Вверх страницы
Вниз страницы

Harry Potter and the Half-Blood Prince

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Коридоры Хогвартса


Коридоры Хогвартса

Сообщений 61 страница 90 из 113

61

Чжоу не отличалась таким же обилием слов, как и Парвати, особенно, когда дело касалось быстрого и четкого ответа на тысячи поставленных вопросов. Уф... Как тяжело жить и узнавать новую информацию с каждым годом. Милая, ну надо же просто ответить на вопросики и все сразу станут счастливы. А ты что? Найти Мариэтту...Приглашали? И без того оживленная гриффиндорка, буквально подпрыгнула на месте, остановилась и стала всматриваться в Чанг, стараясь уловить хоть капельку лжи или притворства, но студентка лишь смотрела глубоко непонимающим взглядом на пылкую сплетницу.
-Так значит отказала? - заинтересованно подняв одну бровь проговорила Пати и дружелюбно улыбнулась. Ну вот, можешь же, когда хочешь! - И кому именно ты успела отказать, дорогая? Неужели он был настолько недостоин тебя? Или может он был страшен как Филч? Надеюсь это и не он был? Мне нужны имена! - щебетала Патил, поглаживая когтевранку по руке, словно стараясь успокоить и показать, что ей можно доверять.
Хотя, я сама себе бы не доверяла, но, раз мисс Чанг сказала «а», пусть говорит и «б». Конечно-конечно, я помню её душевную привязанность к Диггори, но сколько можно? Второй год пошел, а она всё места себе не находит. Решила остаться старой девой? Непохоже, чтобы такие девушки как она, старались добровольно загубить свою жизнь. И вообще, никто не достоин её, кроме Седрика, но это еще не повод заявляться на бал в одиночестве! Если тебе не нравятся те, кто приглашает тебя, пригласи сама. Последнюю мысль мисс пометила особым, едва заметным кивком, решая подумать об этом немного позже и использовать оставшиеся несколько часов на воплощение именно этого плана.
-Тем более, раз уж ты отказала тому недостойному мужчине, - заявление Парвати звучало излишне высокопарно, но именно такими фразами она старалась придать себе больше достоинства, считая что только так должны говорить настоящие леди.- То место для нашей дальнейшей дислокации выбрано как нельзя кстати! Именно в Большом Зале мы и найдем тех самых кавалеров, которые почтут за честь сопровождать нас сегодня вечером.
Гриффиндорка слегка потормошила Чжоу за плечи, стараясь хоть немного привести её в чувства, но то уныние или отчаяние, которым веяло от когтевранки, казалось ничем невозможно было развеять. Патил же знала некоторые запрещенные методы, которые именно сейчас не могла вспомнить, как развеселить даже самого унылого собеседника.
-И вообще, я всё еще жду твоего отчета о платье. - девушка снова лучезарно заулыбалась. - А Мариэтта немного подождет, сначала пара для бала, я не могу тебе позволить идти в одиночестве! - прокомментировав цель прогулок мисс Чанг, Пати умолкла, ожидая ответа на все поставленные вопросы и в готовности еще несколько раз повторить те пункты, которые особенно сильно волновали сплетницу. Аристократка прекрасно помнила эту интересную особенность бесед с азиаткой, которая напоминала беседу двух глухонемых персон. Когтевранка делала вид, что не успевает за ходом мысли Парвати, а гриффиндорка по несколько раз повторяла один и тот же вопрос, становясь похожей на попугая. Чаще всего это забавляло обоих девушек, сегодня же от этой игры получала удовольствие только красно-золотая студентка, монотонно повторяя в голове и вслух те вещи, которые так взволновали её в речи Чжоу. Имя того, кто тебя пригласил... Платье...
-И, кстати, по какой именно причине мистер, чье имя я все же страстно желаю услышать, получил отворот поворот? Цвет его глаз не подходил к цвету твоего платья? - Патил залилась искристым смехом в который раз убеждаясь в тонкости своего юмора и способности связать такие вещи, которые никто не решился бы употреблять в одном предложении.
Ну же, Чанг, раскрой свои тайны. Да, если это будет весьма занимательная информация, она не останется между нами, но она также и не повредит твоей репутации. Кто он? Мысленно обращалась к собеседнице гриффиндорка, стараясь еще и подсознательно заставить её говорить правду.

+2

62

Ладно.. Мариэтту найду позже..
Парвати, по-видимому, не собиралась ее отпускать в ближайшее время, пока не узнала бы все-все ее новости: услышав о том, что Чжоу приглашали на бал, но она отказала приглашавшему, гриффиндорка мигом остановилась и вперила в нее свой взгляд.
-Так значит отказала? И кому именно ты успела отказать, дорогая? Неужели он был настолько недостоин тебя? Или может он был страшен как Филч? Надеюсь это и не он был? Мне нужны имена!- Парвати излучала из себя только доброту и радость, но им не всегда можно было доверять.
-Тем более, раз уж ты отказала тому недостойному мужчине, то место для нашей дальнейшей дислокации выбрано как нельзя кстати! Именно в Большом Зале мы и найдем тех самых кавалеров, которые почтут за честь сопровождать нас сегодня вечером.
Чжоу невесело усмехнулась. Как бы ей объяснить то, что ей не нужен спутник вообще? Хотя, вряд ли Парвати поймет. Она привыкла жить в мире модных мантий, могущественных чистокровных умопомрачительно красивых волшебников и сплетен. Она привыкла к тому, что на бал обязательно должен быть спутник. По жизни всегда должна быть верная подруга. И твои родители обязательно должны выделять деньги на какую-нибудь новую магическую штучку.
-И вообще, я всё еще жду твоего отчета о платье. - девушка снова лучезарно заулыбалась. - А Мариэтта немного подождет, сначала пара для бала, я не могу тебе позволить идти в одиночестве!
Индианка встряхнула ее за плечи, будто напоминала Чжоу о том, что было бы хорошо ей ответить.
- И, кстати, по какой именно причине мистер, чье имя я все же страстно желаю услышать, получил отворот поворот? Цвет его глаз не подходил к цвету твоего платья? - она звонко рассмелась, но когтевранка, ради приличия, предпочла только улыбнуться.
Сказать или не говорить? Может быть этот слизеринец пошутил над ней, и теперь, если она расскажет все Парвати, та будет смеяться над ее доверчивостью и наивностью? Проведя несколько мгновений в раздумьях, Чжоу, на свой страх и риск, решила все же сказать:
- Ммм.. Это был Малькольм.. Бэддок.
Все. Смирись с тем, что вечером об этом будет знать весь Хогвартс.
- Я с ним только-только познакомилась. Я не могла принять его приглашение.- когтевранка пожала плечами и двинулась вперед, оставляя Парвати стоять с раскрытым, от удивления, ртом.  Однако, гриффиндорка недолго стояла в удивлении: переварив всю информацию, она догнала Чжоу и пошла с ней рядом в ногу.
- Платье мое ты увидишь на балу, хорошо? Кстати, ты. Расскажешь о своем платье?  Кто тебя приглашал? Или, может быть ты ждешь приглашения от кого-то?
Чжоу искренне надеялась на то, что смогла перевести тему разговора.
Парвати, будь благоразумна. Забудь про меня и ответь сама на мои вопросы..

Отредактировано Cho Chang (2012-09-16 17:32:39)

+1

63

Наверное, именно так ты себя чувствуешь, когда летишь с горы в море. Именно такое чувство, когда земля уходит из под ног и ты словно зависаешь в неизвестности и в голове не остается ни единой мысли, которая оправдывала бы твои действия. Именно такое состояние настигло Парвати сейчас. Вся радость, любые эмоции, они просто растворились, как будто их никогда и не было. Словно сейчас рядом с ней не Чжоу, а дементор, который заставил все краски померкнуть. Малкольм...
-Беддок, - уже вслух, растерянно, повторила Пати и застыла на месте.
Он пригласил не её. Не ту, которая всячески старалась нравится ему. Не ту, которая была готова на многое ради него. Он позвал Чанг, о которой никогда не слышал, или просто делал вид, что не замечает когтевранку. Чжоу! Как ты могла ему отказать?! Твой Седрик и рядом не валялся рядом с этим чистокровным слизеринцем! Плюс ко всему он давно уже гниёт под толстым слоем земли и ему абсолютно безразличны все твои жертвы. И обет безбрачия данный самой себе — пойдут прахом, когда ты останешься одна.
Патил не могла разобраться, какое именно чувство преобладало сейчас. Она опустела. Словно из неё выбили душу простой и безобидной фразой. О чем я думала? Кто сказал, что твои потуги в сторону Малкольма обретут успех? Кто сказал, что ты ему нравишься, хоть толику оттого, как любишь его ты! Это всё сказки! Не бывает так, чтобы гриффиндор и слизерин были вместе, пока они еще скованы стенами замка! Девушке было стыдно за то, что она только что думала о Чанг и Седрике, о их любви, если это можно было назвать любовью.
Когтевранка стала что-то говорить в своё оправдание, но Парвати уже не слышала абсолютно ничего, она была прикована к месту и не могла сделать ни шагу. Студенты сновали мимо, как будто было все как всегда, а в голове девушки рушилась целая вселенная.
С тайфуном чувств, который возобладал на Пати, она просто не решалась составить компанию Чжоу дальше, боясь сорваться и наговорить таких вещей, о которых могла бы, хоть и не долго, но сожалеть. Быстрыми шагами гриффиндорка нагнала свою собеседницу и остановила прикосновением к плечу.
-Милая, я, наверное, оставлю тебя. Мне еще так много нужно сделать, - голос был таким чужим и таким безликим.
Патил слабо улыбнулась и, не дожидаясь ответа, скрылась от когтевранки, стараясь как можно быстрее добраться до гостиной. Никакие происшествия, наверное, не могли теперь привести в чувства мисс. Хотелось и плакать, и ругаться, и просто до банального, залезть под одеяло и скрыться от всего гнетущего праздника вокруг. Столько разочарований за один день студентка давно не переживала. Горло запершило от пытающихся вырваться наружу эмоций. Гриффиндорка быстрым шагом преодолевала новые и новые повороты, ломая руки и стараясь держать себя под контролем и не дать себе расклеиться, пока не будет в своей спальне. Впереди оставался один коридор, отделявший Парвати от такого долгожданного и необходимого покоя сейчас. Девушка перешла на бег, пытаясь хоть таким способом не думать о том, что произошло пока она старалась привести себя в надлежащий вид, чтобы, наконец, получить приглашение на бал только от него.

офф|Закрыть

прошу прощения за мысли, но как иначе реагировать на то, что мой воображаемый будущий муж пригласил другую - не знаю))
Чжоу, прости что убежала, но хочу скорее на бал))

+1

64

<<<Кабинет директора Хогвартса...

   Молли заламывала руки у окна, она очень переживала, после собрания, до собрания. Всегда. Она увидела там, на этом собрании не всех, но многих своих детей. Смешные, как всегда, и неосмотрительные во всем, что заставляло переживать ее еще больше, близнецы. Фред и Джордж всегда пугали ее своей совершенной несерьезностью во всем и везде, даже в таких важных вещах. Они и не женятся никогда такими темпами! Или устроят там феерверк-шоу. И в один день, обязательно в один день их свадьба будет... А Билл, взрослый и самостоятельный, со своей девушкой, и пусть она не нравилась Молли, сегодня ей даже Флер казалась такой родной и подходящей сыну. Потому что она переживала за него, но видела, что с ней ему спокойнее, что он даже... счастливый. Это Молли было так странно видеть и наблюдать, ведь Флер, такая изнеженная и нездешняя, слишком хрупкая, ему не подходит. Но Молли смотрела на Билла и радовалась, что все так пока. А как она волновалась за Римуса и Тонкс. Они так долго и так тяжело идут к такому осознанию, что не могут друг без друга. И Молли немного надется, что вдруг помогает чем-то своими разговорами с Тонкс и намеками Римусу... А как она сейчас волновалась за Артура... Она разрывалась. Чувствовала, что в ее сердце живут так многие ей дорогие люди, она так хотела бы быть рядом с каждым из них всегда, навечно, беречь их от всего, от чего можно беречь. От чего может беречь. Готовить им ужин и тепло укрывать одеялом, как в детстве. Молли вытерла уголок глаза, где выступили слезы. Нельзя быть такой слабой, нельзя. Если Грюм оставил меня здесь (на что Молли была и не согласна, она хотела быть там, помогать, просто быть там, а не бездействовать в пустующем замке, но противиться прямому приказу главнокомандующего, оставленного им всем самим Дамблдором нельзя), значит надо быть здесь, значит так нужно сейчас.
    А Джинни и Рон, где они сейчас? Они уже во всю веселятся, там, за закрытым ее глазам расстоянием, в Трех Метлах? А Джинни не забыла одеть теплую шаль? Ее платье не слишком короткое и тонкое? А Рон, неужели он пойдет и даже не спросил у нее совета по костюму? А Молли так хотела, чтобы спросил. Но Рон, кажется, не может до их пор простить ту мантию, на его четвертом курсе, когда был Турнир Трех Волшебников... А Молли так хотелось, чтобы он спросил. Или чтобы Джинни спросила. Но она такая самостоятельная уже, совсем взрослая. Так тяжело это все и одновременно так счастливо. Главное, чтобы они и без ее советов знали что делают и всегда идут под хранящей их звездой и будут счастливы.
    Что же происходит с каждым, что... Не говоря уже о Перси, ее оторвавшемся так далеко сыне. Как о нем узнать? Только по слухам, только случайно. Где он, что с ним, на каких опасных, может куда более опасных, чем проходило у них здесь и сейчас, собраниях он находился? Чарли. Он должен был тоже прибыть сегодня в Хогвартс, но что-то не заладилось, что-то случилось. Что-то обязательно случилось, так всегда думала Молли, если происходящее с ее детьми, ее мужем было закрыто тайной от нее. Так и хотелось сбежать вниз, к часам из дома, которые она взяла с собой. И посмотреть боясь и надеясь и веря, все одновременно, что показывают стрелки. Но все та же "смертельная опасность" сейчас будет куда спокойнее... Она дает надежду, что не все еще погибло, что они живы. Да и не сможет она не почувствовать, что что-то произошло, если произойдет все же... Она же мать, она всегда чувствовала, когда они болели их боль и слабость, как свою. Их все их переживания, все, все было у них, отзывалось у нее в сердце.
   Отойти от окна, из которого далеко были видны огни такие яркие сегодня Хогсмида, небольшое зарево жилого поселения, света, оповещающего, что есть там жилые дома и живой свет. Не получается от него отойти. Джинни и Рон, она даже не знает толком, где они и как они. Так это тяжело - быть так непозволительно близко и не иметь возможности просто обнять. Просто сказать что-то, ровно так же, когда она была совсем далеко, дома, в Норе. Это будет тяжелый вечер для миссис Уизли. И так и хочется сорваться, все бросить и пойти туда, где ее дети. Охраняют или охраняются.

+4

65

- Беддок.
Парвати выглядела растерянно. Несколько мгновений назад она болтала без умолку, а сейчас.. разительно изменилась. Она стояла необычайно бледная, для смуглой индианки и застекленелым взглядом уставилась в стену.
- Парвати? С тобой все в порядке?
Чжоу стояла на несколько шагов впереди от Патил, и было такое впечатление, что это она ведет гриффиндорку куда-то. Последняя, к тому же похоже ее не слышала. У нее было странное выражение лица, отчего Чанг всерьез забеспокоилась.
Но девушка встрепенулась и подошла ближе. Ее взгляд был необычайно пустым. Бывшей, несколько минут назад, улыбки, как говорится "от уха до уха" как не бывало. Плечи немного ссутулились. Неужели ее расстроило признание Чжоу? Да и что она вообще такого сказала?
- Милая, я, наверное, оставлю тебя. Мне еще так много нужно сделать..
И с этими словами, в данный момент именно таинственная гриффиндорка, убежала по коридору. Чжоу оставалась стоять с недоуменным взглядом. Ее разум медленно раздумывал над таким странным поступком Парвати. Очень странным и невероятным для нее. Нахмурив брови, Чжоу повернулась к дверям Большого Зала и обратно туда, где только что исчезла фигура индианки.
Странный день.
Теперь уже Чанг выглядела порядком расстерянной. Что же она такого сделала для Парвати? Она ее обидела? Только не это.
Медленно, когтевранка поплелась обратно в гостиную. Только дав ответ на загадку и войдя внутрь, она поняла, что совершенно забыла про Мариэтту. Но было уже все равно.
Появится сама. Не собираюсь ходить за ней.
Настроение из-за произошедшего в коридоре случая значительно подпортилось. Мисс Чанг сидела в мягком кресле, и нахмурив брови, напряженно думала о Парвати.
И почему она не поверила тому, что девушка действительно побежала готовиться к балу?

-------> Гостиная Когтевран

Отредактировано Cho Chang (2012-10-24 21:20:36)

+1

66

----> Пришел из кабинета ЗОТИ

Тристан ненавидел ожидание. В основном из-за того, что оно предполагало бездействие, а парень был чересчур импульсивным для слизеринца. Скучающе оглядев студентов, спешащих куда-то по своим делам, Харпер вновь сосредоточился на закрытой двери кабинета ЗОТИ, гипнотизируя ту взглядом. Дверь была добротная, из темного дерева с потертой металлической ручкой, такими же дверными петлями и абсолютно безразличная ко всем манипуляциям юноши. Из-за нее не доносилось ни звука.
Ну, сколько можно? Жду ее тут, под дверью караулю как верный пес! Как, в том маггловском фильме было? Идико? Мидико? Хатико! Да, точно, жду ее как та несчастная псинка. – В последнее время Тристан раздражался по любому поводу, связанному с Асторией. Ну а что прикажете делать, когда девушка вашей мечты расценивает вас только как друга, но при этом вздыхает по слизеринскому принцу? Когда она сидит рядом за партой, но с обожанием смотрит на другого? Порой Харпера посещали мысли подкараулить соперника в каком-нибудь темном углу и решить все дуэлью, только вот Тори как будто чувствовала назревающий конфликт и тут же переключала внимание Тристана на что-то другое.
Еще чуть-чуть и я действительно буду расценивать возможность реального союза с Паркинсон. Ей – Драко, мне – Астория, все в шоколаде! – Панси хоть и была лживой и коварной, но, в конце - концов, была заинтересована в том же, в чем и Харпер – в разрушении союза  Малфой-Гринграсс, а одна цель на двоих волей-неволей сближает.
О, Салазар! О чем я уже начал задумываться! – Парень покачал головой, отгоняя непрошеные мысли, и вновь обратился в слух. Со стороны кабинета послышались чьи-то легкие шаги.
- Ну наконец-то! – Мученически произнес Тристан открывшейся двери.

+3

67

---->  из кабинета ЗОТИ

С какого курса ее вообще начал раздражать Харпер? Хотя тут нельзя и сказать, что он ее раздражал, вернее не всегда,а лишь временами. В некоторые моменты, с ним было вполне приятно общаться, и даже можно было сыскать интересные темы для разговоров. Но вот когда он начинал пускать в ход свои шуточки и подколы, у Аурелии сразу появлялось желание его проклясть, вот только с чарами такого уровня у нее было не слишком хорошо. Другое дело напоить его каким-нибудь зельем, конечно, для этого его сначала нужно сварить, а это долго. Но ведь кто-то когда-то сказал, что месть – блюдо холодное. Правда мстить…не слишком ли ничтожны причины для мести. Куда проще подойти и отвесить ему подзатыльник, чтоб неповадно было.
- Не меня ждал? - с усмешкой на губах, поинтересовалась Аура, глядя в глаза однокурснику, - а теперь назови хоть одну причину, по которой тебе не должно сейчас прилететь чем-нибудь тяжелым по голове, Тристанчик, - елейным голом пропела полувейла. Она знала, как парень не любит свое имя, и частенько этим пользовалась, когда хотела его позлить. А сейчас, чем не повод подоводить мальчика, тем более, что тот первый начал. Тори все равно разговаривала с профессором, а этот индюк явно нуждался хотя бы в подзатыльнике. Слишком высокого о себе мнения, нужно порой спускать его на землю, а то улетит еще. Или же попросту зазнается, к кому ей потом обращаться за помощью в ЗоТИ? Во всем нужно искать выгоду для себя, иначе останешься в проигрыше.
Разорвала бы на мелкие кусочки и развеяла где-нибудь. Или может его кальмару скормить. И вообще, какого Мерлина он такой высокий. Это не честно и…чего он смотрит на меня сверху вниз. Не люблю, когда так смотрят. Самодовольный индюк, хотя нет, павлин.
Подойдя близко к парню, чтобы осуществить задуманное, Аурелия как-то не рассчитала, что тот выше ее как минимум на голову, и пусть она была в туфлях на каблуке, это не особо меняло суть. Именно в такие минуты начинаешь думать, что ты коротышка и природа явно поиздевалась над твоим ростом. Нет, обычно девушка не комплексовала на эту тему, ей вообще было бы глупо комплексовать по поводу внешности, но вот в такой ситуации хочется все же быть на пару сантиметров повыше, чтобы этот…слизеринец, не смотрел на нее так. Неприятно. Замахнуться рукой, чтобы отвесить подзатыльник, хотя девушка каким-то шестым чувством понимала, как, наверно, это глупо выглядело со стороны.

+2

68

Из кабинета вышла Аурелия, и парень подавил вздох разочарования –значит, Астория там застряла надолго.
Что они там обсуждают?
- Не меня ждал? – Поинтересовалась однокурсница и Тристан, улыбнувшись подруге, заявил:
- И тебя в том числе. Ты в библиотеку? – Невинное заявление должно было переключить Рувье на новую волну, однако та все никак не хотела забыть его самодовольную фразу на уроке. Даже назвала его этим ненавистным именем, да еще в уменьшительно-ласкательной форме! Передернувшись от отвращения Тристан взлохматил волосы и приняв позу каявшегося грешника, а именно – опустив голову и состроив невинные глаза, сказал:
- Нууу.. Потому что тебе действительно нужен учитель по ЗОТИ? О, еще потому что тебе придется навещать меня в больничном крыле. Или потому что тебе нужен кто-то на ком ты будешь испытывать свои зелья? Ну и потому что Астория расстроится…
Последнее конечно маловероятно. – Несмотря на то, что он опустил голову и ссутулился, он все равно был выше Рувье почти на голову. Со стороны они, конечно, смотрелись комично – она его отчитывает, а он понуро кивает головой. Прилетевший от девушки подзатыльник был настолько неожиданным, что Тристан с изумлением взглянул на всегда спокойную Ауру по-новому.
- Хей! За что? – Для вида потирая якобы ушибленное место, со смехом спросил Харпер.
– Решила отомстить? Так знай, моя мстя будет ужасна! – Убедившись, что в коридоре кроме них никого нет, слизеринец состроил угрожающее лицо и стал надвигаться на девушку, пока та, пятясь, не уперлась спиной в стену.
– Попалась! – Коварно ухмыльнувшись, Тристан протянул руки и… Легонько пробежался пальцами по ребрам девушки, вызывая у той смех.
– Ах, так тебе смешно? Совсем страх потеряла? – С азартом воскликнул Харпер и усилил натиск. Он на удивление легко находил точки, заставляющие Ауру вздрагивать и смеяться еще сильнее. Спокойно смотреть на Рувье, которая буквально заливалась хохотом было невозможно и вскоре слизеринцы оглашали весь коридор своим смехом.
Мерлин, ну кто же знал, что она так боится щекотки? – Отсмеявшись, Тристан оправил сбившуюся мантию и подхватил сумку, которая в пылу боя свалилась с плеча.
- Теперь я знаю твое слабое место! – Шутливо пригрозил Тристан помогая девушке принять вертикальное положение. Раскрасневшиеся, все еще посмеивающиеся они производили неизгладимое впечатление.
Неправильные слизеринцы. – Мысленно обозвал эту картину Харпер.

+1

69

Все-таки давать подзатыльник это было как-то по маггловски, вы не находите? С другой стороны в чарах Харпер был куда сильнее девушки, и реакция у него была быстрее. Возможно, именно поэтому слизеринка и выбрала подзатыльник. Аргументы парня были забавными, а некоторые и весьма точными. Все-таки опять придется искать учителя по ЗоТИ, а насчет больничного крыла, только если яду принести. Хотя девушка и понимала, что попади туда Харпер по правде, она бы и правда его навещала. Слишком странными были их отношения порой. Тем не менее, заслуженный подзатыльник он все же схлопотал
- И когда это я на тебе зелья испытывала? - невинно поинтересовалась девушка, как будто только что не съездила рукой парню по макушке. Удар получился слабым, хотя бы потому, что сильным она его делать и не хотела, да и из-за разницы в высоте, это было неудобно, - а получил за дело, может, умнее станешь.
Но Харпер не был бы собой, если бы не ответил.  Угрожающе надвигаясь на нее, он явно что-то задумал. Аурелия невольно сглотнула, допрыгалась. Сейчас он ее как заколдует и все, и здравствуй больничное крыло. Все вышло куда более комичнее и ужаснее. Кто ж знал, что он додумается ее щекотать. Аура с детства боялась щекотки, но обычно старалась об этом не упоминать. Единственный кто знал, была сестра. И теперь вот этот индюк, догадался же. Сотрясаясь от дикого хохота, на глазах у девушки даже выступили слезы.
-Трииистааан, Харррперрр, Блеееейк…прееекратииии, - сквозь хохот пыталась выговорить слизеринка. Если сейчас кто-то пойдет мимо или не дай Мерлин выйдут профессор Снейп с Асторией, все, конец репутации, и доказывай потом, что ты милая леди. К счастья пытка прекратилась так же быстро, как и началась, - я тебя убью, Харпер, отравлю и убью, - пытаясь отдышаться после такого испытания, проговорила девушка. Она даже боялась взглянуть на себя в зеркало в этот момент. Лицо точно красное, волосы растрепались, мантия тоже сидела как-то криво. Поправив мантию, девушка стянула с волос резинку, пытаясь пригладить растрепавшиеся волосы.
-  Тебе смешно, - глядя на слизеринца, произнесла Аура, - я сильно растрепанная? 
И как назло зеркало забыла именно сегодня. Боюсь представить свой внешний вид, главное чтобы сейчас никого не появилось в коридоре, иначе…это же крах, полный крах.

Отредактировано Aurеlie de Jussieu Rouvie (2013-01-22 00:40:11)

+1

70

Коридор 5 этажа >>>

Выйдя из камина, Лаванда попрощалась с деканом и не желая обсуждать с Поттером или Грейнджер что-либо еще прошла к выходу. У нее было одно желание уйти прочь из кабинета МакГоногалл и как можно дальше от друзей Рона. Она была в ярости. Ее раздражало все. Начиная от того, что Рональд позволил накричать себе на нее, сказать, что ее слишком много, а потом и вовсе обвинить в том, что она защищает Малфоя. Последнее заставляло ее особо раздражаться. Она шла по коридору и то и дело останавливалась, чтобы топнуть в сердцах ногой, настолько ее раздражало, что человек, которому она уделяла столько внимания, в ее предостережении нашел защиту не самого приятному слизеринца, что есть в Хогвартсе.
«Да как он вообще мог подумать такое! Это же надо!» - Мысленно возмущалась гриффиндорка.
Решив, что видеть она никого не хочет, Браун остановилась возле одного из окон, в которых открывался вид на Черное озеро.  Девушка присела на выступающую часть стены, что-то мешалось в кармане мантии, поэтому она засунула руку и нащупав конверт что получила утром, вытащила его. Браун разглядывала приглашение с интересом. Она хотела бы пойти на этот бал. Это она знала точно. Но последнее высказывание Рональда четко ей дали понять, что ей попросту не с кем будет пойти, да и в этом походе, где будет элита, Рон обязательно попрекнул бы ее, пойди она туда одна.
Лаванда окончательно запуталась в поведении гриффиндорца. Она абсолютно не понимала то, что он от нее хочет. Не понимала, что его не устраивает. То что она довольно много времени уделяет ему? Она в этом не видела никак отрицательной стороны, ведь, если тебе нравится человек, то с ним хочется быть как можно дольше. Она же могла, даже молча просто смотреть на него, разглядывая его причудливые веснушки. Несколько раз ей даже казалось, что из них мог получиться рисунок, вроде рыжего зайчика или рыжей птицы. Ей всегда казалось, что тот, кто тебе дорог должен ощущать, что он нужен тебе. Непременно нужно уделять время ему куда больше остальным. Хвалить за успехи, чтобы он верил в свои силы. Она так и делала. Хвалила Рона за успехи в квиддиче. Он же был бы  не так уверен в себе без нее. Она просто была в этом уверена.
Выхватив палочку из кармана мантии, Лаванда, не долго думая трансфигурировала приглашение в птицу и пустила по коридору, наблюдая как та лавирует меж колон. Она хотела одного, чтобы Рон уже определился. Его взгляды на Грейнджер ее настораживали. Вот уж кому она не хотела бы точно уступить его, так это Гермионе.

+1

71

_Основной зал "Трёх мётел"_

Слегка помрачнев Сьюзен перекинула сумочку через плечо. Ей совсем не понравилось то, что Роджер вдруг решил за неё заплатить. Конечно, это было очень мило с его стороны, но Сьюзен была смущена его неожиданным проявлением внимания. Теперь она чувствовала себя обязанной. Это было немного неуютно. Пришлю ему деньги совой.
Роджер её проводил. Возможно, в любое другое время Боунс была бы вне себя от счастья, но не сейчас. Едва она прошла прогулку завхоза и дождалась Роджера, девушка поспешила попрощаться.
- Спасибо за прогулку, Роджер. Было очень приятно прогуляться с тобой, - с этими словами хаффлапафка поспешила покинуть парня. райвенкловец вызывал в ней какие-то странные, непонятные  чувства. Она была по прежнему влюблена в него, но по-другому. Ей по-прежнему вспоминались его глаза, как нечто прекрасное. Сьюзен с наслаждением вспоминала тембр его голоса и холодное сияние, которым отливали его волосы. Но сегодня она впервые поговорила с Роджером. Многое было для девушки непонятным: мотивы его поступков, его поведение. Она могла сказать точно, что Роджер по-прежнему ей нравится, однако, чувствовала, что нечто поменялась, а что именно, сказать не могла.
Эта перемена произошла не только в её отношении к Роджеру, но и в самой девушке. В характере Сьюзен появились новые, доселе неизвестные черты. Может, виной тому был Роджер. Может, исчезновение подруги. Может, грядущий бал. Может, происшествие с Лизой и Рональдом.
В Большой зал Сьюзан не пошла. Ей не очень сильно хотелось кушать, да и место это стояло первым в списке мест, где Боунс могла бы повстречаться с Дэвисом. Не заходя в спальни и гостиную факультета, Сьюзен отправилась побродить по замку. ей нужно было немного побыть одной, прежде чем возвращаться к привычному кругу жизни. Она не хотела думать о том, что случилось за день. Наоборот, девушке хотелось одиночества, чтобы не думать совсем. Не думать о прошедшем за день.
Пройдя несколько коридоров, девушка наткнулась на гриффиндорку. Кажется, Лаванда была чем-то разозлена.
- Привет, Лаванда, - Сьюзен решила, что поговорить с ней сейчас лучший выход. Она точно может не вспоминать прошедшее. Боунс привычно улыбнулась, - практикуешь домашнее задание по трансфигурации? А у меня вот совсем не получается. Что ты превратила в птицу? - Боунс внимательнее всмотрелась в лицо Браун. Кажется, раздражение ей не померещилось, - что-то случилось? Тебя кто-то обидел?

+2

72

Лаванда наблюдала, как созданная ею птица летает между колонн и думала о том, как поступить. Разговора с Рональдом было не избежать. Она не собиралась оставлять все как есть. Не собиралась, потому что все же дорожила им и так просто отдать его в руки Грейнджер, было бы крайне не предусмотрительно. Ей захотелось сжечь созданную птицу, она даже сделала взмах палочкой, как раз тогда, когда ее окликнула Боунс, которая очевидно тоже решила побродить по коридорам в одиночестве. Опустив палочку, Браун без всякого энтузиазма произнесла:
- Привет, не совсем, скорее… - Лаванда сняла заклятие с приглашение, когда то пролетало над ее головой, и молча протянула конверт Сьюзен. – Хотела от этого избавиться. Желания идти туда нет.
Лаванда перевела взгляд в окно. Сейчас она хотела бы пройтись по берегу озера, но моросящий дождь портил настроение куда больше.
Боунс вновь обратила внимание гриффиндорки на себя, и Лаванда неохотно посмотрела на нее.
- Просто поругались с Роном, - отрешенно ответила гриффиндорка. Разговаривать о своих проблемах ей не особо хотелось. Подобным она поделиться может только с Парвати, которая точно ее поддержит, даже если она будет не особо права, но сейчас ей не нужен был критик или советчик, ей просто нужен был слушатель, который не будет задавать лишних вопросов, а лишь вовремя кивать и соглашаться.
Решив, что самый лучший способ увести разговор от себя это спросить у Сьюзен, что ее заставило бродить по коридорам в гордом одиночестве, Лаванда попыталась улыбнуться, но это у нее не получилось.
- А ты, что бродишь одна? – спросила девушка, переведя взгляд на приглашение в руках Боунс. – Можешь забрать его, если хочешь, я все равно не пойду. Одной не хочется, да и там в основном будут слизеринцы, а от зелено-серебристого цвета у меня, пожалуй, разыгралась аллергия.
Тут Лаванде можно было бы сказать, что в ее жизни слишком много слизерина, особенно для гриффиндорки, но она не стала. А учитывая, что ссора с Рональдом произошла в большей степени из-за одного из них, то ей и вовсе не хотелось бы оказаться даже за километр от них.
В памяти всплыл спор с Турпин на крыльце паба «Три метлы» и ей стало по-настоящему не по себе. Она пришла к выводу, что все, что произошло сегодня, так или иначе, касалось Малфоя. Браун мысленно стукнула себя по лбу за то, что допустила подобное.  Ей захотелось поскорее уединиться, чтобы выхлестнуть все эмоции. И как нельзя кстати она вспомнила о выручай-комнате, где можно было бы взрывать все подряд, ради того чтобы успокоиться. А перед разговором с Роном это было просто необходимо сделать.
Гриффиндорка перевела взгляд на Боунс, та теперь показалась ей подавленой.

Отредактировано Lavender Brown (2013-06-28 21:19:34)

+2

73

Сьюзен растерянно поймала белоснежный кружевной конверт, всего секунду назад бывший белой птицей. Хаффлапафка почувствовала себя немного неловко, немного не к месту. Она хотела забыть о своих проблемах, а теперь получается так, что девушка разрушила чужое одиночество. Может, заставила вспомнить о чём-то неприятном и болезненном.
- Многие сейчас не хотят... но сама подумай, не приглашение же виновато. Просто, у тебя скорее всего есть другая причина... - Сьюзен лихорадочно соображала, как вернуть Лаванде настроение.
- Просто поругались с Роном, - Сьюзен ахнула. представить поругавшихся Рона и Лаванду было очень сложно. Ведь они такие дружные! Всегда вместе, всегда рядом. Боунс, глядя на них, считала: вот они, идеальные отношения. Рональд и Лаванда были так влюблены друг в друга, а вот тут. Сьюзен окончательно растерялась. Наверное, вот они, настоящие отношения. А не её глупые переживания...
- Мне очень жаль, Лаванда, - немного запоздало сообщила Сьюзен. Вообще-то роль психолога, по идее, должна была сейчас лежать на ней, но в этот раз Лаванда снова спасла её из неудобной ситуации.
- Я возвращаюсь из "Трёх мётел". Говорят, что, - трое студентов трансгрессировали, и были госпитализированы в Мунго вместе с преподавателем, оказавшимся по близости, - Сьюзен подумала, но не договорила. Многие очевидцы говорили, что среди трансгрессировавших был староста Гриффиндора, Рональд Уизли. Кто знает, может, они именно из-за этого с Лавандой поругались, - я хотела сказать, что многие только и делают, что говорят о предстоящем бале. У меня даже голова начала болеть, что я решила прогуляться по замку, - Сьюзен перевела взгляд на приглашение. Такое тонкое, ажурное, красивое. Достойно только самых настоящих аристократов. Вспомнился Роджер...
- Лаванда, но ведь там будут не только слизеринцы... Много кто придёт с Гриффиндора, - Вы могли бы пойти с Роном... чуть не сказала хафлапаффка, - с Райвенкло студенты будут... - Сьюзен встретила взгляд Лаванды, - прости. Похоже, тебе сейчас не до меня. Я заберу приглашение, спасибо, - девушка убрала приглашение в сумочку, стараясь осторожно поместить его, чтобы он не помялся, - но если ты всё-таки захочешь пойти на бал, я его тебе обязательно верну, спасибо.
Сьюзен ещё раз благодарно улыбнулась, а потом поспешила уйти. Ей срочно нужно было найти Ханну, а также не забыть отправить сову Роджеру, чтобы вернуть деньги за сливочное пиво. Кто знает, возможно, даже лучше, что Лаванда решила остаться в замке. Вдруг, она помирится с Роном? А Сью сможет увидеть Роджера...

>>> Ушла в совятню (эпизод)>>>> На бал, куда точно, пока не знаю.

+2

74

Лаванда невольно перевела взгляд на Боунс, когда та тяжело вздохнула. Ей показалось, что она поняла, что этим девушка хотела сказать. Она и сама не верила, что они с Рональдом могли так повздорить.
И вот, новое упоминание о Рональде и происшествии в «Трёх Мётлах».
- Да, только их аппарировало двое. Рон и Лиза Турпин, староста Рейвенкло, - без особого энтузиазма поправила информацию, которую передала ей Сьюзен. – Я стояла рядом с ними..видела все. Их к вечеру отпустят, вроде. Рональда точно, а вот у Турпин отщепило ноги, поэтому она может задержаться дольше. – Что б уж до конца выдать информацию из первоисточника, добавила Браун. – Я как раз из Мунго. Профессор МакГоногалл нас туда с Гарри и Гермионой сопроводила. С ними все хорошо, не так ужасно, как в момент расщепления. – Голос Лаванды звучал спокойно и как-то отчужденно, будто ее не волновало происходящее. Хотя в сущности именно было как раз наоборот. Она слишком переживала по поводу случившегося. И злость на Рональда никак не отступала. Поэтому, когда Боунс попыталась ее убедить в том, что праздник должен понравится не только слизеринцам она посмотрела на нее как-то, слишком, холодно или строго, потому как следующая реакция Боунс была поскорее уйти от разгневанной гриффиндорки.
- Не передумаю,… считай это мой подарок тебе на Рождество, - Лаванда постаралась улыбнуться. – Может тебе принесет это счастье, ведь ты поймала птицу счастья.
Как только Боунс ушла, Лаванда отклонилась назад, прислонив затылок к холодному оконному стеклу, она надеялась, что теперь ее никто не побеспокоит. В Гостиную идти не хотелось, там было в это время слишком людно, поэтому прикрыв глаза, Лаванда просто постаралась отделиться от внешнего мира.

теоретически в эпизод: Ищущие да обрящут
>>>>>  Выручай - комната (фактический переход)

Отредактировано Lavender Brown (2013-07-16 17:06:55)

+1

75

1997 год; 10 января; пятница; 16:00 – 19:00

Перепрыгивая через несколько ступенек сразу, Кормак торопился на ужин в Большой зал. Как он вообще мог забыть о нем? Гриффиндорец так увлекся книгой «Квиддич сквозь века» и двигающимися картинками, находящимися в ней, что не скоро отлип от созерцания разных финтов, трюков и заворотов в воздухе. Это в действительности было интересно! Куда интереснее скучной колдомедецины, которая, по мнению МакЛаггена, ему никогда бы не понадобилась. Лучше бы добавили побольше тренировок. Но, как бы то ни было, уроки были давно позади, а об ужине гриффиндорцу напомнил его ворчливый живот.

Из-за тревожной обстановки в магическом мире, а может быть чисто из-за вредности преподавателей, за студентами велся жесткий контроль. Нет, за ними не ходили по пятам и не шпионили – их просто перестали отпускать в Хогсмид, запретили вообще куда-либо опаздывать. Один из деканов факультетов за обедом предупредил всех, что стоит кому-то опоздать на ужин – и ему придется просить помощи у святого духа. Не имея никакого желания оставаться без еды, Кормак все же понадеялся успеть. «Поспешишь – людей насмешишь», эта поговорка была придумана, случаем, не для МакЛаггена? Очередной раз, перепрыгнув через несколько ступенек, он оступился и упал на спину, расшибив себе голову. Услышать противный смех местного полтергейста, подстроившего гриффиндорцу подлянку, он не смог лишь по той причине, что у него изрядно звенело в ушах от ушиба и дико болела спина: в последнюю очередь он мог о чем-то думать. В этот лирический момент лестница сменила свое направление и остановилась у какого-то этажа, которого Кормак даже был не в состоянии узнать. Поднявшись с холодных ступеней, противясь головокружению и проклиная всех на свете, он поплелся вперед, кое-как справляясь с координацией. Правда, после того, как юноша несколько раз споткнулся и понял, что до Большого зала ему сегодня не дойти, он присел на пол, прислонившись к каменной стене.

- Черт… - намереваясь потрогать место ушиба, он запустил руку в волосы и с великим неудовольствием обнаружил для себя, что на затылке выступила кровь. Юноша был преисполнен отчаяния от произошедшего. Кажется, на колдомедецине что-то говорили о травмах головы, но Кормак в упор не помнил этого. Он наивно полагал, что его здоровью ничего не угрожает.

Пойти что ли в Больничное крыло? Ну уж нет, эта старая карга еще уложит меня на неделю и я не смогу посещать тренировки.

МакЛагген встал, и, отряхнувшись, собирался уйти в гостиную, приняв тот факт, что поужинать ему не удастся, но вновь прозвучавший противный голосок заставил его остановиться.

-  Смотрите, что же за чурбан!
МакЛагген, ты – тупой баран!  Ха-ха-ха-ха-хаааа…

Пивз собственной персоной. Самый противный и гадкий полтергейст на земле. Вот его как раз-таки, в довершение этой ситуации и не хватало. Кормак всегда пытался не обращать внимания на его дибильные словечки. А они, признаться честно, приводили гриффиндорца в бешенство. В одно время он гонялся за Пивзом по всей школе, пока не стал понимать, что чем меньше обращаешь на него внимания, тем больше вероятность того, что он тебя обойдет. Но Кормак был давним другом этого полтергейста и тот, естественно, не упустит случая помучить его.

- На мою шутку ты попался,
С разбитой головой остался! Ха-ха-хааа!

И тут начался хаос. Гриффиндорец не знал, что это: много Пивзов, или он один так быстр, но на него со всех сторон полетели водяные бомбы. Вокруг только и слышался голос мерзкого полтергейста:
- МакЛагген – баран! Бараааанн!!!

- Я ТЕБЯ УБЬЮ, ПИВЗ!!! – с бешеным криком юноша помчался вперед, отбиваясь от взрывающихся бумажных пакетов с водой. Она была везде – в ушах, в глазах, во рту. Одежда насквозь промокла и даже пол скользил, грозясь пуще прежнего раздробить череп вратаря, если тот не удержится и упадет. Но он держался, как мог, яростно уворачиваясь от всех зарядов бомб (или же наоборот, ловя их). Единственным выходом из положения оказалась дверь, вовремя представшая перед взором гриффиндорца: в нее тот и проскользнул.
Закрыв за собой дубовую дверь, юноша, наконец, вздохнул спокойно. Он вытер лицо руками и повернулся, чтобы осмотреть кабинет и понять, куда он попал, но оказался совершенно обескураженным, увидев здесь такую же мокрую, как и он сам, Аурелию Рувье. События последних дней нахлынули на него волной, оставив неприятный осадок и Кормак, решив, что лучше рискнет вновь попасть под обстрел Пивза, направился к двери. Он толкнул ее, чтобы выйти, но она не поддалась. Гриффиндорец толкнул ее еще раз, и еще; в следующее мгновение он яростно ломился в дверь, осыпая проклятиями полтергейста, который запер дверь.

- ТВОЮ МАТЬ, СЕЙЧАС ЖЕ ОТКРОЙ ЭТУ ПРОКЛЯТУЮ ДВЕРЬ, ПОКА Я НЕ РАЗНЕС ЕЕ КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ, И НЕ РАЗОРВАЛ ТЕБЯ НА ЧАСТИ!!!

- МакЛагген – БАРАААААН!!! Ха-ха-ха-хах! Остынь!

Это было все, что услышал гриффиндорец. Кажется, с этими словами Пивз удалился, чтобы помучить других, оставив в одной комнате Кормака и Рели. Парень еще некоторое время бился в дверь, но, не добившись никаких результатов, сполз вниз по стене, пробормотав что-то нецензурное.

- Что бы мы сейчас друг к другу не испытывали, мы тут заперты. Вместе. Палочку я забыл и мокрым сидеть не собираюсь, – стянув с себя футболку, МакЛагген принялся ее выжимать, пытаясь не обращать никакого внимания на стоящую напротив Аурелию.

-----> Пустой кабинет на четвертом этаже

+1

76

1997 год; 10 января; пятница; 16:00 – 19:00

Девушка устало закрыла книгу. А ведь хотела еще написать письмо матери, узнать, что сказали целители. Каникулы вышли до боли странными. Поговорить с сестрой у девушки не получилось, та уехала в какую-то командировку, если верить крестному. А крестному Рели привыкла верить. Здоровье матери, хоть и стало лучше, но все еще вызывало опасение у колдомедиков. Впрочем, как сказали сразу целители, главная проблема это нервы. Рувье невесело усмехнулась, и зачем нужны только эти нервы. Стоит ли говорить, что вечеринка у Слизнорта прошла просто отвратительно?  Вообще, это и так было понятно с самого начала. И зачем она только задумала все это? Но ведь и этот треклятый гриффиндорец мог ее понять, а он…Стиснув зубы, девушка мотнула головой, словно пытаясь выбросить из головы все эти воспоминания. Как же порой хочется угостить себя зельем забвения, чтобы не помнить, чтобы забыть некоторые моменты своей жизни. Слабость? Возможно.
Единственным радостным пятном в каникулах было ее день рождение. Шестнадцать лет, еще год и она совсем взрослая. Вот только и это событие приносило тревожные мысли. Рели знала, что отец навсегда запомнил поступок старшей дочери, а значит, сделает все, чтобы подобного не повторилось с младшей. Рели знала, что пройдет еще немного времени, и она узнает свой приговор. Боялась ли она? Конечно. Ведь это будет навсегда. Да и…Впрочем, неважно.
Все эти воспоминания и мысли вот уже который день не дают ей нормально спать. Одно дело на каникулах, когда она могла, если что поспать днем. Но во время учебы все намного трудней. Вот, пожалуйста, сегодня она проспала. Хорошо хоть успела прийти на занятие вовремя. Хотя интересно, чтобы сказал крестный, если бы крестница умудрилась опоздать на его занятие.
Посмотреть на часы, нет, письмо она напишет после ужина. Завтрак она сегодня и так проспала, и хотя на обеде была, перекусить все же хотелось. Отложив книгу, девушка вышла из гостиной Слизерина.  Ужин прошел довольно спокойно, а вот потом, кой черт ее дернул пойти в библиотеку? Нет, туда она сходила спокойно и даже взяла пару книг, что были необходимы для написания эссе по Травологии. Но вот на обратном пути начался ад. Пивз, это местное чудовище видимо настолько соскучился по ученикам за каникулы, что теперь решил оторваться по полной. Первым делом у девушки порвался ремешок на сумочке, и пока она подбирала выпавшие книги, он с каким-то садистским удовольствием посылал в нее бомбочки с водой, не забывая распевать при этом дурацкие стишки.  Интересно, если бы можно было сослать полтергейста в Азкабан, как бы к этому отнеслись дементоры?

- Пивз! – возмущенно воскликнула слизеринка, когда одна из бомбочек угодила аккурат в уложенную прическу Рувье. Она целый час потратила, чтобы их заплести, а это чудовище решило все испортить. Впрочем, скоро девушка уже и не думала об этом. Единственной мыслью было спастись от ужасного Пивза, который, видимо, решил утопить девушку. И вот оно спасение – дверь в какой-то кабинет, от быстрого бега, Рувье даже не помнила, что именно здесь находится. Закрыв дверь и отойдя к партам, Рели устало села на стул. Почему это чудовище не влетело внутрь, слизеринка даже не думала. Не влетел и слава Мерлину. Сейчас ее больше занимал вопрос, что ей делать с насквозь промокшей одеждой, испорченными книгами и Пивзом. Можно, конечно, переждать тут.
Когда эта мысль уже плотно осела в голове и девушка начала осматривать книги, в надежде, что там все не так плохо, дверь неожиданно открылась. Каково же было ее удивление, когда она увидела Кормака. Впрочем, он был удивлен не меньше и похоже готов был спешно ретироваться отсюда. Но Пивз! Этот чертов Пивз похоже закрыл их внутри. Внутри все похолодело, ведь она оставила палочку в комнате, и теперь они заперты тут. Шикарно, просто шикарно. Какой черт ее вообще потянул в этот кабинет, нужно было отдышаться и быстро сбежать в сторону лестницы. Но нет, ей же в голову пришла мысль, что тут можно переждать пока Пивз угомонится. Переждала? Молодец. С каким-то апатичным настроем, Аура наблюдала за попытками МакЛаггена открыть дверь. Где-то на подкорке сознания она понимала, что его реакция вполне понятна. Однако сама она не спешила присоединяться к нему и пробовать вышибить эту дверь. Если этого не мог сделать семикурсник, то какой спрос с хрупкой пятикурсницы. Все логично, все до идиотизма логично.

- А я должна к тебе что-то испытывать? – стараясь придать голосу уверенность, поинтересовалась девушка. Прикусить губу и молить Мерлина не начать краснеть. Именно по последней причине, слизеринка старалась не смотреть на Кормака, хотя и ловила себя на мысли, что нет нет, да и кинет взгляд в его сторону.

- Какого черта тебя вообще потянуло в эту дверь? – неожиданно спросила девушка. Одежда неприятно липла к телу, да и становилось прохладно. Однако, раздеваться, как гриффиндорец она не была намерена. Она вообще не должна была тут находиться.

-----> Пустой кабинет на четвертом этаже

Отредактировано Aurеlie de Jussieu Rouvie (2013-08-17 21:31:42)

+1

77

10 января 1997, с 16-00 до 19-00. Переход по сюжету.

Чего ради за ней потащился Малфой, она не знала. Шла себе и шла к гобелену с вытканным чумазым колдуном в широкополой шляпе, чтобы встретиться с Лавандой, ее гриффиндорской... кем? приятельницей? Нет, лучше информатором.
Как вдруг откуда не возьмись появился Малфой. Да еще и в сопровождении Крэбба и Гойла.
Уже привычный затуманенный взгляд Драко сегодня сменился настойчивостью, и у Панси неприятно засосало под ложечкой, едва она допустила мысль, что может быть объектом этой настойчивости.
Но сначала она все же надеялась, что все обойдется: их холодный нейтралитет и едва ли не демонстративное игнорирование друг друга было единственной формой взаимодействия, возможной после того разговора перед балом.
Поджав губы, Панси чуть ускорила шаг, чтобы оторваться от бывшего жениха и его свиты, стараясь не оглядываться на долговязую фигуру в черном позади. Негромкая просьба, скорее, приказ, подождать его, не остановили ее. И прошла еще целая минута, прежде чем она поняла, что эта просьба-приказ относилась к однокурсникам, а не к ней.
Это-то и взбесило ее.
Паркинсон резко развернулась и, уперев руки в бедра, недовольно посмотрела на Малфоя. Однако слова не шли с языка, и она продолжала мерять его взглядом, пока он медленно подходил к ней, невозмутимый, с этой своей решительностью в глазах.
Он сейчас меня убьет, отчего-то подумалось Панси, но эта бредовая мысль тут же пропала.
Уолрик с гобелена смотрел на нее с издевкой.
Тишина давила на уши, даже возня Крэбба и Гойла, оставшихся в добрых полкоридора позади, практически не была слышна. Воздух как будто сгустился и Панси сглотнула, пытаясь сохранить достоинство. Она не должна говорить первой, никак не должна... однако Малфой точно не начнет.
Он остановился в трех шагах и спокойно смотрел на нее, как будто стоять в тиши коридоров было для них самым привычным делом, особенно после полного игнорирования друг друга.
- Ты что-то хотел? - Панси постаралась вложить в голос львиную долю сарказма, но не пресупела. На последних словах голос дрогнул, выдав ее неуверенность, граничащую с испугом.
И где мерлинова Пьюси носят дракклы, когда он так нужен в сияющих доспехах и на белой кобыле, с тоской подумала Панси, впиваясь взглядом прямо в светлые глаза Малфоя и представляя себя василиском, который точно умел о себе позаботиться в подобной ситуации.
- Хотел поговорить.
Только усилием воли Паркинсон удержала челюсть на месте.
- Поговорить? Мы вроде бы все прояснили. О чем теперь разговаривать, я даже не представляю, - нервно ответила она, когда поняла, что Малфой не шутит.
- Прекрати вести себя как испорченный ребенок. Прекрати смотреть на меня, как на врага. Я тебе не Поттер, чтобы кривиться в моем присутсвии.
Несмотря на идиотские требования, апломбу Драко можно было только позавидовать.
- Прекратить? - взорвалась Паркинсон, которую сбили с толку эти претензии. - Да я и есть испорченный ребенок! И не нуждаюсь в обществе еще одного испорченого мальчишки.
- Конечно, теперь тебе пришла охота развлекаться с романтическими персонажами вроде нашего Пьюси, - в тоне Малфоя послышался гнев.
Панси прищурилась.
- Хоть бы и так. Зато ты свободен. Полностью! Разве не этого ты хотел? Так получи и оставь меня в покое!
- Не оставлю, пока мы не придем к компромиссу. Меня не устраивает то, что между нами происходит, - Малфой определенно злился: только этим Панси могла объяснить тот факт, что он использовал словосочетание "происходит между нами". До этого момента она была уверена, что подобные выражения являются табу в семье Драко.
- Да какая тебе разница?!! - она совсем потеряла голову из-за внезапно нахлынувшей обиды.
Подскочив к Малфою, она остановилась так близко, что могла бы укусить его за нос, встань на цыпочки.
- Тебе и вовсе должно быть все равно! Между нами ничего не будет больше! Да и ничего не было, наверное! Твоей семье нет до меня дела, твоя мать меня ненавидит, да я даже тебе не нравлюсь!..
Задыхаясь, она резко закрыла рот, в шоке от того, что только что сказала. За этот год она совсем разучилась держать язык за зубами, и это пугало ее до дрожи в пальцах.
Она пошла на разрыв с Малфоем, уступив его Астории, наладила деловые отношения с гриффиндоркой Браун, не может промолчать о своих истинных чувствах... Что дальше?
Увлеченная своими безрадостными мыслями, она не расслышала, что ей ответил Драко, и переспросила, поднимая голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
- Я сказал, нравишься. Ты мне нравишься, - ровно, как умственно отсталой, повторил он.
В горле у Паркинсон пересохло.
- Мне нужно побыть одной. Ты можешь оставить меня? - откуда столько горечи во рту? И почему так хочется расплакаться?
Ей хотелось, чтобы Малфой ушел... К тому же, сюда вот-вот должна подойти Лаванда Браун, не хватало еще, чтобы Малфой устроил сцену перед ней.

офф. Для экономии времени мы с Драко решили отписать в соавторстве.

+3

78

Его слова Паркинсон сокрушают. Он видит это сразу же, для этого не нужно ни присматриваться, ни искать какие-то малозаметные признаки - еще мгновение назад Паркинсон хорохорилась и готова была показать ему, где гриндилоу зимуют, и вот она уже вся сама не своя и дышит так глубоко, как будто пробежалась вокруг квиддичного поля.
Только его это не радует и удивляет. Удивляет ее более чем странная реакция. Если бы он знал Панси хуже, то решил бы, что она собирается разрыдаться.
От этого и ему становится не по себе.
- Не могу, я же уже сказал тебе. Оставлю в покое только после того, как мы придем к согласию, - игнорирует он ее жалкие попытки уйти от разговора. - И что тебя заставило так нервничать в моих последних словах?
Панси молчит, только смотрит на него широко раскрытыми блестящими глазами. Против воли, его эта нелепая ситуация тоже начинает нервировать.
- Прекрати вести себя так, будто я разбил твои мечты. Мы вполне можем продолжать общение, - деланное спокойствие хорошо ему удается и на этот раз. Малфой чуть понижает голос, потому что слышит шаги в коридоре за спиной Паркинсон, а ему вовсе ни к чему, чтобы кто-то стал свидетелем происходящего.
Когда он видит Лаванду Браун, то едва может подавить ухмылку: Браун бродит вокруг восьмого этажа, будто ей тут медом намазано. Ищет приключений, не иначе.
С другой стороны, то, что она снова оказалась здесь, на этот раз явно не следуя за ним, успокаивает его относительно прошлого раза: дело определенно не в слежке.
Дебильноватого вида кот гриффиндорки - по мнению Малфоя, все животные красно-золотого факультета несли на себе отпечаток личности хозяев - бежал впереди нее, потрясая своими жирными пушистыми ляжками. Это животное выглядело настолько непривлекательно, что Малфоя брезгливо отступил на шаг, приноравливаясь пнуть глупую скотину, если она подойдет ближе, но, видимо, Браун была настороже.
Отозвав своего котяру скакими-то глупыми словами, Лаванда оглядела и его и Паркинсон, а затем удалилась вместе с питомцем.
Малфой закатил глаза, не желая комментировать, однако не мог не обратить внимания, как оживилась Паркинсон... как будто ее что-то отвлекло от мыслей о нем.
- Тогда давай договоримся и ты пойдешь, - чересчур бодро для сокрушенной еще минуту назад начала Панси. Наверное, ей и правда не терпелось избавить себя от его общества, и это уже становилось неприятным - Малфой терпеть не мог навязываться. Конечно, его ждали и его собственные дела - например, Шкаф, для чего он и притащил на восьмой этаж Крэбба и Гойла. обеспечивая себе охрану,  - но теперь делом чести для него стало немного поупрямиться.
- Во-первых, - завел он, растягивая гласные, - ты не ответила на мой предыдущий вопрос. Я допускаю, что тебя отвлекло появление Браун и ее мохнатого чудовища, и что внимательность никогда не была твоей сильной стороной, однако начать предлагаю именно с этого. Итак, что же такого в моих словах?
Щеки Паркинсон чуть порозовели, что означало, что его оскорбление достигло цели. Но Панси это пошло только на пользу: следы непролившихся слез исчезли окончательно, в глазах появилось что-то вроде боевого задора.
- Я просто удивлена, что тебе может нравиться кто-то кроме тебя самого, - без труда она вернулась к его вопросу.
- Учитывая, что мы должны были пожениться и прожить вместе все оставшиеся годы, было бы странно, не находишь, если бы я допускал это в отношении человека, несимпатичного мне? - Малфой фыркнул, наблюдая за реакцией бывшей невесты.
Ее ледяная маска не дрогнула даже при упоминании их женитьбы - Паркиснон возвращала себе утраченное спокойствие с космической скоростью.
- Звучит убедительно. Видимо, ты слишком редко говорил мне об этом, - очень спокойно произнесла она и пожала плечами, как будто тема не заслуживала дальнейшего внимания. - Могу я услышать "во-вторых"?
- Во-вторых, я предлагаю перестать игнорировать друг друга. Это выглядит смешно, нелепо и доставляет всем определенные неудобства, так как мы старосты, - уловка стара как мир, ведь Малфой знал, как много для Панси означает ее назначение, но ему было некомфортно, когда Паркинсон отворачивалась от него с самым надменным видом. Приходилось признать, что ее - казавшееся ему слишком навязчивым - участие было ему весьма приятно в прошлом семестре.

+3

79

Будь на месте Малфоя кто либо другой, Панси бы уже давно или ревела в три ручья, либо заколдовала противника в жабу. Но Малфой есть Малфой, а потому, почти против воли, Паркинсон вынуждена была собраться, как собирает прославленный в прошлом полководец остатки своих войск, чтобы двинуться на превосходящего противника и погибнуть в бою.
Именно гибнущей в бою она себя сейчас и чувствовала. Малфой не давал ей уйти от избранной им темы, не давал даже намека на то, что она может победить в этом словесном поединке.
Нет, для Панси не было секретом, что для Драко нет ничего святого (и уж точно нет ничего святого в том, что касается лично ее, Паркинсон!), но она не ожидала, что он осмелится упомянуть об их разорванной помолвке буквально пока раны еще не заросли.
Задыхаясь от возмущения, она постаралась сдержать все внешние проявления эмоций и, кажется, это ей вполне удалось. Школа жизни имени Салазара Слизерина хорошо выдрессировывала своих учеников.
Однако то, с какой небрежностью и холодным прагматизмом Малфой поясняет свои слова о симпатии, ей неприятны.
Будучи честной, Панси стоило бы признать, что она предпочла бы, чтоб Драко заключил ее в страстные обьятья и наградил страстным лобзаньем... На худой конец, просто поцеловал бы вместо этого рационального и циничного пояснения. Когда он ТАК поясняет свою симпатию, она резко обесценивается, вот чего он, видимо, не усек, не ожидая от Панси романтичных стремлений.
Впрочем, Панси и сама от себя подобных романтичных инстинктов не ждала, а вот на тебе...
- Мне казалось, - подражая его тону, манерно и вместе с тем небрежно говорит она, - что на Балу мы порешили, что игнор - это лучший выход в нашей ситуации. Тихий, мирный игнор, при котором мы не доставляем друг другу никаких неприятностей. Ты уделяешь внимание малышке Астории, я тоже не отказываю себе в развлечениях.
В горле Паркинсон пересохло, едва она вспомнила о поцелуях с Пьюси на балу. Оставалось только надеяться, что деревенский румянец во всю щеку скроет полутьма коридора.
- Ах, прости, кажется, Гринграсс не понравилось то, что ты уделял слишком много внимания на балу неким полукровкам. Извини, не могу тебе посочувствовать - ты получил то, за что боролся, - подпустила едкую шпильку Паркинсон, размышляя над тем, а насколько прошедший бал понравился Малфою. - Впрочем, как хорошо, что милую Асторию мог утешить Блейз, не так ли?
Она с легкой улыбкой уставилась прямо на Драко.

+2

80

Как говорится, садишься завтракать с Темным Лордом - не забудь длинную ложку. Стоило только Драко чуть-чуть пересечь черту, как Паркинсон молниеносно отвечает залпами из всех бортовых орудий.
Малфой с интересом слушает, что дражайшая Персефона имеет ему сказать на этот раз - помнится, в прошлый раз он получилновую информацию об Астории. Впрочем, сообщать ему кое-что новенькое о сестричке Дафны, кажется, вошло у Панси в привычку.
Он легко пожимает плечами, отгоняя от себя мысль о том, а что он на самом деле чувствует, услышав о Блейзе и Астории. Забини наследил везде - и Гринграсс, и Турпин...
- Польщен, что ты так тщательно отслеживала мои перемещения на балу. Мне-то казалось, что ты собиралась посвятить себя Пьюси без остатка, но, оказывается, и моя скромная персона не осталась без внимания.
Нельзя показывать Паркинсон, что его задевает хоть что-либо из того, что она говорит. Нельзя показывать ей, что его задевает ее демонстративное игнорирование. Нельзя показывать ей, что его задевает, с какой легкостью она теперь улыбается Пьюси и сияет, как начищенный галеон, едва тот улыбнется в ответ.
- И кстати, о полукровках. - Что им двигает, он и сам не знает. Возможно, хорошие воспоминания, возможно, свои представления о чести, возможно, на мгновение ему показалось, что он должен кое-что Паркинсон.
- Так вот, о полукровках, - через небольшую, едва заметную паузу сообщает он, - не связывайся с Турпин.
Паркинсон выгибает бровь с таким видом, будто он ей только что, по меньшей мере, сообщил, что женится на Лизе.
- А то что? - довольно агрессивно спрашивает она.
- Просто не связывайся, - как можно убедительнее отвечает Малфой. Вдаваться в подробности ему не с руки - объяснять Панси, что Лиза Турпин вовсе не примерная девочка с Рейвенкло, слишком сложно. Да и поверит ли Паркинсон, что староста самого умного факультета - сумасшедшая? Скорее, Малфой желает вернуться к прежней теме.
- Ну так что, ты услышала меня? Оставим игнорирование и вс эту детскую возню в прошлом? - нетерпеливо спрашивает он, потому что Крэбб и Гойл уже принялись нетерпеливо перетоптываться дальше по коридору.
Паркинсон смотрит на него, склонив голову на бок. С точки зрения Малфоя, это решение не стоит таких длительных раздумий, но он терпеливо ждет, хотя и уверен в ответе Панси, как ни парадоксально, после их пикировки.
Неизвестно, сколько продолжалась бы эта комедия, если бы не появление нового действущего лица.

+1

81

Выручай - комната >>>>

Все что не случается все к лучшему. Довольно сомнительное утверждение, по мнению Браун. Она не хотела вступать вновь в Отряд Дамблдора, считая это самоубийством, но из-за стечения обстоятельств теперь ей просто было стыдно сказать другим, что она не согласна. Хуже всего то, что Рон даже не поздоровался с ней. Он и в принципе делал вид, что ее как будто не существует. Тогда есть ли смысл возвращаться обратно? Ее отсутствие все равно ни на что не повлияет. Девочки и так прекрасно справятся. А делать вид, что ничего не произошло, она не может. Всякий раз, при виде Уизли ее внутри что-то разрывает, разрезая и готовясь вырваться наружу.
Гриффиндорка вновь смотрит на хронограф. Время встречи подошло пять минут назад, поэтому чуть ускорив шаг, Лаванда идет дальше по коридору туда, где они с Паркинсон должны были встретиться.
«Надеюсь, она избавилась от него, а иначе мне придется не только придумывать историю, почему я оказалась на этом этаже и вновь пришла туда, где они стояли,  отводя их от мысли, что отряд снова собирается, но еще и умудриться не проломить этому хорьку голову за то, что он не понимает, когда стоит оставить девушку одну», - размышляет Лаванда и заходя за поворот натыкается в буквальном смысле слова на двух верных спутников Малфоя.
- Неужели нельзя стоять в другом месте?! – прорычала она, потирая ушибленный лоб. – Стоите здесь как статуи горгульи! – гриффиндорка и сама того не ожидала, что встреча с Рональдом разозлит ее настолько, что она будет готова на то, чтобы проломить стену по имени Кребб и Гойл.
«До чего бездумные создания!», - мысленно добавляет она, и демонстративно отбросив выбившиеся вперед локоны назад, проходит дальше. Теперь останавливаться нет смысла, она выдала себя.
Малфой с Паркинсон по-прежнему разговаривают и это еще больше раздражает Браун. Из зависти, что хоть никакое-какое внимание он уделяет Персефоне, а тот же Рональд считает очевидным, что проще молчать. Устало выдохнув, Лаванда подзывает к себе книзла, который успел прицепиться к Гойлу и шипеть так, будто тот ему отдавил хвост.
- Грифф, ко мне! – командным тоном призывает вновь гриффиндорка. Идея прогуляться с питомцем ей кажется теперь не слишком удачной, хотя она бы даже позволила Гриффиу расцарапать им обоим лица или искусать, чтобы знали чего стоит стоять там, где не нужно. Фыркнув, книзл идет за девушкой. Не зря же она регистрировала его в Министерстве.
- Маалфой! – лучшая защита – нападение, как известно. И лучше вывести врага раньше, чем он успеет предпринять попытку сделать это первым. Поэтому гриффиндорка решается на отчаянный поступок, надеясь, что Малфой не выдержав ее общества, первый поспешит удалиться в Подземелья, где ему и место, подальше от нормальных людей, которые понимают намеки.  – Ты что же это до сих пор боишься ходить по замку в одиночестве? – Лаванда усмехается и бросает взгляд на Паркинсон. – Они с вами и на дежурства ходят?
Грифф вновь шипит, продвигаясь в сторону Малфоя, но не приближаясь ближе, чем на несколько шагов.
«И что это на него нашло?», - думает Браун, не понимая, почему книзл упорно старается защитить ее от слизеринца.
- Грифф, ко мне! – шипит на книзла Лаванда, но тот не реагируя, распушает свой хвост, готовясь атаковать слизеринца. - Ко мне, упрямое же ты создание!- вновь повторяет девушка, теряя терпение.
Наконец, книзл возвращается к ней, присаживаясь возле ее ног, но по-прежнему не сводя взгляда с Малфоя. Лаванда переводит на него свой взгляд, не припоминая, когда он вел себя столь же агрессивно по отношению к другим волшебникам. В голове всплывают слова Рональда о том, что Малфой Пожиратель смерти и девушка переводит на слизеринца подозрительный взгляд. Ей неприятно осознавать, что было проще просто пройти мимо, а нужно было создать непременно шум, чтобы вопросы, что она делает на восьмом этаже ушли сами собой, выстроить свою версию, в которую бы поверили все участники предстоящего представления.

+1

82

Неужели Панси рассчитывала хотя бы зацепить Малфоя словами о Забини? Весь ее отточенный яд скатывается по его невидимой броне, и улыбка Паркинсон медленно исчезает, когда в ответ он отпускает комментарии о неожиданности ее внимания к своим делам.
Это Панси злит: как же так получилось, что она клятвенно пообещала себе никогда больше не показывать Драко, что он ее хоть на пл кната интересует, и так бесславно прокололась спустя несколько дней.
И поэтому, будучи вновь раздраженной, она ничего не отвечает.
Как оказывается, не зря,  потому что буквально тут же Малфой предупреждает ее, чтобы она не лезла к Турпин.
Она - к Турпин! Как будто может быть что-то общее у нее, Персефоны Паркинсон, и этой полукровки с факультета зануд.
И все же это предупреждение как поисковое заклятье, направляет внимание Панси на старосту Рейвенкло, хоть ты тресни. И Панси знает, что Малфой не падок на предостережения, и до этого момента ни разу не слышала, чтоб он советовал что-то подобное кому бы то ни было, и по хорошему надо бы его послушаться, ведь не будет же Малфой просто так...
Но все это суть голос разума, а Панси Паркинсон, как не скрывай, управляют импульсы. Страсти.
И она чувствует, как любопытство, агрессивное и жадное, вцепляется в мимоходом оброненное предостережение Драко. Впрочем, он явно не желает пояснять что либо еще: Панси прекрасно знакома с этой его интонацией и с этой упрямым движением челюсти. Это означает, что он принял решение и будет стоять на нем вечно.
И она раздумывает, как бы выяснить половчее у него, что там не так с полукровкой, пока он предлагает ей мировую. Мировую, идти на которую ей не больно-то хочется: так же, как интонации Малфоя, она прекрасно знает и то, что стоит ей согласиться поддерживать нейтралитет, как уже через месяц она снова будет носиться вокруг него, исполняя любые требования и беспокоясь по мелочам.
А еще ей нравится, что Драко в кои-то веки ждет ее ответа, и она поиспытывала бы его терпение еще некоторое время, если бы не вмешательство проведения в лице Лаванды Браун.
Гриффиндорка выглядела порядком раздраженной, только Паркинсон не могла пока понять, было ли это вызвано ее опазданием на встречу или столкновением со слизеринцами второй раз за вечер.
- Маалфой! Ты что же это до сих пор боишься ходить по замку в одиночестве? Они с вами и на дежурства ходят?
Браун намекает на Крэбба и Гойла, с которыми столкнулась чуть дальше, а вот ее любимец явно намного сильнее обеспокоен самим Драко.
Паркинсон из-за плеча повернувшегося к гриффиндорке Драко делает большие глаза: ей настолько редко приходилось прогонять Малфоя, что она буквально не умеет этого делать.
А еще ей вовсе не хочется вступать в перепалку с Браун. Ей хочется спровадить поскорее Малфоя, затем перекинуться с Браун новостями и пойти к себе в спальню, чтобы обдумать всю полученную информацию. Поэтому она молчит, надеясь, что Лаванда не станет намеренно провоцировать Драко на затяжной скандал.

+1

83

Начало игры.
И вновь поправить складки на одежде, на мантии такой чёрной как воронье крыло, с ярко - красными отличительными знаками факультета. Джинни даже не думала о другом факультете, не думала о ярко - желтом хаффлпаффе, лазурно - синем Рейвенкло, а мысли о изумрудно - зеленом Слизерине даже не проскакивали у Джинни в голове.
Джинни была в своих мыслях, они все сейчас будто бы жили в своём сознание, в своих мечтах и мыслях, скорее всего это всё из-за окружающей обстановки пропитанной тайнами и недосказанностями. Из-за отсутствия обычного распорядка, из-за всего. Как и все, Джинни пыталась отвлечься от всех проблем, которые нависали над Хогвартсом. Пыталась не думать о событиях двухнедельной давности, о нападении Пожирателей на невинных детей, о страхе и ужасе в их глазах, страшных заклинаниях, летающий по "Трем Метлам" как команда Гриффиндора по квидичу на соревнованиях... Все эти события круто меняли жизнь Джинни, она стала замечать, что она все реже и реже выпускает палочку из рук.
И что сейчас думать? Какие выводы делать? Или не делать. Просто принять и не спрашивать лишнего, а зачем? Скорее всего то что скажут ей не понравится, но и вслух она ничего сказать не сможет. Не тот характер, не тот случай.
Джинни не спеша прогуливалась по коридорам Хогвартса. Здесь было тихо, и эта тишина, придающая некий мистицизм, действовала как-то успокаивающее. Джинни сейчас не хотелось ничего делать, ни о чем не хотела думать и вообще ничего не хотела решать. Джинни хотела увидеть Гарри, хотела поговорить с ним. Но в присутствии этого гриффинлдорца Уизли терялась и не знала, что говорить. Но Джинни понимала Поттера: не легко быть Избранным, не легко быть человеком, который должен осуществить Пророчество, хоть и ценой своей жизни. Из-за этого Джинни хотела проводить с Гарри больше времени. Она сама была во власти Темного Лорда, пыталась бороться с ним, но ее попытки не увенчались успехом. И пусть во власти этого волшебника она оказалась не по своей воли, но от этих ужасных воспоминаний у Джинни мурашки пробегали по спине.
Рон рассказывал, что Шляпа предлагала Гарри Слизерин. Джинни редко думала о том, что было бы, поступи он туда. И это мысль заставляла вспоминать про красно - золотой факультет Гриффиндор,  про честных и благородных людей, выходящих из него; про болотисто - зеленый Слизерин, чьи волшебники изворотливы и ядовиты, подобно змеям; про мудрых и спокойных рэйвенкловцев, которые так похожи на собственных талисман; про трудолюбивых хаффлпаффцев, которые, как раньше казалось Джинни, никогда не унывают. И все таки, мы все правильно сделали, что выбрали Гриффиндор. Или это Гриффиндор выбрал нас, как палочки выбирают своих хозяев?
Джинни уже была готова выйти из-за очередного поворота, когда впереди услышала голоса. Уизли остановилась на полушаге, прислушавшись. Нет, она не любила подслушивать, это было слишком низко по ее мнению. Но просто сейчас Джинни не хотелось ни с кем разговаривать, а уж тем более, спорить. Мелькнувшая впереди розовая ленточка в волосах, слишком яркая и слишком розовая, Джинни догадалась, что перед ней Лаванда. Уизли не любила розовый, не понимала, как Лаванда может каждый день таскать на себе столько ленточек, бус и колечек.
Она знала Лаванду довольно хорошо и понимала, что чтобы вывести эту гриффиндорку, нужно постараться. Уизли выглянула из-за угла. Перед Браун стояли Паркинсон и Малфой, старосты Слизерина. Ох, не лучшую же ты выбрала компанию для общения, Лаванда... Джинни облокотилась на стену коридора. Она не спешила выходить, поэтому слушала разговор гриффиндорки и слизеринцев. Но если ей нужна будет помощь, а в этом Джинни была уверена, то она непременно поможет. Потому что кто знает, как ведут себя слизеринцы в темных коридорах, один на один с жертвой...

+1

84

Может, Паркинсон бы ему что и ответила. Может, она и хотела ответить. Ну хоть как-то подать знак, что услышала и приняла к сведению его слова о Турпин. Может.
Однако появление Браун приводит к тому, что все летит к гиппогрифам под хвост - эту блондинистую дурочку просто как магнитом на него тянет, думает Малфой, отлично помнящий свое столкновение с Лавандой в ноябре. Как раз где-то здесь, неподалеку.
И когда Браун открыввает рот, Малфой даже жалеет, что наложил на нее Обливиэйт - помни она об их стычке, авось и помалкивала бы.
Но все это мечты, когда имеешь дело с гриффиндорцами - молчать этот вид индивидов не может даже под угрозой смерти.
Книззл Браун и вовсе агрессивен.
Драко брезгливо делает шаг назад от гриффиндорки с ее животиной.
- Браун, держи свою тварь подальше от нас, - перед лицом Браун Малфой неосознанно связывает себя и Паркинсон. - Может, у него блохи или какая-то животная инфекция.
Судя по всему, девчонка без ума от своей кошечки, раз таскает ее за собой по всему замку, а ничего умнее Малфой так сразу и не придумал. Ему нужно было хотя бы минуту времени, и нападение на книззла дало ему возможность напрячь мозг.
- И это говорит ведьма, которая не может дать своему Бон-Бончику ни шагу ступить без нее, - театрально восклицает Малфой, неприятно ухмыляясь и имея в виду выпад гриффиндорки в отношении Крэбба и Гойла. - Где же Уизли?
Он оглядывается по сторонам, нарочито, преувеличенно, заглядывает в нишу за доспехами, почти доходя до угла коридора, ведущего к лестницам, как будто и правда там может оказаться Уизли.
И когда он заглядывает за угол, то его удивлению нет предела, потому что за поворотом стоит Уизли. Правда, девчонка Уизли, но Малфой не слишком преуспел в различении рыжеволосых отпрысков предателей крови.
На миг он даже теряет дар речи, а когда приходит в себя, мысленно обещает себе, что больше никогда не будет искушать судьбу, призывая на свою голову кого-то с гриффиндора.
Мерлин знает, что его вообще толкнуло на это фиглярство, но появление подкрепления Лаванды выбивает его из колеи.
- Твою... Уизли! - выдыхает он. Девчонка стоит себе тихонечко, может, она вообще была тут с начала его разговора с Паркинсон?
Это неприятная мысль - Малфой вовсе не желает, чтобы о его социальных затруднениях было известно на враждебном факультете. И уж тем более он не хочет навлечь таким идиотским образом неприятности на голову Лизы Турпин потому что считает, что уже сделал достаточно, представив ее тетке...
- Пришла взять у Браун пару уроков того, как достать понравившегося тебе парня? Поющие валентинки больше не помогают? - как там говорится, лучшая защита - нападение? Так вот Малфой собирается не дать гриффиндоркам даже шанса на то, чтобы организоваться и попытаться ему ответить. В идеале, он считает, они должны немедленно сбежать. Обе. Немедленно. Да и Паркинсон пора бы оставить его общество.
Сам же он уходить с этажа не намерен - у него есть дела в Выручй-комнате.

+2

85

Когда чувствуешь горячее покалывающее прикосновение округлой формы металла к коже ладони, на лице ненадолго вспыхивает улыбка. В этот момент, самый волнующий момент в твоей жизни у тебя всегда появляется надежда на лучшее, ощущение того, что еще не все потеряно и многое можно изменить. Кажется, что и эти свинцовые тучи, густеющие в огромном небе Хогвартса, можно развеять в мгновение ока. И как бы, с одной стороны, не были абсурдны все эти мысли - они приносят в жизнь некий смысл, заставляющий двигаться дальше и бороться за свою свободу.

Возможно, Чжоу никогда не узнала бы о возможном возрождении Отряда Дамблдора, если бы не Мариэтта. После неприятного случая с разоблачением орденцев, произошедшего год тому назад, мисс Чанг убрала свой зачарованный галлеон как можно дальше, в надежде показать подруге, как ценна Чжоу дружба с ней; увы, выкинуть монету она не смогла, ибо в ней соприкасались вместе все самые хорошие моменты ее жизни. Как недавно оказалось, Мари и сама не была готова распрощаться со светлыми воспоминаниями, поэтому хранила свой галлеон в кармане. Понимаете? Ежедневно, на протяжении года, она носила его в кармане мантии, в надежде, что он когда-нибудь снова потеплеет и покажет сообщение о новой сходке, на которой мисс Эджком сможет впервые рассказать всю правду о ее предательстве, о сыворотке правды и многих подобных нюансах, пережитых ею в такие тяжелые времена. И что же? Этот момент настал. Чанг и без того не ожидала узнать о возрождении Ордена - уж слишком безумной казалась эта мысль. Но все же услышать эту новость, от_Мариэтты, в купе с вышеописанным признанием - что ж, кажется этот день стал первым днем в жизни азиатки, в который она испытывала не только попеременно сменяющуюся тоску и апатию, но и такую эмоцию, как удивление. Со всей гордостью можно заявить, что день удался.

Свой галлеон Чжоу нашла в большом чемодане, в котором привезла в школу свои вещи. Он хранился в небольшом кармашке; стоило взять его в руку, как тут же почувствовалось приятное покалывание. Да, Грейнджер, пожалуй, это лучшее твое изобретение. Не пришлось долго раздумывать над тем, идти или не идти на собрание. Они твердо решили с Мариэттой отправиться на сходку и реабилитировать подругу всеми силами; все же, она несправедливо получила столько унижений и недоверия со стороны учеников Хогвартса за год и Чжоу поддерживала ее все это время, как могла.

Первоначально они договорились встретиться в гостиной и вместе отправиться в Выручай-комнату, но в самый последний момент профессор Флитвик вызвал Чанг к себе и Мари пришлось идти одной. Безусловно, девушке было тревожно за нее, но делать было нечего. Да и терять, кстати, тоже. Декан Когтеврана позвал Чжоу к себе по совсем пустяковой причине - он хотел прояснить что-то про результаты последней контрольной. В итоге, высвободившись из переполненного книгами кабинета профессора, когтевранка тут же направилась на пятый этаж, представляя себе, как сильно она опаздывает. К тому же ее в быстром темпе стучащее сердце, пару раз споткнулось на месте, от одних мыслей о том, что могло уже произойти с Мариэттой на момент ее отсутствия. Вдруг ее не приняли орденцы?

Завернув за очередной угол (а в замке их немало), поглощенная своими мыслями девушка не сразу заметила нескольких учеников, стоящих в коридоре. И, надо признать, она второй раз за день была странно удивлена, хотя и не выказала на своем лице ни одной лишней эмоции. Браун, Уизли, Малфой, Паркинсон. Два гриффиндорца и два слизеринца. Позвольте угадать, чем они тут занимаются? Уж точно не обмениваются друг с другом различными способами плетения макраме. Было нетрудно уловить между ними напряжение, густо распространяющееся по всему помещению со скоростью света. Особенную боеготовность можно было заприметить у книзла Лаванды, так неприязненно вперившего взгляд в Малфоя и странно пофыркивающего.

- Что здесь происходит? - Чжоу была, так сказать, нейтральной стороной среди собравшихся здесь, быть может она сумеет разрешить неприятную стычку? Даже если ее и нет, она обязательно будет. Чанг обвела студентов пристальным взглядом, выжидая ответа на свой вопрос, хотя, по сути, он не даст ей ничего.

Отредактировано Cho Chang (2013-10-11 23:39:52)

0

86

Лаванда продолжает сверлить взглядом Малфоя. Только Мерлин мог знать, какие мысли крутились у нее сейчас в голове, так как вряд ли слизеринцы обладали способностью к ментальной магии. Единственное, что смущало Браун, так это поведение Гриффа.  Но Малфой был безобиднее хорька. Ну что он мог сделать? Задеть словом? Ха и еще раз ха! Грифиндорка с поразительным упрямством верила в то, что он не может причинить вреда. Разумеется, если бы она помнила об их встречи в ноябре, то предпочла бы поскорее уйти и ни в коем случае не приближаться к психованному наследнику Пожирателя смерти. Но она не помнила, а поскольку ей была нужна Паркинсон, чтобы навсегда расквитаться со Слизеринским Принцем и не иметь ничего общего более с ним она с особым рвением старалась заставить его уйти с дороги. 
- Из всех собравшихся инфекция только у одного тебя! – разозлилась девушка, когда ее питомца оскорбили. – «Какого дементора ради, ты его не оставила в Гостиной?» - сверля взглядом Паркинсон думает Браун. – Разжижение мозга! – вновь выкрикнула она в сторону Малфоя. – «Арррр как же ты меня бесишь!».
Равновесие Лаванда теряла со скоростью света. Сжав руки в кулаки, она была готова одним взглядом снести зазнавшемуся слизеринцу голову.
Ее выпад в сторону Малфоя по поводу Крэбба и Гойла был отбит ловко и задел самое больное, что было весьма логично. Если слизеринец знает, что тебе дорого, то он будет давить именно на это.
Драко театрально восклицает. Неприятная ухмылка на его губах заставляет Лаванду закатить глаза и сжать губы в тонкую линию, выражая крайнюю степень раздражения.
- Встретимся перед отбоем в туалете Плаксы Миртл, - шепотом проговаривает Браун Паркинсон, стараясь говорить настолько тихо, чтобы ее не слышали дружки Малфоя и он сам, хотя тот удачно увлечен поисками Рона. Лаванда вновь закатывает глаза, - надеюсь, ты оставишь его в Гостиной, иначе нашему уговору придет конец. – На выдохе добавляет она и поворачивается, когда слышит удивленное  восклицает завидев Уизли.
«Рон? Какого соплохвоста…» - злиться Лаванда и буквально краснеет от своего возмущения. Но обернувшись, она видит Джинни. – «Это просто смешно! Всех магнитом сюда что ли притянуло?!!!»
- Мааааааааааааалфой! – Вопит уже Лаванда. – Заткни свой рот, иначе я за себя не ручаюсь! – Заслышав вновь укол в свою сторону, и выхватывает палочку. – «Levicorpus» - мысленно проговаривает она. – Хорек!
«К дементору уговор! Не намерена я терпеть его идиотские выпады в свою сторону! Хоть трижды будь проклят Малкольм, все равно Парвати дома и ей ничего не грозит, пока что, а дальше разберемся». 
Появление в коридоре Чанг не вызвало у Лаванды успокоение, ее раздражало все. План летел к книзлу под хвост. Да не обидится Грифф за столь грубое упоминание, но Браун провела рукой по лицу, понимая, что вот-вот сорвется окончательно.
«Мерлин и зачем я только вышла из Госиной!» - думает она.
- Привет Чжоу, происходит то, что некоторые личности думают, что им разрешено оскорблять других только лишь потому, что у них нет личной жизни, и они понятия не имею, что значит любить и быть любимым. – Бросив на Малфоя гневный взгляд, чуть спокойнее говорит девушка. – «Да Малфой, получай! Блохасто-инфекционный ты  хорек!»

+1

87

И вновь все покатилось в очередном витке знакомой кутерьмы: Малфой грызся с гриффиндорцами, откуда-то появилась Чанг, Уизли, Поттер...
Стоп. Не было Поттера, да и Уизли была не той, кого привыкла видеть Панси задирающей Малфоя.
Паркинсон с интересом наблюдает за тем, как раздраженный и взъерошенный Малфой карает Браун за внезапное появление, и с едва заметным извинением улыбается той, когда однокурсник отворачивается. Право слово, она не виновата в том, что у Драко такой характер, а Лаванда сама навлекла на себя неприятности.
И нечего теперь так орать, думает Панси, морщась от эффекта, производимого голосовыми связками Браун.
- Встретимся перед отбоем в туалете Плаксы Миртл, надеюсь, ты оставишь его в Гостиной, иначе нашему уговору придет конец, - шепчет Лаванда, но Панси только неопределенно качает головой. Ей не очень-то по душе, что Браун ставит ей условия: ситуция изменилась, и она не уверена, что ее вообще интересует, чем занимается Малфой, когда будто пропадает из замка.
С другой стороны, такие сведения лишними не будут, к тому же она думает, что это вполне себе интересует Пьюси. Паркинсон не идиотка, поэтому осторожные расспросы Эдриана на балу не прошли для нее незамеченными... На миг она дже взвешивает мысль, а не предупредить ли Драко, что им интересуется Пьюси, но пока решает не вмешиваться.
- Меньше драматизма, - шепчет она в ответ Лаванде, пытаясь разобраться, что там Малфой устроил с рыжеволосой гриффиндоркой. Появление Чанг Панси даже не удивляет: сегодня этот коридор, видимо, самое популярное место для прогулок.
-...Привет Чжоу, происходит то, что некоторые личности думают, что им разрешено оскорблять других только лишь потому, что у них нет личной жизни, и они понятия не имею, что значит любить и быть любимым.
Голос Лаванды снова отвлекает Панси и она оборачивается, с неприязнью думая, что речь идет о ней. Через долгие две секунды до нее доходит, что, скорее всего, Браун имела в виду Малфоя, и резкая отповедь чудом удерживается на ее языке, сменяясь дежурным оскорблением.
- Если ваша возня с Уизли претендует на звание любви, то ты - единорог, Браун. А тебе, Чанг, стоит держаться от Браун подальше, она сегодня неадекватна. Видимо, из-за переизбытка любви в организме. Хотя тебе не помешала бы доза.
А что, Чанг она тоже не любит, стоит только вспомнить, как на когтевранку одно время смотрел Малфой.
Паркинсон неоригинально разворачивается на каблуках и идет к Малфою, все еще увлеченно болтающемуся под потолком.
- Finite Incantatem. Драко, пойдем. В этом фан-клубе Поттера нам делать нечего. Патрулирование закончится через полчаса, и я хочу поскорее оказаться в кровати.
Она демонстративно берет Малфоя под руку, как если бы в их отношениях все было безоблачнее, чем в лучшие времена, и отказывается признать, как сильно ее задела тупая фраза Браун о любви.

+2

88

Итак, увлекшись выяснением, какого нюхлера Уизли забыла в коридоре, Малфой совершенно забывает, что за его спиной разгневанная и психованная гриффиндорка, уязвленная одновременно в оба своих слабых места - и в отношении несчастливой романтической истории, и в отношение своего блохастого питомца.
И эта ошибка дорого обходится Драко.
Впрочем, не так дорого, как она могла бы обойтись ему, скажем, увлекись он посторонними вещами на тренировке у тетушки Беллы.
И Малфой все же почти привык проигрывать и пропускать заклинания, а потому это неизвестное и неожиданное проклятие от Браун не лишает его душевного равновесия. Ну разве что совсем немного.
Покачиваясь под потолком, подобно переросшей омеле, Малфой медленно разворачивается ко всей неадекватной компании. Крэбб и Гойл спешат к нему, но Драко резонно предполагает, что у них уйдет некоторое время на то, чтобы расколдовать его. От прочих в этом коридоре он помощи не ждет - впрочем, он и не торопится.
- Двадцать баллов с Гриффиндора, Браун, за нападение на старосту. Мог бы снять и больше, но что с тебя взять, если ты не умеешь дискутировать и предпочитаешь сразу же хвататься за палочку. - Он отбрасывает с лица полы мантии, предполагая, до чего нелепо это смотрится, но тона не меняет. - Приготовься к отработке.
Ужасно обидно, что все это происходит на глазах подошедшей Чанг, но это не те мысли, на которых Малфой концентрируется. Намного сильнее его волнует то, как он спустится - очевидно, что примени он Finite, падать ему головой прямо на каменный пол...
Впрочем, старую добрую Паркинсон это явно не беспокоит.
Она ничтоже сумнящись оканчивает действие брауновского проклятия и, едва Малфой встает, знакомым жестом собственицы прихватывает его локоть с таким видом, как будто собирается оставить его себе в вечное пользование.
Он не обращает внимание на ее щебетание, с интересом разглядывая присутствующих. Чанг, Уизли, Браун...
Как-то подозрительно. Что все эти девчонки делают в одно и то же время аккурат перед отбоем в одном и том же месте?..
- Драко, ты в порядке? - пыхтящий Гойл успевает добраться до него первым. Гойл менее сообразителен и спрашивает при всех то, что не следует. Малфой решает подробно высказать Грегу свои претензии чуть позже - какого дракла они топтались там, у лестницы, пока его унижала тупая блондинка? Если он говорит "безопасность", он имеет в виду "безопасность". И она не ограничивается только пререканиями с Поттером и Уизлем...
Впрочем, мысль о Поттере и его закадычном дружке-магглолюбце Малфоя неожиданно успокаивает - мелькнувшее было подозрение, что гриффиндорки и когтевранка собираются на собрание своего прошлогоднего кружка, исчезло. Представить, что Армия Дамблдора вновь действует и без своего предводителя, для Малфоя, индивидуалиста с ярко выраженным стремлением к власти, оказалось невозможным.
- Я не собираюсь уходить, - внятно отвечает он Паркинсон, сверля взглядом Браун. - Вот-вот время, в которое еще дозволяется бродить по замку, закончится, и тогда я лишу каждую из них еще десятка баллов. И их старосты даже не поймут, что произошло с их часами.

+3

89

Начало игры.

- Твою... Уизли! - возопил Малфой. - Пришла взять у Браун пару уроков того, как достать понравившегося тебе парня? Поющие валентинки больше не помогают?
- Твою то... Малфой! - выпалила я и сама обалдела от свой наглости. Дерзить Малфою я еще не пробовала и мне это определенно начинало нравиться. - Уроки Браун мне не требуются. Да и поющие валентинки не в моем стиле. Но раз ты так хорошо в них разбираешься, может подскажешь, какие лучше купить?
Пока Малфой размышлял над ответом, в коридоре появилась Чанг.
- Что здесь происходит? - поинтересовалась она.
Дальше я почти не слушала. Взаимные оскорбления надоедливой подружки брата со слизеринцами не представляли для меня интереса. 
Ого. А Браун, оказывается, умеет колдовать. Правда проклятье слабовато и исполнение на троечку, но попытка определенно защитана. – подумала я, когда Малфой взмыл к потолку и был явно обеспокоен, смогут ли подоспевшие прихвостни благополучно спустить его с небес на землю.
А вот Паркинсон похоже знает что делать. Надо отдать ей должное, Finite Incantatem выходит у нее с блеском. Суета вокруг Малфоя похоже доставляет ей удовольствие.
- Я не собираюсь уходить, - произнес Малфой, сверля взглядом Браун. - Вот-вот время, в которое еще дозволяется бродить по замку, закончится, и тогда я лишу каждую из них еще десятка баллов. И их старосты даже не поймут, что произошло с их часами.
И тут мне в голову приходит план. Рука сама нащупала в кармане Порошок мгновенной тьмы, который я стащила у Фреда и Джоржда как раз на такой случай. Через несколько секунд коридор окутывает мрак. Видимость затруднена на несколько метров вокруг. В темноте Кребб и Гойл натыкаются на Малфоя и Паркинсон.
Интересно, сколько Малфой знает ругательств, - думаю я, и хватаю за руки Браун и Чанг, чтобы оттащить в сторону выручай-комнаты.

Еще Один Оффтоп|Да ну его

ОФФ и P.S.: ребята, только не бейте. Мне показалось, что это наилучший выход из сложившейся ситуации. Вы итак очень долго проторчали в коридоре.

Согласно п.п. 9.2." Сообщение пишется от третьего - реже первого - лица в прошедшем времени (реже настоящем)." ваш пост соответствует Правилам. DM

Отредактировано Ginevra Molly Weasley (2013-11-04 22:55:56)

+2

90

Ну до чего некоторым вредно падать на голову!
- Ты просто воплощение коварства, - фыркнула Паркинсон, продолжая тянуть Малфоя за рукав: если он сам не соображал, что заигрался в Великого Инквизитора, то кто-то должен был ему помочь, а рассчитывать на Крэбба и Гойла...
Додумать свою здравую мысль она не успела: темнота, пришедшая со стороны Уизли, накрыла коридор, ненвидимый старостой слизерина. Вцепившись покрепче в руку Малфоя, который неосмотрительно не избавился от баллста в виде Панси, она истошно завизжала, когда чье-то огромное сопящее тело (Крэбб? Гойл?) навалилось на нее, тяжело отдавливая топча ноги в школьных туфлях.
- Ты доволен? Доволен, пикси тебя покусай? "Я сниму баллы с каждой", - довольно похоже передразнила она Малфоя, размахивая перед лицом свободной рукой, что никак не улучшало ситуацию. Было так темно, как будто во всем мире больше не было света. Она не видела ни Малфоя, ни девчонок, ни собственную руку...
Еще пару раз попав по неустановленному однокурснику, Панси все же смогла отогнать его подальше, оберегая обувь и ноги, и, вытянув руку, пошла вперед, неуклонно таща за собой Малфоя, чьим мнением даже не поинтересовалась.
Когда ее пальцы коснулись шершавой поверхности каменной кладки стены, Паркинсон облегченно выдохнула: блуждание в кромешной тьме без ориентиров пугало ее сильнее, чем она могла бы признться. Ведя раскрытой ладонью по стене, она пошла вперед, не замолкая:
- Это наверняка глупый фокус из магазина Уизли. "Мгновенная темнота" или еще как-то похоже... Несмотря на запреты, эти розыгрыши все равно появляются в Хогвартсе регулярно... Наверняка остальные Уизли устроили целые склады под своими кроватями, - негодует она только для того, чтобы не оказываться вновь в тишине. Тишина и темнота одновременно - бррр!
Наконец эффект фокуса сходит на нет. Паркинсон выходит из облака непроницаемой черноты в привычный коридор, освещенный теплым светом факелов. Где-то там, за границей между светом и тьмой Крэбб, Гойл и все остальные.
- Кажется, Малфой приносит мне одни неприятности, - сквозь зубы бормочет Панси, разглядывая свежие царапины на туфлях.

офф. Я готова покинуть коридоры)

+4


Вы здесь » Harry Potter and the Half-Blood Prince » Основные помещения замка » Коридоры Хогвартса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC