Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Коридоры Хогвартса


Коридоры Хогвартса

Сообщений 31 страница 60 из 113

31

-------------->Гостиная Слизерин

Тристан быстро, насколько это позволяла "подвернутая нога", вышел из гостиной. По началу он шел медленно, растягивая секунды и минуты, надеясь услышать за собой хлопок двери или хотя бы шаги, услышать хоть что-то, что свидетельствовало о том, что Тристан был не один в коридорах. Но было тихо, а из гостиной доносились голоса этих чистокровок. Как же Тристана бесил сам факт того, что они настолько сильно зазнавались. Дафна так вообще вывела Харпера из себя своим поведением. И это она еще себя считает нормальной волшебницей? Нервная психопатка - не более этого. Тристан лишь усмехнулся, ведь каждый, кто все еще был в гостиной, был уверен в своей правоте, чистокровности и том, что они делают так, как должно быть правильно, как должны делать все. Господи, на они же сошли с ума! Они делают то, что хотят, при этом строя из себя героев и героинь. И все то, включая поведение Дафны и прочих, подтверждало мысли Тристана о том, что чистокровны менее правильные, и скорее именно они совершают ошибки, непоправимые ошибки, лишь бы сохранить на своей фамилии "я чистокровен!". Не сказать, что Харпер ненавидел всех чистокровных поголовно. К чистокровным хаффлпаффцам, допустим, он относился очень даже хорошо, так же как и к полукровкам, которые хоть иногда проявляли себя. А вот Слизеренские чистокровные... это лишь пустой звук. Тристану даже казалось, почти всегда, что маглорожденный готов рискнуть собой, своей шеей ради семьи, на что не способны слизеренцы. Может, все же за зря его определили на Слизерин? Но родители пытались оспорить мнение Шляпы, что закончилось их полным разочарованием. Хотя Харпер и ненавидел отца, мать, сестру, но все же за них мог и убить, что сделает и за кресного. Были люди, с которыми Тристан был мил, но которых мечтал убить, например та же Дафна, Драко...
Драко Малфой. Он сын своего отца - трусливый Малдфой, зажимающий свой хвост, лишь бы не пострадать самому, готов подставить тех, кто его окружают, лишь бы свою шкурку оставить не тронутой. Малфой.... Отец когда-то рассказывал об этой семейке, отношения с Люциусом у Харпера-старшего не сложились. Видимо, это единственное, что досталось Тристану от отца.
Мысли о семье застали парня врасплох, ведь он о них уже слишком долго не думал. Выкинув все это из головы, Тристан прислушался и услышал-таки, как по коридору кто-то пошел. Надеясь на то, что это была Астория, а не Дафна, Тристан усмехнулся и встал за колонну, прижавшись спиной к стене. Он точно не знал, как далеко успел отойти от гостиной, знал лишь то, что до нее как минимум пару пролетов. А возможно, куда больше этого. На всякий случай вынув из кармана палочку, Тристан в памяти воспроизвел картину, если шла Дафна, заранее готовясь к атаке. Теперь на факультете будет много, даже очень много трудностей и стычек.
Вскоре по коридору разнесся знакомый девичий голосок, такой наигранно-заинтересованный. И, разумеется, Тристан понял, что Астория была уже близко и что она вовсе не испытывала интереса к тому, куда пропал Тристан и что он вообще делает. Так же, как и она сразу поняла, что это был розыгрыш, там, в гостиной. Харпер и Гринграсс-младшая слишком долго знают друг друга, слишком много, что бы не знать, кто и когда врет. Так было и сейчас - как бы ни старалась она сделать голос каким-то более-менее заинтересованным, Харпер понимал, что ей все равно и будь ее воля, она бы уже давно ушла отсюда. Только почему-то Харперу не хотелось этого. Внутри появился какой-то непонятный узелок, словно он что-то забыл сделать, сказать. Устремив взгляд на противоположную стену, Харпер лишь попытался распутать этот узелок, дабы понять, что скрывается внутри. Но это ему сделать не удалось. И вот он услышал ее шаги так близко, насколько мог стерпеть.
Не понимая, с чего бы это вдруг, он спрятал палочку, продолжая всматриваться в появляющийся силуэт. Вот девушка остановилась и осмотрелась, сделав вид, что ей и впрямь было интересно.
"Что я творю?" - только и успел подумать Тристан, прежде чем выскочить из за угла и, развернув девушку за плечи, поцеловать ее. Тристан в шоке раскрыл глаза, прекрасно понимая, что не собирался ничего подобного делать. Почувствовав, что плечи девушки напряглись, а он так и не убрал с них свои руки, Тристан отшагнул от Астории и отпустил ее плечи. Он не знал, как она будет реагировать, хотя по ее глазам можно было прочесть, что она была не в восторге, если не сказать большего. "И с каких пор я целую тех, кто без ума по Малфою?" подумал Тристан, возможно, это была первая мысль, которая пришла в голову Харпера после того, что произошло. Сказать, что Тристан был зол на себя нельзя. Ведь только теперь этот узелок поддался и развязался, а внутри Харпера в бешеном темпе забарабанило сердце. Примерно в такие минуты в "сопливых" фильмах говорят: "Я люблю тебя!" и просят руки, сердца, ноги... Но это была реальность, жестокая реальность, которая отозвалась чем-то непонятным в душе Харпера.

+2

32

Первый поцелуй самый важный в жизни любой девушки. Каждая ждет его представляя как он пройдет до мельчайших деталей вплоть до того где это должно произойти и что на ней будет одето. И несомненно он должен быть подарен тому, кого она любит. Вот и Астория не была исключением. Она мечтала, что когда-то Драко проведет ее в сад и в окружении ее любимых фрезий прикоснется своими губами к ее и сорвет первый поцелуй как самый прекрасный цветок в том саду, потому что он растет лишь раз и срывать его нужно непременно с любовью. Но есть и те, кто крадут эти редкие цветы, такие как Харпер.
Астория совершенно не ожидала что ее схватят из-за угла и более того прижмут за плечи к себе и поцелуют. Гринграсс напряглась от неожиданности, ее губы сжались, она не закрыла глаз, она смотрела на Тристана лицо, которого освещал факел. Слизеринец закрыл глаза, и Астория непонимающе посмотрела на него, когда он отстранился к стене, опустив ее. Что делать Астория и не знала ей так хотелось дать пощечину однокурснику по правой щеке, развернуться и уйти, вспомнить что по правой щеке бьют когда нравятся развернуться и ударив по левой щеке убежать на смотровую площадку астрономической башни и оплакать там свои разрушенные мечты о первом поцелуе. Но что-то остановило ее. Двое в холодном и темном коридоре подземелий молчат и кажется что огонь факелов издает звук, который позволяет понять что они не статуи а вполне живые. Астория опускает ресницы и обхватывает себя руками за плечи,  ей кажется, что ее колотит странная дрожь где-то внутри. Харпер, ее друг, который постоянно задирал ее на самом деле был влюблен, а она не замечала. Никогда не замечала, потому что ей была важнее своя любовь к Драко. В голове девушки собрался как пазл ответ на вопрос который она задала сама себе  прошлым вечером после разговора с Карен.Тристан действительно был влюблен и даже подтверждать это не было необходимости. Астория распахнула глаза и посмотрела на Харпера, она понятия не имела что ему сказать. Накричать? Да тогда половина гостиной бы сбежалась.
- Я собиралась на смотровую площадку, думаю, тебе стоит пойти со мной. Мы должны поговорить, - непривычно тихо и одновременно тепло сказала Астория. Зачем она это сказала? Потому что она не хотела давать надежду Тристану, да и говорить в Подземельях глупо, потому что слишком много ушей. Друг, влюбленный друг,  которого она не замечала за любовью к Драко, и что говорить, ей было странно знать что, даже зная о ее влюбленности, он любил и в этом так похож на нее саму. Что хуже безответная любовь или обреченность ее чистотой крови? Она всегда боялась влюбиться не в чистокровного это была цена за родословность. Ее воспитывали в этом и глупо было предполагать, что она будет иной, хотя она была не так помешана на чистоте как ее сестра, о чем говорила ее дружба с Тристаном и Аурелией. Она всегда готова была помочь им даже не смотря на слизеринские привычки, но только ей одной известно, что она могла попасть на рейвенкло если бы не ее ужасное желание быть с Драко, которое с первого курса стало как наваждением. Малфой во всем, даже в сноведениях.
А Харпер она помнит, как он подошел к ней еще в поезде, когда они не были знакомы а ведь тогда он еще не шутил так. Она даже не была против сидеть с ним за одной партой и случайные прикосновения руками на Чарах, когда они пытались заставить перо Тристана левитировать  или на зельеварании, когда она помогала ему размельчать сушеный корень мандрагоры казались случайными. Сейчас все эти случайности сложились и Астория поняла что для Тристана это значило иное.

+2

33

Тристан стоял, не проронив ни слова. Он смотрел на девушку, которая смотрела на него, а в глазах ее был ни то шок, ни то ужас, ни то... Харперу показалось, что он разбил ее мечту, какую-то важную, какую-то очень долгожданную для нее мечту. Может, она и хотела это скрыть, но глаза всегда говорили больше, чем она этого хотела. Вот и сейчас, смотря в ее глаза, которые она опустила при первой же возможности, Тристан понял, что что-то не так. Да, все было не так. Было бы удивительно, если бы все было отлично. Харпер представлял в каком она была шоке, ведь и сам он был в точно таком же состоянии. Что-что, а такого даже сам Тристан от себя этого не ожидал. Скорее он рассчитывал на то, что дернет ее за волосы или просто вновь посмеется над влюбленностью Астории в этого Малфоя. Но нет же... и что на него нашло?
Пока Харпер молча думал о чем-то своем, девушка обняла себя руками за плечи, словно пытаясь согреться, хотя холода тут и не было почти. Но сейчас, как подумалось Харперу, он умудрился не только испортить ей день, но и разбить мечту. Ах да, конечно же. Она мечтала, что ее поцелуют на балу, и да, это будет никто иной, как Драко. "Дада, поцелуй - она тает - он уходит - она остается одна - он снова с Паркинсон... и зачем Астории нужно все это?!" подумал Тристан с легкой неприязнью к Малфою и Паркинсон. Эта парочка считала себя королем и королевой Школы. Ну еще бы - чистокровщина+слизерин, чем не король и королева? И странно, почему все терпели этих высокомерных чистокровных? Давно бы вышвырнуть добрую половину слизерина из Школы. Тогда все бы факультеты смогли бы, наконец, начать нормальную жизнь. Но сейчас смысл был не в этом, именно поэтому Харпер решил оставить злобу на чистокровных волшебников и все еж вернуться мыслями к Астории и тому, что произошло.
Наконец, спустя то время, что в коридорах была угнетающе-тихая тишина и лишь огонь с факелов слегка потрескивал, подтверждая то, что Тристан до сих пор стоял на земле и не умирал. Вот Астория заговорила, но ее голос был каким-то странным. Она никогда не говорила так тихо, ну или Харперу не удавалось слышать и видеть ее в таком состоянии. Она словно была разбита...
Решив, что девушка права и что тут не самое лучшее место для объяснений, Тристан кивнул. Стиснув зубы, Харпер сделал пару шагов в сторону, ведущую к башне. От того, что он долго стоял на месте и не шевелился, первые шаги дались со странной тяжестью - колени подкосились. То ли от того, что Харпер был поражен своим поступком, то ли и впрямь лишь из-за долгого и простого стояния в коридоре, но ноги словно окаменели. Через пару шагов он обернулся на девушку. Он не знал, что делать или что говорить, но то, что она стояла, обнимая себя за плечи так, словно вот вот упадет - ни то от холода, ни то от чего-то еще, - немного не радовало Тристана. И это даже несмотря на то, что никаких всплесков радости Тристан не ожидал. Ведь она была чистокровна. И о чем он думал? Такой, как она с детства внушали о том, что такое чистокровие и как этим надо дорожить. Именно поэтому она видела в Харпере только друга. Именно из-за этого были проблемы, именно из-за этого Тристан все больше и больше ненавидел своего отца.
Так и не решившись что-либо сделать, Тристан лишь тихо спросил:
- Я могу сходить в гостиную за пледом, если тебе холодно... - "Да...вторая глупость за первой...осталось для равновесия третью глупость совершить и день можно будет считать окончательно испорченным! Но разве это помешает ей пойти на бал с Малфоем? Конечно же нет! Она и думать забудет, когда я уйду. Ей это разве надо? Ну и что? Ну и поцеловал я ее. Это ничего не изменило, все осталось прежним. Хотя нет, не все." Харпер покачал головой, прекрасно понимая, что он даже сам себе не все договаривает. Что и говорить о том, что Харпер и вслух-то не скажет всего, что у него внутри.
Впервые на своей памяти Харпер предлагал кому-то что-то сделать. Раньше эти предложения были какими-то отдаленными и не настоящими. А сейчас Тристан понимал, что и впрямь хотел сделать что-то для нее, что бы она, наконец, поняла, что чистота крови хоть и важная вещь, но не решающая. Только вот Харпер прекрасно знал, что это бесполезно - Астория не станет даже думать о его словах, она махнет рукой. Ведь она чистокровна. А как еще поступила бы любая чистокровная волшебница на ее месте? Правильно - отправила в Лес и забыла. Так будет и сейчас, Харпер даже не удивится, если Астория проснется с утра, а на лекциях попросит его отсесть куда-нибудь в другой угол кабинета. И Тристана это бесило, хотя он и понимал, что не стоит судить о том, чего еще не успело произойти. Но и надеяться на чудо тоже не стоило. Каким бы Харпер не был, он все еще оставался полукровкой. Как и сказала Дафна...

+1

34

Астория выжидающе смотрела на Тристана, она знала лишь одно, сейчас ей бы так хотелось услышать от него одну из шуток, потому что на них она научилась отвечать, а как с ним говорить сейчас она не знает, но теперь, после этого поцелуя он переступил какую-то неведомую грань и ей нужно время, чтобы поставить все вновь на места. Да, все же печально, что будучи чистокровным волшебникам в обычной жизни ты такой же как и все. Астория наблюдает, как Харпер делает пару шагов в сторону выхода, но ничего не говорит и она понимает, что не только ей тяжело.
«Что за день, одни сюрпризы, - думает Астория, - как же бы я хотела вернуться в позавчера, когда еще не надо было решать какие-то вопросы».
- Я могу сходить в гостиную за пледом, если тебе холодно... – сказал тихо Харпер и от этой фразы сказанной непривычно тихо, не стало легче. Она опустила руки и дойдя до однокурсника посмотрела на него.
- Не стоит, - так же тихо сказала она, - Accio tepido pallium! -  достав волшебную палочку, уверенно произнесла девушка и убрала ее обратно. – В гостиную мне, как и тебе не стоит сейчас ходить. Слизеринка посмотрела в сторону гостиной, в ожидании теплой мантии, которую она вызвала.
«Да, только и в этом плюс волшебства, - разозлилась не понятно на кого или на что Гринграсс, - почему вот так же нельзя решать проблемы в любви?»
Проход гостиной распахнулся, и по коридору парила мантия Астории, поймав ее, девушка аккуратно сложила ее и повесила через руку Харпера.
- Понесешь? – спросила она, слегка улыбнувшись. Она не хотела, чтобы однокурсник подумал, что она слишком, помешана на чистокровности и воспринимает его как прислугу, ей напротив, как никогда хотелось помочь ему преодолеть это, чтобы он смог понять как вести себя. Она прошла вперед  и обернулась к Тристану. – А знаешь, мне нравится одна песня, я как-то с папой была в Лондоне на мюзикле и мне она очень запала в душу, ты же не будешь смеяться, если я тебе ее спою? - Знаю тебе, Так трудно сейчас, - начала Астория чуть шепотом, делая небольшой шаг на встречу Харперу.- Но помни любовь, греет всех нас, - сделав еще шаг,  она попыталась придать голосу уверенности, хотя неловкость и смущение было не на руку слизеринке. - Сердце открой, а можешь молчать. – Дойдя до Харпера,  и встав позади него, она аккуратно положила свою руку ему на плечо. - Мы не дадим упасть, - Обойдя Тристана, она протянула свою руку и аккуратно обхватила запястье слизеринца - Руку тебе я свою протяну, - и потянула его за собой. - Когда нелегко твои печали приму. Мир так изменчив, но смыслом полна жизнь моя. – Астория остановилась и посмотрев в глаза Харпера допела постепенно приглушая свой голос, - мы больше чем просто друзья. – Астория отпустила руку Тристана и через опустившиеся ресницы тихо сказала, - дальше я не помню, но мне очень запомнилась эта песня. Ты прости меня, если я тебя как-то  обидела, - вырвалось у Гинграсс, - мне нужен свежий воздух, догоняй! – сказала она, улыбнувшись, и легонько пихнув Тристана, как на первом курсе побежала по коридору от него.
«Прости, ну я не знаю, как вывести нас из этой неловкости я не хочу терять друга, - на бегу думает Астория, чувствуя, что каждое движение дается с трудом от волнения где-то в глубине души, но все же это позволяло знать, что она не спит и она жива».

Смотровая площадка >>>>>>

Отредактировано Astoria Greengrass (2012-05-20 19:19:04)

+1

35

Астория произнесла заклинание и через пару минут в коридор вылетела ее мантия. Тристан улыбнулся уголками губ, когда Астория повесила мантию ему на руку. Кивнув на ее предложение, Харпер снова улыбнулся. Харпер смотрел на девушку, которая о чем-то задумалась. Как же ему хотелось узнать, что творится в ее головке, но разве это возможно? Люди еще не настолько продвинуты, что бы уметь читать мысли окружающих людей. С одной стороны это даже хотрошо - никогда не знаешь, что ожидать от окружающих.
Неожиданно Астория вновь заговорила. Голос ее тихо разносился по коридору, совершенно пустому коридору. Ее голос был каким-то тихим, она никогда так не говорила, да и Харпер никогда так много не молчал. Девушка начала тихо петь какую-то песню, которую раньше не доводилось ему слышать. С каждой новой строчкой девушка делала какие-то жесты, движения. Начиная петь совсем тихо и неуверенно, вскоре она уже стала петь более спокойно, свободно, но тем не менее тихо. Она сделала небольшой шажок в сторону Харпера, который просто молча смотрел на нее. Она обошла его и, встав позади, положила руку ему на плечо. И как же ему хотелось, что бы... Нет, зря ему хотелось, зря он вообще надеялся и стоял тут, смотря на девушку и мечтая о чем-то. Прекрасно зная Дафну и увю семейку Гринграсс, можно было забыть даже о том, что они будут рады новости о том, что Астория просто дружит с Тристаном. Но ему это не то что не нравилось, он это ненавидел.
Взяв его за руку, девушка сделала пару шагов по направлению к смотровой площадке. К концу песни голос девушки смолк, а она остановилась. Последние слова удивили Харпера, но он не стал придавать им никакого значения, прекрасно осознавая тот факт, что это всего лишь песня и ничего большего. Девушка, уж совсем неожиданно для Харпера, попросила прощение. В шоке посмотрев на Гринграсс, Тристан вновь улыбнулся уголками губ. Но сказать не успел ни слова, развернувшись, девушка помчалась на смотровую площадку, что-то крикнув в спину Харпера.
Тристан не стал бежать, он просто пошел в сторону площадки, пытаясь осмыслить все произошедшее. Но на ум ничего так и не могло прийти. Он давно стал замечать за собой то, что она ему симпатична. Но Тристан никогда бы не поступил так, заранее зная, что в этот раз у него нет абсолютно никаких шансов. Но ведь тут и впрямь не было шансов. Это все равно что Ромео и Джульетта, так мало этого! В пьесе великого драматурга хоть чувства были взаимны, а тут все было куда сложнее. Семья Астории и думать не захочет о Харпере, да и сама Астория тоже. Для нее он был просто другом, другом, который всегда все списывал и у которого никогда и ничего не получалось на уроках.
"Все же Карен оказалась права во всем. Особенно в том, что не стоит мне надеяться или предпринимать хоть какие-то действия. Лучше бы я продолжал сидеть в сторонке, а через пару лет мы бы с Асторией, глядишь, и не увиделись бы больше никогда. Она бы вышла за Драко, возможно, присоединилась к Пожирателям вместе с этим Малфоем..." мысли Харпера прервала появившаяся, словно из неоткуда, лестница, ведущая на площадку.
Сверху дул легкий, но по осеннему прохладный ветерок. и на мину не сомневаясь в том, что Астория уже была на верху, Харпер ускорил шаг - если такой ветер гулял тут, то наверху наверняка довольно холодно, а ее мантия все еще была у Тристана в руках.
Смотровая площадка>>

+1

36

Смотровая площадка>>
Харпер быстро спустился по лестнице вниз, слыша, что девушка что-то кричала ему вслед. Ему хотелось развернуться и вернуться к ней. Хотелось сказать, что все хорошо.... ну и прочие сопливые словечки. Но Тристан не мог переступить через себя, что бы вот так спокойно вернуться. Все было ясно и его возвращение стало бы проигрышем, признанием того, что он слаб. Хмыкнув, Харпер продолжил свою дорогу. Куда он идет? А, главное, зачем? Да Тристан понятия не имел. Он просто шел и надеялся остаться один. Вернуться в гостиную было опасно - Дафна встанет на дыбы с допросами, где Астория. Потом рванет на Башню, увидит ее... и прибьет Харпера. "Да, она все же гарпия, каких не сыскать!" подумал Тристан, останавливаясь перед лестницей, ведущей в библиотеку. Сегодня там навряд ли хоть кто-то просиживал. Сегодня же бал, причем такой, о каком все мечтали с самого начала учебного года. И вот, на здоровье всем желающим, - бал! И только сейчас до Харпера дошло, что Астория собиралась идти на бал... но ведь он испортил ей настроение. Да, нормальный человек пошел бы и попросил прощение, но Харпер на то и Харпер...
Более быстрым шагом Тристан пошел по лестнице, ведущей в библиотеку. И ему ничего, абсолютно ничего, не хотелось. Лишь посидеть в тишине, в одиночестве и просто забыться. Но разве можно забыться, когда внутри что-то словно заело. Как же это "что-то" давило на него и не давало спокойно мыслить. Что уж говорить о том, что это буквально заполнило всю голову и все мысли Харпера. Ему было жаль девушку, которую он оставил наверху башни, но иначе он поступить не мог. Если бы он остался или вернулся, то сделал бы только хуже. Хотя, хуже этого, кажется, он еще ничего не делал.
Приняв для себя лишь то, что это лучше для нее же, Тристан смог-таки выдохнуть спокойно. Ну не совсем спокойно... "Ну все! Хватит уже думать о ней. Разве было не ясно сказано? Как мне кажется, то все было уже высказано. Причем на довольно простом и понятном языке. Если не считать эти "розочки" и "лепесточки". И с каких пор чистокровные стали розами?!" подумал Харпер, заканчивая свой не очень длинный путь до библиотеки.
Библиотека>>

+1

37

>> Спальня для девочек
Девушка быстрыми шагами прошла из спальни, завернула в гостиную. Бонни лишь мельком приметила сидящую там старосту – Мисс Тэтчер. Пфф… Опять в гордом одиночестве? Все время забываю о ее манере общаться. Точнее не общаться вообще. Петерсон проскочила мимо Ребекки и остановилась лишь для того, чтобы прочитать объявление повешенное старостой:

Внимание!
По поручению директора, в связи с утренним инцидентом в Большом зале, сообщаю следующее: Бал состоится, на него идут все, а наказание перенесено на следующую неделю как отработка.
Р.Т.

Отработка? Похоже, Орла и впрямь видела лишь часть потасовки за завтраком. Наверно ссора там все же прошла не из-за лишнего выпитого компота. А еще больше чем уверена, начал факультет слизерина. Ну, кому еще делать не чего, кроме как задевать своими шуточками студентов? Надеюсь, Тэтчер меня не заметила. Хочу сейчас провести время спокойно. Почитать в тишине книгу. Хочу просто тишины и спокойствия. Мне нужно лишь дойти до библиотеки без происшествий. Бонни тихо вышла из гостиной и уже с приподнятым настроением вприпрыжку направилась в сторону библиотеки. Но вот неудача, из-за своей неуклюжести девушка часто попадала в какие-то передряги и вот опять. Спускаясь по лестнице и натягивая на себя на ходу мантию, Бонни запуталась в ней. Пришлось остановиться. Да что ж это такое. Как можно запутаться в одежде? Ну как?! Петерсон перекрутила накидку, впоследствии чего чуть не придушила саму себя. Хвала Богам, такую глупую смерть ей не даровали и когтевранка, смогла продолжить свой путь. Наверно, это была бы самая нелепая смерть. Представляю заголовок в «Ежедневном пророке» - «Девочка покончила жизнь самоубийством! Она задушила себя своей же мантией». Зато потом я могла бы появиться в Хогвартсе в виде приведения. Да, тогда бы была возможность доставать Филча и его кошку. Ох, была б моя воля, я бы дернула ее за хвост. Так-то я животных люблю, но это животное… Ох, как вспомню, так вздрогну. Еще ж и Филч – Великий надзиратель. Как только вижу его, сразу сворачиваю в противоположную сторону. А потом еще и забываю куда шла… Так. Стоп. Куда я сейчас шла? Бо остановилась на предпоследней ступеньке и потупила взгляд в пол. Сейчас ей нужно было вспомнить, куда она шла, но из-за огромного количества мыслей это не получалось. Вот она – рассеянность мисс Петерсон, которая проявлялась в последнее время довольно часто. Девушка покрутилась вокруг своей оси и начала вспоминать, что было до этого, дабы прийти к заветному ответу: «куда же она шла?». Спала, разговаривала, Орла, Чжоу, бал, платье, душ, уборка в тумбочке, спальня, часы, потолок, трещины, паутина. Так… Мантия, книга, зелье. Точно. Вот оно! Эврика! Книга по зельеварению. Жди меня библиотека! Когтевранка сделала шаг вперед и тут же запнулась. Мысли при падении были примерно такими: «Интересно, а книга нового издания? А какой переплет?».  Порой книги интересовали больше, чем то, что можно что-то сломать. Девушка кубарем выкатилась в просторный коридор, заодно сбив с ног проходившую девушку с Гриффиндора. Сейчас, что-то будет…
- Ой…

Отредактировано Bonnie Peterson (2012-06-06 22:28:05)

0

38

--- Начало игры

Демельза уверенно и спокойно шагает по одному из коридоров Хогвартса, мрачно размышляя о потасовке, случившейся за завтраком. Это событие, которое ей, впрочем, к большому счастью ,довелось наблюдать лишь издали, казалось, задало ей настроение на весь день. Собственно, оно было испорчено и, скорее всего, окончательно и бесповоротно. Однако юная мисс Робинс, как и требуют правила приличия, старалась сдержать гнев и не поддаваться раздражению. Это не так-то просто, а удается лишь потому, что сама блондинка прекрасно знает: сейчас она вовсе не милая приветливая девчонка, а взрывная смесь, и для катастрофы ей хватит малейшего неосторожного движения. Но Демельза не хочет катастроф.
- Самоконтроль, самоконтроль, - монотонно и спокойно звучит в её голове и она, лениво тряхнув шевелюрой, поднимает задумчивый обыденный взгляд к потолку, как вдруг....
  Неожиданное столкновение с чем-то, - а мисс Робинс ещё толком не понимает с чем, полностью выводит блондинку. которая была минуту назад почти полностью спокойна, из равновесия, и та теперь, ещё толком не понимая в чем дело, выражением лица и злобным взглядом напоминает скорее Медузу Горгону или разъяренную амазонку, чем обычно-милое и добродушное существо из гриффиндорских комнат. У всех бывают плохие дни.
  Трудно сказать, что не пришлось ей по вкусу больше: случайное падение, или та буря, которая поднялась в ней.
- Ой…

Взгляд Демельзы внимательно и придирчиво скользит по облику растерянной незнакомки, которую, впрочем, гриффиндорка видела не один раз, но, как это обычно бывает, только издали. С этой крашенной блондинкой Робинс была совершенно незнакома. Она даже не могла приблизительно назвать её имя, или имя кого-нибудь из их общих знакомых... Но это, скорее всего, дело памяти.
  Презрительно сощурившись, блондинка слегка приподнимает подбородок, если не с ненавистью, то с доброй порцией злобы вглядываясь в привлекательные черты когтевранки.
- Ты мила так же, как и неуклюжа, - мрачно цедит сквозь зубы Демельза и поднимается, отряхивая свою одежду. Она так раздражена, что не чувствует себя физически... Точнее говоря, просто не может понять, ушиблась или нет. Её внутреннее состояние и нарастающее напряжение полностью овладевает её воспаленным мозгом.
- Интересно, а ума тоже столько же, сколько и грации? - осмотрительно добавляет мисс Робинс, чтобы когтевранка вдруг не подумала, что предыдущая реплика была комплиментом.

0

39

Когтевранка медленно поднялась с мощеного пола и начала оттряхиваться, поначалу Бонни не смотрела на того кого сбила с ног. То ли оттого, что стыдно, то ли оттого что человеком, которого она сбила, вполне мог оказаться профессор. Какая же я неаккуратная.  Черт побери, ну почему обязательно это должно было случиться со мной? Нужно повернуться и извиниться. Или нет, можно ведь убежать… Девушка мысленно начала борьбу с самой собой. Ей и впрямь стоило бы повернуться и извиниться, но был страх, что когда она повернется, то увидит Снейпа или еще хуже… Филча. Хотя если уже две минуты как тишина и никто не снимает баллы, то возможно это обычный студент. Ну все, поворачиваюсь… Петерсон повернулась в сторону незнакомки. Сначала ей показалось, что они знакомы и все обойдется, но спустя пару секунд девушка поняла, что ошиблась. Она совершенно не знала человека, которого сбила. Перед ней стояла блондинка, довольно худощавого телосложения, Бонни пришла к выводу, что эта девушка симпатичная. Надеюсь, сейчас не начнется ссора из-за того, что я могла случайно ей испортить ее личико. А то такие разборки меня не привлекают. Вообще люблю тишину. Кстати да… Я так хотела почитать книгу… Вместо этого придется сейчас разбираться из-за моей неуклюжести.
- Ты мила так же, как и неуклюжа.
Бонни решила промолчать, сделать вид, что этого она не услышала. Когтевранцы должны быть спокойными и обходительными. В их характеристику вряд ли входит драться и ссориться. Петерсон почесала затылок и вновь осмотрела девочку. Она из гриффиндора… Что-то она резкая слишком. Обычно все гриффиндорцы доброжелательные детки.
- Интересно, а ума тоже столько же, сколько и грации?
Вот именно эта фраза и вывела когтевранку из равновесия, не нравилось ей когда говорят что-то про ум. А уж тем более не нравилось, когда высмеивают ее неуклюжесть. Это обижало, ведь не всем дано быть идеальными. Гениальность - это нервная болезнь. Что поделаешь, если я такая невезучая, что изначально чуть не задушила себя своей же мантией. А после вообще свалилась с предпоследней ступеньки. Неудачница…
- Ума все же больше, - фыркнула Бонни, поправляя мантию, - Уж извиняюсь за свою «грацию». Кстати говоря, как Вас зовут? Чтобы я уж знала, кого сбивать с ног не следует. Злые гриффиндорцы - что-то новенькое. – Последнюю фразу девушка пробормотала себе под нос, так чтобы было ее еле слышно. Ругаться она не очень хотела, но из-за своих, же слов поняла, что, по-видимому, этого не избежать. Вряд ли девушка с превеликой радостью скажет свое имя, а после: «Не страшно, я даже рада, что Вы меня сбили с ног». На лице мелькнула улыбка, Петерсон теперь смотрела в пол, изучая те камни, из которых он был сделан. Ровненькие… Хм, где же они находили такие камни? Мне кажется, что я что-то забыла… Вот только что? В последнее время, я совсем растерянная. Ужасно.  Взгляд медленно перекочевал на стены школы. Мимо проходили студенты, и тут-то девушка вспомнила о том, что совсем недавно она заказала духи, которые вот-вот должна принести сова. А вспомнилось это из-за едкого запаха духов, проходящей студентки. Нос у Бонни зачесался и она тут же чихнула.
- Ох, ну как можно покупать такие духи? Они же раздражают внутреннюю оболочку носа. И запах-то какой… Бррр… - Петерсон поежилась и закрыла нос рукой.

0

40

- Ума все же больше, - поправляя мантию, фыркает незнакомка из когтеврана и Демельза слегка морщится, едва ли не брезгливо и презрительно. Самоуверенность в людях она не жалует, и если бы мисс Петерсон сейчас как-нибудь отшутилась по поводу неуклюжести, или хотя бы просто приняла свое поражение, Демельза остыла бы почти моментально и, скорее всего, ощутила бы укол совести за то, что прицепилась с бессмысленными обвинениями и упреками к пострадавшей девочке. В конце концов, даже сейчас, где-то за пеленой раздражения и волнами не выплеснувшихся обид, мисс Робинс прекрасно понимает, что так поступать не стоит и незнакомка совершенно не виновата.
- Уж извиняюсь за свою «грацию». Кстати говоря, как Вас зовут? Чтобы я уж знала, кого сбивать с ног не следует. Злые гриффиндорцы - что-то новенькое. - заканчивает она, на последней фразе сбавив тон до бормотания.
  Демельза встряхивает головой нервным и напряженным движением, убирая волосы со лица и ухмыляется, силясь скрыть гримасу раздражения и злобы. Долго думать о том, что ответить, не приходится, потому что прелестная когтевранка сама подает тему для придирки.
- Сбивать с ног не следует никого, да будет тебе известно, - мрачно и желчно замечает мисс Робинс, меняя положение на типичную позицию человека, собирающегося уходить, однако, уже сделав полшага, блондинка останавливается, решив ещё раз оглядеть незнакомку.  Та неожиданно чихает, однако Демельза не сразу понимает почему. Но как только едкий запах духов доходит и до неё... Становится все ясно, но не более. Стойкая к внешним раздражителям подобного характера, Робинс лишь оценивающе следит за реакцией когтевранки.
- Ох, ну как можно покупать такие духи? Они же раздражают внутреннюю оболочку носа. И запах-то какой… Бррр…
- Какая неженка, какой знаток модных ароматов! - язвит блондинка и, хрипловато хихикнув, таки заканчивает свой шаг, стараясь переключиться с раздражающей особы на что-нибудь такое... Другое.
  Глядя вперед бессмысленным холодным взглядом, Демельза направляется в совятню. Собственно, туда она и собиралась ранее, чтобы отправить письмо для матери. Конечно, обычно юная мисс Робинс не считала должным отправлять весточки родителям тогда, когда ею обладает такое настроение, но что поделать.. К тому же письмо уже написано, а дело осталось за малым...
- Но как же не хочется, - мысленно вздыхает она... А чего хочется? Развалиться на кровати, от бессилия ткнуться лицом в подушку и просто полежать? Или нанести пару сокрушающих ударов в стену, которая, собственно, успешно эти удары выдержит?

   Находясь уже достаточно далеко от когтевранки, блондинка тихо вздыхает и задумчиво покачивает головой.

---- В совятню

0

41

- Сбивать с ног не следует никого, да будет тебе известно.
Блондинка не обратила внимания на слова новой знакомой, в этот момент она махала рукой возле носа. Столь терпкий и неприятный был запах духов у прошедшей мимо девушки.
- Какая неженка, какой знаток модных ароматов!
Бонни вновь промолчала, но теперь по причине того, что не хотела ругаться. Сцепиться сейчас в коридоре с гриффиндоркой было не позволительно. В любой момент мог пройти профессор, а далее следовала бы фраза: «Минус пять баллов с Когтеврана, и минус пять баллов с Гриффиндора». После потери баллов на Петерсон мог опрокинуться гнев Ребекки Тэтчер, уж этого не хотелось точно. Девушка вяло покачала головой, посмотрела в след уходящей блондинки и ухмыльнулась. Адьес амигос, раздраженная девочка.
Бо взглядом окинула коридор, он уже был украшен к Хэллоуину. Свечки, тыквы, картины, герои которых перебегали друг к другу и что-то обсуждали, высокие потолки украшенные гирляндами, окна из которых открывался вид на запретный лес. Мимо пробегали студенты, проплывали привидения и вновь, показалось, что время течет жутко медленно. Сегодня же четверг. Кажется, должен прийти мой заказ. Надеюсь, эти духи, которые я заказала, будут так же хороши, как тушь для ресниц, заказанная мной месяц назад. Ох… При воспоминании духов, в воздухе будто завис их сладковатый запах. Столь нежный аромат, запах альдегиды, такой мягкий и легкий. Цветы в едином букете, нельзя выделить жасмин или розу, они будто слились в одно, образуя совершенный аромат. В какой-то момент можно почувствовать оттенок пудры. Облачко с запахом постоянно витает, то затихает, то вновь вспыхивает, как пламя. Петерсон встряхнула головой, дабы отогнать от себя мысли об этом «десерте». Благоухание парфюма тут же испарилось, девушка повернулась на маленьких каблучках в сторону совятни. Нужно дойти и забрать свой подарочек. Хорошо, что я вовремя сделала заказ. Эти духи просто чудесные, будет обидно их потерять или разбить флакончик. Петерсон медленно прошла по коридору, с мыслью о том, что вот сейчас она сможет открыть чудесную коробочку и учуять запах своего подарочка. Когтевранка настолько погрязла в мыслях, что споткнулась раз восемь за то малое количество времени что она шла. Нужно быть аккуратнее, еще надо не забыть зайти в библиотеку и взять что-нибудь почитать. Ах, да. Потом еще стоит подготовиться к балу. Надеюсь, когда вернусь Орла будет уже в спальне. Без нее будет скучно собираться.
>> Совятня

Отредактировано Bonnie Peterson (2012-06-07 00:23:50)

+2

42

Коридоры Хогвартса, всегда оставались коридорами Хогвартса, и совершенно не важно сколько тебе сейчас лет, или переносишься снова в то время, когда ты ходила по ним в пятнадцать. Дорожная мантия, немного потрепанная, но все же добротная. Комнаты, которые выделили всем Ордено Фениксам, находились все в разных местах, но преимущественно на первом этаже. Молли прибыла в Хогвартс не так давно, только оставила сумку и пошла гулять по строму замку. И вспоминать, вспоминать. Эти стены многое видели, разную ее, в разные года. Видели ее смешные рыжие косички, первый поцелуй, первые и последние серьезные экзамены, выпускной... Видели ее даже совсем еще недавно, в позапрошлом году, когда проходил знаменитый турнир Трех Волшебников, так грустно кончившийся для того бедного мальчика... И Гарри... Молли очень переживала за его душевное состояние. Он столько пережил. И сколько еще переживет...
   Стены многое видели, а Молли помнила их, помнила и знала все самые уютные места, где можно устроить свидание, помнила места, где можно горько поплакать. А еще библиотека, Большой зал, кухня... Все это самые родные, частопосещаемые места. Хогвартс - это дом, дом для каждого, кто в нем когда-то жил, пусть и недолго. Это знают все. Так считает даже Тот-Кого-Нельзя-Называть. Даже эту аббревиатуру Молли про себя произносила с трепетом и ужасом. Ее всегда будет пугать это имя. И она всегда будет бояться за своих детей. И за Гарри. И вообще за всех детей на свете. И за Артура... Артур работает в Министерстве, он не может быть здесь, рядом с ней, а Молли просто поняла, что больше не может находится в Норе сейчас совершенно одна так долго. На той же площади Гриммо было как-то легче... Постоянно кто-то приходил, зная, что место совершенно безопасно. А когда долго кого-то не было, всегда можно было заняться очередной уборкой или чем-то подобным. Готовить ужин на всех... А в Норе... Одной так страшно. Артур днями напролет проводит в Министертсве, а она места себе не находит. А вечером муж просто сваливается и даже не рассказывает ничего. Да, и не надо, ну нужно, это излишне... И так все понятно, что там происходит. В этом Министерстве. А Молли так иногда услышать главное и заветное: что вот Артур вернется домой и его следующими словами будет "Посмотри, кто вернулся, Молли! Это наш сын: Перси". И из-за спины выйдет он Персиваль Игнатиус Уизли собсвенной персоной. Молли так часто это снилось ночами, что просыпаясь утром, каждый раз, каждый раз, снова и снова, ей приходилось убеждать себя, что это был всего лишь очередной сон. Просто сон, ничего больше.
   Скоро бал. А значит столько всего надо сделать, а Молли очень просила пристроить ее к этому делу, просто не имея больше сил быть где-то далеко. А тут ее дети, не все, но тут. И они будут под гораздо большей ее контролем сейчас. Это будет ее успокаивать больше, чем сходить с ума в Норе смотря иногда не отрываясь на те часы.
   А пока... Пока не началось собрание у директора Дамблдора по защите Хогсмида и прочих важных вещей, надо проверить кухню! И Молли бодрым шагом отправилась в подземелья, где находилась кухня. Мало кто знал, да и Молли под страхом сметри не рассказала бы, наверное, но ее учили готовить именно здесь - в Хогвартских кухнях. Совсем еще юная и только влюбленная, Молли уже тогда понимала, что Артура просто необходимо как следует накормить, а то он тощий какой-то! Молли и дома хорошо училась готовить, но всем известно какие банкеты накрывают эльфы Хогварста испокон веков... Правда Артур все равно остался тощим, но Молли была довольна, что со своей стороны сделала, что могла!

>>>>>>Кухня, поворчит там, поинтересуется как дела и как идет подготовка к празднику и придет куда-то еще.

0

43

Библиотека >>>>>
- Я прошу простить меня, мисс Браун, - сказала Розелин. - Я думаю, мне все же стоит проследить дальнейшие перемещения мисс Рувье. Кровь на ее руке не свидетельствует о том, что она здорова, а найти в коридоре студентку, не сумевшую добраться до больничного крыла. Всего доброго и до встречи на занятиях, я надеюсь.
- Конечно, профессор, не смею вас задерживать, - сказала Браун и добавила  вдогонку удаляющейся  Френсис, – непременно, профессор, до свидания.
Вот Лаванда осталась вновь одна, разговор о характерах был весьма любопытен, а вражда меж факультетов, вообще спорный момент в ее жизни, но об этом во всем Хогвартсе знал только один человек, чему гриффиндорка была рада. Обернувшись в ту сторону, где она оставила Рональда и слизеринца, девушке неожиданно не захотелось возвращаться обратно к ним. Интересно, что иногда наши планы корректирует случайность. Именно такая заставила сейчас мисс Браун развернуться на своих каблучках, и изящно поправив бантик в волосах, направится к выходу из библиотеки.
- Нашли, что искали мисс, Браун? – остановил ее почти в дверях голос библиотекаря.
- Да, мадам Пинс, - улыбнувшись, ответила Лаванда, хотя меньше всего ей хотелось улыбаться. Она нашла книгу, но привлечь внимание Рона удалось лишь на мгновение, да и то, только потому, что его куда больше интересовал слизеринец.  Удивительная особенность, гриффиндорцы всегда умели находить слизеринцев даже там, где их в принципе было сложно встретить.
- Может, возьмете с собой этот фолиант? – продолжила женщина и Лаванда перевела взгляд на книгу, что держала мадам Пинс.
«Если не возьму, она же не отстанет, а так хочется уже уйти отсюда подальше, - Лаванда коротко вздыхает и подходит к столу, за которым сидела библиотеркарь».
- Спасибо, мадам Пинс, - вновь натянутая улыбка и вот, преодолев порог библиотеки гриффиндорка думает, как бы поскорее выбраться на свежий воздух.
«И угораздило же выбрать самую толстую книгу, - возмущенно думает Браун, слегка подбросив в руках том по прорицанию. – Толку от нее никакого, профессор Трелони куда интереснее может все объяснить, хотя может здесь есть то, чего нет в программе, о…нет.. только не это, - Лаванда перекидывает книгу с одной руки на другую, чтобы поправить выбившуюся вперед прядь волос назад. – Надеюсь, это не будет означать, что я стану как Гермиона заучкой? Я не против, улучшить познания, но все же не хотелось бы, чтобы со стороны это выглядело, будто я намеренно стараюсь ей подражать, я ведь индивиду…. ох ты ж, какая она тяжелая! – Лаванда вновь обхватывает обеими руками книгу и направляется все дальше от библиотеки. – Что же с балом, не идти же одной, Рон никогда не сообразит меня пригласить, а с Тео, нет, это даже не обсуждается, слишком велик риск, да и не хочется этих шептаний, - Лаванда улыбается сама себе. – Ну да, кому как не мне знать, как распускаются слухи в Хогвартсе. И все же, как же мне сделать так, чтобы меня пригласили, приворотное зелье, вариант, вот только идти к Слизнорту, нарушать правила или воспользоваться напитком от Уизли? Очень забавно, использовать напиток братьев, чтобы приворожить брата. Нет, не хочу так, я же не такая страшная, чтобы им пользоваться, может, стоит пойти в Гостиную и дождаться приглашения?  Можно конечно Симуса пригласить, а что, он отлично танцует, да и с ним весело, вот только его взрывы….мда…нет, Симус отпадает. Нет, эту книгу надо было, пожалуй, оставить там, и наплевать, что бы она подумала, лучше бы прочесть про то, о чем говорила профессор Френсис».

0

44

=====> Озеро

Перед выходом из скрывающей все следы их несанкционированного занятия заводи слизеринцы немного привели себя в порядок - на мантии успели нападать хвойные иголки, какая-то мелкая древесная труха и прочий лесной сор, Блейз закинул мятный леденец, чтобы перебить запах табака, пусть и отличного - и можно было с чистой, не запятнанной никакими излишними сомнениями совестью выдвигаться в обратный путь. Шли быстро, за разговорами обратная дорога до Хогвартса, казалось, заняла намного меньше времени, чем каждый из них шел к озеру.
После завтрака, в день бала, народ в замке как будто вымер. Даже лестницы не торопились менять свое направление, лениво обозначивая свои траектории.
Народ, скорее всего, в большинстве своем толпится по гостиным. Кто-то, возможно, пытается выспаться перед вечерним мероприятием, кто-то заканчивал приготовления и проверял пылинки на ткани наряда, кто-то лихорадочно размышлял на разные, связанные с предстоящим балом, темы - кто-то, таких меньшинство, и в их числе они с Малкольмом - вообще только начинал раздумывать, зачем все это надо и что со всем этим делать. Мать Блейза любила подобные мероприятия настолько сильно, как устраивать, так и посещать, что слизеринец, пожалуй, смог бы с точностью до секунды расписать порядок подготовки и кто чем в данный момент может быть занят. Если бы ему хоть немного было бы не безразлично сие бесполезное занятие.
Может, если бы у нас в доме не было постоянного столпотворения от приемов и переездов... Если бы я не наблюдал творившегося во время этих балов скрытого беспредела... Может, это и сумело бы остаться праздником. Но зачем раздумывать о возможностях, когда одна из них уже давно и бесповоротно осуществилась? Когда видишь изнанку, сложно сохранить чистое отношение к лицевой стороне.
По коридору шла, - а, точнее, тащилась, как это ни грубо звучит - весьма миловидная гриффиндорка, волоча в руках толстенный фолиант. Зачем он ей перед балом? - отстраненно удивился Блейз, походя высказывая свои мысли Бэддоку. - Что, не все девушки перед балом думают о том, повязать еще один бант на корсаж или это будет уже перебором? Ну, кроме той магглокровной заучки...
- Посмотри-ка, - негромко сказал Забини другу, кивая в сторону гриффиндорки. - Грифы опять подменяют качество количеством. - И едва заметно улыбнулся. Задирать на своем пути первую попавшуюся девушку, пусть и с Львиного факультета, никогда не становилось целью слизеринца, однако не потрафить собственной язвительности хоть немножко было бы слишком для любого истинного представителя Изумрудного факультета. Впрочем, любой из них на такую мягкую фразу даже не обиделся бы. Для этого потребовалась бы артиллерия посерьезнее.

Отредактировано Blaise Zabini (2012-09-06 23:22:30)

+1

45

---------- Озеро.

Неспешно шагая вдоль коридора, Малкольм слушал друга с легкой отрешенностью, ибо был занят наглым разглядыванием юной Гриффиндорки, которая с каким-то уж больно мученическим видом тащила в руках толстенную книгу. С каждым шагом черты ее лица становились все более четкими и миловидными, а посему Слизеринец не стал стирать с губ довольную ухмылку: в отличие от большинства студентов Изумрудного факультета, он не испытывал ненависти к факультету Гриффиндора и его обитателям. Юноша всегда делал ставку на человеческую сущность, а не на его принадлежность к той или иной "фракции". Желание враждовать расползлось по факультетам подобно вирусу или неизлечимой болезни, чуме, охватившей огромное количество жертв. Бэддок искренне гордился своим иммунитетом и не видел разницы между драгоценными камнями: рубин ли, изумруд... А язвить и хамить с довольной улыбкой на физиономии можно как своим, так и представителям любого другого факультета.
- Как бы тебе самому не пришлось размышлять на тему, сколько бантов должно быть на твоем корсаже, - В самом деле, поиски партнерши обещали затянуться и, что очень может быть, закончиться тотальным провалом. Слизеринец замедлил шаг и продолжил разговор полушепотом, - Пойдем вместе на бал. Парик я тебе подберу. - С этими словами юноша сделал едва заметный шаг в сторону студентки Львиного факультета и задел ее плечом. Несильно, но вполне достаточно, чтобы глубоко о чем-то задумавшаяся мисс выронила из рук тяжеленное изделие магического отдела типографии.
Опс. Какая досада. Так много Бэддока, и так мало места...
Прежде, чем пострадавшая из-за неправильной планировки стен слишком узкого коридора ученица успела сказать что-то возмущенное, а то и грубое, Бэддок развернулся и, нагнувшись, поднял книгу. Правда, отдавать ее владелице он пока не спешил, - Примите мои извинения, мисс. - Изучающий и, одновременно с этим, хитрый взгляд изумрудных глаз пробежал по обложке. "Прорицание" - гласила надпись на книге, и это заставило Слизеринца с трудом сдержать презрительное "кхм", которое чуть не сорвалось с его губ. Нет, он не имел ничего против проявленного интереса к учебе, стремления познать что-то новое, изучения интересных книг и публикаций. Но прорицание? Как вообще Министерство позволяет переводить бумагу на эту никчемную чушь. Хуже могут быть только статейки Риты Скитер. На вкус и цвет. Надеюсь, она не сумасшедшая, как несчастная мадам Трелони.
- Как вижу, вы интересуетесь прорицанием, - Малкольм повертел в руке книгу, оценивая ее вес, - И очень усердно. - Юноша вопросительно изогнул одну бровь и с присущим ему задорным огоньком в глазах посмотрел на девушку, - Не стоит тратить на эту ерунду столько времени. Мы ведь сами творцы своей судьбы, не так ли? - Продолжая вглядываться в незнакомку (хотя Бэддок был уверен, что, хоть и мельком, видел ее несколько раз), Слизеринец по старой привычке провел украшением в языке вдоль нижней губы и небрежно хмыкнул. Еще этим летом, прогуливаясь с Забини, он видел маггловских гадалок недалеко от вокзала. Облаченные в смешные юбки и платки, они за деньги предсказывали наивным дуракам их светлое будущее. И чем больше клиент давал денег, тем светлее становилось его будущее. Так вот именно с этими престарелыми мошенницами у Слизеринца ассоциировалось все, что хоть как-то было связано с прорицанием, - И даже если в плодах прорицательской деятельности была бы хоть толика правды и здравого смысла, то как, черт возьми, стало бы скучно жить! - Действительно. Если на долю секунды представить, что твоя жизни превратится в четко сконструированный план, то весь интерес и безумный душевный азарт погаснут, словно свеча от резкого порыва ветра. Придет спокойствие, размеренность и очевидность. Дьявол, какая тоска.
Мысленно отмахнувшись от собственных занудных размышлений на тему смысла жизни и земного бытия, Малкольм облокотился плечом о стену и раскрыл книгу практически в самом конце. Он сам не понял, зачем это сделал, но тут, видимо, свою роль сыграли любопытство и присущая ему любовь к книгам, - На данном этапе прорицание не способно к видоизменению, трансформации и эволюции. Оно остается своего рода примитивным способом угадывания будущего с использованием некоторых технических средств. - Слова отдались слабым эхом в коридоре замка. Очень удачно попавшаяся фраза в книге закончила формирование отрицательного мнения Слизеринца о пророчествах, гаданиях и другого бредового лепета, - Примитивным? О, Блейз, эта книга для тебя. - Глухой хлопок, и вот уже закрытая книга (с презентом в виде издевательской усмешки на лице Бэддока) протянута Забини.

Отредактировано Malcolm Baddok (2012-09-07 08:13:20)

+1

46

Всякий раз, когда Лаванда шла по коридору одна она надеялась, что увидит кого угодно, но только не слизеринцев и всякий раз поражалась, что именно они попадались ей на пути. Ничего против них она не имела, но они напоминали ей о матери и о секрете, который не давал покоя. Сложно соответствовать истинной гриффиндорке, когда в твоих жилах течет кровь истинной слизеринки. Плоть от крови и никто не может сопротивляться своим генам. Тем не менее, Браун не сразу замечает из-за тяжелого фолианта у себя в руках, идущих по коридору знакомых ей слизеринцев.
«И снова вдвоем, удивительно, они поодиночке вообще не ходят, похоже, - мысленно улыбнувшись своей догадке, думает гриффиндорка, продолжая свой утяжеленный путь. – Вот ведь, надеюсь, они быстро пройдут, так хочется уронить уже, сил нет, может слеветировать ее перед собой, да, пожалуй, вот сейчас пройдут, и сделаю так. – Браун уже мечтает, как слизеринцы проходят мимо и она с чувством бросает тяжеленную книгу на пол (лишь бы мадам Пинс не узнала о столь неаккуратном обращении с имуществом библиотеки) и достав палочку накладывает на нее заклинание левитации, но выпускает ее раньше, после того, как Бэддок толкает ее плечом. – Мерлинова борода! Столько же места в коридоре, что даже гиппогрифф может взлететь, а он… нарочно? Странное поведение, хотя…интересно, что же будет дальше, снова сцена «посмотрите на эту неуклюжую гриффиндорку»? – Вспомнив столкновение недели две назад с Малфоем на главное лестнице, недовольно думает Браун, наблюдая, как слизеринец поднимает упавший фолиант».
- Примите мои извинения, мисс.  Как вижу, вы интересуетесь прорицанием, И очень усердно. Не стоит тратить на эту ерунду столько времени. Мы ведь сами творцы своей судьбы, не так ли?
Лаванда готова была взорваться от того, что ей показалось, будто слизеринец пытается ее задеть, но  материнская кровь победила, на сей раз, и Браун, откинув прядь волос назад, что вновь выбилась вперед изогнула одну бровь и сложив руки на груди оценивающе осмотрела слизеринца.
- Извинения приняты, мистер… Бэддок, если не ошибаюсь, - слегка улыбнувшись, ответила Браун.
«Что же вы задумали, - думает гриффиндорка и коротко переводит взгляд на другого слизеринца. – чего же от них ждать. Интересно, ну во-всяком случае извинился, это уже выделяет, хотя Тео тоже не такой, - Лаванда оглянулась назад, думая, что вслед за ней может пойти и Рон и это неплохой шанс, ему, показать, как она в нем нуждается, но никого не было. – И вот в который раз убеждаюсь, что не все гриффиндорцы появляются в нужный момент, даже если они симпатичные.  Ладно, сама разберусь, как обычно, - опечаленно думает девушка и вновь обращает свой заинтересованный взгляд на Малькольма».
- Прорицания это вовсе не ерунда, если правильно расшифровать то, что мы видим, то можно попробовать изменить свою судьбу или хотя бы смягчить последствия. Но вы как я погляжу фаталист, и доверяетесь течению реки под название "жизнь".
- И даже если в плодах прорицательской деятельности была бы хоть толика правды и здравого смысла, то как, черт возьми, стало бы скучно жить!
Лаванда слегка нахмурилась, ей часто приходилось слышать мнения скептиков и она, совершенно согласна была с профессором Трелони, что мужчины редко способны понять такой поистине увлекательный предмет как прорицания.
- Смысл есть во всем, что нас окружает,  я в этом уверенна, а прорицания не тот предмет, который поддается всем, вы несомненно можете его изучить вдоль и поперек, но если у вас нет к нему способностей, вы никогда не сможете предугадать истинное значение того, что вам покажут карты, чаинки, кофейная гуща и так далее. – Лаванда увлеклась, прорицание это был ее самый любимый предмет, о котором она могла говорить часами, за что собственно всегда попадало от матери, которая считала это придурью.
Мальком облокотился плечом о стену и раскрыв книгу зачитал отрывок на выбранной наугад странице.
- На данном этапе прорицание не способно к видоизменению, трансформации и эволюции. Она остается своего рода примитивным способом угадывания будущего с использованием некоторых технических средств.  Примитивным? О, Блейз, эта книга для тебя. – Глухой хлопок книги заставил Лаванду даже зажмуриться, но проследив за перемещением книги, она вновь обратилась к Бэддоку.
-  Вы только что сами совершили гадание, - хихикнула Браун. – Гадание по книге, раскрываете любую страницу и читаете, немного конечно не так, нужно заранее загадать номер строки и страницы, но в целом очень похоже. – Лаванда посмотрела на обручальное кольцо, которое красовалось на среднем пальце левой руки, и спрятала руки  за спину, боясь, что изумрудно-зеленый цвет камня привлечет внимание слизеринцев, а объяснять им, почему она носит цвета их факультета, не хотелось совсем, тем более как объяснить им что оно в форме змеи, которая удерживает в пасти его. Девчонок куда проще убедить, что колечко выбрано отцом, поэтому цвет не интересовал его, а просто сделать приятное любимой дочери и что змея это символ вечного возвращения в цикличной форме или вечности в целом, а не то, что это фамильная ценность семейства Ноттов – слизеринцев в n-ом колене.
- А теперь, если позволите, то я бы хотела получить книгу обратно, потому что я спешу, - Браун протянула руку за книгой, внимательно посмотрев на Забини.

+1

47

Астория всегда была в жизни Дафны. Тот год, которые старшая дочь Гринграсс успела провести в качестве единственного ребёнка, абсолютно не сохранились в её памяти. Дафна была одна. Одна  сидела на качелях в саду на своих первых колдографиях,  бегала по гостиной, пытаясь ухватить за хвост одного из котов матери, который по собственной беспечности не позаботился о своей безопасности и не спрятался в комнате хозяйки. А потом родилась ещё одна девочка. Это день навсегда остался яркой вспышкой в воспоминаниях из детства  Дафны. Отца переполняли смешанные чувства, он держал на коленях Дафну и нервно раскуривал трубку. Дельфиус ждал сына. Этельвиф объясняла девочке, что теперь у нее будет ещё одна сестрёнка, а Дафна, не интересуясь подробностями, напрямик спросила: Зачем? Ответа она так и не получила, потому что как раз в этот момент в комнату вошла Кассиопея со свёртком на руках. Она вся светила от радости, но кажется боялась посмотреть в глаза мужу. Девочку назвали Асторией. Она не была «мифической», дочери дали земное имя, призванное свидетельствовать о нежности и красоте, но земное, обрекая тем самым Тори быть непохожей на свою сестру. Такой она и стала. Если Дафна, становясь старше, становилась похожей на родителей, то ангельски очаровательная Тори была им абсолютным антиподом. Однако Асторию любили так же горячо, как старшую дочь, но чуть иначе в силу того, что она была младшей. Её полюбили с того самого момента, как только она появилась в комнате на руках у матери, Дафна отчётливо ощутила это, полюбили все и сама Дафна. Сама того, не осознавая, старшая сестра была заворожена новорождённой малышкой. А потом это вошло в привычку, все должны были любить её, оберегать и окружать заботой.
Дафна очень ценила свои отношения с Асторией, в них она  чувствовала себя старшей,  ощущала негласной ответственности за каждый шаг сестры и главное иногда не доверяла ей. Дафна не знала, как прошёл год в доме Гринграсс, когда она впервые отправилась в школу, но и никогда не задумывалась, какого было Астории остаться одной в особняке, когда сестра уже стала студенткой. В первое время она даже ловила себя на мысли, что жизнь в Хогвартсе без Астории имеет много плюсов, ведь нет никакой необходимости переживать за неё. Однако, когда Тори наконец была зачислена на Слизерин эти мысли развеялись сами собой, сестра уже была совсем взрослой и вызывала у старшей мисс Гринграсс только гордость.
Однажды в стенах школы произошло инцидент, за который студенты Слизерина поплатились баллами и были отправлены деканом отбывать наказание после уроков. Всё началось с бессмысленной болтовни, когда третьекурсница Дафна возвращалась с занятий в гостиную в компании своих приятелей.

- Эта твоя сестра, Астория, совсем не похожа на тебя. – бросил Нотт, когда речь зашла о братьях и сестрах, которые тоже учились или готовились поступать в Хогвартс.
- Ты, наверно, ещё не видел ее! – рассмеялась Дафна.
- Я не про внешние сходства, Даф, вы с ней, словно из разных семей!
- Да, он прав, Астория совсем другая! Мой брат учится с ней на одном курсе и по его рассказам, у вас с ней нет ничего общего! – поддержала его высокая тощая девчонка.
- Что ты хочешь этим сказать?! – начала закипать Гринграсс.
- Да ничего особенно, остынь. Просто твоя сестрёнка с её характером ей бы самое место…
Но договорить он не успел, Дафна вмиг сбросила с плеча сумку и прижала парня к стене, подставив палочку к самому носу:
- Ну, давай скажи, где?! – зашипела она, видя, как расширяются глаза у однокурсника и как беспомощно он ловит воздухом рот, пока левая рука волшебницы крепкими тисками сомкнулась на его горле. – Молчишь?! Так вот и прикуси свой язык, моя сестра самая достойная представительница факультета!
Тощая девица испуганно наблюдала за происходящим и, не зная, как исправить ситуацию, невпопад проронила:
- Даф, просто Астория очень талантливая студентка и с её тягой к знаниям… - она нервно хихикнула.
На тот момент Дафна уже отпустила свою жертву и, взяв с пола сумку, не глядя на однокурсницу, ответила:
- Мэгги, если ты тупая, как тролль, и не можешь справиться с даже с элементарным заклинанием не надо пенять на факультет, Распределяющая шляпа, к сожалению, не оценивает вес головного мозга!
Девчонка побледнела и побежала вперед, не сказав ни слова. Дафна посмотрела ей в след с лёгкой толикой непонимания, разве стоит так реагировать на правду?
- Посмотрим, как ты запоёшь, Дафф, когда твоя тихоня – сестра сбежит с каким-нибудь полукровкой! – буркнул у неё за спиной парень, растирая шею.
В то же мгновение костяшки на пальцах Дафны побелели от того, как сильно она сжала палочку. Резкий выпад в сторону однокурсника -  Я же сказала тебе  заткнуться!!! Emorbilas!  - парень не успел даже пикнуть, как его сковало холодом. –  Подумай пока над своим поведением, быть может, тебя быстро обнаружат…если повезёт. – она развернулась и приготовилась уйти, но…
- Мисс Гринграсс! Не так быстро! – раздался за спиной голос Снейпа.

Заступиться за Асторию для неё всегда было делом чести, хотя, чем старше становилась её сестра, тем меньше было тому поводов. Её все любили, она всегда была, как красивый цветок, менее заметный и безупречный, чем  Астория, но полный прелести и изысканности.
- Добрый день, Лаванда. Как поживаешь? – будничным тоном спросила Дафна, поравнявшись с гриффиндоркой. Гриффиндорка-то она, гриффиндорка, но вот в знание сплетен ей нет равных…

+1

48

- Как бы тебе самому не пришлось размышлять на тему, сколько бантов должно быть на твоем корсаже. Пойдем вместе на бал. Парик я тебе подберу.
Наверное, Блейзу надо было обидеться и серьезно оскорбиться на такое в высшей степени провокационное, недостойное любого нормального парня замечание. Но, во-первых, слово "нормального" в отношении Забини подходило только если очень хорошо подумать, с какой стороны на это смотреть, а во-вторых, фантазия у парня всегда была крайне богатая. Так что вместо того, чтобы выплюнуть в адрес Бэддока издевку, Забини неожиданно прыснул, в деталях представляя себе этакую высоченную девицу-гренадера, ковыляющую в коротковатом платье, таком, в мелких рюшах и розочках, из-под которого торчат волосатые ноги ковыляющие в туфлях-ластах. Девица в мыслях обладала почему-то внешностью Гойла, губы имела ярко красные, на пол-лица, и постоянно поправляла сползающий парик с длинными блондинистыми кудрями. Так, неизвестно зачем еле сдерживаясь от того, чтобы не рассмеяться в полный голос, он подходил ближе к гриффиндорке, пока кудри воображаемые не слились перед его глазами в зрелище кудрей реальных - и, надо сказать, уж гораздо более симпатичных.
Поймал книжку - Оу, да это потяжелее блаждера! И не лень было такое тащить... Слизеринец скептически покосился на талмуд, пробормотав так, чтобы его слышали все собравшиеся в коридоре:
- Предсказания выдают только одну из возможностей, наиболее вероятную лишь в данный момент. А, учитывая, что развитие жизни зависит от каждого нашего поступка... Тогда это каждый день надо предсказания выводить. А то и не один раз. Поневоле с ума сойдешь. - Хмыкнул он, неприкрыто намека на Трелони. Пренебрежительно повертел в руках тяжелый талмуд, и уже было протянул его обратно гриффиндорке - как же там ее зовут-то. Мы же ее видели в Большом Зале и на занятиях, и не раз.. О, Лаванда! Королева сплетен Хогвартса. Точно. - но вдруг неожиданно передумал, рука, не без труда удерживающая книгу, взлетела вверх, а ладонь девушки повисла в воздухе, не получив желаемого предмета.
- Зачем же нести такие тяжести? Девушкам нельзя, - крайне дружелюбно глядя на гриффиндорку произнес Забини. Он изобразил одну из своих самых приветливых улыбок и продолжил, таким же мягким тоном, как и начиная фразу. Тем более, если Вы спешите. С таким довеском можно вообще никуда не успеть.
- Давайте мы вам поможем донести.
Интересно, что ее больше ошарашит? Предложение помощи от студентов Слизерина или отсутствие негатива вообще?
О, Какие люди! - Вдруг отметил слизеринец, тут же выражая промелькнувшую мысль во всеуслышание. Мимо прошла Дафна, погруженная в свои мысли, и, казалось, вообще не замечающая ничего и никого вокруг. Странно, что она еще гриффиндорке кивнуть умудрилась. А мы тогда тут кто?
Подобное отношение требовало немедленной коррекции. Продолжая удерживать в одной руке книгу по предсказаниям, второй он беззастенчиво сгреб за плечи слизеринку, подтягивая поближе и чмокнул в щеку в знак приветствия.
- Привет, Дафна! Ну и что ворон считаешь? - он подмигнул сокурснице, отпустил наконец и пристально уставился на девушку, словно ожидая ответа, хотя бы и просто обязательного приветствия.

+2

49

Она знает мою фамилию? Как трогательно. Черт возьми, как ее зовут? Юноша обладал неплохой памятью, но с фамилиями у него были напряженные отношения. Оставался мизерный шанс напрячь слизеринские извилины и припомнить хотя бы ее имя. Лаверн? Лакиша.. Нет, как еще Лакиша? Лавоун! Нет. Бля-я-ядь, пора лечиться. На неопределенное время Бэддок оставил тщетные попытки поиска имени симпатичной мисс в темных закоулках собственного сознания. 
Вы только что сами совершили гадание. Гадание по книге, раскрываете любую страницу и читаете, немного конечно не так, нужно заранее загадать номер строки и страницы, но в целом очень похоже. - Слова Гриффиндорки не особо пришлись Малкольму по вкусу. Теперь уже ему впору искать парик с перепутанными крысиного цвета кудрями, образующими эдакий двадцатилетний колтун, одевать круглые очки с толстыми линзами и, нарядившись в мантию со зведочками, бегать за Забини, каждую минуту предсказывая ему что-нибудь гаденькое. Ну кому еще пророчить будущее, как не лучшему другу?
- Предсказания выдают только одну из возможностей, наиболее вероятную лишь в данный момент. А, учитывая, что развитие жизни зависит от каждого нашего поступка... Тогда это каждый день надо предсказания выводить. А то и не один раз. Поневоле с ума сойдешь. - Что и требовалось доказать. Забини по праву оценил бы старания друга свести того с ума своими внешним видом и ежеминутными предсказаниями. Перспектива наблюдать бешенство и гнев Слизеринца определенно заинтересовала Бэддока (сколько знакомых эмоций!), но идея лишить Блейза рассудка и остаться без лучшего друга, лишь изредка навещая того в больнице Святого Мунго, не казалась столь оправданной.   
- Умершие предки, погадав на гуще за чашечкой потустороннего кофе, нашептали мне, что Вы сегодня немного задержитесь, - В кои-то веки Слизеринцы не горели желанием задирать всех и вся вокруг, но, выплеснув огромную дозу добродушия и лучезарности, не были восприняты очаровательной мисс всерьез. Наоборот, Гриффиндорка планировала сбежать отсюда как можно быстрее, то ли не веря в их искренность, то ли еще по какой-то причине. Впрочем, Бэддока это самая причина не волновала. Он не собирался лишать себе интересной беседы из-за какой-то вражды факультетов, где каждый представитель оного ищет повода воткнуть другому волшебную палочку, извините за откровенность, в задницу, и как можно глубже, - Быть может, Вы поделитесь с нами своим невинным секретом и поведаете причину, по которой Вы предпочли чтение столь занимательной литературы подготовке к сегодняшнему балу? - В ожидании ответа Бэддок неприметно провел указательным пальцем по тонкому шраму поперек скулы и вниз, практически касаясь подушечкой пальца уголка приподнятых в любопытной ухмылке губ.
- Тем более, если Вы спешите. С таким довеском можно вообще никуда не успеть. Давайте мы вам поможем донести. - Не подав виду, но, тем не менее, выпав в осадок от услышанного предложения, Малкольм хитро сощурил глаза, в одно мгновение в которых вспыхнули и затанцевали веселые чертенята. Лукавый взор коснулся друга, строившего из себя Мать Терезу. Ах ты ж шкура. А немощных бабушек через дорогу ты еще не переводишь? Бэддоку ничего не оставалось, как признать, что находчивость Слизеринца и его умение в нужные моменты источать доброжелательность нашли неплохой способ не отпускать юную Гриффиндорку так вот просто. Без книги она не сможет покинуть их общество, ибо мисс Пинс, местный библиотекарь и гроза учеников, небрежно и безответственно относящихся к учебным пособиям, разорвет ее на мелкие кусочки, если та не сдаст обратно эту аккуратно сложенную стопку туалетной бумаги.
И тут, как нельзя кстати, рядом нарисовался силуэт старшей из сестер Гринграсс, аромат духов которой сладкой ноткой коснулся обоняния всех присутствующих, - Добрый день, Лаванда. Как поживаешь? - Лаванда. Ну конечно же. Спасибо, Дафна, ты сама не представляешь, насколько оказалась полезной в данный момент, исцелив меня от склероза. Вот только куда делись твои манеры, красотка? - И тебе доброго дня. Как приятно видеть, что ты так искренне рада нашей встрече, - С безобидной язвительностью протянул Малкольм и, скрестив руки на груди, осмотрел Слизеринку беглым взглядом жизнерадостных глаз. Блейз, в свою очередь, предпринял куда больше активных действий, одарил сокурсницу легким касанием губ и отстранился в ожидании какой-либо ответной реакции.
Складывалось впечатление, что поголовно все девушки перед балом решили утонуть в пучине собственных мыслей. И непонятно, с чем именно было связано такое неопределенное настроение юных учениц Хогвартса. То ли выбор подходящего платья оказался непосильно сложным решением, то ли поиск партнера для танцев заставлял учениц ходить по замку с остекленевшими глазами, устремленными куда-то в пол, то ли какие-то совсем уже личные проблемы, требующие глубоких размышлений и поиска истины в потемках собственный души. Дьявол их разберет. Женщины...

Отредактировано Malcolm Baddok (2012-09-07 22:08:08)

+2

50

А тем временем в коридорах становилось все интереснее и интереснее, Лаванда даже к своему удивлению петеряла на какое-то мгновение дар речи. Больше всего ее интересовало как же ей выбраться из этой ситуации. Гриффиндорка в компании двух слизеринцев это ли не повод для сплетен? В этом девушка даже не сомневалась она бы и сама поспешила рассказать кому-то столь интересную новость. Вот только, в чем залючался интерес? В том что слизеринцы были подозрительно добры или в том что они заставляли думать, что ей так просто от них не уйти? Если первое вызвало у нее сомнение, то второе начинало вызывать даже страх в какой-то степени.
-В данный момент, я бы тоже не отказалась погадать на кофейной гуще, может быть она рассказала мне, от чего слизеринцы ведут себя столь благородно. Что касается моего секрета, мистер Бэддок, то я собиралась в свою гостиную, где проведу очевидно вечер, потому как  балы нынче пустая трата времени....похоже...да и гриффиндорцы больше увлечены как обычно своими особыми проблемами, которые понятны лишь им сами- отвечает Лаванда и опускает руку  и мысленно представляя, как мадам Пинс медленно сжимает ее между стеллажей за то, что она не принесла книгу обратно. Хуже всего что ей даже она не пригодилась и Рон  не обратил на нее внимания, а ведь она на это так расчитывала. Как и рассчитывала на то, что он ее пригласит на бал, а сейчас она просто без пары, потому что даже если бы выбрала того, кто мог бы пойти, то это повлекло за собой перессуды.
- Мистер Забини, верно? Я разрешу себя проводить только в том случае, если вы какое зелье приняли,возможно его стоило бы давать и Малфою, глядишь бы и цвет кожи его приобрел более естественный оттенок.- пустив в ход немного гриффиндорки улыбнувшись сказала Браун и обхаватив кокетливо прядь волос стала накручивать ее на пальчик, но тут же откинула назад,когда раздался еще один голос. На сей раз он принадлежал Дафне Гринграсс. Изогнув в удивлении бровь Лаванда наигранно оглядела себя.
- Сегодня Хэллоуин и я нечаянно оделась в слизеринку? Гринграсс, признайся что ты задумала и вы оба, сразу говорю настроение у меня не праздничное и розыгрышей я не потерплю- нахмурившись сказала Лаванда оглядев слизеринцев. Что за день одни слизеринцы вокруг,может стоит переехать к ним в Подземелья? Ну чтобы проще было или мама была права иеня так или иначе все равно будет тянуть к ним? Тогда это тяжело,велик риск раскрыться.

0

51

В детстве родители учат нас тому, что хорошо, а что плохо. Рассказывают, как поступать можно, а как нельзя. Передают опыт своего поколения детям, навязывая, порой, какие-то общепринятые нормы и уставы. Дети следуют им беспрекословно. Как-то так уж повелось, что малыши слепо верят тому, что говорят родители, ибо старшие в большей степени всегда правы. А потом мы взрослеем. И смотрим на мир уже другим глазами, воспринимаем все уже в других красках. И тут тона каждый волен выбирать себе сам. Кто-то смотрит на мир сквозь пелену розового цвета, слепо считая, что все идеально и мир прекрасен. Кто-то видит лишь серый вперемешку счерным – один сплошной негатив и злость. А кто-то видит мир разноцветной картиной, которая переливается миллионами  разных оттенков, от темно-серого до ярко желтого – цвета солнца и тепла. 
Я всегда представляла себе мир разноцветным. Иногда тона в моем воображении тускнели, иногда – становились яркими, и я любовалась ими с новой силой. Мне никогда не приходило в голову, что может быть иначе. Пока я не встретила тебя, Блейз.Твой мир, как мне показалось, ты видел не такими глазами, как я. Мы были разные в этом. Возможно, поэтому у нас ничего не сложилось. Хотя опять ж – противоположности притягиваются и нам бы дружить и дружить, но вот как-то совсем не сложилось. 
Мы выросли, Блейз. Повзрослели и мир вокруг нас тоже повзрослел. В нем изменилось что-то, выделились сотни тысяч дорожек, на которые мог ступить каждый из нас. Но мы, наверное, выбрали не соседние тропинки. Нам просто с тобой не по пути. Вот и все. В тысячный раз повторяю одну и ту же фразу…

Холодно. Какой-то неприятный мороз окутывает Дафну, когда она стоит напротив Браун. Браун ничего нельзя доверять. Скажешь Браун и  и завтра об этом узнает весь Хогвартс. Поэтому, из всех грифов Дафна больше всего ненавидела Браун. Даже больше, чем золотое трио.
Гринграсс только собиралась сказать что-нибудь язвительное в ее духе, как Блейз схватил ее за плечи и поцеловал в щеку. У Дафны глаза на лоб полезли. Так открыто проявлять эмоции, да еще и при самой болтливой девчонки Хогвартса... Теперь моя репутация упадет. Сегодня узнаут гриффы, завтра змейки... А послезавтра и родители, потому что Астория напишет им письмо, а родители тут же выдадут меня за него...
- Блейз, ты только что приобрел огромную возможность постоять здесь замороженным, как Нотт на третьем курсе. Помнишь? Могу напомнить... Здравствуй, Малкольм выдавила из себя дежурную улыбку Дафна
- Браааун, ты же будешь хорошей девочкой и ничего не расскажешь своей Павил, верно? Или как там ее фамилия, я не запоминаю всех полукровок, уж извини... - при этих словах Дафна выразительно посмотрела на Блейза, чтобы тот опять ничего не вытворил.

Отредактировано Daphne Greengrass (2012-09-08 13:00:29)

+2

52

- А что, подходить к гостиной Гриффиндора можно, только приняв зелье? - Блейз улыбнулся странному заявлению гриффиндорки. Странная она, да. Забавная. Впрочем, грифы - они порой совершенно непостижимые в своих мыслях и поступках, а уж если они еще и девушки... Впрочем, для непостижимости девичьих мыслей порой даже факультет не играет особой роли. - Сорокапятиградусное, для храбрости? - Настроение отчего-то стремительно улучшалось, дойдя уже почти до редкой отметки благодушности, и наверняка осталось бы таким же, если бы не неожиданная выходка Гринграсс. Вот уж чего Блейз не ожидал ни в какой степени! Да ни в одном самом наиприличнейшем обществе не нашли бы никакой крамолы в его действиях - учитывая то, что  они с Дафной уже давно были знакомы, учились на одном факультете и никогда не переходили границ личного общения. Короче говоря, кто угодно назвал бы поступок слизеринца максимум дружеским. Да что с ней такое, с самого утра? То кружку отберет, то набросится. А сейчас - чего она боится? Кого? Лаванду? (Имя, тождественное одному из самых любимых ароматов французов, всплыло резко и словно бы само собой) Ну а теперь, поздравляю, сама дала ей в руки прекрасный повод. Молчала бы - все было бы прекрасно, и никаких подозрений никому и в голову не пришло бы. А раз начинаешь задираться - значит, и повод для этого имеется. Бы, бы, бы... История не знает сослагательного наклонения. А потому... Хорошо, значит, ты сама этого и хотела на самом деле.
- Было бы еще, что рассказывать. - Блейз убрал улыбку и равнодушно пожал плечами, оглядывая Гринграсс безразличным взглядом сверху вниз. - Вот всегда вы, девушки, способны выдумать все, что угодно из того, чего и в помине не было никогда.
Сочтя на этом разговор завершенным и обсуждению не подлежащим, Забини снова пожал плечами, продолжая удерживать талмуд гриффиндорки подмышкой, и отвернулся к окну. Миг, другой - как вдруг внезапно слизеринца словно осенило, если бы проследить за выражением лица. Он резко повернулся к другу, сунул ему книгу:
- Так, думаю, дальше ты и сам справишься, - и очень быстро умчался по коридору, обратно в ту сторону, откуда они, собственно, только что вместе с Малкольмом и пришли.

Двор Хогвартса

+3

53

Параллельная игра из гостиной Когтевран, обед

Темные и таинственные коридоры захватили в свое владение Чжоу, только что вышедшую из гостиной. Через маленькие бойницы заглядывал неяркий свет, совсем немного освещая пространство. Удивительно то, как быстро сменилась погода: пару минут назад светило солнце, а теперь за окном дождь и прохлада. Немного поежившись, девушка решительным шагом двинулась вперед. Ее шаги раздавались небольшим эхом по всему коридору: она прибавляла темп, желая побыстрее выйти из замка и, наконец, найти свою подругу.
Мариэтта. Куда же ты делась?
Ее не было с самого утра в гостиной, отчего Чжоу стала беспокоиться. Мисс Эджком была таким человеком, который мог вляпаться в несколько происшествий сразу. По сравнению со спокойной и "вялой" Чжоу, Мариэтта была гиперактивной и мегаобщительной. Она заражала всех своим вечно хорошим настроением и заставляла хохотать от нее весь факультет и посему, не исключено, что эта девушка на данный момент находится в трудной ситуации.
Азиатка предполагала, что она на опушке, потому что вчера перед сном она что-то говорила насчет этого, но Чжоу прослушала, а теперь жалела.
Девушка стала спускаться по широким ступенькам огромной лестницы, как раз медленно меняющей свою траекторию в вестибюль.
Туда мне и нужно..
Было удивительно еще то, что во всем замке было мало людей. Весьма мало. Очень мало. И поэтому, услышав голоса за углом, она резко остановилась.
- И тебе доброго дня. Как приятно видеть, что ты так искренне рада нашей встрече..- произнес мужской голос.
- Блейз, ты только что приобрел огромную возможность постоять здесь замороженным, как Нотт на третьем курсе. Помнишь? Могу напомнить... Здравствуй, Малкольм.
Трое из них точно слизеринцы.
- Сегодня Хэллоуин и я нечаянно оделась в слизеринку? Гринграсс, признайся что ты задумала и вы оба, сразу говорю настроение у меня не праздничное и розыгрышей я не потерплю..
Лаванда?! Со слизеринцами?!
- Так, думаю, дальше ты и сам справишься.. - еще один голос. Либо того Малькольма, либо Блейза.
В нерешительности девушка стояла несколько мгновений, боясь шелохнуться. Как она пройдет мимо них? Хотя, что в этом плохого? И почему ее это вообще так волнует? Она обычная ученица, хочет выйти на улицу..
В Хогвартсе пусто - вот в чем проблема. И если она пройдет мимо - все внимание сосредоточится на ней.
Глубоко вздохнув, Чжоу решила наплевать на все: просто пройти мимо и сделать вид, что их нет. Конечно, слабовато, но..
Девушка зашла за угол, представ перед студентами и двинулась вперед, игнорируя их взгляды.

+1

54

В одно мгновение весь вид Слизеринца начал источать непонимание и невинность в одном флаконе. Юношу выдавали лишь лукавые глаза: наполненные нескончаемой энергией, они отражали яркий свет из окон, располагающихся вдоль всего коридора, и своим хитрым блеском превращали их владельца в человека, которому вообще нельзя доверять, - Гринграсс, признайся что ты задумала и вы оба... - В наигранном удивлении поднял брови и многозначительно фыркнул, изобразив крайне обиженный "фейс". Поиграем в "я у мамы дурачок"... - Давление, Лаванда! Давление со стороны людей, чьи умы не способны принять нечто новое, усовершенствованное и модернизированное; людей, которые не позволят себе лояльно и объективно реагировать на постоянно меняющиеся тенденции нашего магического мира, - парень с широко раскрытыми мученическими глазами смотрел на Браун, словно переживая внутри себя боль от сказанных им же слов, - Именно они вызвали в тебе недоверие. Эти нелюди, эти узколобые и замкнутые в себе существа, которые день изо дня надевают маску, пряча под ней все чувства, беспокоятся о статусе и своем положении, боясь хоть немного шагнуть в сторону и уйти с протоптанной поколениями дороге. Как это жестоко и реально... - Он нес чушь. Полнейшую. Но зато так красиво.
Театр одного актера к огорчению Малкольма прервался, как только Забини вернул книгу обратно в руки Слизеринцу. Драматичное лицо, буквально секунду назад выражавшее сильные, глубокие душевные переживания, тот час же вернулось в свое привычное пофигистично-самодовольное выражение. И извечная ухмылка. Да, как же без нее. Малкольм слегка поморщился и почесал тонкую переносицу указательным пальцем. Его нисколько не смутила уже стандартная для слизеринского и гриффиндорского факультетов теплая встреча, не вызвав особо интереса. Куда больше его удивила реакция Дафны, которая выплеснула из-за обыкновенного дружеского поцелуя целую тарелку взвинченных эмоций. Сие вынудило Бэддока расплыться в ироничной улыбке, которую он, к слову, и не собирался прятать. Дафна, Дафна! Ну откуда в тебе столько желчи, милая?
- Гринграсс, заканчивай плеваться ядом. Тебе впору открывать свою фабрику по производству... Как их... - Бэддок щелкнул пальцами, припоминая необычное маггловское слово, - Фабрику по производству пестицидов! Эй, а меня поцеловать в щечку на прощание? - Последнюю фразу Слизеринец бросил уходящему Блейзу, на что тот лишь шутливо отмахнулся рукой. Прекрасно. Его только что оставили в компании с золотой рыбкой и больно кусающейся пираньей. Мне кажется, или рыбалка сегодня не задалась? Хотя о чем я. Бледными пальцами он коснулся обложки так любезно предоставленной ему книги, открыл на первой же странице и повернул голову к Лаванде, - Это будет нашим с тобой маленьким секретом. - С этими словами Малкольм сделал резкое движение рукой, вырвав страницу из старого фолианта. Любой первокурсник знает, как тщательно мисс Пинс ведет проверку книг при их возвращении в библиотеку. И хуже вовремя не сданной книги может быть только варварским способом испорченное издание. Несколько ловких движений пальцами, и сложенный лист бумаги оказался спрятанным в складках мантии Слизеринца, а книга была вручена обратно остолбеневшей от такой наглости Гриффиндорке. Voila!
Он бы и дальше продолжил играться с Лавандой, вплетая в это занятие капельку Слизеринской наглости, если бы в коридоре не появился новый, но такой знакомый силуэт. Чжоу... Конечно, он видел эту девушку много раз и прекрасно помнил ее имя: все началось с Турнира Трёх Волшебников, где она сыграла роль жертвы в одном из заданий для пуффендуйского участника. Чуть позже, на Рождество, ее необычный притягательный образ предстал перед учениками Хогвартса на Святочном балу. И снова рядом с ней был Седрик, ее молодой человек и, как полагал сам Малкольм, возлюбленный. Седрик Диггори, погибший совсем недавно. К сожалению, за год такого рода душевная рана не способна окончательно затянуться. Поэтому Слизеринец колебался. Секунд десять.
Не интересуясь более ничем на свете, кроме как самой мисс Чанг, юноша сделал вальяжный шаг в сторону и бесцеремонно преградил дорогу. Ну а что еще ему оставалось делать? Робко подергать за подол мантии и пролепетать нечто похожее на "Можно Вас на минуточку"? Увольте. Если Бэддок собирался что-то исполнить, то он делал это со всей самоуверенностью и упорством, и на мнение окружающих, к слову сказать, плевал он с самой высокой башни Хогвартса.
"Она же встречалась с Поттером! Это бывшая девушка Избранного! Как можно!" - эхом пронеслись в голове изрекаемые воображаемыми судьями упрекающие реплики. Пошло оно все на хер.
- Приветствую, - парень встретил Чжоу обаятельной улыбкой вкупе с теплыми нотками в голосе. Мне выпал редкий шанс встретить тебя совершенно одну и без вечного сопровождения твоих кудахчущих подружек, - Полагаю, ты удивишься, но только что Лаванда раскрыла во мне талант самого настоящего прорицателя, - тем временем недовольное выражение лица Браун явно свидетельствовало об обратном, - И ты первая, кому я хотел бы его продемонстрировать. Нет-нет, без возражений! - Он приложил указательный палец к губам, жестом прося ученицу Когтеврана ничего не говорить, а после закрыл глаза и приподнял обе руки для улучшения качества связи то ли с космосом, то ли с загробными духами, - Этим судьбоносным днем один красивый, умный, смелый, добрый и очаровательный Слизеринец наберется дерзости пригласить тебя на вечерний бал. Остерегайся! Если ты откажешь этому подающему большие надежды юноше, на тебя обрушится его всепоглощающий гнев: он не угостит тебя припасенными заранее шоколадными печеньками!
Маггловская театральная школа по тебе рыдает. Бэддок не успел до конца открыть глаза, как тут же изобразил хитрый прищур и осмотрелся вокруг, словно искал поблизости того самого Слизеринца из пророчества. Не найдя подходящей кандидатуры (кроме себя, разумеется), парень устремил пристальный взгляд на Чжоу и растянул губы в легкой ухмылке.
- Меня зовут Малкольм Бэддок. Шестой курс Слизерина. Отныне я искренне верю в свои прорицательские способности, - небрежным движением ладони поправил непослушную челку, - А еще в то, что юная мисс, стоящая напротив, не откажет мне в легкой прогулке с последующей за ней непринужденной беседой.

Отредактировано Malcolm Baddok (2012-09-10 14:30:35)

+1

55

- А что, подходить к гостиной Гриффиндора можно, только приняв зелье? Сорокапятиградусное, для храбрости?
- Забини, я лишь хотела сказать, что редко встретишь слизеринцев, которые так добродушны, хотя это скорее из-за таких брюнеток, которые только и думают узко, хотя сомневаюсь, что они вообще думают, что говорят. – Философски подметила Браун, ее всегда злили такие как Дафна, ни капли человечности, хуже Малфоя, хотя он по праву мог называть себя королем колких фраз в адрес гриффиндорцев.
- Давление, Лаванда! Давление со стороны людей, чьи умы не способны принять нечто новое, усовершенствованное и модернизированное; людей, которые не позволят себе лояльно и объективно реагировать на постоянно меняющиеся тенденции нашего магического мира,  Именно они вызвали в тебе недоверие. Эти нелюди, эти узколобые и замкнутые в себе существа, которые день изо дня надевают маску, пряча под ней все чувства, беспокоятся о статусе и своем положении, боясь хоть немного шагнуть в сторону и уйти с протоптанной поколениями дороге. Как это жестоко и реально...
- Конечно, а как ты считаешь я должна реагировать, если ваш однокурсник сбивший меня с ног облил такими словечками, что и уму не постижимо, и всякий раз я слышу именно вот такие колкости, как Гринграсс произнесла, - Лаванда перевела взгляд на скандальную слизеринку, а затем снова перевела взгляд на Малькольма. – Мне жаль, я прекрасно понимаю, что не все среди вас такие, но появление именно этой девушки навели, как ты правильно подметил недоверие. Прошу простить, если задела твои чувства.
Больше всего сейчас Лаванда не могла понять только одного, что она делает в коридорах, зачем слизеринцы устроили перед ней спектакль и почему Гринграсс ведет себе так, словно хочет попробовать разозлить абсолютно всех. Вот к примеру, брошенная ею фраза:
- Браааун, ты же будешь хорошей девочкой и ничего не расскажешь своей Павил, верно? Или как там ее фамилия, я не запоминаю всех полукровок, уж извини... 
- Было бы еще, что рассказывать.  Вот всегда вы, девушки, способны выдумать все, что угодно из того, чего и в помине не было никогда.  Так, думаю, дальше ты и сам справишься, - сказал Забини и удалился. Браун внимательно проследила за ним.
«Похоже в слизерине есть разногласия, интересно, если бы она не придала подобному значения, я бы и не подумала,- Лаванда ухмыльнулась и перевела взгляд на Бэддока, который тоже поспешил высказаться вслед другу. – Мммм а становится все интереснее, кажется, кто-то станет изгоем слизеринского общества».
- Гринграсс, заканчивай плеваться ядом. Тебе впору открывать свою фабрику по производству... Как их... -  Фабрику по производству пестицидов! Эй, а меня поцеловать в щечку на прощание?
- Вообще-то, Гринграсс, ее фамилия Патил, а во-вторых, ты очень плохо знакома, очевидно, с чистокровными семействами, что странно, для твоего статуса, она чистокровная волшебница, как и я, однако хочется заметить, что чистокровие не добавляет извилин. – Браун рассердилась,  вот что отличало ее от этой выскочки, появившейся нежданно-негаданно в коридорах, вот, что отличает ее от матери и почему она гриффиндорка, для нее не важна кровь друга, а важен сам человек, его душа. – И как верно подметил Малькольм, тебе стоит открыть фабрику, правда стоит все же отфильтровывать свой яд, а то чрезмерно много мусора в нем. – Теперь это уже было просто долгом слизеринской крови, которая вновь настигла волной Лаванду выплеснуться наружу.
- Это будет нашим с тобой маленьким секретом. – Вот что-то подсказало Лаванде, что после таких слов хорошего не жди и верно, Бэддок вырвал страницу (!) из библиотечной (!!!) книги, которую ей дала лично (!!!!!!!!) мадам Пинс. Браун злобно осмотрела слизеринца и нахмурив брови стала следить за его флиртом с проходящей мимо Чанг, теперь уже вновь удерживая тяжелый фолиант в руках.
- Приветствую. Полагаю, ты удивишься, но только что Лаванда раскрыла во мне талант самого настоящего прорицателя.  И ты первая, кому я хотел бы его продемонстрировать. Нет-нет, без возражений!  Этим судьбоносным днем один красивый, умный, смелый, добрый и очаровательный Слизеринец наберется дерзости пригласить тебя на вечерний бал. Остерегайся! Если ты откажешь этому подающему большие надежды юноше, на тебя обрушится его всепоглощающий гнев: он не угостит тебя припасенными заранее шоколадными печеньками! Меня зовут Малкольм Бэддок. Шестой курс Слизерина. Отныне я искренне верю в свои прорицательские способности. А еще в то, что юная мисс, стоящая напротив, не откажет мне в легкой прогулке с последующей за ней непринужденной беседой.
Лаванда терпеть не могла, когда ее заставляли действовать, не так как хотелось, не так, как должна поступать гриффиндорка, но в некоторых ситуация, очень полезно было воспользоваться советами горячо любимой матушки. Проигнорировав стоящую рядом Гринграсс, Лаванда подошла к Чанг.
- Привет, Чжоу, - улыбнувшись, начала Лаванда. – У Малькольма действительно выдающиеся способности в прорицаниях, - с этими словами она «случайно» выронила фолиант на ногу слизеринца. – Ох, прости меня, Малькольм, но книга такая тяжелая, что я просто не удержала ее, тебе не больно? - Лаванда сложила руки на груди, лист бы она с радостью вытащила у Малькольма, вот только это было сложно, поэтому спародировав его же тон она прикрыла глаза и приложив указательные пальцы к вискам стала будто читать со страницы "предсказание",  – Красивым, умным, смелым, добрым и очаровательным Слизеринцам, набравшихся дерзости, несомненно, повезет в задуманном, однако расплата за везение будет равноценной и свершит ее дева, что носит имя цветов ибо она огорчена будет тем, что ей придется платить за маленький секрет, своим свободным временем. -  Передернув плечом и изящно откинув прядь волос назад, Лаванда улыбнулась Бэддоку, а затем и Чжоу. – Он отличный парень, Чжоу, я бы на твоем месте пошла с ним на бал, мне увы не предложил, а ведь я хотела, - Браун сыграла опечаленную девушку и подняв книгу, поспешила удалиться, добавив, - всего хорошего, Чжоу, Малькольм, - Лаванда обратилась и к Гринграсс – И да, Гринграсс, мой совет на будущее, если не хочешь остаться одна, будь хоть чуточку умнее, не выдавай свой нрав с ходу, а то так глядишь, и флоббер черви от тебя разбегутся. Тут даже на кофейной гуще не надо гадать, – Лаванда хихикнула и направилась по коридору дальше.

>>>>> Озеро

Отредактировано Lavender Brown (2012-09-10 20:03:25)

+1

56

- Гринграсс, заканчивай плеваться ядом. Тебе впору открывать свою фабрику по производству... Как их... Фабрику по производству пестицидов! – щелкал пальцами Беддок, пока вспоминал маггловское слово.
-А тебе, Беддок, стоило бы перестать общаться с гриффиндорсками болтушками, которым кроме сплетен в этой жизни ничего не надо – прошипела Дафна, в ответ на «умный» комментарий Малкольма. Блейз, тем временем, покинул коридоры. Хоть один умный слизеринец! Ну, не считая нас с Панси и Милли. Одни строят глазки, другие изображают из себе принцев, а третьи- лучший подруг.
- Вообще-то, Гринграсс, ее фамилия Патил, а во-вторых, ты очень плохо знакома, очевидно, с чистокровными семействами, что странно, для твоего статуса, она чистокровная волшебница, как и я, однако хочется заметить, что чистокровие не добавляет извилин- обиженно надула губки Браун.
-Вообще-то, Браун – в тон гриффиндорки начала Дафна – лучше общаться в вашей грязнокровкой Грейнджер, чем с предателями крови! И, кстати, где этот твой из многодетной? Уизли? Испугался паучка и теперь дрожит в женском туалете?... Иди, успокой его, а то кто-нибудь другой найдет твоего героя… - с ядом в голосе закончила Дафна, глядя, как Малкольм вырывает листок из книги. Ну… теперь-то мисс сплетни Хогвартса точно будет вне себя…
С Лавандой народная мудрость, что нападение это лучшая  защита вообще не пройдет. Тут лучше спокойно выслушать все истерические заявления в духе «где тебя дементоры женили сукин ты сын…», а потом уже тщательно подбирая слова, дабы не вызвать новый приступ истерического всплеска болтушки… а может, и вызвать.  Глаза не покраснели, значит, точки кипения она еще не достигла.
Из-за угла медленно вышла Чжоу. Еще одно плохое представление о чистоте крови… Им вообще, гордо носить на себе звание «чистокровный», или они готовы с ним расстаться в любое время?- думала Дафна, скользя по когтевранке взглядом. Видок у нее был еще тот.
- Этим судьбоносным днем один красивый, умный, смелый, добрый и очаровательный Слизеринец наберется дерзости пригласить тебя на вечерний бал. Остерегайся! Если ты откажешь этому подающему большие надежды юноше, на тебя обрушится его всепоглощающий гнев: он не угостит тебя припасенными заранее шоколадными печеньками! – Малкольм поднял обе руки вверх, отчего одна бровь у слизеринки поползла вверх. Но после его фразы, сказанной, совсем не в духе слизеринцев, глаза Дафны были широко распахнуты. Дафна несколько секунд удивленно моргала, прежде чем взять себя в руки.
- День, Чжоу – выпалила Дафна, с таким выражением лица, будто бы над ней стояли родители, и если она это не скажет – не отдадут ее волшебную палочку.
- Прошу меня простить, но ваш разговор настолько душещипателен, что моя чуткая натура не в состоянии его выдержать, пойду, так что, вынуждена вас оставить,  и кстати Малкольм, отличный прием с книгой, напомни мне так сокращать конспекты на уроках Флитвика  - наверно, впервые без яда улыбнувшись слизеринцы, Дафна ловко развернулась на каблучках, не забыв одарить гриффиндорку презрительным взглядом.
Собери все силы, выдави из себя милую улыбку, потому что всем наплевать на твои проблемы! Это факт, Дафф.
--- > Еще пока не знаю куда.

0

57

Мерлин, как все-таки хорошо быть анимагом. Особенно таким, как Рита Скитер - жучком. Неслышно пробежал мимо - никто и не увидел.
Такие бредовые мысли лезли в голову девушке лишь в тот момент, когда она волновалась. И сейчас был именно тот момент. Если бы там стояла толпа учеников, а недалеко еще одна толпа, а после них еще толпа, то этого не было бы. И вот она практически уже прошла мимо студентов, ловя на себе их не совсем дружелюбные взгляды и тут ей преграждает путь один из них. По гербу, нашитом на мантии ясно, что это слизеринец.
Ну, началось..
- Приветствую. -парень обаятельно улыбнулся, - Полагаю, ты удивишься, но только что Лаванда раскрыла во мне талант самого настоящего прорицателя. И ты первая, кому я хотел бы его продемонстрировать. Нет-нет, без возражений! - он приложил указательный палец к губам, тем самым показывая чтобы она молчала, закрыл глаза и приподнял обе руки, - Этим судьбоносным днем один красивый, умный, смелый, добрый и очаровательный Слизеринец наберется дерзости пригласить тебя на вечерний бал. Остерегайся! Если ты откажешь этому подающему большие надежды юноше, на тебя обрушится его всепоглощающий гнев: он не угостит тебя припасенными заранее шоколадными печеньками!
Пока Чжоу со скрываемым шоком наблюдала за слизеринцем, он открыл глаза и вновь улыбнулся ей.
- Меня зовут Малкольм Бэддок. Шестой курс Слизерина. Отныне я искренне верю в свои прорицательские способности,А еще в то, что юная мисс, стоящая напротив, не откажет мне в легкой прогулке с последующей за ней непринужденной беседой.
Это что, издевательство?!
- Привет, Чжоу. У Малькольма действительно выдающиеся способности в прорицаниях, - поздоровалась с ней Лаванда, а затем, выронила держащую в руках все это время книгу ему на ногу.
– Ох, прости меня, Малькольм, но книга такая тяжелая, что я просто не удержала ее, тебе не больно? Красивым, умным, смелым, добрым и очаровательным Слизеринцам, набравшихся дерзости, несомненно, повезет в задуманном, однако расплата за везение будет равноценной и свершит ее дева, что носит имя цветов ибо она огорчена будет тем, что ей придется платить за маленький секрет, своим свободным временем. Он отличный парень, Чжоу, я бы на твоем месте пошла с ним на бал, мне увы не предложил, а ведь я хотела! Всего хорошего, Чжоу, Малькольм, - еще сказав пару слов Дафне, девушка "носящая имя цветов" с довольной улыбкой удалилась.
Теперь на лице у Чжоу мелькало любопытство. Все было так, будто никто ни о чем не договаривался. Получается, этот парень -Малькольм действительно хочет ее пригласить?
- День, Чжоу – теперь голос подала Дафна и азиатка повернулась к ней.
- Прошу меня простить, но ваш разговор настолько душещипателен, что моя чуткая натура не в состоянии его выдержать, пойду, так что, вынуждена вас оставить,  и кстати Малкольм, отличный прием с книгой, напомни мне так сокращать конспекты на уроках Флитвика.. - затем и она ушла, оставив один на один Чжоу и напротив стоящего слизеринца.
Бал значит..
- Кхм.. Извините, я не могу вот так вот сразу принять Ваше предложение, каким бы Вы прорицателем не были. - Чжоу напрочь забыла о Мариэтте и теперь стояла в нерешительности, не зная куда идти, - Но за приглашение спасибо..

0

58

Пока Бэддок, весь такой из себя, изображал комедианта, драматурга и поэта в одном лице, Лаванда решила внести кое-какие поправки в его выступление. Мало того, что это гриффиндорская засранка вклинилась в его (в Его!) диалог с Чжоу, так еще и придавила ему ногу тяжеленной книгой. Если бы не студентка Когтеврана, то мисс Браун оказалась бы прижатой к стене для выяснения их дальнейших уже более тесных отношений.
- Какого... - Женщина, какого хера ты творишь!? Ох, как бы я тебя сейчас выдрал, неделю бы сидеть на заднице не смогла. Малкольм непроизвольно поморщился и сквозь боль выдавил из себя улыбку, больше похожую на волчий оскал. Для пущей схожести ему осталось только зарычать и укусить Браун если не за нос, то тогда за грудь. Правую. Коварным планам мешала все та же Чанг.
- Красивым, умным, смелым, добрым и очаровательным Слизеринцам, набравшихся дерзости, несомненно, повезет в задуманном, однако расплата за везение будет равноценной и свершит ее дева, что носит имя цветов ибо она огорчена будет тем, что ей придется платить за маленький секрет, своим свободным временем. - Легонько оттолкнув фолиант покалеченной ногой, он удивленно приподнял одну бровь, выслушивая пылкие речи Лаванды, которая на свой манер переделала его маленький трюк с пророчеством. О да, плата будет велика. Давай иди уже, провокаторша.
- О твоем поведении мы поговорим немного позже. - Слизеринец придал голосу нарочито холодный тон и проводил девушку недобрым взглядом, с трудом пряча от рядом стоящей Чжоу ухмылку. Все же эта очаровательная львица действовала методом кнута и пряника, смысл которого Малкольм еще не до конца осознал: она только что пыталась сделать из Бэддока одноногого Джо, а уже секунду спустя засыпала его комплиментами. Женщины... 
- А тебе, Беддок, стоило бы перестать общаться с гриффиндорсками болтушками, которым кроме сплетен в этой жизни ничего не надо, - пока Дафна разглагольствовала, юноша стоял подле засмущавшейся Когтевранки с возобновившейся после крайне тяжелой травмы ухмылкой и, незаметно подняв руку, заставлял большой палец правой руки соприкасаться с остальными четырьмя этой же руки в абсолютно всем знакомом жесте "бла-бла-бла". Дафна - слизеринская змея, которой ой как не рекомендуется совать пальцы в рот. Да и вообще находиться рядом. Тем не менее, гадюка была очень изящна и грациозна по своей сути. И, будучи большим любителем холодных чешуйчатых созданий, Малкольм дразнил ее с неуловимой нежностью во взгляде. Ему вообще нравилось ее одергивать и передразнивать: Гринграсс так очаровательно злилась. Вот только недолго. Мадам отчалила в неизвестном направлении, самодовольно махнув хвостом. Теперь все внимание можно было уделить Чжоу - она нашла в себе силы отойти от удивления и дать ответ. Неверное решение.
- Какая жалость, - нет-нет, а в словах послышался сарказм, да и сам настрой резко переменился. Даже глаза, казалось, утратили чуточку своего игривого блеска, - Я надеялся, Вы любите интриги, мисс Чанг. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пойти на бал с незнакомцем. Я не кусаюсь.Так уж сильно.
С задумчивым видом закусил штангу в языке зубами и быстро провел ею по губе: рубин в украшении отразил блеклый свет одного из окон и исчез в уголке губ. Слизеринец приторно-сладко улыбнулся и, по всей видимости, снова повеселел, - Ваша позиция мне предельно ясна. Увы, я дважды не приглашаю. До будущей встречи, мисс. - Вежливый кивок головой, и парень покинул общество Когтевранки: Слизеринец развернулся и пошел дальше по коридору, где и свернул на одну из вращающихся лестниц.

---------------- Прилегающая к замку лужайка.

Отредактировано Malcolm Baddok (2012-09-13 22:49:02)

+3

59

Озеро....

Парвати быстрым шагом выбралась из смеси глины и чернозема на мощеную булыжниками дорожку и с нескрываемым облегчением выдохнула. Пока она еще не подобралась ближе к эпицентрам скопления студентов, ей надо было привести себя в порядок. Стараясь действовать быстро, но чтобы движения не напоминали панические конвульсии, а всё же сохраняли некую грацию, подобающую истинной чистокровной волшебнице, девушка извлекла палочку.
-Aquamenti, - шепнула мисс и, стараясь всё же истребить куски налипшей земли, нежели перепачкаться целиком, направила струйку воды на шпильки и лаковые носочки туфель. Пару минут таких манипуляций и обувь гриффиндорки приобрела, почти, первоначальный вид. Патил прищурилась и внимательно осмотрела себя, поворачиваясь из стороны в сторону и стараясь заглянуть себе за спину, чтобы убедиться, что тылы не пострадали во время судорожного отступления. Полностью удовлетворившись созданным образом, Пати слегка приподняла подбородок и уверенно зашагала в сторону Хогвартса.
Преодолев довольно большое расстояние студентка всё-таки добралась до двора школы чародейства и волшебства. За счет активной прогулки замерзнуть она не успела, а даже напротив, излишне согрелась. Как только ножка студентки коснулась плитки двора её взгляд приобрел слегка профессиональный прищур. За те короткие мгновения, за которые она должна была пересечь площадку, Парвати нужно было заметить то, о чем потом можно будет поговорить в коридорах или посплетничать с Лав в гостиной факультета.
Скользящий взгляд приметил такую пару, которая заставила гриффиндорку встать как вкопанной. Браун в компании Забини? Она с ним заигрывает? Нет, он, несомненно выглядит лучше Рона, но чтобы Лаванда сама подошла к нему? А судя по тому, как она стоит — это именно она инициатор разговора. Ой, что же я делаю. Девушка быстро отвернулась и бегом преодолела оставшееся расстояние, разделявшее мисс Патил и слегка сумрачные коридоры Хогвартса.
Нет, ну где это видано? Гриффиндорка и слизеринец? Ну ладно я и Малкольм... И то, кто сказал, что мы вместе и прочее? Да, я влюбилась в него как дура, но он то сохраняет голову и достоинство, которое не отнять у этих змеенышей. Отчего же эти двое так мило беседовали? А главное о чем? Неужели Лаванда решилась пригласить Забини на зло рыженькому? Согласна, весьма изощренный способ мести, но так не похож на Лав... А может это Блейз её подозвал? И тогда другой вопрос, с чего она так ринулась с ним говорить, если так яро желала разыскать Уизли и пригласить его сама, ну или заставить его самого пригласить мадам. Да уж, от таких событий хочешь не хочешь голова пойдет кругом.
На горизонте студентка увидела Чжоу и просияла радостью. Когтевранка направлялась на улицу, а Парвати решила сыграть героиню дня, а заодно и подумать вместе с новой собеседницей о том, как воспринимать увиденное.
-Чжоу, дорогая! Ты чего здесь бродишь? Только не говори, что собралась на улицу! Там такая погодка, что высовываться из замка — себе дороже. Может пройдемся в куда более теплое местечко? У тебя есть кавалер на вечер? Вот у меня нет... Так что предлагаю пойти прямо в Большой Зал. Там, где еда, всегда множество парней. - гриффиндорка рассмеялась и, подхватив мисс Чанг под руку и, стараясь продемонстрировать, что возражения не то что не принимаются, а попросту бесполезны, потянула её в сторону намеченной цели.
-Расскажи мне, от чего у тебя слегка растерянный вид? И какое платье ты выбрала к сегодняшнему вечеру? И вообще, ты же знаешь, что я хочу знать всё! Ну же, не томи, скажи, кто тебя пригласил на бал? Я уверенна, что у такой прекрасной и милой девушки была очередь из кавалеров, желающих покорить твоё сердце! Ладно я, сплетница века, осталась без пары, но это только пока! - последнюю фразу девушка выдала с горькой усмешкой, но, сделав ударение на слове «пока», снова лучезарно улыбнулась. Немного мечтательный, с той самой необходимой каплей внимания ко всем деталям, взгляд мисс Патил оглядывал каждый уголок коридора, по которому они проходили, в поисках новой сплетни, хотя недавно увиденное занимало её голову куда больше, чем всё, что происходило кругом.

+4

60

- Какая жалость, - произнес слизеринец, но Чжоу не смогла понять, искренен он, либо издевается над ней, - Я надеялся, Вы любите интриги, мисс Чанг. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пойти на бал с незнакомцем. Я не кусаюсь.
После этих слов, он провернул такое действо, от которого Чжоу немного смутилась. А описывать это.. было как-то неприлично. В общем, пусть так: облизнул губы. После чего к нему вернулась стандартная улыбка каждого слизеринца.
- Ваша позиция мне предельно ясна. Увы, я дважды не приглашаю. До будущей встречи, мисс. - и Малькольм Бэддок ушел. Девушка только проводила его растерянным взглядом.
Почему она отказала? Наверное, это было очевидно: во-первых, девушка все еще чувствовала себя принадлежащей только Седрику. И даже поход на бал с другим спутником, пусть даже дружеский поход, казался ей невероятным предательством. Во-вторых, после всеми известного Гарри Поттера, Чжоу боялась общаться с парнями. К тому же и на балы с ними ходить. А в-третьих, кто при первом же знакомстве с человеком согласиться пойти с ним на бал? Уж точно не она. К тому же, этот слизеринец совсем не расстроился ее отказу, к чему вообще беспокоиться об этом? Следовательно, никаких партнеров. А еще лучше - никакого бала, но это невозможно. Мариэтта заставит ее пойти.
Кстати, Мариэтта..
Чжоу тут же направилась к выходу из замка, но остановилась, увидев входящую Парвати Патил - сестру ее однофакультетницы Падмы. Не то, чтобы они хорошо общались, но...
- Чжоу, дорогая! Ты чего здесь бродишь? Только не говори, что собралась на улицу! Там такая погодка, что высовываться из замка — себе дороже. Может пройдемся в куда более теплое местечко? У тебя есть кавалер на вечер? Вот у меня нет... Так что предлагаю пойти прямо в Большой Зал. Там, где еда, всегда множество парней. - широкая лучезарная улыбка и два больших черных, сверкающих радостью глаза, говорили только о том, что у Парвати хорошее настроение. А хорошее настроение - это много вопросов, как и происходит на данный момент.
Чжоу пришла в замешательство. Она не могла вспомнить ни единого вопроса, заданного ей Патил, кроме первого "Чжоу, дорогая!" и "..всегда много парней."
- Привет Парвати. Я ищу.. - когтевранка не успела договорить; индианка взяла ее под руку и повела в сторону Большого Зала. Чжоу только растерянно оглянулась к выходу, но все же пошла за гриффиндоркой.
-Расскажи мне, от чего у тебя слегка растерянный вид? И какое платье ты выбрала к сегодняшнему вечеру? И вообще, ты же знаешь, что я хочу знать всё! Ну же, не томи, скажи, кто тебя пригласил на бал? Я уверенна, что у такой прекрасной и милой девушки была очередь из кавалеров, желающих покорить твоё сердце! Ладно я, сплетница века, осталась без пары, но это только пока!
Так. Много. Слов. Сразу.
Не то, чтобы Чжоу плохо к этому относилась, но.. краткость - сестра таланта. Теперь же она успела запомнить только про растерянность и кавалера.
- Ммм.. Я просто... Хотела найти Мариэтту. Меня не приглашали на бал. Точнее приглашали, но я решила пойти без партнера. И.. спасибо..
Чжоу было немного неловко находиться в обществе Парвати. Она была столь самоуверенной, что застенчивая когтевранка на ее фоне казалось мышкой. Точнее клопом. А еще, эта гриффиндорка задавала слишком много вопросов, чем не отвечала ей Чжоу и поэтому, последней казалось, что Парвати скучает с ней. Азиатка была немногословной и необщительной, а из этой индианки лилась такая энергия, что она могла "зарядить" ею абсолютно всех учеников Хогвартса и к тому же оставаться такой же активной.

+2


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Коридоры Хогвартса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC