Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Малфой-мэнор » Центральная гостиная Малфой Мэнора


Центральная гостиная Малфой Мэнора

Сообщений 91 страница 113 из 113

91

Первым заговорил Долохов. Ожидаемо. Хоть что-то не меняется. Если бы и Антонин замешкался и начал молоть чепуху - вот тогда уже можно было всерьез испугаться, что в его отсутствие произошел как минимум массовый подмен Пожирателей на неразумных детей.
Внимательно слушая отчеты, Лорд мысленно отмечал то, что требует уточнения, дополнения или кардинальной смены деятельности. Некоторые, вроде Руквуда или Паркинсона, так и молчали, разумно решив не злить фразой "Я ничего полезного не сделал, мой Лорд". Сейчас подобное было бы чревато, поэтому правильно делали, что молчали. Хотя можно и не надеяться, что это сойдет им с рук - Круциатус вправит мозги и добавит прыти.
Все оказалось не настолько плохо, как Волдеморт уже представил себе после отчета мадам Лестрейндж. Злость притихла, словно прислушиваясь к словам Пожирателей.
- Что ж, - Лорд медленно обвел взглядом все еще коленнопреклонных людей. Кстати об этом. - Можете сесть.
Дождавшись реакции на свой приказ, он продолжил:
- Мои опасения приятно не подтвердились. Я доволен вами, за некоторым исключением, - Волдеморт не смотрел на Беллатрикс. Свое мнение о ее действиях он уже высказал, так сказать, приватно.
- Антонин, после собрания я хочу увидеть базу и посмотреть на успехи наших новичков. Я полагаюсь на твое мнение в выборе командира, ты знаешь их лучше, но я рассчитываю со временем узнать каждого. Далее. Мне сообщили, что ты собирался создать базу еще и рядом с Хогсмидом. Я жажду услышать твои объяснения, - пока говорил, Лорд не отрывал взгляда от Долохова, изучая малейшую реакцию на собственные слова, несмотря на то, что на этого человека он мог положиться. Насколько это вообще возможно в его случае.
- Что касается Фаджа - я хочу подробнее услышать о его устранении, но с этим мы разберемся отдельно в конце собрания, в более... спокойной обстановке, - тонкие губы искривились в ухмылке. Настроение большей части собравшихся были далеки от радости встречи со своим руководителем. Такое неожиданное возвращение как ничто иное способно обнажить истинные чувства. - Надеюсь, у вас есть на примете человек, который займет место Корнелиуса и который стал бы нашими глазами в верхушке Министерства. Рудольфус, - почти незаметный поворот головы в сторону старшего из Лестрейнджей. - Есть ли в списке этих отличившихся магов кто-то из Аврората? Чем выше пост, тем лучше. И, конечно, Министерство.
Министерство и Аврорат - вот на чем сейчас надо сосредоточить усилия. Конечно, Хогвартс тоже слишком важен, чтобы о нем так просто забыть, но там пока властвует Дамблдор. Ключевое слово здесь "пока". Падет Альбус - и школа останется беззащитна. А значит, появится возможность перетянуть на свою сторону большую часть населения, чьи дети учатся в Хогвартсе. Особенно если пообещать, что с учениками ничего страшного не произойдет...
- Северус, прекрасная новость. По одиночке Орден перебить будет гораздо легче, - чертов Орден слишком много крови попил, чтобы не воспользоваться шансом убрать этих "защитников справедливости" с дороги. Великолепно...
- Ты вырастил достойного наследника, Люциус, - Лорд довольно прищурился. Он и не ожидал, что Малфой-младший будет так упорствовать, отказываясь даже от помощи своего декана. Если он добьется успеха - будет повод задуматься о том, чтобы в знак расположения приблизить его к себе. Например, ввести в Ближний круг. Не сразу, конечно, но все же...
- Что с Поттером? - пожалуй, это уже стало традицией - отслеживать этого мальчишку. А ведь еще так и не удалось узнать полный текст пророчества... Не смертельно, но заставляет беспокоиться. Хотелось бы точно знать о том, что надо ни в коем случае не допустить.
Идею с пропагандой через "Пророк" даже можно признать хорошей - после возрождения Волдеморт не прибегал к этому рычагу давления на умы обывателей.
- Жду с нетерпением грядущих статей, - протянул он, не собираясь иначе комментировать слова Малфоя. В конце концов, что еще можно было ожидать от Люциуса? Подкуп, шантаж и прочие махинации ему гораздо ближе, чем участие в рейде или выслеживание орденцев.
Подкуп... А какова вероятность привлечь на свою сторону гоблинов? Если Гринготс будет под нашим контролем, можно будет лишить Орден финансирования... Волдеморт помрачнел. Что может настолько заинтересовать коротышек?..
- Ах да, чуть не забыл поинтересоваться - чья была идея проникнуть на бал к Паркинсонам?

+3

92

Глубоко поклонившись Повелителю за разрешение сесть, Антонин поднимается с колен, почти незаметно опираясь о кресло рядом, в которое и садится.
Следующие слова Лорда об исключениях заставляют его резко вскинуть голову, но Повелитель смотрит на Беллатрису, и Долохов позволяет себе вскинуть брови в жесте секундного удивления: мадам Лестрейндж, наверное, встала не с той ноги, раз умудрилась прогневать Повелителя. Хотелось бы знать, чем, и не повредит ли инцидент между милейшей Беллатрисой и Темным Лордом всем прочим.
Впрочем, в следующее мгновение он вновь совершенно бесстрастен, когда Лорд обращается к нему.
- Антонин, после собрания я хочу увидеть базу и посмотреть на успехи наших новичков. Я полагаюсь на твое мнение в выборе командира, ты знаешь их лучше, но я рассчитываю со временем узнать каждого. Далее. Мне сообщили, что ты собирался создать базу еще и рядом с Хогсмидом. Я жажду услышать твои объяснения.
Не удержавшись, Долохов снова кидает короткий взгляд на ведьму, а затем, такой же короткий, на ее мужа. У Рудольфуса явные проблемы с женой, раз он не может вбить ей в голову не болтать лишнего, а у самой Беллатрисы проблемы с головой, если она не соображает, как нужно преподносить информацию подобного рода.
Он вообще не ожидал, что Беллатриса запомнит его беседу с братьями Лестрейнджами, да еще и начнет рссказывать об этом Лорду, пока мысль существует только в виде общей наметки.
- Как Вам будет угодно, мой Лорд. Ваш визит - большая честь для ребят, но я уверен, они окажутся достойны. - Он сделал паузу, подбирая слова для следующего предложения. - Что касается базы в Хогсмиде... Это кажется мне достаточно хорошим шагом, закрепиться под носом у Дамблдора. Хогсмид заподозрят в последнюю очередь, к тому же, нам нужно место, где мы могли бы вести работу с подрастающим поколением.
Ну вот, сказал "А" - говори "Б".
- Ударный отряд из выпускников уже сформирован, но в Хогвартсе еще много студентов-старшекурсников, семьи которых под вашей рукой, мой Лорд. Пьюси, Паркинсон, Гринграссы... Да и юному Малфою не помешает место, где он может практиковаться в том, чему научила его мадам Лестрейндж. К тому же, студентам не помешает и ознакомиться с идеологией, учитывая, сколько лет они учатся в школе, которой руководят магглолюбцы. Рабастан Лестрейндж мог бы руководить этой базой.
Признаться, последнее родилось спонтанно, но Долохов знал, о чем говорил. Никого другого по его мнению к детям и близко подпускать нельзя: Амикус не пропустит ни одной старшеклассницы, Алекто слишком несдержанна для преподавания, как и Беллатриса. А младший Лестрейндж достаточно хладнокровен и обладает достаточной теоретической подготовкой. К тому же, Антонину начало казаться, что тот засиделся без дела.
Впрочем, судя по виду Паркинсона, тот не пришел в восторг от внезапно упомянутой дочери, и Долохов не стал скрывать довольную ухмылку. Его заветная мечта о преемственности поколений обретала плоть на глазах. Пожалуй, стоит поблагодарить Беллатрису, иначе бы он сам еще не скоро завел разговор на эту тему, поглощенный текущими событиями.
Поняв слова Лорда о Фадже как приказ не вдаваться в эту тему прямо сейчас, Долохов замолк, ожидая вердикта в отношении второй базы - "детсада", как он уже мысленно окрестил тренировочный клуб студентов.

+2

93

Рабастан, изображающий на своем лице обычное внимание, которого, впрочем, не чувствовал ни на кнат, почти было решил, что сегодняшнее собрание пройдет для него стороной.
Автором никаких сногсшибательных идей он не был, никакой самодеятельностью отметиться не успел, никакого задания не загубил, был на подхвате то здесь, то там, а до его матримониального статуса никому и вовсе не было дела, так что все выглядело достаточно радужно.
Поднявшись с колен после позволения Темного Лорда, младший Лестрейндж отступил еще дальше за кресло Рудольфуса, весьма непритязательно уступая центр внимания тем, кто его жаждал, пока не услышал свое имя.
Долохов, проклятый мерзавец, упомянул о том, что "лягушатник" возглавит Рабастан, как о чем-то само собой разумеющемся, будто младший Лестрейндж спал и видел получить столь сомнительную честь.
Однако деваться было некуда: что бы не решил Темный Лорд относительно идеи Долохова, отказываться и ломаться аки сахарный пряник в его присутствии было непринято.
Оставалось только одно, что Рабастан и исполнил.
Резво поклонившись, он в кои-то веки поднял глаза на Повелителя и подал голос.
- Сочту за честь.
Конечно, в голосе могло бы быть и побольше энтузиазма, но Лестрейндж предпочитал придерживаться политики безусловной честности, опасаясь не без оснований дергать смерть за усы.
В целом, мотивы Долохова если не были досконально ясны, то определенно казались разумными: Рабастан не имел никакой задачи, мотался туда-сюда как свежее привидение, привлекая к себе ненужное внимание, и польза от него была на обсуждении тактики и стратегии лишь в том случае, если он испытывал прилив интереса к обсуждаемой теме.
Мысли Рабастана пошли дальше. Он уже представил, как снимет в Хогсмиде какой-нибудь дом под Оборотным, или даже целую лавку под прикрытием. Как сможет оставаться там сутками, не показываясь на глаза брату и его жене. Увезет туда Тэсс, в конце концов.
Несбыточные мечты оказались той самой приправой, которой не хватало Лестрейнджу. Да и кто еще, кроме, возможно, полукровки Северуса, знал мир магглов достаточно хорошо, чтобы подвести под идеологическую базу хоть какое-то мало-мальски приличное обоснование?

апд. Добавление за Рудольфуса по причине его (временного) отсутствия.
Видно было невооруженным глазом, что брат от оказанной Рабастану чести в восторг не пришел. Не то опасался, что Младший не оправдает доверия, не то ревновал внимание Повелителя и Антонина. В любом случае, тренировать малолеток Рудольфусу не светило, это, по мнению Рабастана, понимал каждый из присутствующих в комнате.
Впрочем, выразить недовольство при Милорде никому из Лестрейнджей в голову прийти не могло, поэтому и Рабастан отвернулся от брата, бездумно глазея на шикарный малфоевский ковер.
Ковер как ковер, вполне в стиле всего прочего.
И даже то, что Милорд обратился непосредственно к его брату, младшего Лестрейнджа вроде бы и не заинтересовало, хотя он внимательно слушал.
- ... Надеюсь, у вас есть на примете человек, который займет место Корнелиуса и который стал бы нашими глазами в верхушке Министерства. Рудольфус, есть ли в списке этих отличившихся магов кто-то из Аврората? Чем выше пост, тем лучше. И, конечно, Министерство.
- Альберт Ранкорн по-прежнему пользуется отличной репутацией в администрации Визенгамота, мой Лорд. Нам удалось отвести от него подозрения в отношении контакт с Беллатрисой, - принялся излагать старший Лестрейндж.
Рабастан хмыкнул, продолжая смотреть в сторону. Удалось отвести подозрение? Да драккла дохлого удалось бы отмазать Ранкорна, увидь его кто с самой опасной ведьмой Англии. Просто повезло, а Беллатриса и думать забыла о своем неосторожном явлении в Министерство. Да и Долохов ей все спустил с рук, радуясь как одиннадцатилетка своей старой палочке.
- ... Так же, мой Лорд, - продолжал отчитываться Рудольфус, - мы нашли идеального кандидата на должность советника министра, которую вскоре освободит Фадж. Пий Тикнесс сейчас является главой отдел правопорядка, ему доверяет министр и Аврорат. По моим данным, мистер Тикнесс самый подходящий для нас вариант. Трус, тянущийся, к тому же, к собственной выгоде. Готов на многое, если посулить ему желаемое. Он долго ждал, когд Боунс уйдет со сцены и сейчас не захочет расставаться с вожделенной добычей. Припугнуть его, пообещать пост Министра - и он лично сдаст нам  весь Аврорат, включая отставных мракоборцев.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2013-12-08 23:06:33)

+2

94

Начало игры

Барти уже давно привык рассуждать о себе в третьем лице. Ведь ничего другого не остается, когда ты заперт в своей собственной голове почище чем в Азкабане, а твое тело тебе не подвластно. Твое Тело дышит, спит, просыпается,  ест, исполняет элементарные человеческие потребности и на этом все. Никаких мыслей, разговоров, ответов на вопросы, ничего. Тело, отмеченное поцелуем Дементора, у которого нет души. Вот только нельзя отнять душу у человека,  у которого ее итак нет. Где-то в глубине этого чужого тела сохранился разум, отчаянно желающий вырваться на свободу.
День сменялся ночью, месяц шел за месяцем и разум угасал. Дни в больнице святого Мунго превращались в бесконечную череду однообразных будней. Все чаще и чаще разум отключался, погружаясь в глубокую пучину отчаяния, выныривая на поверхность все реже. Серость одинаковой череды дней навевала скуку, подавляя желание жить.
Но сегодня все было иначе. Тело дремало на неудобной кушетке, раскинув руки. А Разум... Разум не спал. Он метался, кричал, бился о стены воображаемой тюрьмы сознания. За окном бушевала гроза, а вместе с ней бушевал и Барти. Он ненавидел грозу, звук дождя за окном, раскаты грома.  В эту ночь, жизнь Барти изменилась. И вот теперь, лежа на полу особняка Малфоев, разум Барти изо всех сил боролся с телом за право контроля над ним. Где-то далеко грохнул гром, палец правой руки дернулся, глаза закрылись и вновь открылись, шевельнулась рука. Барти больше не был овощем. Он снова становился собой.
Сбросив с себя оцепенение, Барти вскочил на ноги и отправился на поиски обитателей особняка. Долго искать не пришлось, шум голосов в гостиной гулко разносился по всему дому. Едва Барти распахнул дверь, голоса стихли и он увидел Его.
- О мой Лорд... - Барти опустился на одно колено, смиренно склонив голову. Темный Лорд был здесь, он жив. Барти смог. Он справился.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2013-12-13 20:21:54)

+3

95

В свете происходящих событий, Беллатрисе осталось только угрюмо понурить голову, вжимая её в плечи и присев на краешек кресла. Женщина была до краёв переполнена отчаянием, злостью на себя и мрачным раздражением, захлёстывающим с головой. Почему, она, спрашивается просто не могла прислушиваться, к тому, что мелет Долохов, пока Лорда не было?! К тому, что мрачно выдаёт Рудольфус, как встревает Рабастан...
Беллатриса знала ответ, но боялась говорить его себе. Она даже почти проигнорировала то, что Бастик может ускользнуть из под её бдительного надзора. Фактический наследник Рудольфуса и весьма неприятный деверь. Бедные детки...
Беллатриса проглатывала фразы Долохова и в её памяти комками всплывали отрывки разговоров. Очень плохо, что её сознание в тот момент сочло эту информацию бесполезной и ненужной...
Скрип открываемой двери заставил Беллатрису поднять голову. В комнате повисло молчание. Она обомлела. На пороге гостиной стоял бледный Крауч-младший. Барти по прежнему походил на полутруп. На живой полутруп, совсем не похожий на того красавчика Барти Крауча-младшего, которого она знала по молодости. Грязная одежда, спутанные волосы, бледная кожа. Вот только... только в его глазах вновь зажглась искра жизни. Не та, что была у прежнего Крауча, которого помнила Беллс. Та, что зажигается безумием, а не жизнью.
Поражённая Лестрейндж с трудом сдержала восхищённый вопль. А она думала, что у этого недотёпы Бёрка, больше смахивающего на бродягу, чем на ритуалиста, ничего не получится. Но получилось, Великий Мерлин! Знать бы только, что именно пробудило Крауча к жизни. Может, сильное жжение в метке?
Времени на размышления у Беллатрисы не было. Одного взгляда на Крауча было достаточно, чтобы понять: если полутруп сейчас не подлатать, в скором времени они снова лишаться Крауча. Возможно, навсегда. Лишение души, определённо, не пошло ему на пользу.
- Мой лорд... - неуверенно начала Лестрейндж. Если уж она разгневала Тёмного Лорда, то терять было нечего, - я прошу... прощения. Но, кажется, Барти необходимо вмешательство медиков, - если он, конечно, нужен Вам, Милорд.

+1

96

офф. Беллочка, почему у Вас вантуз в руках, детка? Сломалась сантехника - так попросите мужа, что ж Вы сами-то...

Собрание мирно развивалось по известному сценарию. Лорд недовольствовал и узнавал о полубредовых планах своих последователей, последователи, в свою очередь, стремились перещеголять друг друга в выражении усердия.
Даже Рабастан Лестрейндж, на что уж удивительно, высказался в присутствии Повелителя согласно. Впрочем, едва ли был другой вариант.
Антонин продолжал самодовольно посматривать вокруг в течение доклада Рудольфуса, не имея ничего прибавить к подковерным интригам Лестрейнджа-старшего. Это тот знал Министерство как облупленное пятнадцать лет назад, и вроде бы стал понемногу наверстывать потраченное в пустую в тюрьме время, узнавая крупицы то здесь, то там, а затем открывая рот и предлагая толковые и весьма просто воплощаемые в жизнь идеи.
От удовольствия Долохов даже позволил себе откинуться на спинку кресла, по-малфоевски удобного. Что бы там не налопотала Беллатриса, на которую ее единственный Господин и не смотрел, высказывая свое недовольство, ситуация выправляется. Главное, не сгубить эффект случайным словом или жестом. Непредусмотренным событием или очередной фазой активности милейшей, но совершенно чокнутой мадам Лестрейндж.
Будь его воля, он бы и ее услал куда-нибудь подальше, но вряд ли Рудольфус позволит жене слишком много самостоятельности.
И разумеется, едва он подумал, как хорошо бы обойтись без неожиданностей, все пошло наперекосяк.
В гостиной, бледный словно привидение, появился Барти Крауч, которого Долохов недавно уже вторично вычеркнул из списка живых. Крауч пошатался в дверях, а затем принял коленопреклоненное положение, что больше напоминало падение.
- О мой Лорд...
Невероятность произошедшего на мгновение лишила Долохова дара речи. Мало того, что Крауч самостоятельно передвигался, чего нельзя было заподозрить по его виду, так еще и, очевидно, узнавал окружающих. По крайней мере, некоторых.
Беллатриса, лучащаяся от восторга, нарушила минуту драматического удивления и даже с дельным предложением.
Долохов бросил многозначительный взгляд на Рабастана - если им действительно нужен медик, то одного Снейпа, несмотря на все его искусство, будет недостаточно. И значит, медика нужно будет добыть где-то на стороне, если Нарцисса Малфой, к примеру, за год праздности не освоила врачебный курс.
- Если позволите, Милорд, - славянин вновь покинул уютное кресло и в глубоком поклоне осмелился привлечь внимание Лорда, - я могу вернуться через пару часов с квалифицированным специалистом.
Его задумка была дерзкой, рискованной и вызвала у Долохова всплеск азарта.

Отредактировано Antonin Dolohov (2013-12-19 16:30:24)

+2

97

- ...Да и юному Малфою не помешает место, где он может практиковаться в том, чему научила его мадам Лестрейндж...
Чтобы усмирить вспыхнувшую злость, пришлось до боли стиснуть кулаки и мысленно досчитать до 10. Хотелось не сходя с места бросить Аваду в гения, ни к месту вспомнившего про уроки многоуважаемой мадам Лестрейндж. "Почему на сегодняшнем собрании так часто вспоминают сына? Других тем нет?" Глухое раздражение на всех Пожирателей и Лорда в частности, спавшее чутким сном, проснулось и требовало выхода. Увы, пока невозможного. А потом он напросится в ближайший рейд и "случайно" прибьет кого-нибудь из Организации. Мечты, мечты...
- Благодарю, мой Лорд, - "Не для вас растил..." Люциус качнул головой, изображая поклон. Большего от Малфоя и не ожидали ведь, верно? Если он внезапно грохнется в обморок от счастья, услышав похвалу Лорда, это будет выглядеть как минимум странно.
Ввалившийся в гостиную полуживой и бледный до синевы Крауч-младший ошарашил, мягко говоря. Малфой поймал себя на том, что смотрит на недавний полутруп как на воскресшего Салазара, и придал лицу привычно-равнодушное выражение. В конце концов, относительно него это ничего не меняло и никак не затрагивало, а значит - интересно только как необычное явление, Мерлин знает как произошедшее.

+2

98

Долохов рассуждал здраво - вряд ли заподозрят в такой величайшей наглости как основать в Хогсмиде базу подготовки юных Пожирателей. Но все же опасность раскрытия из-за банального любопытства школьников велика.
- В Хогсмиде с завидной периодичностью толкутся авроры. Медом им там намазано, что ли? И слишком велика вероятность, что кто-то любопытный может проследить, куда спешат старшекурсники, и добрый дедушка Дамблдор будет знать всех, кто лоялен нашей идее. Думаю, ясно, чем это грозит. Но мысль со знакомством с идеологией интересна, - Волдеморт рассеянно постучал пальцами по подлокотнику, задумавшись. - Особенно, ты прав, если учесть тот факт, что на мировоззрение учеников большое влияние оказывает именно директор со своими идеями о всеобщем равноправии и прочей чуши. Но все равно открывать базу в Хогсмиде слишком рискованно. Насколько тщательным должен быть отбор, чтобы туда не прошел кто-то не настолько заинтересованный и не сообщил Альбусу? - больше походило, что Лорд просто рассуждает вслух, вертя идею со всех сторон и словно пробуя ее на вкус.
- Если ты предоставишь мне подробную информацию о защите будущей базы и ее учеников, я подумаю над твоим предложением.
Похоже, Пожиратели решили сегодня удивить хорошими новостями. Где подвох?..
- Отлично. - Волдеморт довольно прищурился. - Этот Пий - то, что нам нужно. Надеюсь, в недалеком будущем сеть будет шире, чем два человека, пусть даже у верхушки. Настолько...
Его прервал стук распахнувшихся дверей. Кто-то соскучился по Круцио?..
- О мой Лорд...
Этим "кем-то" оказался Крауч. Над которым, как сообщала Беллатрикс, потрудился ритуалист. Успешно потрудился, надо признать.
- Если позволите, Милорд, я могу вернуться через пару часов с квалифицированным специалистом.
- Не только позволяю, но и приказываю действовать по возможности быстро, - Волдеморт рассматривал не держащегося на ногах Барти как любопытный феномен. Еще бы - после страстного поцелуя дементора мало кто возвращался живым и относительно в сознании.
- Сядь. Северус, можешь что-нибудь сделать?

+3

99

К великому разочарования Беллатрикс, Тёмный Лорд проигнорировал её просьбу. Или сделал вид, что проигнорировал - настолько сильно Господин сегодня оказался недоволен ею. Хорошо хоть Долохов, лезет вечно, куда не просят, вмешался. Его инициатива была уместна - бедняга Крауч мог умереть ещё до вечера, так и не насладившись своим воскрешением.
Уверившись в том, что идею похода в Мунго Лорд одобрил, Беллатриса вышла в центр гостиной, опускаясь на одно колено.
- Прошу Вас, Милорд, позвольте мне пойти с Долоховым... - достаточно тихим голосом взмолилась Лестрейндж, опуская голову, - сейчас опасно выходить в одиночку... У не подведу Вас, Повелитель, - пылко заверила Беллатриса, чуть поднимая взгляд, - не в этот раз, Повелитель, - Беллатриса замолчала, ожидая решения Хозяина. Северус не поможет Краучу. Ему никто не поможет, кроме опытного колдомедика. А Долохову нельзя идти одному. Конечно, он опытный воин и знатный вояка. Беллс нисколько не хотела умалить его достоинства. Но тем не менее, старость берёт своё. Ему бы молодых да неопытных учить, а он лезет жарить свои старые косточки. Безрассудство.
Воскрешение Крауча странным образом подействовало на Лестрейндж. Она полностью забыла про существование мужа и деверя, про собственные грандиозные планы и про замену, которую она нашла Бартемиусу среди молодого поколения. Интересно, он как прежде относится к ней? Или дементоры отняли у него влюблённость вместе с душою. Если и отняли, да даже если и оставили, вряд ли Крауч будет относится к пожирательнице с прежней страстью. Старость и Азкабан негативно сказались на её внешнем облике. А ведь между ними существует и пропасть, размеров в десять лет. В десять долгих лет и её мужа, который, собственно, вряд ли может считаться за проблему. Но вторичная смерть Барти могла стать серьёзной проблемой для их отношений. Поэтому нужно было сначала разобраться с ней, а потом строить планы на ближайшую личную жизнь.
Или не строить? Кажется, Лестрейндж ещё только час назад планировала завязать со своими заскоками ради милости Милорда. Далеко продвинулась, нечего сказать. Но, быть может, если она с триумфом вернётся из Мунго, сможет загладить свою оплошность?

+1

100

Барти молчал, хотя ему очень хотелось говорить. Силы, которых ещё секунду назад было в избытке, сходили на нет. Колени предательски дрогнули и Барти осел на пол. Глазами он искал знакомые лица, замечая лишь мимолётные движения и взгляды. Сосредоточиться на чем-то конкретном не удавалось. До Барти долетали отголоски фраз, смысл которых терялся ещё задолго до их осознания.
- ...кажется, Барти необходимо вмешательство медиков... - слух Барти наполнил до боли знакомый голос, от которого даже в полуобморочном состоянии по спине бежали мурашки. Эта женщина... Его госпожа, его мечта и проклятье. Даже на пороге смерти он мечтал о ней. Мечтал снова увидеть ее лицо, вдохнуть запах кожи, упиваться безумием...
- могу вернуться через пару часов с квалифицированным специалистом. - голос Долохова Барти узнал не сразу. Старый медведь, пахнущий папиросами и водкой, снова что-то замышлял. Барти дорого бы дал за то, чтобы в этом поучаствовать. 
Сознание в последний раз выхватило из толпы горящие глаза мадам Лестрейндж и потухло. Тело Барти упало на пол гостиной. Разум чертыхнулся и мысленно откруциатил непослушное тело. Голос Лорда в голове зациклился на одной и той же фразе... 
- Не только позволяю, но и приказываю действовать по возможности быстро - бесконечно отдавалось в воспалённом мозгу недавнего трупа. Остального Барти уже не слышал. Сознание потухло, силы иссякли, он заснул.

+2

101

Лестрейндж внимательно прислушивался к словам Повелителя, не отпуская до конца тонкую нить надежды, что ему будет позволено вырваться из этого слишком светлого, слишком роскошного, слишком пропитанного былым приторным семейным счастьем дома, от которого его выворачивало бы наизнанку, если бы осталось еще то, что можно было бы выворачивать.
Уже то, что Лорд не отмел сразу предположения Долохова, а принялся их перебирать, значило многое, слишком многое для Рабастана, и потому он ухватился как следует за эту возможность.
- Если позволите, мой Лорд, мы можем начать действовать так, чтобы даже сами воспитанники далеко не сразу узнали, кто именно возглавляет их кружок по интересам... Нечто вроде вполне законного общества по изучению магического наследия, спецкурс по истории магии. Насколько нам известно, в Хогвартсе по-прежнему историю магии преподает Бинс, что само по себе является безусловным безумством Дамблдора. Если мистер Паркинсон или мистер Гринграсс возжелают рассказать старшекурсникам чуть больше о магии, старинных семьях и тому подобном вне пределов школы, это наверняка будет принято в Министерстве. С ними на первых порах в Хогсмид могу отправиться и я, таким образом мы сможем осуществить отбор тех, кто затем продолжит... углубленное изучение, - откашлявшись, закончил Рабастан.
Им нужна армия, с этим был согласен даже он, давно потерявший вкус к тактике.
Однако окружащий мир вмешивался в планы Лестрейнджа с привычным вероломством - восставший Барти приполз в гостиную, чтобы рухнуть к ногам не то Повелителя, не то своей темной Леди.
Рабастан присвистнул и тут же умолк, испытывая прилив желания ткнуть Крауча носком ботинка в бок и проверить его жизнеспособность. До чего странно, он был практически уверен, что ритуал не сработал, даже сквозь привычную браваду Бёрка мелькала неуверенность, а вот на тебе, Крауч во плоти и даже сознании.
Его появление вызвало оживление среди Пожирателей, и Лестрейндж-младший только хмыкнул, когда Долохов и Беллатриса наперебой принялись просить позволить им оказать помощь полумертвому, который смог лишь позвать Господина.
Не имея ни малейшего желания возиться с прежним любимчиком свояченицы, который оказался куда как падок на ее отравленные чары, Рабастан намеренно отвернулся, опасаясь привлечь к себе ненужное внимание. Чтобы не придумал Долохов, вряд ли ему это понравится.
Бросив короткий сочувствующий взгляд на Люциуса, которому только этого абсолютного психопата в доме для коллекции не хватало, Лестрейндж вернулся к созерцанию ковра, который своим знакомым видом успокаивал и приглушал пылкие речи Беллатрисы, не обращающей ни малейшего внимания на загибающегося мужа, однако готовой горы свернуть ради мертвеца.
И принялся размышлять, что значит удача в ритуале для затей своего старшего и безумного брата.
Только долго это не продлилось - Крауч завалился на бок и перестал подавать признаки жизни.
- Не вздумайте применять чары, - благодаря привычке зануды мгновенно отреагировал Рабастан. - В его организме слишком много темной магии, будет только хуже.

+3

102

В отличие от Малфоя и Рабастана, Рудольфус с восторгом внимает каждому слову Милорда, впитывая их в себя, словно губка.
Сейчас нет места ни мелочной ревности, ни черной зависти, он не позволяет всему этому омрачить его верность и гордость от служения тем идеям, которым верит с детства, тому единственному человеку (человеку ли?), который осмелился воплотить их в жизнь.
Похвала Повелителя действует как Тонизирующее средство, наполняя Рудольфуса силой и жаждой жить. Он сделает все, что требуется. Он проследит за всем. Он заставит жену угомониться и думать хотя бы изредка, а брата ценить оказываемое ему доверие.
Лестрейнджи преданы Лорду Судеб, так учил его отец, и он не подведет. Лишь бы не подвел Рабастан, поблагодаривший за честь заниматься со старшекурсниками Хогвартса так сухо, будто за стакан воды благодарил.
И пока Лорд одобрительно комментирует предложение Рудольфуса о Тикнессе, Лестрейндж чувствует себя на вершине мира, верный слуга, ублажаемый муж.
А когда в гостиной появляется Крауч, Лестрейндж и вовсе резко встает с места, не обращая внимания на подгибающуюся ногу, и ковыляет к рухнувшему на колени Барти под обсуждения дальнейших шагов.
Лоб у Крауча горяч, чрезмерно горяч, и волосы надо лбом всклокочены и пропитаны высохшим потом, но он определенно жив, и дышит размеренно, уснув на пороге, будто игрушка, у которой кончился магический заряд.
Рудольфус беспорядочно ощупывает вернувшегося из-за грани скитальца, не в силах поверить, что эксперимент,  практически невозможный, невероятный, удался. У них есть шанс, у него, Рудольфуса, есть шанс!..
Шанс на возвращение, на вечную жизнь! На то, что род Лестрейнджей будет существовать вечно!..
Рудольфус проглатывает ставшую горькой слюну, смиряя лихорадочно дрожащие пальцы, и возвращается в реальность под горячую мольбу Беллатрисы пустить ее с Антонином.
Он поднимается, разгибая горящую огнем ногу, не отрывая взгляда от жены, стоящей в центре гостиной на коленях.
То, как она просит, разом воскрешает в нем подозрения двадцатилетней давности, и он вновь начинает ревновать жену к этому желтому от долгого пребывания в подвале полутрупу. Слишком поздно, но он жалеет, что именно Бартемиуса Крауча они с Рабастаном вытащили из Мунго.
- Ты никуда не пойдешь, - рычание срывается с его губ до того, как он успевает сообразить, что сейчас здесь командовать может только один Лорд.

+1

103

Беллатриса почти дождалась ответа Лорда, как над ухом раздался голос, про обладателя которого она почти забыла. Как же. Куда же без Рудольфуса. Беллатриса продолжает смотреть на Лорда, делая вид, что не заметила выпада Лестрейнджа. Он ей не запретит. Если Лорд ей разрешит пойти в рейд, то Рудольфус не сможет ничего ей запретить.
Звук падающего тела, казалось, разрубил все надежды. Но Барти не мог просто так взять и умереть! Он не мог так печально сдохнуть, на пороге своего триумфа, так грандиозно воскреснув. Это было чревато плачевными последствиями для всех. Не спрашивая разрешения у Повелителя, Беллатриса кинулась к обмякшему телу, хватая Крауча за руку. Дрожащие пальцы не позволяли прочувствовать пульс.
- Крауч, ты меня слышишь? - Беллатриса наклонилась к Барти, хватая его за щёку. Он был горячий, словно выпечка из печи, - Барти! Бартемиус! Слышишь меня? Ты не имеешь права сейчас сдохнуть. Очнись. Мы тебе поможем. Антонин приведёт, я приведу колдомедика, - Беллатриса потрясла безвольное тело, чувствуя, как в ней пробуждается странная ярость! Глупый мальчишка! Что он о себе возомнил? Он не имеет права сейчас умирать. Он почти победил смерть. Неужели всё напрасно? Но несмотря на её злость, Крауч в себя не приходил. Лестрейндж рванула его одежду с груди, освобождая лёгкие. Первой мыслью Лестрейндж было заколдовать Барти. Применить к нему энервейт, ну, или что там больше всего подходит? В лечебных заклинаниях она была не очень сильна. Мерлинов Баст и его книги! Нет, конечно, хорошо, что он совсем следит. А то не исключено, что в эту же минуту в гостиной стало на одного сторонника Лорда меньше.
Но... Этот трупный запах, исходящий от Крауча. Беллатриса поморщилась. Лет двадцать назад целоваться с ним было приятнее. Переборов себя она наклонилась к губам Крауча, вдыхая воздух ему в лёгкие. Первый глоток воздуха был омерзительным. Второй противным. С третьего она более или менее привыкла. Наконец, юный, или уже не юный, пожиратель задышал. Беллатриса со странным удовлетворением отпустила его руку.
- Колдомедик нужен срочно, - она вопросительно посмотрела на Лорда.

0

104

Едва Лорд одобряет его инициативу, Долохов уже на ногах. Его кредо - быстро и качественно, как у балканских погодных магов.
Он уверен, что справится и один, но верен старинным заветам, что на любой операции должна быть страховка. На любой, без исключений. Так он учит и молодняк, так и раньше учил, поэтому и он, и оба Лестрейнджа, и Кэрроу живы. Мастерство мастерством, но голова на плечах должна всегда быть.
В груди непонятная тяжесть, как будто он пытается дышать сквозь вату, но Антонин не обращает на это внимание.
Беллатриса просится с ним, и Долохов не против, учитывая, как Рабастан воротит морду, явно не желая ничего иметь общего с последствием своих, между прочим, действий. Жаль, нет Алекто, с двумя валькириями Долохов бы Мунго свернул к чертям собачьим, но да надо довольствоваться имеющимся.
- Мадам Лестрейндж действительно поможет мне, Повелитель, - нейтрально высказывается славянин, опасно балансируя на границе своеволия.
Впрочем, Краучу становится хуже. По крайней мере, он падает на пол, обмякая, как марионетка, которой перерезали веревки.
И Рудольфус, который вцепился в мальчишку, как оборотень в добычу, крайне недоволен инициативой собственной жены.
И недоволен не только на словах, но и на деле, как становится ясно, когда Беллатриса бросается к ожившему Краучу и оказывается слишком близко к разъяренному мужу.
Недоумевающе приподняв бровь, Долохов наблюдает за тем, как мадам Лестрейндж в страстном поцелует припадает к губам Бартемиуса. Лишь спустя несколько мгновений Антонин догадывается, что из-за запрета применять магию Беллатриса пытается вернуть Барти к жизни таким безобразным маггловским способом. А вот Рудольфус, видимо, не догадывается. Он издает невнятный вопль и бешено отрывает жену от Крауча, вцепляясь ей в волосы, а затем с размаха дает мадам Лестрейндж звучную оплеуху.
Чтобы отвлечь внимание присутствующих от безобразной семейной сцены, Долохов, старый ревнитель традиций и этикета, подчеркнуто легко принимается излагать свой на скорую руку состряпанный план:
- Мы дали Аврорату успокоиться, самое время заявить о себе вновь. Мунго, конечно, теперь охраняется получше, но они наверняка думают, что мы уже забрали все, что нам требуется, - он качнул головой в сторону распростертого на полу тела, намеренно избегая глядеть на Лестрейнджей. - Не ждут нас снова, ведь мы никогда не ударяем дважды в одно место. И теперь самое время нарушить это мнение. Я собираюсь привести сюда специалиста по последствиям от проклятий, Милорд. Не беспокойтесь, мистер Малфой, я лично позабочусь о его ликвидации, когда мы перестанем нуждаться в его услугах, ваше семейное гнездо останется в безопасности, - вежливо чуть наклонил голову Долохов, поворачиваясь к хозяину поместья. - И кстати, не будете ли вы любезны предупредить свою супругу, что нам понадобятся запасы лечебных зелий и прочее?

5 этаж. Недуги от заклятий

Отредактировано Antonin Dolohov (2014-01-21 18:04:17)

+1

105

Внутри Рудольфуса кипит ярость, когда его жена, по его мнению, уделяет слишком много внимания полудохлому Краучу, а когда Беллатриса бросается к упавшему в обморок с объятиями, он и вовсе перестает себя контролировать.
Вздергивая жену на ноги за волосы, он размахивается и бьет супругу, не давая труда даже прицелиться.
- Отойди! - вновь рычит он, чувствуя, как обжигает ладонь.
Беллатриса кидает на него гневный взгляд, но зато больше не держит за руку ожившего недоумка.
Рудольфус уже забывает, что он хотел от супруги, забывает и о том, что не хотел отпускать ее с Долоховым в Лондон.
На негнущихся ногах он отходит от лежащего на полу Крауча, неотрывно наблюдая, как вздымается его грудь в вялом подобии дыхания.
Медик им нужен, это точно, как не противно соглашаться с Беллой.
И, судя по реакции остальных, никто особо не горит желанием помочь Краучу, включая и Рабастана, собственно и затеявшего всю эту карусель.
Однако смерть Крауча, повторная или настоящая, не входит в планы Рудольфуса: нужно как следует изучить этот... феномен, выяснить все плюсы и минусы. Оценить последствия.
И Лестрейндж умолкает, более ничем не выражая своего недовольства. Инициатива славянина и жены оказывается полезной.
И пока Долохов умасливает забившегося в угол и выглядывающего оттуда подобно зверю Малфоя, Рудольфус отходит к стене, освобождая проход, где и стоит, покачиваясь на каблуках и наслаждаясь краткими минутами, пока ноги держат его.
- Следует отнести его наверх, мой Лорд, - почтительно кивает Лестрейндж на Крауча.

+1

106

Кабинет Л.Малфоя.

Женщина стояла около окна, сложив руки на груди.  Серость за окном, как нельзя лучше показывала все то, что происходила внутри холодной и уверенной Нарциссы Малфой. Она не знала, что происходила этажом ниже, супруг, вот уже час назад находился на собрании Пожирателей Смерти. Во главе, которого стоял Темный Лорд. Люциус постарался сделать все, чтобы его жена, не присутствовала на собрании приспешников Того-Кого-Нельзя-Называть.
Но на сердце мадам Малфой залегла тревога. Волнение за мужа нарастало каждую минуту. Больше всего, сестре Беллатрисы Лестрейндж хотелось, чтобы тяжелые дубовые двери распахнулись, и она увидела Люциуса на пороге. Живым и невредимым. Но время неумолимо текло, а стрелки на  старинных часах делали очередной круг.
Тишина медленно отбивала и вселяла в сердце обреченность, которую, уже казалось, просто невозможно выгнать из своего сердца, как незваную гостью, последнее время, она стала слишком часта, появляться, и уже, казалось, от нее не избавиться.
- Принеси мне запасы зелий. Немедленно. - холодно бросила хозяйка мэнора своему домовику.
Пару минут назад, на пороге кабинета появился мистер Малфой и попросил свою супругу собрать все лечебные зелья, которые имелись в запасе дома Малфоев.
Несколько минут и с серебряным подносом появился домовой эльф. На подносе стояли различные сосуды с разноцветными жидкостями.
- За мной, в гостиную. - бросила на ходу белокурая женщина своему эльфу, который поклонившись в знак согласия, быстрым шагом засеменил за своей хозяйкой.
Стук каблуков эхом отдавался, в доме было на удивление тихо. Все пожиратели находились на собрании. Перед входом в гостиную, где находился Темный Лорд, миссис Малфой задержала дыхание, сердце отбивала свой ритм. Матери Драко казалось, что сердце стучит так громко, что все кто находится в этом доме, все слышат его.
Мысли должны быть под контролем. Ничего лишнего, ибо моя ошибка может слишком дорого стоить. Одев такую привычную маску безразличия, Нарцисса отворила дверь и сделав пару шагов оказалась в гостиной. Кажется, все в сборе. Урожденная Блэк обвела взглядом комнату. Братья Лестрейнджи, Беллатриса, господин Долохов, Северус...Крауч.. Взгляд леди задержался на изможденном Бартемиусе. Он не в лучшей форме, ясно, для кого нужны эти зелья.
- Мой Лорд. - женщина склонила голову, проявляя уважение к волшебнику. Остальным пожирателям, хозяйка лишь кивнула.
- Милорд, разрешите оказать помощь Барти. Ведь именно поэтому, я оказалась здесь? - сухо спросила женщина. Ей становилось все труднее блокировать свои мысли, закрывать их.
Крауч не в лучшей форме, я вряд ли, смогу ему чем-то помочь. Я лишь облегчу боль, но полностью не сниму. Здесь поможет только квалифицированный колдомедик.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2014-01-02 21:15:48)

+2

107

Амикус знал, что должен был прибыть в гостиную еще минут 20 назад, но, трансгрессировав из парка поместья, не побежал стремглав на общее собрание. Он остановился у самых дверей в комнату, как ему казалось, всего на несколько мгновений – лишь для обдумывания своих дальнейших действий, а вернее, выбора наиболее удачного места для того, чтобы упасть на колени перед Лордом.

В последнее время щегол не мог похвастаться успешно выполненными миссиями, четко понимая, что на фоне тех, гордо рапортовал об идеально исполненных преступлениях, он выглядел абсолютным неумехой и глупцом.

И именно сейчас, когда Кэрроу чувствовал присутствие сильнейшего по силе воли темного мага, находясь через стенку от Лорда, его охватила досада. Сжав кулаки и дав волю эмоциям, Амикус практически влетел в гостиную, то ли с размаху кулаком открыв дверь, то ли пиннув ее ногой. Лишь спустя пару секунд, ощутив на себе несколько пар прикованных к нему глаз, блондин осознал, что натворил. Ничего умнее, как тотчас же грохнуться на колени, Пожиратель Смерти не придумал. При этом он даже толком не разглядел, что творилось в гостиной и кто вообще там был.

- Лорд… - промямлил он, склонив голову так низко, что подбородок коснулся его груди. Амикус не решился что-то сказать в свое оправдание. Кэрроу и не хотел его искать, перфекционисту не присуще это делать: у него есть лишь одна обязанность – безупречно исполнять данные ему поручения.

Если Лорду будет угодно, то я приму смерть с достоинством.

Отредактировано Amycus Carrow (2014-01-03 00:46:42)

+1

108

Всё остальное Барти слышал как в тумане. Туман этот был таким густым и таким непреодолимым, что все вокруг казалось полуночным бредом, а не суровой реальностью. События мелькают со скоростью кадров колдопленки. Сознание Барти едва-едва поспевает за быстро сменающимися картинками.
Вот ненавистный муж мадам Лестрейндж со всей дури колотит Барти по щекам, отрываясь на полную катушку.
Ну погоди у меня, скотина, мы ещё позабавимся... - проносится в голове Барти шальная мысль. Думать более сложными предложениями не получается. А думать о последствиях неосторожной мысли, тем более.
Ещё секунду спустя где-то рядом завывает и сама мадам Лестрейнж, истерически выкрикивая имя Барти. Может конечно, никакой истерики не было вовсе, но Барти все представляется именно так.
- Крауч, ты меня слышишь? - её холодная рука прижимается к щеке Барти и он чувствует приятную прохладу. Давно забытые чувства от её прикосновений просыпаются вновь.
- ...Бартемиус! - снова кричит она и внутри Барти закипает злоба.
Знает ведь, стерва, что так называть Барти нельзя.
Следующие несколько мгновений Беллатрисса трясёт Барти как заведённая, отрабатывая на нем маггловский приём искусственной вентиляции лёгких. Хотя тут ещё поспорить можно, действительно ли это прием ИВЛ или всё же что-то поинтереснее. Барти вроде бы не против таких вот поцелуев, да и поцеловать Беллатриссу в ответ на глазах мужа уж больно хочется. Убивать Барти в таком положении Рудольфус явно не станет. А поразвлечься всегда успеет.
Поцелуйчики длятся недолго, Беллатриссу отбрасывает от Барти как ядро из пушки.
Ох ты ж дьявол! Не выдержал таки, старый ревнивец...
- Следует отнести его наверх, мой Лорд, - подытоживает Рудольфус.
- Черта с два я пойду наверх! Барти хочет в Мунго!- кричит Барти под конец, не зная, удалось ли ему привлечь чьё-то внимание. И наплевать, что последняя фраза получилось слишком детской. Он не будет прятать зад в кустах, когда все идут на дело.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2014-01-03 23:13:38)

+4

109

Беллатриса и Долохов разве что на месте не приплясывают от желания покинуть мэнор, но Рабастан далек от этой мысли. Он уже увидел и пощечину и реакцию Рудольфуса на Крауча, так что не оставит своего брата наедине с ожившим чудом, иначе приведенный колдомедик просто не найдет, кому помогать.
Потому что даже Снейп не делает ни шага, чтобы помочь постоянно теряющему ощущение реальности Краучу.
Не то чтобы Рабастан был так привязан к Барти, но он чувствует себя в некотором роде в ответе за него. И не собирается позволить Рудольфусу уничтожить плоды их трудов из-за обыкновенной вспышки ревности.
Появляющаяся Нарцисса в сопровождении домовика, нагруженного чемоданчиком, к каком хранятся лечебные зелья, выглядит холодно и собранно - именно так, как предпочитает младший Лестрейндж. Миссис Малфой не теряет головы при виде Барти и Лорда, и с ней можно иметь дело.
Так как Лорд явно не возражает против высказанных его слугами предложений, Лестрейндж думает, что сохранить Краучу жизнь сейчас приоритетная задача.
И, вероятно, собрание окончено по техническим причинам.
- Ты-то мне и пригодишься, - бросает он Амикусу, направляясь к Краучу. Магию к Барти применять нельзя, значит, и перемещения доступны только физическим способом. Рудольфус едва сам себя таскает, Малфоя просить бессмысленно, так что остается один Кэрроу, чтобы перенести восставшего из мертвых наверх.
Лестрейндж приноравливается, приподнимает верхнюю часть туловища Круча и забрасывает его руку себе через плечо. Ничего привлекательного в том, что они вдруг оказываются так близко, он не видит, и с досадой морщится на исходящий от Крауч резкий запах лекарственных зелий, которыми пичкали его после ритуала.
- Барти может хотеть хоть к магглам, а пойдет наверх, - обрывает излияния Крауча Лестрейндж и кивком головы указывает Кэрроу на вторую руку полутрупа. - Амикус, будь так любезен.
Крауч не слишком тяжел, но увести Кэрроу подальше от собирающихся в Мунго нужно - иначе не будет им ни целителя, ни завалящей колдомедсестры, вспомнить хоть неудачу с Хоггартом.
Пока Амикус оценивает ситуацию, Рабастан уже поудобнее взваливает на себя расслабленное тело Барти и делает первый шаг к выходу, в сторону Нарциссы Малфой.
- Не здесь. Пойдем со мной, позаботишься о нем наверху, - тихо говорит он женщине. Мерлин знает, насколько хороша Нарцисса к колдомедицине, но выглядит она весьма обнадеживающе решительной. Лишь бы не угробила доходягу окончательно пока не вернулась группа из Мунго, а там пусть что хочет делает.
Надо бы, наверно, попросить у Лорда позволения покинуть помещение, но, кажется, ему нет дела до Рабастана, и Лестрейндж делает следующий шаг.

В гостевую спальню, где размещается Барти Крауч-младший)

Отредактировано Rabastan Lestrange (2014-01-12 12:30:07)

+4

110

Крауч, чтоб ему пусто было, сопротивлятся намерению увести его наверх... Конечно, сопротивляется - слишком громко сказано, но он опредленно протестует. Рудольфус не слышит, что именно там бормочет Барти, голос у него и в лучшие времена Лестрейнджа не впечатлял, а теперь и вовсе больше напоминает писк домового эльфа, но зато Рудольфус очень хорошо понимает, что их прежняя неприязнь с Барти вспыхнула ярким цветом.
Бёрк предупреждал, что от личности могут остаться одни обрывки, что возвращение души - дело не плевое, что память может полностью к Краучу не вернуться, но, судя по взглядам, которые полуоживший Крауч кидает на Рудольфуса, его он помнит просто прекрасно.
Появление Амикуса Кэрроу и нетерпение Долохова и Беллатрисы отводит Крауча на второй план. Рудольфус пристально всматривается в лицо жены, которая уже вся до кончиков ногтей там, за границей аппарационного купола.
Он и не сомневался, что жена пойдет в Мунго, не сомневался, что она презреет его прямой приказ, и это становится знаковой вехой в их новом брачном пути: Рудольфус полон намерения не спускать с рук жене подобное отношение.
Он демонстративно кланяяется в сторону Лорда и выходит прочь из гостиной вслед за братом.
Но, в отличие от Рабастана и Амикуса, не поворачивает к лестницам наверх, а идет в другую сторону - никого видеть сейчас ему не хочется, особенно Крауча. Оставь их сейчас наедине - и упокоился бы малец в могиле, как ему и подобало сделать еще пятнадцать лет назад.

Куда-то.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2014-01-14 10:03:50)

+2

111

Барти сопротивлялся как мог. Однако, этого было недостаточно. В своём теперешнем состоянии Барти вряд ли смог бы справиться с тараканом. Но ведь поди докажи это Барти. Мужик он, в конце концов, или тряпка?
Естественно, Барти хочет в Мунго. И вовсе не потому, что там работают симпатичные колдоведьмы. И вовсе не потому, что у некоторых под халатами ничего нет. Барти просто не привык сидеть сложа руки, пока остальные исполняют приказы Лорда.
- Барти может хотеть хоть к магглам, а пойдет наверх, - Рабастан Лестрейндж явно не согласен с Барти и всеми силами старается не пустить Крауча в Мунго. - Амикус, будь так любезен.
Отчаянное положение требует отчаянных действий. Будь Барти в состоянии, он бы непременно возразил Рабастану. Даже в былые времена, справиться с Лестрейнджами было не под силу никому. А сейчас, даже не стоило и пытаться. Тем более, рядом маячил Амикус.
Пока двое мужчин взваливают на себя тело Крауча, мозг лихорадочно ищет пути отступления.
- Не здесь. Пойдем со мной, позаботишься о нем наверху.
Знакомый запах духов заставляет Барти прекратить сопротивления. В присутствии Леди Мэнора, Барти не хочет вести себя по хамски. Леди Мэнора заслуживает почтительного обращения. Ведь она Леди.

===> Туда, куда Барти тащат Рабастан и Амикус.

Отредактировано Bartemius Crouch Jr. (2014-01-15 23:50:32)

+1

112

- Ты-то мне и пригодишься.
Амикус среагировал на обращение к нему довольно быстро: он поднялся и уставился на Рабастана, ожидая дальнейших указаний. Блондин не особо понимал, что именно творилось в гостиной и почему все так суетились над телом Крауча, но не стал прилагать ни малейших усилий для того, чтобы выстроить логическую цепочку собственных догадок, основанную на явных и неявных действиях Пожирателей.

- Амикус, будь так любезен.
Рабастан тонко намекнул, что Кэрроу следовало участвовать в транспортировке Барти. В этот момент в мозгу Амикуса произошел явный разрыв, а лицо скривилось в страдальческой гримасе. С одной стороны, он был рад помочь Лестрейнджу младшему, ибо степень уважения по отношению к нему у самовлюбленного фанатика зашкаливала где-то на уровне Астрономической башни Хогвартса да и возможность продемонстрировать свою отличную физическую форму он никогда не упускал. С другой стороны, степень неприязни по отношению к Барти находилась на том же уровне. Не любил Амикус мага, постоянно изрыгающего поток нескончаемых острот и колкостей. И дело было даже не в том, что они каким-то образом задевали Кэрроу – просто он считал такое поведение бессмысленным, а непродуктивность действий всегда выводила его из себя.

Амикус молча помог преодолеть Рабастану силу гравитации, направленную на притяжение тела Барти к полу. Было заметно, что сам Крауч от такой идеи находился не в восторге, однако он сразу обмяк, услышав голос Нарциссы. Амикус поставил галочку в голове напротив строки «Влияние на Барти Крауча – через Нарциссу Малфой» и в сопровождении Лестрейнджа потащил мученика вверх по лестнице в одну из гостевых спален. По пути он решил развлечь себя светской беседой, произнеся риторическое:

- Похоже, что нам до состояния боевой готовности против Авроров еще далеко.

==> В гостевую спальню

Отредактировано Amycus Carrow (2014-01-21 14:51:43)

0

113

Несомненно, "звездой" вечера сегодня был Барти Крауч, все внимание было предоставлено только молодому мужчине и его не лучшему физическому состоянию. О да, по поводу морального состояния беспокоиться не стоит. Поцелуй дементора освободил его от бренных мук и этих чувств, присущих нормальному человеку, живущему  полной жизнью.
Нарцисса как и прежде излучает уверенность и спокойствие. Женщина ждет приказания Милорда о дальнейших ее действиях. Стоять в бездействии и молча наблюдать за тем, что происходит в ее гостиной зрелище не из приятных. Кажется, бразды правления берет в свои руки младший брат Рудольфуса, Рабастан, он, как и сама хозяйка мэнора, выглядит крайне уверенно и собрано, кажется, он на сто процентов уверен в своих действиях.
- Не здесь. Пойдем со мной, позаботишься о нем наверху, - - до Нарси доносится тихий голос мистера Лестрейнджа - младшего. -  Как угодно. - миссис Малфой перед тем как отправиться в комнату отыскивает взглядом своего мужа. Ей необходимо убедиться, что он цел и невредим. А уж потом идти и спасть приспешника Темного Лорда.
Идея с транспортировкой не пришлась Краучу по душе, он из последних сил пытается опротестовать решение Рабастана, и вкладывает в свои слова, кажется, последние силы. Но его попытки тщетны. Ослабленное тело Пожирателя подхватывают Рабастан и Амикус и уже несут к выходу из гостиной. Первая леди мэнора, решает не отставать и дает верному домовику понять, что они снова меняют место дислокации, на что тот отвесил легкий поклон и предано засеменил за своей хозяйкой. Сама же хозяйка, старается не отходить от Крауча,  ведь одному лишь Мэрлину известно,  в каком состоянии прибывает мужчина, и кажется, по оценки миссис Малфой, еще немного и отсчет может пойти по часам. Мне бы очень не хотелось, чтобы в моем доме умер Крауч, по-моему, довольно смертей.
- Барти, -холодный и тихий голос женщины, который эхом отдается по длинным коридорам этого могущественного дома.- Вам осталось подождать совсем немного. Я сделаю все, что в моих силах. И тем более, как я поняла, скоро подоспеет квалифицированная помощь. Поэтому, держитесь. - в голосе не было ни толики сочувствия, возможно, жалость в миксе с хорошим воспитанием, впитанным с молоком матери.

Гостевая спальня номер три

Отредактировано Narcissa Malfoy (2014-01-21 19:12:11)

+4


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Малфой-мэнор » Центральная гостиная Малфой Мэнора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC