась от внезапно возникшей компании незнакомых и полузнакомых людей вокруг себя. Это было необычно и выбивало из привычной колеи. Она решила пока посидеть и помолчать, слушая, что же скажут остальные. Ждала она не зря, уже через мгновенье в больничном крыле произошло очередное пополнение.
- А с вами мы не знакомы, верно, мисс? Или миссис? Дафна Гринграсс. Шестой курс. Слизерин
-Очень приятно, а меня зовут Орла Квирк. Рейвенкло, 5 курс
Чаще я представлялась только в первый год обучения. Правильно говорят, все в нашей жизни идет по спирали – вот я снова оказалась на ее завитке, на котором приходится знакомиться со столькими людьми. Хорошо, когда так.
Теперь Орла чувствовала себя увереннее и с любопытством, нисколечко не переходящим в нечто оскорбительное для собеседников, начала их разглядывать, ожидая, что же будет дальше.

+3

73

Дафна Гринграсс всегда призывала всех к ответу. Неважно, шла ли речь о родственниках, о врагах…о школьных возлюбленных. Возлюбленных? Какая чушь! Никого из них она никогда не любила, и даже вид не делала. Те, кто решались, быть с ней рядом ставили невидимый росчерк под неписаным соглашением: всегда и во всём отвечать за свои слова и поступки. Мисс Гринграсс умела многое. Ненавидеть. Обожать. Презирать. Боготворить. Умела уважать, умела и уничтожать. Но так и не научилась прощать. С детства она привыкла, что месть – это единственный способ исчерпать возникший конфликт. Никакого примирения, оно для слабаков. Дафна же всегда оставляла последнее слово за собой, для неё не существовало времени и границ. Никогда и ни в чём. Если придётся пройти огонь и воду, она пройдёт. Придётся ждать, она дождётся. Придётся совершить невозможное, она справится, но своё непременно возьмёт. Память никогда не изменяла ей на чужие грехи. На вопрос: что это – нездоровая жажда возмездия  или болезненное чувство справедливости? Ответа не было. Старшая дочь Гринграсс привыкла быть первой и отвечать за всё и всех, а потому считала себя правомерной вершить любой суд так, как она считает уместным. Именно поэтому она никогда не простит Асторию. Она не будет искать с ней встречи, но будет ждать до тех пор, пока та сама не выйдет на встречу. И таких, как Астория, дожидающихся своего судного часа с каждым разом становилось всё больше и больше. Среди них был и ненавистный Малфой. Драко – позор всех Малфоев, мерзкий выскочка, возомнивший себя безнаказанным любимцем госпожи Фортуны.
Ненависть – это чувство Дафна знала, как ничто иное, оно разжигало в её груди такое пламя, которое поглотило бы всю Англию, если бы Мерлин позволил ему вырваться наружу. Гринграсс никогда не скрывала своих эмоций, она не позволяла себе растрачивать ту энергию, которую таило её пылкое сердце, в пустоту. Так всё то непередаваемое презрение, испытываемое ей к полукровным выродкам, она физически не могла сдерживать, оказавшись в Больничном Крыле, где их концентрация превышала все разумные пределы. Ощущение нечистот, которое так и витало в воздухе, безусловно, вызывало у неё рвотные позывы, но помимо этого даровало какие-то неведомые силы, чувство того, что она в тандеме со своей палочкой воплощает невиданное могущество.
-Очень приятно, а меня зовут Орла Квирк. Рейвенкло, 5 курс – ответила пятикурсница Орла, которая, по всей видимости, решила, что это адресовано ей.
- Благодарю вас, мисс Квирк, однако я не страдаю провалами в памяти и прекрасно помню, как вас зовут. Хочу заметить, что эти слова были адресованы не Вам, а значит отвечать на них вам не было никакой необходимости – не без яда в голосе прошипела «змейка». Змейки на то и змейки, что шипят.
- Было приятно находится в вашем обществе, однако, смею Вас покинуть. Моя голова, хвала Мерлину, прошла, а значит, что находится здесь мне совсем нет смысла - Дафна победоносно выпрямляется, и, сверкнув глазами в тени полумрака, разворачивается на носках и удаляется из лазарета.
---> куда-нибудь

+1

74

Пока Мэт разговаривал со студенткой, больничное крыло начало оправдывать своё название и выполнять основную функцию - зашла девушка с раненой ладонью, попросившая помощи. Порез на её руке выглядел довольно странно - не было похоже, что это царапина или след от острого предмета, а сама студентка не выглядела настолько агрессивной, чтобы влезть в драку. Пока колдомедик рассматривал поврежденную руку девушки, она присела рядом и щебетала о мадам Помфри. Что-то всех так и тянет сравнить меня с такой знакомой и привычно колдосестрой. Хотя и мне самому было бы странно увидеть здесь кого-то ещё. Мэт уже непроизвольно настроился на рабочую волну и действовал скорее на автопилоте. Он достал из сумки, которую захватил с собой, настойку из тысячелистника - она всегда выручала мужчину, когда надо было справиться с мелкими порезами, а применять лишний раз магию хотелось. Однако когда Мэт протирал рану, кровь снова выступила из следов от ногтей на ладони девушки, поэтому пришлось вспомнить курс первой помощи:
- Эпискеи! - шепнул колдомедик, направляя на порез волшебную палочку. - Где же вы так поранились, мисс? Ладонь - не самое удачное место для таких царапин, они всегда очень долго заживают.
Вот поэтому я и решила уточнить, о чем же вы беседуете и смогу ли я поддержать ваш разговор? Так как моё появление слегка сбило нить диалога, я чувствую себя немного виноватой.
- Мисс Квирк рассказывала мне о предстоящем бале. Я со своей работой совершенно забыл о времени года, поэтому эта новость стала для меня сюрпризом - хотя сложно сказать, что он неприятен.
Пока Мэт занимался раной, в палату зашел ещё кто-то, но мужчина поднял взгляд на новую гостью только когда работа была завершена.
Вы новый медик в Хогвартсе? Вы кажетесь мне знакомым. Мы не встречались раньше?
У Мэта всегда была отвратительная память на имена и принадлежность к факультетам, поэтому, встречая на улице старых сокурсников, он обычно долго и мучительно пытался вспомнить, кто же это, хотя был уверен, что знает каждого из них. Однако женщину, которая заглянула в больничное крыло, мужчина помнил отлично. В школьные годы он часто пытался сравнивать людей с растениями, коллекция названий которых в его голове была просто феноменальной. Это помогало восполнить недостаток памяти на личности. Но одна девушка запомнилась сразу и навсегда - ведь она уже была настоящим цветком, Розой. Одновременно нежной и хрупкой, но сильной и независимой. Такие цветы нельзя хватать открытой ладонью, есть все шансы напороться на шипы. Это походило на чудо, но на пороге стояла именно Роуз, та, кого Мэт по праву мог назвать своей лучшей школьной подругой.
- Роуз? Это правда ты? - он всё ещё не мог поверить своим глазам. - Конечно встречались, я Мэт, Мэт Дэниэлс.  Мы учились... ну не то чтобы вместе...
Мэт смешался. Не самым лучшим вариантом было предаваться ностальгии в присутствии посторонних. Но и выгнать студенток он не мог, ведь они пришли не развлечения ради.
Новая девушка возникла в палате и пропала так же быстро, как это было свойственно представителям Слизерина. Они никогда не отличались особой общительностью и дружелюбием. Видимо, мисс Гринграсс не так уж была нужна помощь... Хотя головная боль коварна, она имеет свойство возникать и проходить мгновенно. Тем временем разговор вновь пошёл о предстоящем бале.
Мистер Дэниэлс, а можно задать немного странный вопрос? Сейчас все обсуждают свои наряды на Бал, а вот вы будете надевать что-то праздничное? Тем более это же маскарад, может быть вы припасли какую-нибудь маску и для себя?
Мэт с интересом посмотрел на Орлу Квирк. Ему и в голову не приходило, что на бал надо будет одеться как-то особенно. К тому же, с собой у него было только несколько повседневных вещей, а парадные мантии мужчина и в обычной жизни не сильно любил.
- Сомневаюсь, что у меня получится кого-то удивить своим нарядом, - я слишком поздно сориентировался во времени. Так что придется идти, как есть, - сделаю вид, что одел костюм колдомедика, - попытался отшутиться Мэт, слегка смущённый, но в то же время польщённый таким вниманием к своей скромной персоне.

+3

75

Аурелия активно пыталась понравится колдомедику, однако, мистер Дэниэлс не отличался особой отзывчивостью к флирту девушки. Брови слизеринки несколько раз сдвигались из-за вспыхивающей злобы. Казалось, что мужчина испытывает к ней исключительно профессиональный интерес, но как такое могла произойти? Рядом же сидела Рели! В отнюдь не самом скромном своем наряде, стараясь невзначай в сотый раз продемонстрировать бледную кожу своей ножки. Может... у него что-то не так с любовью к девушкам? Или он боится, что его выгонят из школы? Но он ведь только прибыл! Плюс, кто сказал, что я предлагаю ему роман?! Просто, легкий флирт... Куда катится мир? Откуда берутся настолько безразличные мужчины?!
-Вижу, мисс Рувье, Вы благополучно добрались до больничного крыла. Однако не вижу мадам Помфри. Вы новый медик в Хогвартсе? Вы кажетесь мне знакомым. Мы не встречались раньше?
Сегодняшний день категорически и бесповоротно не мой.Профессор Фрэнсис, чтоб Вам голые тролли всю жизнь снились! Почему Вы следуете за мной?! Мне показалось или мы закончили разговор еще среди хлама и книг библиотеки? Слизеринка выпрямилась и скрестила руки на груди, отгораживаясь от раздражителей, которые преследовали её по всему замку. Ну могли бы остаться там со своей Лавандой и мило беседовать об исправительных заклинаниях или прочем бреде, который вас заинтересовал гораздо больше, чем мои банальные вопросы. Вот еще минуту назад я была от вас в восторге! А теперь? Всё перешло в полную противоположность! И вообще, кто вас научил так с мужчинами заигрывать? Такая видная и привлекательная женщина, а знакомитесь как я в 10 лет! Стыдно должно быть! Где же бесценный опыт, который вы должны нам дарить?
-Какая Вы наблюдательная, профессор Фрэнсис. Да, я добралась, и так невероятно счастлива, что Вы удосужились проследить за мной! Это такая честь! И еще и своего друга здесь встретили, - на слове «друг» Рувье сделала особенный акцент и ехидно улыбнулась колдомедику.
Тут в палату вошла старшая Гринграсс, лицо которой выражало тяготы всех мучеников мира. Аурелия взглянула на неё излишне злобно, но тут же возобладала над собой, дабы не развязать войны с однокурсницей. Ко всему прочему, отнюдь не Дафна была виной тому, что в палате началось какое-то бешеное движения и это больше походило на вечер встречи выпускников Хогвартса за последние лет 50.
-Да, Даф, спасибо, всё уже в порядке... - спокойно проговорила пятикурсница и оценивающе взглянула на всех присутствующих. Все вокруг обменивались какими-то фразами, которые Аурелия слушала, но толком не слышала.
Мда уж. Разговор у них как-то слабо складывается. Их, может, наше общество смущает? Хотя нет, вот мистера Дэниэлса, кажется, сейчас порвет от счастья. Ой... еще пару мгновений и он станет похож на томат. Куда же ты такой стеснительный приехал сюда? Да уж, надо бы выручать мужчину, ну или хотя бы покинуть их, чтобы им наедине было приятней придаваться воспоминаниям.
-Бал, это так прекрасно! -встряла своей репликой во всеобщее и всеобъемлющее счастье Рувье, но возглас не получил нужной реакции. Гринграсс уже успела показать свой не совсем спокойный нрав и демонстративно удалиться. Бедняжке не уделили должного внимания, какая досада. Рели искренне радовалась, когда сестру Тори удавалось разозлить, но не за счет её собственной репутации в глазах Дафны.
-Знаете, мистер Дэниэлс, а этот наряд Вам весьма к лицу, так что не думаю, что Вы всех сильно разочаруете... - девушка снова оценивающе оглядела мужчину. - Тем более, выбор нарядов скорее женская затея, и, наталкивает на странные размышления тот факт, когда сильный пол увлекается подобным делом. Так что, вы держитесь на высоте со своим непринужденным видом.
Аурелия мило улыбнулась. Эта компания уже не удовлетворяла интересы слизеринки, и, ко всему прочему, раны были излечены. Задерживаться не было смысла, но уйти и не запомниться полувейла не могла. Француженка кротко поднялась и сделала шаг в сторону, словно желая обойти сидящего мужчину, но движение выдалось не сильно удачным и Рувье ойкнув присела на коленки к колдомедику.
-Простите-простите, я такая не уклюжая! - с легким придыханием проговорила девушка прямо в лицо Дэниэлсу и тут же поднялась.
-Прошу прощение за своё поведение еще раз, - на этот раз Рели обратилась к Роуз и сделала пару шагов к студентке, которая старательно посветила её в тему разговора и прочие элементы атмосферы палаты.
-Ты тоже не задерживайся, заметь, им лучше побыть вдвоем — едва слышно прошептала на ухо собеседнице слизеринка и выпрямилась. - А еще тебе очень подойдет небесно-голубой цвет, подумай об этом. - уже громче и с дружелюбной улыбкой посоветовала Рувье, стараясь скорее покинуть помещение, чтобы не попасть под немилость строгого профессора или опомнившегося колдомедика.
Да уж, милочка, еще пару таких выходок и ты поедешь на экспрессе в сторону дома. Контролируй себя или прослывешь девушкой облегченного поведения... Строго корил внутренний голос.

Двор Хогвартса...

+3

76

За наблюдениями Орла провела несколько занимательных минут. Она уже давно поняла, что люди очень интересные создания, что при видимой похожести, все они индивидуальны настолько, что невозможно встретить двух абсолютно идентичных личностей даже в рамках одной семьи. А  сейчас в палате и вовсе собралась такая компания, что пищи для размышлений потом хватит на долгое время. Главное сидеть, смотреть и запоминать.
Единственное о чем девушка жалела, так это о том, что существуют люди вредные, злые и просто те, кому кто-то уже успел испортить настроение. Особенно последние. Почему-то они считают своим долгом пойти и сделать тоже самое по отношению к другим. Это мелочно и подло. А еще жалко. Орла всегда считала, что если человек вымещает на ком-то свои негативные эмоции, значит он слаб, он не может совладать с ними, не может улыбнуться и пойти дальше, понимая, что помимо обидчика есть еще добрые отзывчивые люди. И их гораздо больше на этом свете. И могло бы быть еще больше, но человек сам испортил всю мировую статистику. Жаль.
Сейчас когтевранка внимательно выслушала все, что высказала ей Гринграсс-старшая, пожала плечами, и произнесла:
- Хорошо, мисс Гринграсс, поверьте, больше я не побеспокою вас своим общением.
А я мне так хотелось найти в этой девушке что-нибудь хорошее. Как и в любом другом. Эта попытка потерпела фиаско.
Но в палате еще осталась те, общением с кем было приятно и от кого шел внутренний свет, который скрыть невозможно.
А еще тебе очень подойдет небесно-голубой цвет, подумай об этом.
Орла немного смутилась, но уже через секунду подняла на девушку глаза и постаралась через свой взгляд передать то тепло, которым отозвались слова слизеринки, в душе когтевранки. И она негромко сказала:
-Спасибо. Я желаю, чтобы с тобой на балу обязательно произошло что-нибудь чудесное, и да, я тоже сейчас уже пойду.
Внутренне она полностью была согласна с тем, что сказала девушка. Колдомедика и профессора явно следовало покинуть, потому что оставаться было бы нетактично. Студенты в разговоре взрослых чаще всего являются третьей лишней стороной.
Старинные часы в палате отсчитывали последние часы, оставшиеся до момента, когда в Хогсмиде стартует такое долгжданное событие, как Бал. Оправдает ли он, возложенные на него надежды? С каким настроением она сегодня ляжет спать?
Ничего этого Орла не знала, она просто хотела, чтобы за завтраком сова принесла ей письмо от родителей, в котором были бы добрые рассказы об их жизни. Она соскучилась по дому и желала перенестись туда хотя бы на несколько минут по средствам этих строчек на бумаге. А еще ей хотелось, чтобы всегда был канун Бала, чтобы у всех всегда было такое же настроение, как и сегодня: пусть и слегка взволнованное, но разве это не замечательно, когда твоя голова забита мыслями о нарядах, а на каждом углу ты видишь секретничающих подружек?
-До свидания, - негромко произнесла девушка и покинула стены больничного крыла, отправившись навстречу неизвестному, но обязательно светлому будущему. Орла верила, что иначе быть не может.

--->

Отредактировано Orla Quirke (2012-09-17 21:20:44)

+3

77

Никогда раньше Розелин не приходило в голову, что в больничном крыле Хогвартса жизнь протекает так активно. В палату зашла еще одна студентка, обменялась парой фраз с присутствующими и ушла. Студенты ощущают себя гораздо больше в своей тарелке чем преподаватели, ну или хотя бы новые преподаватели. Роуз действительно обращала внимание на каждую мелочь с тех пор, как совсем недавно вновь пересекла порог Хогвартса. Студенты привыкли к чудесам, которые творятся в школе, и потолок в Большом зале многим из них уже не кажется таким волшебным, а новые знания о невероятных возможностях магов давно стали для них слишком привычным делом. Что уж говорить о новых людях, которые на самом деле могут явить собой предмет глубокого интереса. Новые знакомства мало, кого интересуют. Розелин не претендовала на роль человека, с кем желает познакомиться каждый, поэтому ничуть не расстроилась.
"Знакомый незнакомец" явно обладал лучшей памятью нежели Фрэнсис.
- Роуз? Это правда ты? Конечно встречались, я Мэт, Мэт Дэниэлс.  Мы учились... ну не то чтобы вместе... - сказал молодой человек несколько смущенно.
Розелин еще раз пристально посмотрела на собеседника, перед глазами вихрем пробежали эпизоды школьных лет. Вот Роуз, студентка третьего курса Слизерина на одной из лужаек перед школой пытается идентифицировать растения, практикуясь в Травологии, которая никогда не была сильной стороной Фрэнсис. К Роуз подходит паренек и с ходу называет растение.
Сразу с этим появляется воспоминание о том, как уже познакомившиеся Роуз и Мэт на ступеньках лестницы спорят о праве на существование темной магии. А затем уже подросшие до старших курсов студенты в Большом зале что-то весело обсуждает, но, едва заметив сокурсников, Роуз оставляет собеседника, чтобы другие слизеринцы не стали косо смотреть на нее. Это сейчас Фрэнсис стала такой храброй и демократичной, но тогда она боялась стать белой вороной на своем факультете.
Вспомнив это, Роуз улыбнулась.
- Мэтью! - она не решилась называть его Мэтом при студентах, иначе сокращение от имени могло прирасти к колдомедику и со стороны учащихся, а дистанция, пусть и малая, все же должна была быть. - Как ты изменился! Не узнать. Вот уж не ожидала тебя здесь увидеть.
Розелин была рада видеть хоть одно знакомое лицо, тем более столь приятное. Дышать стало однозначно легче. К тому же с Мэтью всегда было интересно поговорить. Он был одним из тех людей, кто среди большого количества людей производит впечатление души компании, но в разговоре может стать одним из наиболее интересных собеседников.
Однако, учитывая факт кипящей в палате жизни, пообщаться сейчас возможности не представлялось.
-Какая Вы наблюдательная, профессор Фрэнсис. Да, я добралась, и так невероятно счастлива, что Вы удосужились проследить за мной! Это такая честь! И еще и своего друга здесь встретили, - сказала Аурелия. Не нужно было быть гением, чтобы расслышать в ее словах ехидство и недовольство. Кажется, я ей помешала... - подумала Роуз, и ее мысль была подтверждена тем, что мисс Рувье очень скоро оказалась на коленях Мэтью. Прошептав ему что-то Аурелия поднялась. Розелин прислонилась к стене и улыбнулась, глядя в пол. Она помнила, что Дэниэлс не был ловеласом в школе, что он скорее смущался девушек нежели приходил в восторг от их попыток пофлиртовать с ним. Не исключаю того, что он стал менее стеснительным, но вряд ли намного... А она флиртовать умеет. Правда ее приемы не совсем уместны. Происходи это все в пабе, клянусь Мерлином, я поставила бы ей пятерку за обольщение, но здесь, в школе, да еще и в больничной палате. Нет, здесь выражать определенного рода интерес надо несколько иначе.
-Прошу прощение за своё поведение еще раз, - через некоторое время Аурелия обратилась к Розелин снова. Розелин часто обвиняли в чрезмерном самолюбии, но обладай она им, сейчас могла бы прочитать студентке лекцию о субординации и этикете, но во Фрэнсис проснулось терпение.
- Извинения приняты, - тихо сказала Роуз и подмигнула студентке. Держать зла на нее у Фрэнсис не было ни малейшего желания. Аурелия уж слишком сильно напоминала Розелин ее саму.
Аурелия ушла. Почти сразу за ней покинула палату мисс Орла Квирк, с кем Розелин так и не удалось познакомиться, однако из слов этой девушки Фрэнсис узнала о предстоящем бале.
-Бал? - вслух то ли спросила, то констатировала факт Роуз. Она не знала о том, что в школе планируется столь торжественное мероприятие. И прямо в день моего приезда... Розелин была одной из тех женщин, которые всегда имели в гардеробе платья, обреченные возможно никогда не быть надетыми. Каждая девушка мечтает быть разной, поэтому покупает наряды на все случаи жизни, поэтому проблем с костюмом на бал у Розелин не предвиделось.
Фрэнсис снова повернулась к Мэту.
- Не знаю, как случилось так, что ты теперь работаешь в Хогвартсе, -сказала она. - Честно говоря, не до конца понимаю, каким чудом оказалась здесь сама, но надеюсь, что у нас еще будет время поговорить о том, кто и как прожил те года, которые мы не виделись. До встречи.
У Розелин была еще масса дел в школе, и ей пришлось выйти из палаты, хотя остаться и поболтать со старым знакомым очень хотелось. Надо поскорее решить все вопросы, узнать, что за бал, и постараться найти на нем Мэта. Пожалуй, учитывая его костюм медика, сложностей возникнуть не должно.

---->

+3

78

От имени мадам Помфри

Поппи находилась в больничной палате и только что завершала ежечасный обход пациентов. Большинство кроватей уже пустовало, но ещё оставались особо тяжёлые больные, выздоровление которым грозило ещё не скоро. Помимо учеников в палате так же отлёживались новоиспечённые члены Ордена Феникса. Несмотря на то, что с недавних событий прошло уже две недели, воспоминания ярко горели в голове школьной медсестры, поражая мельчайшими подробностями.
С самого начала она была против этого праздника. Поппи вообще не понимала хеллоуин, и каждый год у них с директором был спор, в котором он, как директор, всё равно одерживал победу. Каждый год Поппи устала объяснять, что праздники только будоражат перегруженных учёбой учеников, а такие как хеллоуин ещё и пугают. А в этом году она была особенно против - директор хотел провести праздник вне школы, когда на свободе гуляло множество детоубийц и маньяков. Конечно Поппи была против! Она всяко протестовала, но её голос оказался в меньшинстве.
На праздник она, разумеется, не пошла. А что там было делать? Раздавать лекарства от головной боли? Нет, определённо в подобного рода времяпровождениях мало чего хорошего. К концу них всегда добрая половина преподавателей и треть учеников приходит с головной болью. А часть пытается вылечиться сама, не доверившись профессионалу. И к чему это приводит? К головам размером с тыкву? Ах, да, тыква же символ хеллоуина. А ещё не считаются и разбитые колени, вывихнутые ноги после танцев, задавленные в толпе, перепившие сливочного пива и лимонада, перепившие чего-то другого, отвергнуттые своей второй половинкой ... Таких страдальцев набиралось немало и перед самими балами. Кто-то просил избавить себя от прыщей, перекрасить волосы, нарастить волосы и  ногти, вылечить кашель, убрать мозоли... Были и такие, кто просил избавить себя от последствий излишней самостоятельности, когда самоуверенные ученики в одиночку варили зелья или колдовали, пытаясь придать себе по их мнению приличный вид. Были те, кто приходил за приворотным зельем или подобной чепухой, но последних Поппи просто выгоняла, первым помогала, чтобы дети сами себя не калечили, а страдающих успокаивала. Собственно, она дела что и всегда, только в утроенном объеме с исключительными случаями.
День начался удивительно спокойно. Перед праздником в крыло забежало намного меньшее, чем обычно, количество учеников. Сделав всё, о чём её просили, Поппи попросила Минерву перед выходом взять ей со стола бутылку сливочного пива, которым славилась Розмерта, а сама мадам Помфри ушла к себе в кабинет, раскладывая лекарства, выбирая самые необходимые, что так нужны будут после праздника. Прошло несколько часов, стемнело, всё было спокойно. Помниться, что когда Поппи услышала голос Минервы она сразу поспешила ей навстречу, собрав в стопку лекарства, которые она уронила при виде раненых вместо сливочного пива. В палате две недели назад толпилось множество учеников. Попавших под непростительные, пыточные или просто напуганных. Профессора внесли в больничное крыло двух девочек, которых она отлично знала и любила по-своему. Анджелина и Алисия часто после матча оказывались в постели...
В тот вечер было очень много работы. Перво наперво она поручила нескольким добровольцем из Ордена и старших факультетов, а также профессорам, напоить всех пострадавших успокоительным зельем, в малом количестве смешанном со специальны укрепляющим. Большинство студентов после приёма лекарства отправили спать, а всех попавших под непростительные, а их было очень немало, пришлось дополнительно осматривать. Слава Мерлину, нашлись помощники, а то мадам Помфри не закончила ещё и сейчас. В этот день все кровати в больничном крыле были забиты до отказа. Легкораненым пришлось идти в свои спальни. Но на этом ещё не всё закончилось. Увидев Алисию с Анджелиной, мадам Помфри чуть не упала в обморок. Первая ослепла под действие заклинания, последствия которого лечатся крайне трудно. На обеих были следы пыток. Этой ночью Поппи не ложилась спать.
Спустя три дня, переговорив с Минервой, мадам Помфри пообещала научить оказывать первую помощь всех желающих. На несколько дней учебный процесс встал. В числе обучаемых дополнительно планировалось видеть тех, кто не готовился к крупным экзаменам, таким, как сдача ЖАБА, и не занимающихся дополнительно трансгрессией. постепенно ученики приходили в норму, но ужас всё ещё гулял по школе, а воспоминания были слишком свежи.
Шёл пятнадцатый день. Большинство больных уже были выписаны, в коридорах всё чаще звучал смех. Алисия начинала понемногу видеть. Анджелину Поппи собиралась выписывать на следующей неделе, как и последню пару-тройку учеников, которым досталось особенно сильно. Алисии же предстояло провести некоторое время в больнице - заклятие попавшее в неё было особенно сильным. Чувствовалась рука мастера. Не так давно в школе до конца восстановился учебный процесс, но посещающих больничное крыло всё равно было больше, чем в школьные будни. Каждый день Помфри выдавала всем желающим укрепляющую смесь. Были также те ученики, которые приходили поделиться новостями с пострадавшими.
Особый переполох в школе произошёл из-за похищения Дафны Гринграсс. Девочка нашлась только спустя два дня. В Лютном переулке. Одно из самых ужасных мест, по мнению Поппи, а особенно - для ребёнка, человека со слабой психикой.
Поппи внимательно осмотрела Анджелину, удостоверившись, что она выздоравливает. Состояние Алисии было хуже, но тем не менее она тоже поправлялась. Поппи улыбнулась ей.
- Всё в порядке уже лучше? Меня видишь? - твёрдым, но ласковым голосом поинтересовалась она. Бедная девочка...Потом сердито шуганула двух третьекурсников, выгнав их за пределы больничной зоны. Пациентам был нужен покой, а не вечный шум. Мадам Помфри слегка приоткрыла окно, бдительно следя за тем, чтобы не образовался сквозняк, а свежий воздух поступал, потом расправила одеяла на кроватях больных.
- Я думаю, что большинство из вас можно будет выписывать на этой, в крайнем случае на следующей неделе. Учёбу пропускать не стоит. Анджелина, тебя тоже, я так думаю. Остальным придётся ещё полежать - здоровье важнее всего. - Поппи взмахнула палочкой, опуская на окно штору и убирая ширмы от пустующих кроватей.

+3

79

Прошло две недели.
   Дни медленно и нудно, как черепаха, тянулись в больничном крыле Хогвартса. Анджелина вновь почувствовала прилив сил еще на третий день, после того злополучного Хэллоуинского бала, про себя она крайне негодовала, что мадам Пофри совсем не спешит ее выписывать, но не спорила, когда медсестра заставляла ее глотать таблетки и микстуры: она профессионал, а значит знает, что нужно делать. Джонсон дико хотелось поскорее покинуть палату, которая всегда наводила на нее тоску и уныние - частенько юной квиддичистке приходилось проводить здесь время, поправляя здоровье после очередной игры, она была готова даже выйти на работу, настолько волшебница соскучилась по ставшему привычным для нее ритму жизни.
   Что касается бала, то она помнит все, до мельчайших деталей: помнит, как впервые взмахнула палочкой, выкрикнув боевое заклинание против Беллатрисы, помнит все муки от Круциатуса, которым наградила ее ведьма, помнит обломки своей палочки и спасительный ножик. А еще помнит темноту, которая внезапно наступила после того, как кто-то из Пожирателей наколдовал на нее и заодно на стены паба лихорадку, последствия которой мадам Помфри до сих пор выводит травами и настоями.
   Сегодня утром Анджелина вновь проснулась от кошмара. Нетрудно было догадаться, что во сне ей вновь привиделись люди в черных мантиях и масках, закрывающих все лицо. А потом на ней снова испытывали все непростительные, которые только существуют, оттягивая момент, когда будет произнесено "Авада Кедавра", чтобы вдоволь повеселиться, наблюдая, как девушка корчится от мук и боли. Сегодня она уже третий раз за все время проснулась не издав ни звука: ровно полторы недели Джонсон можно было использовать как будильник: крик, которым начиналось пробуждение девушки, будил всех остальных пострадавших, отлеживающихся в больничном крыле. К счастью, они более-менее понимающе относились к Анджелине, поэтому кроме укоризненных взглядов и иногда прилетавших тапочек ее более ничем не попрекали. Добрая мадам Помфри уже заботливо сновала между коек, на которых лениво потягивались студенты. Пока Анджелина приводила себя в порядок, Поппи уже успела осмотреть всех и каждого. Выпив на ходу причитающуюся ей долю травяного отвара, девушка подошла поближе к медсестре, которая осматривала Алисию. Похоже, ей досталось больше всех: Анджелина слышала обрывки фраз, которыми медсестра переговаривалась с педагогическим составом Школы, Спиннет получила сильнейшие повреждения, а еще зрение, хотя понемногу и восстанавливалось, оставляло желать лучшего. В отличие от Джонсон, которая кроме психологического воздействия пыточного получила лишь лихорадку, она пострадала куда серьезнее.
   - Я думаю, что большинство из вас можно будет выписывать на этой, в крайнем случае на следующей неделе. Учёбу пропускать не стоит. Анджелина, тебя тоже, я так думаю. Остальным придётся ещё полежать - здоровье важнее всего, - слова медсестры стали словно бальзамом на душу Анджелины, она радостно улыбнулась и показала мадам Пофри вытянутый большой палец.
   - Я чувствую себя замечательно, мадам Пофри, Вы целитель от Мерлина! Мне хоть прям сейчас дай метлу - я с удовольствием сыграю за сборную Гриффиндора, - конечно, Джонсон говорила слегка преувеличивая, да даже не слегка, но факт оставался фактом - чувствовала себя она уже вполне удовлетворительно.
   Анджелина присела на краешек койки подруги.
   - С добрым утром, Алисия. Как ты себя чувствуешь?

+6

80

[Переход на новый эпизод. 15 ноября 1996]
БАЛ: Крыльцо паба >>>>>>>

Астория вот уже вторую неделю лежит в Больничном крыле и за все это время лишь одного человека она допустила до себя, помимо мадам Помфри – Драко. Окончание дня Хэллуина прошло для нее в каком-то тумане, зелье, которым усыпили Асторию Паркинсон и Миллисента по словам колдомедика было сильным и что ей чудом удалось избежать более ужасных последствий. Но, даже учитывая это, мадам Помфри осудила Гринграсс за ее уж слишком легкий наряд (разумеется, девушка и не думала говорить, что это был не ее костюм, вернее то, что это была его нижняя часть), поэтому к сильнейшему отравлению добавилась и простуда, которую куда было проще излечить омерзительно-противными на вкус настоями. Жизнь же в Хогвартсе кипела, занятия шли все так же, вот только теперь даже Министерство Магии не могло отрицать побег заключенных из Азкабана. А это значило лишь одно, что Лорд собирает вновь свою армию и грядет новая война. Гринграсс-младшая не знала о том, что произошло с ее сестрой Дафной, по разумному для нее объяснению, она просто не желала видеть ее, после не очень приятного послания отца о том, что она обрекает честь семьи под удар, хотя второе послание, следующее из дома заставило Асторию удивиться по-настоящему, потому что оно было послано матерью, в котором говорилось, что отец ныне весь в делах и заботах, все чаще пропадает в Министерстве и не может прибыть в Хогвартс, чтобы навестить ее и сестру. Странным показалось то, что Дельфиус всегда беспокоился о своих дочерях, и если было необходимо, мог прибыть в школу, даже если его держали дела. Астория лично просила мадам Помфри не пускать к ней Аурелию Рувье, под предлогом особой шумности, которая никак не могла привести к скорейшему выздоровлению. Хотя причина была, разумеется, иной. Гринграсс-младшая до сих пор держала обиду на подругу, что она отчего-то вела себя так, будто ее и не было или недовольным взглядом провожала следующую за ней и за ее спутником – Блейзом Забини. Другими словами, Астория решила, что ее компании предпочли компанию более, старших учеников. В первый визит Драко, Гринграсс даже хотела рассказать ему о том, что Аурелия на самом деле наполовину вейла, но, к сожалению или счастью ее так рвало, что разговор пришлось закончить раньше. Когда же Драко приходил во вторник этой недели, Астория была смущена предыдущим визитом и стыдилась, что испортила любимые туфли Малфоя из драконьей кожи, но заверенная самим же хозяином тех самых туфель, что домовики отлично умеют чистить любую грязь, успокоилась и их разговор, прошел на удивление легко. Впрочем, рассказать Драко о том, что именно его тетушка разбудила ее в подсобном помещении, было не так-то и легко, ведь девушка боялась, что это не особо обрадует ее любимого посетителя. Да и осознавать, что ты знакома с той, что покалечила тех, кто лежал с тобой за соседней ширмой, было тяжело эмоционально. Но, не смотря на это, Астория держала ее знакомство с миссис Лестрейндж в тайне. Лежать в крыле в последние три дня стало невыносимо, Астория уже чувствовала себя лучше, но мадам Помфри тянула с выпиской, чтобы быть уверенной до конца,  что действия сонного зелья больше не влияют на слизеринку. Спать, лежать и пить настои – вот и вся забота постояльца больничного крыла. Перевернувшись на другой бок, Астория внимательно прислушалась к словам мадам Помфри, она надеялась, что она сможет сегодня уже отправиться в родной серпентарий, хотя там нельзя сказать, что ее ждала сказка. Мелкой дрожью отдалось на спине Гринграсс воспоминания о Булстроуд в ее обличии, ее слова и мимика, которая совершенно не была похожа на мимику самой Астории. Пожалуй, это самый худший теперь из ее кошмаров, который преследует ее каждую ночь. Из ночи в ночь, Астория видит, как Драко не узнает ее и уходит с Миллисентой, которая скривив губы в усмешке, удаляется с Малфоем, довольная собой и как бы Астория доказать то, что только она настоящая сон заканчивается одинаково – Драко с силой обхватывает ее за плечи и поворачивает к зеркалу, в котором она это Миллисента. Всякий раз, Гринграсс с криком просыпается и потом долго еще  не может уснуть, хуже всего, что в ее сне, кто-то кричит, что она виновата, что не выдала Лестрейндж. Но ведь даже если бы она сказала это, все равно было так же, как и случилось. Этим Астория себя успокаивает. К тому же, Беллатриса – тетя Драко и если она встанет против нее, ей кажется, она предаст самого Драко. Астория сжимает свой медальон, осторожно открывает его и тайком смотрит на улыбающегося с колдографии Малфоя, вспоминая ту, его улыбку в туалете паба, ведь он оказался прав и она не забудет тот день, не так как другие, нет, она его запомнила, как то, что она была рядом с Малфоем, чисто технически ее желание было исполнено и теперь, ей хотелось большего, ей хотелось быть с ним постоянно и не как младшая сестра, а как девушка, невеста, жена. Это как самый вкусный кусок от пирога, который дали попробовать, но съев кусочек, невозможно остановиться.

+5

81

Начало игры.
Знаете то чувство, когда вы не можете позволить себе почувствовать боль от потери? Когда вы должны просто молча стоять и смотреть на то, как умирает тот или иной человек. Неважно враг это или друг. Когда вы может даже сами его убили, потому что он враг или не смогли спасти друга. Казалось бы, что сложного в том, чтобы не дать какому-то человеку сделать то или иное действие, которое повлечет за собой неминуемые потери? Возможно и ничего, если этот человек хоть немного тебя или кого-то еще слушает. А если ему плевать на слова других и он все равно сделает по-своему, потому что считает, что так будет правильно? В такой момент кажется, что ему плевать на все: на дело, которое он должен сделать, на людей вокруг себя, на свою команду, с которой он должен, по крайней мере, согласовывать свои действия, ведь их дело настолько важно, что промашек быть не должно, потому что порой они бывают смертельны. Как, например, сейчас. Только Аурелия никого не убивала, но ощущения были все равно такие. Предать еще хуже, чем убить. Но… я ведь не виновата! Я просила Блейза, чтобы он остановил карету, он же не послушал.. Да и что я могла сделать? Круцио на него напустить? Способности вейлы? Будь мы одни, тогда ладно, но вот перед Малкольмом и Шенон…  Да я просто уверена, Астория поймет все…
Две недели жизни без лучшей подруги – это невыносимо. Аурелия засыпала одна, просыпалась одна, одна поднималась в большой зал и ходила на уроки. И часто лоила себя на мысли, что ей совсем не больно. Астория не захотела ее пускать, только потому, Что Блейз не захотел остановить карету? Да и на балу Астория ведь была с Драко, а вот Аурелия просидела весь вечер за столом, ожидая, пока Блейз наговорится с  Малкольмом. Но так и не дождалась, пришли Пожиратели. И там уже было не до парней, ведь даже всегда спокойные змейки проявили чудеса инстинкта самосохранения и первым же делом покинули атакованное помещение, в то время, как  больные на всю голову грифы остались сражаться…
Аурелия набивает пальцами незамысловатую мелодию, сидя в Большом зале. Есть ей не хочется, за эти две недели она почти ничего в рот не взяла. Может, еще раз сходит к Астории? Помфри же тогда почти отвлеклась, я бы успела проскочить мимо нее…   Аурелия убирает в сторону бокал с тыквенным соком и отправляется в Больничное крыло. В  коридорах в это время пусто – все ученики в Большом Зале. После нападения мадам Помфри лично попросила всех домовиков готовить более сытную пищу, чтобы к ученикам  скорее вернулись силы, но обстановка в Хогвартсе до сих пор оставалась напряженной.
Аурелия  приоткрывает скрипящую дверь, заглядывая в лазарет. Помфри нет на своем обычном месте, поэтому слизеринка делает несколько шагов вглубь комнаты,   придерживая за собой дверь, чтобы она не  грохотнула, как в прошлый раз, когда Аурелия пыталась навестить Асторию.
- Тори? Тори ты как… эм.. Лучше? -  хорошо что кровать Астории стоит дальше от тех кроватей, около которых сейчас сидит Помфри. А это значит, что несколько минут для разговора с Асторией у Рувье точно есть. Главное, использовать их правильно.

+4

82

[Переход на новый эпизод. 15 ноября 1996]
Который уже раз она вспоминала все эти события? Который раз думала, что сделай она что-то по-другому, все сейчас было бы иначе? Честно? Алисия уже сбилась со счету. Не один ее день не обходился без того, чтобы она хотя бы мимолетно подумала о том, что не соверши она какой-нибудь поступок, все могло бы быть по-другому. Самое обидное, что всегда все склонялось к тому, что привел ее к этому лишь один единственный поступок. Не сражайся она тогда бы с Рабастаном, рука бы у нее осталась целой и видеть Алисия могла бы все. В этой ситуации есть только одна вещь, которая спасает - она может только «наблюдать» за тем, что происходит в Хогвартсе при помощи Анджелины или Поппи Помфри, но и узнавать все практически из первых рук. Два человека, которые видят в этой школе,  постоянно находятся в Больничном крыле и, слава Богам, они поддерживают постоянную связь, иначе Алисия точно бы свихнулся в своем сумрачном царстве. Они оба достаточно частые гости и от пребывания обоих есть куча плюсов. Ну, во-первых, это то, что он всегда в курсе всех самых, скажем так, свежих новостей школы, а, во-вторых... иногда приходят Фред или Джордж и  постоянно приносят с собой какие-нибудь штуки собственного приготовления, за что Алисия им очень благодарна. В прошлый раз они принесли ей  кота,  который  мурлычет, когда его гладишь. Ну, по описаниям Помфри, это был кот. А Анджелина... Ее приходы просто радуют Спиннет. Непонятно чем, просто, когда она ее слышит, сразу хочется улыбаться, чтобы не произошло за день. Вроде бы хрупкая девушка, а даст фору любому мужчине. Такого хорошего агента Ордену  еще поискать надо. Да и человека тоже.
Спиннет  тяжко вздохнула и  посмотрела на Помфри.  Видела она все, словно  в темноте, без единого лучика света, но Алисия и этому была благодарна. Она видела хоть как-то и та темнота, которая постоянно преследовала ее, теперь была гостью только ночью.
- Да… вижу. Только цветов почти не различаю,  все словно ночью -  погладив игрушечного кота сказала Алисия, - Я… я же смогу видеть?  Правда? -  Алисия часто заморгала, ее глаза наполнились слезами. Она, если честно, завидовала Анджелине, которая получила только Круцио, а не ослепляющее.
- Утро? А я и не заметила… У меня все как в тумане, Анджелина… -  Спиннет прерывисто вздыхает и вытирает слезу,  бегущую по щеке.
- А что, если я больше никогда не смогу видить, Анджелина?.. Какой про тогда будет от слепой волшебницы Ордену? Я ведь даже не с Лестрейнджем дралась, а с какой-то ученицей… А если бы я попала в нее?  А если бы она умерла? А если бы они убили  кого-то из нас? – на каждом «а если бы» Алисия всхлипывала еще сильнее. Девушку затрясло, а слезы ручьями полились из глаз.

+3

83

Переход на новый эпизод
15 ноября 1996 года

Дафна лежала на кровати, сложив руки поверх одеяла, и пустым взглядом разглядывала потолок. Она не шевелилась лишний раз и односложно отвечала, когда ей задавали вопросы.
"Бедная девочка. Она все еще в шоке", - временами доносились до нее слова взрослых. Были пострадавшие и куда сильней, но "Бедной девочкой" была она.
А в шоке как раз Дафна не была. Она пребывала в ярости и боялась хоть чем-то выдать ее. Эти мерзавцы обошлись с ней, как с какой-то магглорожденной побродяжкой, сперва использовали как щит, потом похитили, а после бросили в самом отвратительном месте магического Лондона, оставив без памяти, без помощи... Гринграсс и раньше была уверена в том, что свита лорда стоит из мерзавцев, но теперь уверилась, что чистую кровь они ценят ровно настолько же, насколько и грязную. А еще оставался вопрос, почему ее отпустили так поздно, если вообще она им была не нужна? Зачем были нужны эти дни? Девушка закусила губу. Что-то все же произошло... А она ничего не помнит! Ничего!
Дафна перевернулась на бок и закрыла глаза. Хотелось получить в руки свои карты, хотелось обратиться к дару, чтобы узнать правду и узнать, куда идти теперь... Но ее колоду не должны трогать чужие руки, иначе карты начнут лгать, а гадать по чаинкам или кофе сейчас ненадежно как всегда. Можно было бы поразгадывать сны, но ночные видения только вновь проигрывали ненавистный бал. Раз за разом. И каждый раз в конце Гринграсс убивали. То сестра. То Малфой. То Паркинсон. Кошмары так измучили девушку, что она начала бояться спать.
Было немного совестно... Были и те, кто пострадал куда больше... Но Дафна не могла взять себя в руки, почувствовать себя лучше...
Возможно, кто-то и приходил навещать ее, но слизеринка с самого начала попросила не пускать никого, ни друзей, ни врагов. Свою ярость и беспомощность она предпочла пережить в одиночестве и тишине, без любых свидетелей, без чужого сочувствия. Дафна хотела, чтобы ее видели только холодной и спокойной, как всегда, своего рода совершенство.  Такая, разбитая и уязвимая, она представляла слишком жалкое зрелище и слишком удобную мишень для насмешек.

Отредактировано Daphne Greengrass (2012-12-08 13:02:14)

+6

84

[Переход на новый эпизод. 15 ноября 1996]

Прошло две недели с того не слишком удачного бала, во время которого было совершено нападение на учеников. Для каждого члена Ордена это имело свои последствия, хоть события и были предсказуемы. Лично Джордж сильно ощущал свою вину в произошедшем, и не без оснований. В то время, когда Пожиратели появились в Хогсмиде, Уизли занимался тем, что гулял с девушкой и думал только о ней, а не о задании и ответственности, которая на нем лежала. В результате – парень появился в пабе слишком поздно, многие были ранены, ко всему тому эти мерзавцы еще и похитили одну ученицу. Кстати, именно этот факт очень интересовал Джо, он не понимал, зачем этому клубу психов понадобилась обычная шестикурсница. К тому же, девушка была чистокровной, а обычно Пожиратили довольно милые с «породистыми» представителями волшебного мира. Молодой человек уже несколько дней думал на эту тему, даже хотел поговорить с Дамблдором об этом, ведь старый хитрец, скорее всего, точно знал причину.  Но, пока находились дела поважнее, так что беседа с директором откладывалась на неопределенный срок. Впрочем, скоро должно было состояться собрание Ордена, на котором им все объяснили бы, по крайней мере, Уизли на это надеялся. Дела в магазине, как всегда, шли на отлично, поэтому Джордж в который раз позволил себе отлучиться, да и причина была  уважительная. Алисию парень навещал достаточно часто, отчасти потому, что она была его подругой, а отчасти все из-за того чувства вины, которое все еще преследовало волшебника. Вот и сейчас молодой человек направился в больничное крыло, где уже вторую неделю находилась девушка. С собой Джо принес всяких сладостей и вкусняшек, некоторые из которых были из Хогсмида, а некоторые их личного с Фредди изготовления. Как только парень зашел в палату, он заметил, что здесь было больше людей, чем в прошлый раз. Рыжий прошел мимо девочки, которую похитили Пожиратели, кажется, её звали Дафна, дальше лежала еще какая-то слизеринка, а возле её кровати стояла блондинка, на которую нельзя было не обратить внимание. Огромные глаза, светлая кожа, чувственные губы, - она была очень красива, хоть и явно младше Джорджа. В Хогвартсе есть такие очаровательные девушки, почему я не замечал этого, когда учился здесь? Мысленно парень отметил, что большую часть времени в школе он был занят делами со своим братцем, а не разглядыванием девочек в коридорах. Вот сейчас молодой человек об этом пожалел. Она, наверное, слизеринка, так что вряд ли от нее можно ожидать чего-то хорошего. Сделал быстрый вывод Джорджи и, наконец, додумался отвести взгляд от девушки, на которую смотрел все то время, что шел по палате. Алисия лежала в самой отдаленной части комнаты, но Уизли все же добрался до её кровати, возле которой уже, разумеется, была Анжелина. Они вообще не расстаются что ли? И когда она находит время на обнимашки с Фредди? Если честно, Джо никогда не понимал, почему девушки постоянно ходят парочками и как могут не надоесть друг другу, да и о чем можно болтать постоянно. Конечно, парень и сам проводил практически все время со своим братом,  но так Фредди ведь крутой, да и красавец вон какой, почти как Джордж! В общем, сложно было близнецу понять женскую дружбу, но и уделять слишком много времени на размышления об этом он тоже не хотел, а потому просто подошел и поздоровался с девчонками. – Добрый день, девушки! – тут Джо заметил, что Алисия вся в слезах, а это для парня было еще одной сложностью. Уизли понятия не имел, что делать, когда девушки начинали плакать, единственное, на что он был способен, это отшутиться и попытаться их развеселить. Именно этим молодой человек и занялся сейчас. – Так, Спиннет, что с настроением? Помфри опять заставила невкусные микстурки пить? – Конечно, Джордж понимал, что Алисии сейчас было непросто, процесс её выздоровления шел медленно, и никто не мог быть уверен, сможет ли мадам Помфри и здесь проявить чудеса медицины. И все же, он не хотел, что бы его подруга грустила из-за этого. – Смотри, что я принес! – Парень мельком оглянулся по сторонам, убедился, что строгая надзирательница успела уйти, и начал доставать из карманов все припасенные сладости, после чего почти все кровать девушки оказалась завалена вкусняшками, которые они, скорее всего, успели бы скушать втроем до прихода Помфри. Сам Джорджи примостился на кровати, рядом с Алисией, взял её за руку и на какую-то секунду стал серьезнее: - Ну ты как вообще? – Молодой человек очень надеялся, что ей стало лучше, ведь, если бы у Помфри не получится все исправить, это будет его вина, только его. По крайней мере Джордж сам себя в этом убеждал.

+4

85


Провалившись в сон или что-то похожее на это, Астория и не заметила, как к ее кровати приблизилась Аурелия. Молча закрыв медальон, ей не хотелось ни видеть, ни слышать подругу, слишком уж тяжело ей было предательство, которое она лично для себя оценила так поведение Рувье во дворе, Астория отвечает на вопрос девушки, несмотря на нее.
- Я в порядке, а ты хотела бы, чтобы было иначе? – приподнимаясь в кровати, говорит медленно, не в свойственной ей манере Гринграсс.
«Интересно, что же ты хочешь на самом деле, такие резкие изменения в поведении, то Астория не нужна, а то такое беспокойство, - холодным взглядом разглядывая Рувье, размышляет слизеринка. – Из всех, кто беспокоился обо мне, я знаю только одного  это Драко. Только он один даже в своих проблемах не забыл обо мне, а что же ты? Как только представилась возможность, сменила меня на Забини, мило, хотя…»
- Как Блейз? Отлично провели время? – Астория была сама не своя, ее задевало то, что спустя две недели, подруга пришла и решила осведомиться о ее здоровье, когда как в тот вечер легко оставила ее во дворе.  Выяснять отношения, впрочем, в Больничном крыле Гринграсс и не думала, это скорее был просто повод, чтобы сказать Аурелии, что она сердиться на нее. – Или пришла узнать, может, не выдала ли я твою тайну? – чуть приблизившись к подруге, прошептала ядовито Астория. – Можешь быть спокойна, я ее сохраню, а теперь иди, я не хочу даже возвращаться в это змеиное логово, – процедила Гринграсс и укрылась с головой в одеяло. Ей было больно говорить подобным тоном Аурелии, но уж слишком много пришлось ей пережить за тот день, а доверять она теперь могла лишь себе и Малфою. Она не знала, что мог узнать у Рувье Забини, про нее и не пошла ли эта информация дальше, рисковать ей теперь  совсем не хотелось. Мир стал совсем другим, и она вместе с ним менялась, неизменным оставалось лишь место Драко в ее жизни, то, что она не могла не освободить, не заменить.  Пожиратели смерти, вспышки заклинаний, возрождение Темного Лорда, странное поведение отца, все переплетается в голове Гринграсс в каком-то клубке с клыками, которые готовы укусить ее, если она начнет хоть одну из нитей распутывать, хотелось просто жить как раньше, тихо любить и страдать по Малфою, но все, увы стало слишком сложно. Теперь, когда ей в открытую объявили войну, она не могла жить той жизнью.
- Уходи, - шепчет она, надеясь, что Аурелия уйдет, хотя ей этого в кокой-то степени и не хочется на самом деле, просто она настолько запуталась во всем. Делать все так, как делала раньше, кажется, слишком легкомысленно. Слизерин это не Гриффиндор, здесь все иначе, здесь дети играют в игры по законам жизни и взрослых, каждый старается занять свое место, здесь легко получить нож в спину, если повернешься спиной ни к тому. Гринграсс повернулась, за что и поплатилась, но вот что делать дальше она и не представляет, ей страшно выйти из безопасного крыла и оказаться снова в мире, который так жестоко наказывает за мечты.  Сдаваться она конечно и не думала, ровно, как и отпускать Драко, только из-за страха, но в следующий раз может быть и яд и где гарантия, что она проснется?
«Не хочу я взрослеть, папочка! – обнимая себя за плечи, Астория закрывает глаза. – Не хочу! Хочу, чтобы как прежде все было радостно и беззаботно, я не готова бороться с этими гадюками, у меня нет таких сил, я не хочу быть такой! Не хочу! Но и от Драко я не могу отказаться, не ради этого я столько вытерпела. – Гринграсс замирает, ожидая, что она проснется и все будет решено, но ничего не произойдет, она это знает, увы. – Что делать! Помфри точно меня сегодня выгонит и что же делать? Явиться в гостиную, будто ничего не было? Странно…»

+3

86

Аурелия вздрагивает от резкой реплики Астории, сказанной в свой адрес. Подруга в плохом настроении, но это же не повод срываться  на всех, кто подходит близко к ее кровати.
-Хотела бы!- шипит Аурелия, но тут же замолкает, потому что рядом проходит Уизли. Он хоть и вы пустился из Хогвартса, но даже сейчас ему лучше не знать, какие войны творятся между слизеринцами,  которые, казалось, могут и глотки друг за друга перекрыть.
А Уизли, пока шел, откровенно пялился на Аурелию, позабыв то, как нужно вести себя в обществе. А чего ты хотела, он же Уизли! Ни мозгов, ни денег, одни шутки на уме да любовь к магглам! Дойдя до какой-то кровати в другом конце, парень отвел взгляд.  Аурелия заметно расслабилась. В том,  что ты полувейла, несомненно, есть толк. Можно попросить каких-нибудь умников из Равенкло сделать задания по древним рунам и получить хорошие оценки. Но когда все проходят мимо и начинают смотреть выпученными глазами...
- А? - подняла глаза на Асторию Аурелия,  не до конца разобрав фразу про Бал и Блейза. Но вот слова про их тайну о чистоте крови очень ранили Аурелию. Как и то, что собственный факультет она назвала змеиным логовом. Ну да, Слизерин им и являлся, но разве это нужно подчеркивать лишний раз, когда тут Уизли и другие люди, которые могут это услышать? И тогда картинка о не приступном монолите из чистоты крови и фальшивых эмоций, которые так упорно строило ни одно поколение змеет просто рассеется и все увидят, что каждый слизеринец играет по своим правилам в своей собственной игре.
- Если считать, что с Блейзом я провела всего лишь то время, что мы ехали до Трех метел, то да, они были просто волшебные! - огрызается Аурелия, прекрасно понимания, что не узнает ни себя, ни Асторию в этом диалоге. Что с нами случилось?..  Еще две недели назад мы бы убили любого друг за друга, а сейчас грыземся, как Дафна с Драко!
-Уйду, если хочешь! - говорит Аурелия, глядя, как Астория накрывается одеялом с головой, - Продолжай вести себя в таком же духе, и станешь похожа на Дафну!- прошипела Аурелия, вставая с краешка кровати, на котором сидела. Рувье хотела вздохнуть, но вместо этого умнее получился звук, отдаленно напоминал рычание. Если она не хочет принимать правду, то пожалуйста, это ее проблемы! Я устала нянчится с ней и с ее вздохами по Малфою! Аурелия пулей выскочила из Больничного Крыла, успев снести несколько студентов и опрокинуть корбку, пол под которой тут же стал мокрым. Рувье недовольна поморщилась. Ну почему именно она? Именно сейчас? И именно с Асторией, которой девушка доверила больше, чем своим родителям?
Выйдя из Больничного Крыла, Аурелия побрела куда-то по коридору, то и дело тяжело вздыхая и поднимая губы, вспоминая ссору с Гринграсс.

---> двор

Отредактировано Aurеlie Rouvier (2012-12-10 12:58:05)

+3

87

Астория слышит, как подруга срывается и огрызается в ответ на ее необдуманно брошенные фразы. Она вообще не знает, что происходит, хочется просто забыть то, что произошло, стать прежней, но это невозможно. Никогда нельзя просто встать и вернуться туда куда хочешь, даже маховик времени, который бы мог помочь не поможет, потому что ты все равно сделаешь  так, как сделал, просто потому что твое сердце подсказывало тебе путь. Если бы она вернулась, она бы все равно согласилась пойти на бал с Драко, потому что даже то, что произошло, позволило ей быть с ним, потому что даже в тот момент ей было пусть и страшно, но приятно ощущать его прикосновения, иметь возможность встать за его спину и чувствовать себя защищенной.
-Уйду, если хочешь! – резко говорит Аурелия и Астория слышит, как она уходит.  Несколько минут, Гринграсс еще лежит и поглаживает медальон указательным пальцем, но все же горечь где-то в ее сердце начинает действовать как яд, провоцируя Асторию сделать то, что так не хочется.
«Что же делать? Идти за ней? – думает Гринграсс. – Если подумать, я вспылила зря, не дослушала ее, совсем как Дафна, только и знаю свою правду. Но если пойду, будет ли это значит, что я прогнулась? Как же хочется быть такой как Паркинсон, хоть иногда или как Дафна. Гордой и принципиальной. Решила, что будешь игнорировать, так делай это до конца. Но если подумать Драко не до меня, не до моих капризов, да и вообще не до меня особо, а Аурелия всегда была рядом, выслушивала все мои желания и сомнения, даже Дафна не знает столько, сколько она обо мне. – Гринграсс недовольно фыркает, но все же  встает с кровати, как раз в тот момент, когда мадам Помфри подходит к ней».
- Как вы себя чувствуете, мисс Гринграсс? – осматривая слизеринку, спрашивает школьная медсестра.
- Есть некоторая слабость, но это скорее от недостатка свежего воздуха, а в целом весьма прозаично.
- Что ж, может Вам стоит еще побыть немного…, - начала мадам Помфри, но Астория ее перебила.
- Нет, я бы хотела прямо сейчас вернуться к обычной жизни, в конце концов, в этом году я сдаю СОВ, а это очень важно для меня.
- Хорошо, мисс Гринграсс, в таком случае Вы можете идти, только не переусердствуйте и если что, то приходите. – Кивнула мадам Помфри и направилась к другим больным.
Переодевшись в одежду, что ей принес Драко, по ее же просьбе, Астория выходит из Больничного крыла.
>>>>>>> Двор Хогвартса

+3

88

Переход на новый эпизод
15 ноября 1996 года

Похоже, у него было сотрясение мозга. Ну, или что-то в этом роде. Довольно захватывающее ощущение, если подумать. В голове каким-то ворохом в тумане блуждали мысли, которые никак не складывались в одну картинку. Он помнил, что был на Балу в честь Хеллоуина, помнил, что с другими Орденовцами защищал деревню и студентов от Пожирателей.  А защитил ли? Ну в смысле, смог хоть чем-то помочь, когда они напали? Ведь они таки напали. Ни совести, ни ума, никакого смысла в их действиях. Только и запрограммированы, чтобы убивать и уничтожать, даже не пожалели детей. Смешно, ведь даже у Пожирателей, которые казалось бы размножаются разве что почкованием – тоже были свои дети. Чтобы делала та же пародия на Мерлин Монро – Люциус Малфой, если бы там в Трех Метлах хладным трупом лежал его собственный отпрысок. У Уизли создавалось впечатление, что он теряет какой-то большой кусок загадки. Сколько времени прошло с этого дня? Он спрашивал у Джорджа каждый день, но все время забывал. Не хотел, чтобы брат знал.
Так, по порядку – были танцы, пляски, маски. Счастливые студенты и преподаватели, и еще люди в масках. Народу явно больше чем должно было быть в Хогвартсе. Три метлы, беседа с Ли Джорданом. Что он там делал? Кажется, был Ди-джеем. Так…а что дальше? Дальше горят Три Метлы, крики, вспышки огня, заклинания рикошетят во все стороны. Он вбегает, видит раненых девушек. Кто это? Анджелина, точно, там была его девушка, он наконец вспомнил. И с ней еще, кто-то знакомый. Черт. Кто-то из Пожирателей – в ушах стучит до безобразия резкий смех – значит там была Лестрейндж. Но не сама. Он помнит, что помогал подругам, помнит, как упрашивал высшие силы, чтобы Джордж подоспел на помощь. Помнит отступление Пожирателей и что-то сильное – взрыв. Его отшвырнуло куда-то в сторону, было очень больной, а дальше все – туман.
Такой мозговой зарядке Фред поддавал себя каждое утро, пытаясь сложить 1+1. Джордж знал, что брат помнит не все, и что его оглушило тогда взрывом – именно Джордж помог ему выбраться. Вроде бы они помогали раненым, но так говорит его близнец – сам Фред этого не помнит. Матери они не говорили, что у одного из Уцизли на данный момент память хромает, она бы заревела все вокруг и начала бы откармливать его как добротного гуся. На и Джордж не в курсе, что его близнец еще не полностью восстановил картину произошедшего. Фред врет ему, наверно первый раз в жизни. Потому что ему стыдно. Он не справился, не смог помочь. Дело не в героизме, не в эстрогене играющем где-то там – просто тут Фред показал себя не в лучшем свете. Он должен был защищать студентов, а вместо этого сам валялся под стенкой старого кафе, пока брат не пришел ему на помощь. Мерлин, Джордж наверно вытащил на себе не одного раненого. Хоть погибших не было, вроде бы.
Фред зарычал и поднялся с постели, резко откинув одеяло. Ему надоело валятся днями в постели, пытаясь настроить свой мозг на нужную волну и следуя указаниям мадам Пофмри. Свята женщина, прислала ему сову с инструкциями и лекарствами, хотя он уже больше не студент. Но продолжаться это не могло. Фред был уверен – как только он увидит знакомые лица, все станет на свои места. Парень быстро собрался, оделся и спустился на кухню. День за окном был в самом разгаре,  в последние дни осень меняла свою погоду резко и неожиданно. Но сегодня видать матушка-природа решила порадовать людей солнечным днем. На столе Уизли нашел записку, оставленную никем иным как его братом.

Я в Хогвартсе, пошел навестить девчонок. Прочитал? Теперь дуй назад в постель.


Очень мило, но не в этот раз. Фред вышел на улицу, запер магазин и аппарировал.

----------->

Приземлился рыжий юноша прям перед воротами на территорию школы. Идти до замка было не так уж и далеко, но парень ощущал странную слабость во всем теле, которая просто выводила его из себя.
Да в конце-концов, ты же не кисейная барышня! Старая бабушка Мейбл, и та бы пробежала это расстояние трусцой даже не запыхавшись.
Фред собрал волю в кулак, воздух в легкие и бодрым шагом поплелся в замок. Видимо уроки были в разгаре, на улице никого не было. Войдя в Замок, Уизли почувствовал как радостно что-то запрыгало в животе. Здесь был его второй дом, и приятно было время от времени вернуться сюда не только по случаю собрания Ордена. Лестница встретила его приветливым скрипом и передвижением, но тут Фред не потерял сноровки и быстро прыгал по ступенькам. Наконец этаж больничного крыла был достигнут, и парень толкнул деревянные двери. Мадам Пофмри нигде не было видно и Уизли смело пошагал в большую просторную палату. Не успел он войти и увидеть близнеца с девушками, как сзади раздался голос мисс Помфри.
-Мистер Уизли! Какого нагрла Вы тут делаете?
-Мадам Пофмри...наргла? серьезно?
-Я же ясно сказала Вам, оставаться в постели!
-И я честно учитывал Ваше пожелание, пока не начал становится вместе с простынями однородной массой. Вы же меня знаете, ну не могу я прикидываться подушкой.
-Никуда не уходите, - строго кинула женщина и исчезла в своем кабинете.
Не теряя времени Фред двинул к кровати, у которой сидел Джордж. Из-за его плеча выглянула Анджелина, слабо улыбнувшись. В груди у Фреда закололо, вина и стыд наверно первый раз в жизни поглотили его. Но он старался сохранять приветливое, невозмутимое лицо. Хотя он мог поспорить – от Джонсон не укрылось, что и он был не в расцвете сил. Его взгляд перешел на девушку, которая лежала в постели, а его близнец тыкал ей какие-то сладости.
Вот черт, а я Анджелине ничерта не принес. Идиот.
Второй девушкой оказалась Алисия Спинет – часть мозайки сразу вернулась к Фреду, теперь он мог вспомнить еще пару событий.
-Привет, красавицы. Говорят шрамы украшают мужчин, но похоже говорящие ошибаются. Вы прямо источаете сексуальность со всеми этими царапинами.
Гениально. Просто шутка года. А еще тупее ничего нельзя было придумать? Просто пробулькотеть что-то как обезьяна, тоже никто ничего бы не понял.
Фред подошел к Анджелине, которая встала ему навстречу, и крепко обнял. Ее нежность и теплота сразу успокоили его, каким-то чудом она ничего не говоря могла вернуть его с небес на землю. Парень прижал Джонсон к себе и наградил ее долгим поцелуем. Наверно давно он не вкладывал столько чувств в один поцелуй.
Только он от нее оторвался, как мадам Помфри выскочила как черт из табакерки суя ему в руки чашку с какой-то жидкость.
-Вот, выпейте, витамин.
Уизли одним махом осушил чашку, врач выхватила ее и строго осмотрев четверку, грозно произнесла.
-И не долго тут, Уизли, знаю я ваши шуточки. Надеюсь унитаз вы с собой не притащили?
-Прям как в школе, - в один голос вздохнули близнецы.
Как легко было сейчас смеяться с Джорджем, даже девушки кажется улыбнулись. Фред почесал рыжую макитру и бросил риторический вопрос.
-Ну что, подлатались уже, старушки?

+4

89

Слезы всегда пугали Анджелину. Сама-то она редко когда давала себе возможность послабления - Джонсон всегда думала, что часы рыдания тратятся впустую, в то время, когда можно покорить гору новых дел - может, в этом она была даже не совсем права. Но вот когда кто-то из ее окружения начинал потихонечку растекаться соленой лужицей, она абсолютно не знала что делать и безумно волновалась, перебирая в голове варианты ободряющих предложений, которые могли бы подействовать наилучшим образом.
   Девушка пододвинулась поближе к изголовью койки и обняла совсем уже упавшую духом Алисию.
   - Эй, а ну прекрати говорить глупости, - Анджелина гладила подругу по спине, - От тебя будет самая большая польза Ордену. Главное, неукоснительно следуй указаниям мадам Помфри, она знает что делает, - Джонсон чуть отстранилась от Спиннет и внимательно посмотрела в ее глаза, надеясь, что та сумеет разглядеть ее, - И не надо никаких "если". Что было - то прошло, и драккл с ним. Главное, что мы все остались живы. И даже почти здоровы... Анджелина отвернулась, а вдруг Алисия если не увидит, то почувствует ее смятение. Джонсон на самом деле очень сильно верила в скорейшее выздоровление своей лучшей подруги, но когда она изо дня в день по нескольку раз "случайно" улавливала доклад медсестры персоналу школы, она понимала, что динамика выздоровления, конечно, есть, но она все еще мала. Возможно, Спиннет еще не одну неделю придется провести в больничном крыле. Порой девушке даже становилось немного стыдно за то, что она отделалась лишь минутным пыточным, а последствия лихорадки уже не беспокоили.
   Анджелина покрепче сжала руку Алисии, когда увидела, что у них ожидается посетитель. Рыжая макушка маячила при входе в палату. Конечно, она рада была видеть здесь Джорджа, тем более, что она не помнит, где он находился в тот момент, когда основное помещение паба стало настоящим полем боя, но его брата-близнеца на данный момент она хотела видеть чуть сильнее. Джонсон одарила одного из Уизли самой приветливой улыбкой.
   - Привет, Джорджи, рада, что ты заглянул. Как твое настроение? - под настроением она имела ввиду абсолютно все-все: не только его расположение духа, но и самочувствие. Окинув его с ног до головы изучающим взглядом, Анджелина отметила, что выглядел он очень даже хорошо, во всяком случае, на нем было абсолютно не заметно следов боя, который, возможно, имел место быть, однако, девушка больше склонялась к варианту, что именно он был в составе группы, которая помогала эвакуировать случайно (но в их случае преднамеренно) оставшихся там студентов - Отряд Дамблдора был полон энтузиазма и готов был сражаться до самого конца, ну и конечно самих пострадавших Орденцев. Джонсон чуть отсела к краю койки, позволяя Джорджу разместиться поближе к Алисии. Она, имея статус лучшей подруги, была осведомлена о каждой детали их отношений, которые теперь остались где-то в прошлом. Конечно, девушка прекрасно понимала, что она немного лишняя, но зная характер Джорджа, что-то ее останавливало от того, чтоб тактично встать и пойти в другой конец комнаты. Как оказалось, небезосновательно.
   – Смотри, что я принес! - Уизли звучал очень радостно и вообще воодушевляюще, но вот только Анджелина не думала, что эти слова облегчат камень на душе Алисии. Настолько тихо, насколько это было возможно, Джонсон пихнула заботливого юношу в бок и посмотрела на него предупреждающе-недовольными глазами, после чего перевела взгляд на лицо Спиннет. Как жаль, что я не владею искусством мысленного общения. Анджелина вновь посмотрела на Джорджа и поджала губы. Она была уверена, что рыжий понял ее и очень при этом надеялась, что подруга не расслышала того, что он только что произнес, а если и расслышала, то пусть найдет в себе силы вновь улыбнуться и не придавать этому значения, хотя, Анджелине это не представлялось возможным. Она восхищалась своей подругой, восхищалась ее стойкостью и мужеством. А эти слезы... Каждый может когда-нибудь сломаться. И это нормально. Живым людям нужно выражать эмоции и чувства.
   Анджелина услышала чьи-то размеренные шаги, которые остановились рядом с койкой Спиннет - местом их сегодняшнего импровизированного собрания. Она точно знала, чьи это были шаги и от этого ритм биения ее сердца заметно увеличился. Она обернулась и встретилась взглядом с Фредом. Улыбнулась ему. Словно что-то тяжелое и беспокоившее ее, висящее на тонкой ниточке где-то под ее ребрами, упало в тот момент, когда эту самую ниточку перерезали ножницами.
   -Привет, красавицы. Говорят шрамы украшают мужчин, но похоже говорящие ошибаются. Вы прямо источаете сексуальность со всеми этими царапинами, - и как всегда Уизли был в своем репертуаре. Джонсон облегченно выдохнула. Было бы странно услышать от Фреда какую-нибудь тяжелую фразу, слова в которой от и до передавали бы какой-то скрытый смысл. Умение разрядить обстановку - вот чего на самом деле не хватало здесь в последние две недели.
   - Фред, давай заведем кота? Тогда новые царапины на мне будут появляться с периодичностью в неделю и это будет менее болезненно, - совсем тихо. Она изо всех сил старалась держаться от того, чтобы не сорваться и не приняться вновь пересказывать те страшные события, что произошли с ними в ту ночь.  Анджелина послушно расположилась в объятиях Фреда, стараясь каждой клеточкой тела почувствовать его присутствие. Две недели абсолютного неведения "как он, что он, где он" давали о себе знать. Его поцелуй вселил в нее уверенность, что все будет хорошо. Если не сейчас, то в самом скорейшем времени. Мадам Пофри уже была тут как тут. Анджелина встала на цыпочки, чтоб посмотреть, какого цвета порошок полагается пить Уизли. За две недели проведенные в этом больничном крыле Джонсон будто обучилась азам колдомедицины, она уже могла различить три цвета микстур и определить, против какой хвори направлено их действие. А порошочек, который она заставила выпить Фреда, казался ей совсем незнакомым, Джонсон пристально посмотрела на лицо парня.
   -Ну что, подлатались уже, старушки?
   - Я чувствую себя вполне удовлетворительно и меня уже бесит наблюдать поле для квиддича только из окна, я хочу поскорее опробовать свою новую метлу именно здесь, - Джонсон потянулась, кивком головы указывая в сторону окна, за которым располагался вид на стадион, - А как ты? Я ни разу не видела тебя в больничном крыле, все в порядке? - она знала наверняка, что если Уизли поспешит заверить ее в том, что все хорошо, он сто процентов врет.

Отредактировано Angelina Johnson (2012-12-21 22:40:29)

+5

90

Лечение тянется бесконечно долго, как ириска, шоколадная паста или фруктовый джем, только лечение совсем не сладкое, оно серое, блеклое и, если бы имело вкус, то была бы похожа на бумагу дешевых газет; и слова Помфри звучат в воздухе противоестественно, им не хочется верить, их забываешь уже через пару секунд, так же, как заголовки дешевых газет стираются из памяти, стоит отвести взгляд в сторону.
В воображении Алисии волны и потоки ветра, завихрения воздуха и воды, все и сразу, просто нужно смотреть под определенным углом.
А за окном умирает природа, волны бьются о камни на берегу Черного озера, ветер гоняет облака над всей округой, их тени темными пятнами раскрашивают окрестный пейзаж; Солнце выглядывает из-за облаков, плавит зеркальную гладь озера, плавит подоконники, лаком покрытые столы и ее кожу. И Спиннет хочется на волю, прочь из душного класса, ей хочется к ветру, солнцу, волнам и облакам, а минутная стрелка часов и не думает торопиться, лениво поворачиваюсь на своей изящной ножке.
Алисия вспоминает сказки и легенды, все те, что шептала мечтательным голосом Луна, что чарующе рассказывала Анджелины, все те вещи, которые восторженно-радостно когда-то описывала , сама Алисия, когда совсем маленькая вернулась с первого курса домой.
- Эй, а ну прекрати говорить глупости. От тебя будет самая большая польза Ордену. Главное, неукоснительно следуй указаниям мадам Помфри, она знает что делает.  И не надо никаких "если". Что было - то прошло, и драккл с ним. Главное, что мы все остались живы -  Алисия не отпускает глазами глаза Анджелины, ловя взгляд, пытаясь разглядеть подругу. Но видит ее смутно, текст еще хоть как-то может прочитать, но вот картинку, находящуюся ниже, и вовсе разглядеть не может. Алисия грустно вздыхает, собирая остаток своей силы. Мысли будто бы покидают Алисию, она просто не знает, что сказать в ответ подруге, поэтому улыбается уголками губ, смаргивая  очередную слезу. 
Так, Спиннет, что с настроением? Помфри опять заставила невкусные микстурки пить? – от веселого голоса Джорджа Алисия вздрогнула и мигом наставила палочку на парня. За эти две недели она стала… слишком бояться за себя. За свою жизнь. За Анджелину.  Спиннет вздохнула, покачав головой, не отвечая на вопрос Уизли. Только положила палочку перед собой, но руку с нее не убрала, ожидая какого-то подвоха.
- Смотри что я принес! – снова весело, но тихо, сказал Джордж, высыпая угощения на кровать. Алисия метнула на него злобный взгляд. В конце концов, когда она только успокаивалась, Джордж вечно напоминал о ее болезни своим «смотри».
- Ну- ну. Посмотрела бы, если б видеть могла! А так извини, тебе придется описывать мне все, что ты принес со своего магазина! – в бешенстве сказала Алисия, швырнув в сторону угощения на своей кровати. Спиннет шумно выдохнула, сложив руки на груди и скрестив руки на груди, метнув в Уизли очередной испепеляющий взгляд. Достал! Когда запомнит, что я не могу ничего видеть?!
- Ну ты как вообще? – Джордж взял Алисию за руку, но для девушки это прикосновение показалось не приятным, будто бы она дотронулась до слизняка. Спиннет сморщила и она поспешила забрать свою руку, снова скрестив их на груди.
- Жить буду, спасибо Помфри. С какой это радости тебя вообще заботит мое здоровье? На сколько я помню, у тебя есть Амели, неужели я важнее ее? Или решил построить из себя героя, Джорджа-великого-утешителя? Прости, немного опоздал, роль это пожизненно заняла Анджелиной. А теперь оставь меня, я тебя видеть… слышать не могу – прошипела Алисия, прекрасно понимая, что она говорит и кому она это говорит. Раньше ради Джорджа она была готова порвать любого, а теперь набросилась на него, будто он виноват во всех смертных грехах. Ну и что! Он должен был выполнять задание Ордена, а не тратить время на личную жизнь!.. – для самой Алисии этого утверждения было вполне достаточно, поэтому она даже не смотрела в сторону Джорджа, только собрала под себя колени, обхватив их руками, держа в одной палочку. Если он не поймет по хорошему, я объясню ему по плохому.
-Привет, красавицы. Говорят шрамы украшают мужчин, но похоже говорящие ошибаются. Вы прямо источаете сексуальность со всеми этими царапинами – появился второй близнец. Вот его приходу Алисия действительно была рада, поэтому широко улыбнулась, забыв о своей ссоре с Джорджем.
- Привет, Фред! – только и успела сказать Алисия, перед тем, как смущенно улыбнувшись, отвести взгляд от Анджелины и Фреда. Момент разговора друзей Алисия пропустила – она продолжала сверлить Джорджа взглядом, мысленно прося его встать с ее койки.
- Фреед – протянула Алисия, вставая с кровати, неуверенно пошатываясь, - Стой на месте. Энди, ты тоже. Спиннет будет устанавливать рекорды по хождению, -  не дав ребятам опомниться, Алисия уверенными, но чуть шатающимися шагами начала двигаться вперед. Когда до Анджелины, стоящей немного впереди Фреда, оставалось всего несколько шагов, у девушки резко закружилась голова, а в глазах потемнело еще сильнее. Алисия сильно тряхнула головой, но пройти дальше не смогла.
-Двадцать шагов от кровати! Новый рекорд!  - поздравила саму себя девушка, опираясь на ширму пустой кровати. Она была действительно рада таким своим маленьким победам, они вселяли в нее надежду на то, что Спиннет когда-нибудь сможет видеть снова.

p.s. Джордж, я тебя люблю, обожаю, не принимай это все близко к сердцу =)

+4



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC